RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Предсказание Сталиным перестройки с перестрелкой
9 июля 2019 г.

Предсказание Сталиным перестройки с перестрелкой

9 июля 1928 года вождь в речи на пленуме ЦК ВКП(б) впервые выдвинул тезис об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму.
«Кент» - резидент в Брюсселе
2 января 2014 г.

«Кент» - резидент в Брюсселе

5 лет назад скончался советский военный разведчик Анатолий Маркович Гуревич, который был одним из руководителей «Красной капеллы»
Основатель Новороссии
24 сентября 2019 г.

Основатель Новороссии

24 сентября 1739 года - день рождения Григория Александровича Потёмкина-Таврического (ум. 1791), русского государственного и военного деятеля, генерал-фельдмаршала.
Иван Кожедуб: слюнтяйская ложь и мужественная правда
8 июня 2016 г.

Иван Кожедуб: слюнтяйская ложь и мужественная правда

В день рождения великого летчика о нём рассказывает военный журналист, который лично знал трижды Героя Советского Союза
Севастопольская страда
10 сентября 2016 г.

Севастопольская страда

10 сентября 1855 года, после тяжелейших боёв, завершилась 349-дневная оборона Севастополя в ходе Крымской войны.
Главная » Подвиги в наследство » Паладин Сталина

Паладин Сталина

Без малого десять лет затем Каганович занимается сложнейшим комплексом столичных проблем. Прежде всего, как первый секретарь Московского областного, затем и городского комитетов партии, но и как полноправный член Политбюро ЦК ВКП(б). Это он первый пустил по нескольким маршрутам троллейбус, который в народе так и нарекли «Лазарем Кагановичем». Это ему принадлежит идея строительства метрополитена, с которой выступил ещё летом 1931 года. Главный коммунист столицы, что называется, дневал и ночевал на ударной стройке. И когда через пять лет ветка от Сокольников до Парка культуры была пущена, ни у кого не возникло сомнений, чьим именем следует назвать первое в стране метро – только Кагановича. Лишь через двадцать лет его поменяют на Ленина. Кстати, нынешняя станция «Охотный ряд» тоже носила имя Кагановича. Вообще его роль в реконструкции «пролетарской столицы» невозможно переоценить. Лазарь Моисеевич давал указания архитекторам, спорил с ними. Естественно, и дров наломал.

Из воспоминаний Ф.Чуева: «Прямо с трибуны Дома литераторов было сказано: Каганович нажал рычаг и сказал: «Задерём подол матушке-России!». Каганович говорил: «Какая ерунда! Первым Калинин сказал, что есть мнение архитекторов - строить Дворец Советов на месте храма Христа Спасителя. Щусев и Жолтовский говорили, что храм не представляет художественной ценности. Разве что народ собирал на него деньги. Но Щусев говорил, что храм бездарный. Представляли проект именно на это место. Я же предлагал на Воробьевых горах. Я лично сомневался. Скажу откровенно: я никогда не руководствовался в своей работе национальными мотивами. Я интернационалист. Я исходил из того, что это решение вызовет прилив антисемитизма. Поэтому я и сомневался и высказывал сомнения. Да и Сталин сразу не решился принять это предложение. Он выявлял мнения, колебался. Говорят, Киров это тоже поддержал. Я этого не знаю. Когда составили план, подписали: Сталин, Молотов, Каганович, Калинин, Булганин. Когда мы выходили, Киров, Орджоникидзе и я, я говорю: «Ну хорошо, все черносотенцы эту историю в первую очередь свалят на меня!» Киров хлопнул меня по плечу: «Эх ты! Я и не думал, что ты такой трусливый! Волков бояться - в лес не ходить!» Зря, зря, мы это сделали. Я это знал. Я был против этого дела. Не потому что такой уж святой... А просто я знал, чем это кончится».

28 февраля 1935 года Сталин назначает Кагановича на должность наркома путей сообщения, сохраняя за ним пост секретаря ЦК. Железнодорожный транспорт в огромной стране был не просто важен – он представлял собой самое «узкое место» народного хозяйства, катастрофически сдерживавшее экономический рост. Нужен был человек, способный заменить анемичного Андрея Андреева и сделать на транспорте революцию. Перебрав сотни кандидатур, Сталин понял, что лучше, как бы теперь сказали, менеджера, чем Каганович ему не найти. Прошу так же учесть, что в эти же годы Лазарь Моисеевич, образно говоря, не выпуская из рук паровозной ручки-регулятора, параллельно тянул на себе наркоматы тяжёлой, топливной и нефтяной промышленности!

И вот сейчас, ради исторической справедливости, я напишу следующее: даже если бы Каганович за всю свою долгую мафусаиловскую жизнь ничего больше для страны не сделал, то лишь за те годы, что руководил железнодорожным транспортом, он достоин от советского народа памятника. Вы только вдумайтесь, читатель, в эту потрясающую информацию. В тридцатых годах пассажирские поезда ходили с многочасовыми опозданиями, а грузовые составы вообще сутками задерживались. Уже через год новый нарком добился чёткого и бесперебойного движения поездов по всей необъятной стране.

Когда грянула война, встала фантастически невероятной трудности задача: перебазировать за Урал промышленный и культурный потенциал – заводы, фабрики, учреждения, библиотеки, музеи, картинные галереи, миллионы людей с их нехитрым скарбом. Для этого понадобились сотни тысяч железнодорожных вагонов, паровозов, локомотивных бригад. И они нашлись в нужном количестве! Мне не встречались в документальной литературе жалобы на нехватку того, другого и третьего. Скажу больше. Задолго до образования Центрального штаба партизанского движения, Каганович сколотил, быстро выучил и отправил в тыл врага более сотни мобильных партизанских ячеек, среди которых был известный Константин Заслонов со своими сослуживцами-железнодорожниками.

Из воспоминаний Ф.Чуева: «В доме литераторов недавно был аукцион плакатов двадцатых-тридцатых годов. На одном плакате какой-то зачуханный интеллигент говорит: «Дадим пять тысяч перевозок!» А над ним стоите вы в железнодорожном кителе: «Не пять тысяч, а семьдесят пять тысяч!» - «Врёт, восемьдесят тысяч вагонов! То, что мы перед войной накопили – это чудо! Как НКПС, железные дороги, четыре года войны не получая ни одной тонны рельсов, не получая мостовых ферм, металла, цемента, шпал, мог прожить? Откуда? А потому что мы накопили резерв! Огромный! Я его во как держал! На меня наступали: «Дай! Дай!» Я не давал ничего. А когда эвакуация была, мы вывезли заводы, вдоль фронта, вдоль границы выхватили это, жили за счет ремонта, жили за счет накоплений. Из-за этих накоплений по мобрезервам были споры. Деловые споры, это неизбежно, иначе и не могло быть».

В 1943 году Каганович получает золотую медаль «Серп и Молот». Тем же указом звание Героя Социалистического Труда было присвоено сразу 127 железнодорожникам и военнослужащим железнодорожных войск. В этом указе многое было впервые: и столь многочисленное награждение, никогда после не повторённое, и присвоение звания Героя Соцтруда обычным труженикам, а не наркомам и главным конструкторам, и появление Героев Соцтруда - женщин: машинист паровоза Е.М.Чухнюк, дежурная по станции А.П.Жаркова и стрелочница А.Н.Александрова. Кроме того, это было первое присвоение звания Героя людям, которые не создавали оружия. Думается, вполне заслужено.

…В молодости я учился в Винницком железнодорожном техникуме. Завуч Александр Захарович Ермаков нам рассказывал: «При Кагановиче пассажирские поезда стали ходить с немецкой точностью. Ещё бы: за опоздание в несколько минут без уважительной причины бригада машинистов могла угодить за решётку. Впрочем, так было и в послевоенные годы. Скажем, тех железнодорожников, которые нарушали форму одежды, наказывали и рублём, и в административном порядке – элементарно на гауптвахту сажали».

Мой старший товарищ, известный публицист Анатолий Аграновский поведал такой случай. Понадобилось ему написать материал к 50-летию Московского метрополитена. Встретился с руководством, которое заявило: «За все годы существования нашей организации не было случая, чтобы какой-то объект не вступал в строй точно в назначенный срок». Это, дескать, заведено ещё Лазарем Кагановичем. Аграновский, естественно, не поверил байкам и месяц рылся в архивных документах, чтобы уличить начальство. И установил-таки, что однажды, накануне войны, метростроевцы всё же опоздали на сутки с вводом эскалатора на одной из столичных станций. Это было настоящее «ЧП»: на складе прорвало трубу, горячая вода залила лакированную обшивочную фанеру, она вздулась и сутки ушли на доставку новой.

- Ты же понимаешь: без такой детали,- подытожил Анатолий Абрамович,- мне ведь никто не поверил бы, что у нас в стране, при нашей повальной расхлябанности, возможна подобная строгая точность в работе. Но как тебе Лазарь Моисеевич!

А так, что мы по сию пору не можем превзойти масштабов его деятельности. Боюсь, что и в ближайшем будущем нам это не грозит. Так далеко умчался паровоз сталинского железного наркома, на котором он надеялся сделать «в коммуне остановку». Хотя при Лазаре Моисеевиче по стальным магистралям бегали паровозы «ФД» и «ИС» (Феликс Дзержинский и Иосиф Сталин). Об электровозах он мог только мечтать, а о «сапсанах» и мечтать не мог. Не существовало при нём ни железобетонных шпал, ни бесстыковочных рельсов. Но и по деревянным шпалам он сумел подвести стальные нити практически к любому более менее приличному населённому пункту. Даже за полярным кругом. Не было возможности проложить широкой колеи, кидал узкоколейку, как к моему родному райцентру Ямполь. Со времён Советского Союза стальная сеть страны и сообщение по железной дороге только сокращаются, как шагреневая кожа. Вот уже и в мой любимый Алексин на электричке не поедешь…

Вместе с тем справедливо и то, что во время так называемого «большого» террора мой герой участвовал в рассмотрении «списков» - перечней лиц, репрессированных с личной санкции верхушки ЦК. Каллиграфическое «Каганович» обычно третье или четвёртое факсимиле стоит на 189 списках, по которым были осуждены и расстреляны несколько тысяч человек. Это как раз тот случай, когда написанное пером, не вырубить никаким топором. В своем докладе на февральско-мартовском пленуме ЦК ВКП (б) 1937 года Каганович высказался за необходимость новых репрессий не только в наркомате путей сообщения, который он возглавлял, но и в советском обществе в целом. По его словам: «На железнодорожном транспорте мы имеем дело с бандой оголтелых разведчиков-шпионов, озлобленных растущей мощью социализма в нашей стране и применяющих поэтому все средства изуверской борьбы с Советской властью. Вредительство мы имеем в проектировании. Это дело самое сложное, самое трудное. Я потом вам расскажу, как можно тут раскрывать. Я считаю, что Турксиб построен вредительски. Караганда - Петропавловск Мрачковским построена вредительски. Москва - Донбасс строилась вредительски. Эйхе - Сокол строилась вредительски. И всё же мы не докопались до конца, мы не докопались до головки шпионско-японо-немецко-троцкистско-вредительской, не докопались до целого ряда их ячеек, которые были на местах. И тут вредны слезы по поводу того, что могут арестовать невинных». И тут, как говорится, без комментариев. Хотя, конечно, понятно, что героическое и трагическое в те времена ходили рядом. Нам их соседство никогда не понять.

Сам Лазарь Моисеевич говорил по поводу репрессий: «Приходилось утверждать смертные приговоры, вынесенные судом. Все подписывали, а как не подпишешь, когда по всем материалам следствия и суда этот человек - агент или враг? Были допущены ошибки, и не только Сталиным, но и всем руководством, но это не может затмить того великого, что было сделано Сталиным. Мы, конечно, виноваты в том, что пересолили, думали, что врагов больше, чем их было на самом деле. Я не выступаю против решений партии по этому вопросу. Ещё и потому, что были у нас внутренние враги. Очень много было. Вам этого не понять. «Пятая колонна» была у нас. «Пятая колонна» была. Если бы мы не уничтожили эту пятую колонну, мы бы войну не выиграли. Мы были бы разбиты немцами в пух и прах»…

В 1942 году Каганович назначен членом Военного совета Северо-Кавказского, Закавказского фронтов. Участвовал в обороне Кавказа. 4 октября 1942 года командный пункт Черноморской группы войск под Туапсе, на котором находился ЧВС, разбомбили. Несколько генералов погибло на месте, а нарком был сильно ранен осколком в руку.
Пройдёт много времени и этот сталинский апостол по всем статьям обойдёт своих соратников по мыслимым и немыслимым позициям. И проживёт дольше всех, и в партии пребудет дольше всех, и шишек разных ему достанется больше всех. Ему многое припомнят и практически вычеркнут из истории, как древнеегипетского фараона Эхнатона. Но никто и никогда не вспомнит, что Лазарь Моисеевич был единственным членом сталинского Политбюро, который натурально пролил свою кровь в борьбе с ненавистным фашизмом.

К концу войны член ГКО Л.Каганович стал отходить на мирные хозяйственные должности. В том числе, и поэтому стал терять доверие вождя. Сталин всё реже встречался с Кагановичем. Не приглашал его на вечерние трапезы. После XIX съезда Лазаря Моисеевича в состав расширенного Президиума ЦК и в Бюро ЦК избрали, но в отобранную лично Сталиным «пятерку» наиболее доверенных он впервые за долгие годы не вошёл. Сильно переживал охлаждение к нему вождя. Как раз этот период жизни моего героя описан в книге А.Авторханова «Загадка смерти Сталина». Якобы Каганович бурно протестовал против преследования евреев. Даже предъявил Сталину ультиматум с требованием пересмотреть «дело врачей». Более того, изорвал в клочки свой членский билет Президиума ЦК и швырнул их Сталину в лицо. Вождя поразил апоплексический удар: он упал без сознания.

Страницы:  «  1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 февраля
вторник
2020

В этот день:

Авиаконструктор Марат Тищенко

18 февраля 1931 года родился Марат Тищенко, Герой Социалистического Труда. Он участвовал в разработке, наземных и летных исследованиях, внедрении в серийное производство и обеспечении эксплуатации практически всех отечественных вертолетов марки Ми и их модификаций.

Авиаконструктор Марат Тищенко

18 февраля 1931 года родился Марат Тищенко, Герой Социалистического Труда. Он участвовал в разработке, наземных и летных исследованиях, внедрении в серийное производство и обеспечении эксплуатации практически всех отечественных вертолетов марки Ми и их модификаций.

За время, когда Марат Николаевич руководил предприятием, были созданы и внедрены в серийное производство и эксплуатацию: модификации вертолета Ми-24 (Д, В, Р, К, ВП, ДУ), являющегося в настоящее время основным боевым вертолетом Российской армии; основной вариант и модификации вертолета-амфибии Ми-14; тяжелый транспортный вертолет Ми-26, являющийся самым грузоподъемным серийным вертолетом в мире; боевой вертолет Ми-28; средний транспортно-десантный вертолет Ми-38 и другие.

Дублер Гагарина - Нелюбов

18 февраля 1966 года погиб летчик-истребитель Григорий Нелюбов, дублер Гагарина. Парню катастрофически не везло: при отборе кандидатуры первого космонавта, Хрущеву не понравилась фамилия, в другой раз - выпил с ребятами пива, и нарвался на патруль...

Дублер Гагарина - Нелюбов

18 февраля 1966 года погиб летчик-истребитель Григорий Нелюбов, дублер Гагарина. Парню катастрофически не везло: при отборе кандидатуры первого космонавта, Хрущеву не понравилась фамилия, в другой раз - выпил с ребятами пива, и нарвался на патруль...

 

В истории космонавтики есть немало случаев, когда кандидаты на космический полёт проходили полную подготовку, получали самые высокие оценки на государственных испытаниях, но в космос по разным причинам так и не поднимались. Это относится к членам первого отряда космонавтов Ивану Аникееву и Валентину Филатьеву, Ирине Прониной, дублировавшей Светлану Савицкую, Екатерине Ивановой, Елене Доброквашиной, военным журналистам из газеты «Красная звезда» Александру Андрюшкову и Валерию Бабердину и другим. Многие из них, не получив путевку в космос, восприняли это как глубочайшую душевную травму и вскоре умерли – кто от сердечного приступа, кто от онкологии. Но, пожалуй, самой драматической оказалась судьба Григория Нелюбова, который считался космонавтом № 3 и был дублёром Юрия Гагарина. Он погиб на земле 18 февраля 1966 года при обстоятельствах, которые до сих пор до конца не прояснены. Имя Нелюбова было на десятилетия вычеркнуто из истории. Лишь недавно документалисты Роскосмоса создали фильм «Он мог быть первым. Драма космонавта Нелюбова». В преамбуле к нему сказано: "Он был вторым дублером Юрия Гагарина, но в космос не полетел. Он был целеустремленным, честолюбивым, волевым, сильным человеком. Григорием Нелюбовым восхищались академики Келдыш и Раушенбах, называли своим другом Юрий Гагарин и Павел Попович. Космонавта высоко ценил Сергей Павлович Королев. Летчика морской авиации капитана Григория Нелюбова должен был узнать весь мир. Однако с 1963 года кадры, запечатлевшие космонавта, исчезли из кинохроники и документальных фильмов. Его изображение ретушировалось на фотоснимках, а имя Нелюбова было вычеркнуто из списка отряда космонавтов. Почему это произошло?" Формирование отряда советских космонавтов относится к 1959-1960 годам. Специальная комиссия из трёх с половиной тысяч кандидатов-летчиков отобрала для собеседования 350 абсолютно здоровых, опытных, дисциплинированных военных пилотов. На медицинское обследование отправили 200 из них, в отряд зачислили всего двадцать человек. А к первому полету готовили только шестерых космонавтов. Но из-за спешки (на пятки, как говорится, наступали американцы) пришлось сосредоточить все усилия на тренировке троих – Юрия Гагарина, Германа Титова, Григория Нелюбова. Полковник Анатолий Утыльев, который в 60-х годах прошлого столетия был комсомольским работником в Звездном городке, рассказывал мне, что Нелюбов был едва ли не всеобщим любимцем в Центре подготовки космонавтов. Все знали и его красавицу-жену Зину, которая работала техническим секретарем в отряде. Это была великолепная пара. Они семьями дружили с Гагариными и Поповичами. Видимого соперничества между космонавтами первой тройки не было. Но, конечно, каждый хотел быть первым. И все трое были практически на одинаково высоком уровне подготовлены к полету. Нелюбов поначалу даже несколько выделялся. Рассказывают, когда главе государства Никите Хрущеву представили кандидатуры, тот сказал: "Нелюбов не может быть первым космонавтом. Вот если бы он был Любовым..." Возможно, таким образом, окончательный выбор пал на Юрия Гагарина, а Титов и Нелюбов стали его дублерами. Причем Титов - первым, а Нелюбов - вторым, видимо, сыграло свою роль замечание Хрущёва. В начале апреля 1961 года, за девять дней до исторического старта, все трое записали в Доме радио обращение к соотечественникам. Но в эфир, естественно, пошло только гагаринское. После полета Гагарина 5 мая 1961 года космонавта запустили и американцы: Алан Шепард совершил суборбитальный полёт по параболической траектории продолжительностью меньше минуты. СССР ответил рекордом: первый дублер Гагарина - Герман Титов провел на орбите 25 часов 11 минут и совершил свыше 17 оборотов вокруг Земли. - В ноябре 1961 года, - рассказывал мне полковник Утыльев, - должен был лететь Нелюбов - на многосуточное пребывание в космосе. Но кто-то вышел на Хрущева с инициативой другого рекорда: совершить групповой полёт, причем, послать в космос интернациональный экипаж. Таким образом, Нелюбова обошли чуваш Андриан Николаев и украинец Павел Попович, которые в полетном списке значились под четвертым и пятым номерами. А потом появились разведданные (которые впоследствии не подтвердились) о том, что американцы собираются нас переплюнуть, послав в космос женщину. Срочно стали готовить Валентину Терешкову. Нелюбов опять был отодвинут. Нервное напряжение сказалось на медицинских показаниях. Отклонения - незначительные, но в 1963 году медики настояли на отправке Нелюбова в отпуск. И это привело к неожиданной жизненной катастрофе. - В отпуске Григорий не находил себе места, - вспоминала впоследствии жена космонавта Зинаида Ивановна. - Однажды к нему зашли стажеры Отряда космонавтов лётчики Иван Аникеев и Валентин Филатьев, с которыми он раньше служил. В Звездном никакого спиртного не продавалось, и ребята пошли на станцию Чкаловская в буфет - выпить по паре кружек пива. Там к ним "прицепился" комендантский патруль. И пошло-поехало... Как потом выяснилось, начальник патруля оказался непробиваемым служакой. Когда Нелюбов показал ему удостоверение космонавта СССР, у офицера комендатуры с особой силой взыграло уставное рвение. На следующий день на стол начальника Центра подготовки космонавтов Каманина лег рапорт о "нарушении дисциплины" Нелюбовым, Аникеевым и Филатьевым. Павел Попович, будучи секретарем парторганизации отряда космонавтов, тут же созвал партсобрание и дал «принципиальную партийную оценку поведению Нелюбова». И хотя за Григория вступились Гагарин, Титов и некоторые другие космонавты, генерал Каманин, вероятно, не мог проигнорировать позицию партийного руководства отряда. Нелюбов, Аникеев и Филатьев были отчислены из Центра подготовки космонавтов и отправлены в отдаленные гарнизоны. Роль Поповича, который считался другом Нелюбова, в данном случае мне не очень ясна. Сошлюсь лишь на цитату из Википедии (справочник Интернета): "По некоторым данным, Нелюбов был отчислен из отряда космонавтов несправедливо — по настоянию секретаря парторганизации отряда космонавтов Павла Поповича". Мне известно и то, что космонавты и их партийные лидеры не были святошами и ханжами. Например, космический "долгожитель" Леонид Попов мне рассказывал, как им на орбитальную станцию во время многомесячного полета тайно передали на грузовом корабле пару стограммовых бутылочек коньяку. Когда станция зашла на "теневую" сторону Земли, они с Валерием Рюминым выпили. В невесомости это не так просто. И алкоголь действует по-особому. В общем, у одного из космонавтов подскочило давление. В ЦУПе забеспокоились, собирались даже прекратить полет. Пришлось "нарушителям дисциплины" во всем признаться. И никакого партсобрания, никаких отчислений из отряда. Сам Каманин в своем дневнике рассказал случай, когда Юрий Гагарин в состоянии легкого подпития прыгнул с третьего этажа и сильно повредил бровь. Было это накануне партсъезда, где космонавт должен был выступать. Но в таком виде на людях показаться было нельзя. И выступление срочно перепоручили Титову. Опять же никаких партийных вмешательств не последовало. Так что Нелюбов в списке "нарушителей" оказался избранным. Какая-то есть тут странность. Столько вложить в подготовку космонавта, сделать его суперпрофессионалом в этом деле - и изгнать из-за эпизода, который в принципе выеденного яйца не стоит? Непонятно. Несостоявшегося космонавта отправили не куда-нибудь, а в Приморский край, в самую глушь (и это тоже свидетельствует о чьем-то неравнодушном отношении к Нелюбову). - Военный городок - несколько деревянных домов - стоял в первозданной тайге, - вспоминала Зинаида Ивановна. - До ближайшего райцентра - 50 километров. Но Григорий не пал духом. Он принялся за службу с небывалым рвением. - Летал он, конечно, лучше всех нас, - вспоминает сослуживец Нелюбова подполковник Владимир Упыр. - Когда Григорий поднимался в небо, все сбегались смотреть. Он первым освоил новейшую машину МиГ-21. Участвовал в конкурсе по набору летчиков-испытателей в подмосковном Жуковском. Показал блестящие способности. Ему сказали: ты принят, готовься к переезду. Это окрылило Нелюбова. Каманин при отчислении обещал взять назад при хорошей службе. А Жуковский - это уже рядом со Звездным. Но опять кто-то перешел дорогу. Неожиданно Нелюбов получил извещение о том, что в подразделение летчиков-испытателей он не может быть принят по причинам не профессионального характера. Тогда Нелюбов поехал в Москву, рассказал всё Каманину, Гагарину. Те обещали помочь. В конце концов, договорились о том, что в феврале 1966 года организуют встречу Нелюбова с Сергеем Павловичем Королевым, который в своё время очень ценил Григория и мог в один миг решить судьбу космонавта. Но в январе 1966 года Королёв скоропостижно скончался во время срочной операции. Для Нелюбова это был двойной удар: вместе с Королёвым умерла последняя надежда на восстановление в Отряде космонавтов. Окончательно добило Нелюбова, видимо, то, что в те дни в газетах были опубликованы снимки, где Королёв был сфотографирован вместе с первой космической троицей. Только Нелюбова на фотографии уже не было. Григорий понял: он окончательно вычеркнут из истории. Через несколько дней труп Нелюбова нашли на обочине железной дороги. В книге «Космонавт № 1» Ярослав Голованов приводит выписку из рапорта о причинах смерти Григория Нелюбова: «В пьяном состоянии был убит проходящим поездом на железнодорожном мосту станции Ипполитовка Дальневосточной железной дороги». Родные Григория прибыли на похороны в поселок Кремово, где в местном Доме офицеров был выставлен гроб. По словам брата космонавта Владимира Нелюбова, тело погибшего до пояса укрывал красный ковер. Голова и руки были забинтованы, лица не было видно совсем. - Нам объяснили, что он погиб под колесами поезда, - вспоминает Владимир. - Но, думаю, это было не так. Мать, обезумев от горя, стала срывать с рук Григория бинты. А под ними - страшные ожоги. Разве появились бы такие ожоги, если бы он попал под поезд? Во время похорон летчики неоднократно мне говорили: «Ты можешь гордиться братом. Своей смертью он многим из нас спас жизнь». Пуговицы с мундира, частички останков и землю с могилы Гриши его жена Зина привезла в Запорожье и захоронила на Капустяном кладбище. Так появилась у Григория вторая могила - на родине. Как бы там ни было, но по сути блестящего офицера и отлично подготовленного космонавта погубили военные чинуши и ханжи с погонами. На запорожской могиле Нелюбова установлен гранитный памятник. На нем выбита надпись: «Летчик-космонавт СССР № 3, дублер Юрия Гагарина, капитан Григорий Григорьевич Нелюбов».

Реактивный ранец Андреева

18 февраля 1921 года зарегистрирована заявка изобретателя Александра Федоровича Андреева на портативный индивидуальный летательный аппарат.

Реактивный ранец Андреева

18 февраля 1921 года зарегистрирована заявка изобретателя Александра Федоровича Андреева на портативный индивидуальный летательный аппарат.

С.В. Голотюк, расследовавший судьбу этого величайшего для той поры изобретения, писал: «Изобретатель направил проект в Совнарком скорее в попытке получить материалы для осуществления своего замысла, чем в надежде его запатентовать. Заманчивые перспективы военного применения аппарата (в разделе "Назначение" Андреев писал: "На позиции с помощью аппарата можно делать воздушную разведку с большей безопасностью чем на аэроплане...целые воинские части будучи снабжены этими аппаратами (стоимость которых при фабричном производстве будет в несколько раз дороже винтовки) при наступлениях вообще и осаде крепостей минуя все земные препятствия могут перелететь совершенно свободно в тыл неприятеля" /12; л.11-12; пунктуация документа/), казалось бы, позволяли надеяться на благосклонное отношение правительства к изобретению.

Однако в Совнаркоме проект, как можно предположить исходя из небольшой разницы между указанными датами его регистрации, не рассматривался, а был сразу же перенаправлен по более подходящему адресу - в Научно-технический отдел Высшего Совета Народного Хозяйства, а то и прямо в КДИ.

Хроника дальнейших событий вкратце такова. На основании разгромного отзыва Е.Н.Смирнова, одного из двух экспертов, к которым обратился КДИ (второй отзыв - весьма сдержанный, хотя в целом положительный, дал Н.А.Рынин), заявка была отклонена. В июле 1925 г. изобретатель подал в КДИ новый, серьезно переработанный вариант заявки. Правда, как отмечено выше, переработка коснулась в основном изложения материала и не внесла в проект принципиально новых подробностей. После положительного отзыва эксперта Н. Г. Баратова и дальнейшей переделки текста 31 марта 1928 г. была подписана "Патентная грамота к патенту на изобретение" /12, л. 114/.

О результатах стремления Андреева осуществить свой проект на практике (о чем изобретатель упоминал уже в тексте, побывавшем в 1921 г. в Совнаркоме, и в заявлении от 18 февраля 1921 г.) толком ничего не известно. "

Маршал Тимошенко

18 февраля 1895 года родился дважды Герой Советского Союза Семен Константинович Тимошенко

Маршал Тимошенко

18 февраля 1895 года родился дважды Герой Советского Союза Семен Константинович Тимошенко

Родом он из села Фурманка Аккерманского уезда Бессарабской губернии (ныне Одесской области Украины), крестьянского происхождения.
В декабре 1914 призван в армию. Участвовал в Первой мировой войне, был пулемётчиком в составе 4-й кавалерийской дивизии на Юго-Западном и Западном фронтах. Награждён за храбрость Георгиевскими крестами трёх степеней.

С 1918 года в РККА. Командовал взводом, эскадроном, кавбригадой, кавдивизией. С августа 1933 г. — заместитель командующего войсками Белорусского, с сентября 1935 г. Киевского военных округов. С июня 1937 — командующий войсками Северо-Кавказского, с сентября 1937 — Харьковского военных округов. 8 февраля 1938 назначен командующим войсками Киевского военного округа с присвоением воинского звания командарм 1-го ранга. Во время Польского похода 1939 года командовал Украинским фронтом. В советско-финской войне 1939—1940 годов с 7 января 1940 г. командовал Северо-Западным фронтом, войска которого осуществили прорыв «линии Маннергейма».

Звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» командарму 1-го ранга С. К. Тимошенко присвоено 21 марта 1940 года за «образцовое выполнение заданий командования и проявленные при этом отвагу и геройство». 7 мая 1940 года назначен на должность Народного комиссара обороны СССР с присвоением высшего воинского звания —- Маршал Советского Союза.

На посту наркома обороны провел большую работу по совершенствованию боевой подготовки войск, их реорганизации, техническому переоснащению, подготовки новых кадров (потребовавшихся вследствие значительного увеличения численного состава армии), которая не была полностью завершена в связи с началом Великой Отечественной войны.
Во время Великой Отечественной войны командовал фронтами, был представителем Ставки Верховного командования.

После войны командовал войсками Белорусского военного округа.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии