RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Красные дипкурьеры
5 февраля 2016 г.

Красные дипкурьеры

5 февраля - Всероссийский день памяти дипкурьеров, погибших при исполнении служебных обязанностей
Удары возмездия по Берлину
7 августа 2018 г.

Удары возмездия по Берлину

7 августа 1941 года советская авиация начала бомбить логово фашизма
Дмитрий Овчаренко: 1 против 50
28 января 2016 г.

Дмитрий Овчаренко: 1 против 50

28 января 1945 года умер в госпитале от ран советский богатырь красноармеец Дмитрий Романович Овчаренко, который в бою с полусотней гитлеровцев отрубил топором головы двум офицерам, уничтожил гранатами 21-го германского солдата
Знаменосец Победы
5 мая 2018 г.

Знаменосец Победы

Последнее интервью генерала армии Валентина Варенникова
Гангутская слава
9 августа 2018 г.

Гангутская слава

9 августа - День воинской славы России в честь победы в Гангутском сражении в 1714 году — первой в российской истории морской победы русского флота под командованием Петра Первого над шведами у мыса Гангут
Главная » Подвиги в наследство » Подмосковный нокдаун

Подмосковный нокдаун

12 декабря 1941 года весь мир, затаив дыхание, слушал по радио сообщение Совинформбюро «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы».

Это была первая основательная заявка на то, что тогдашнему европейскому союзу, сколоченному Гитлером, СССР не сломить
Подмосковный нокдаун

В сообщении Совинформбюро говорилось: «С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву... До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои... 6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки были разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери».

 

Зимой 1941 года в Подмосковье наши войска впервые в массовом количестве захватили у противника военные трофеи, которые тут же стали успешно использовать в бою. В ходе битвы под Москвой в период с 16 ноября по 10 декабря 1941 года противник потерял 870 автомашин, 1434 танка, 575 орудий, 339 минометов, 5416 пулеметов и десятки тысяч автоматов и винтовок. Впервые перед нашими войсками возникла задача по утилизации и боевому использованию этих трофеев.
- До этого в Красной армии не было специальной службы, которая бы занималась сбором и оприходованием трофеев на поле боя, – рассказал мне член Международной ассоциации историков Второй мировой войны, доктор исторических наук полковник Юрий Рубцов. - В тыловых структурах армий имелись эвакоотделы, которые занимались в основном перемещением в тыл отступающих войск собственной техники. В ходе Московской битвы, когда противник бросал на полях сражений большое количество вооружения и имущества, стало ясно, что эвакоорганы не готовы к решению такой задачи, как сбор трофейного оружия. Командирам соединений на первых порах пришлось создавать нештатные команды по сбору и эвакуации трофеев. Лишь 23 марта 1942 года было принято постановление ГКО "Об организации сбора и вывоза трофейного имущества и лома черных и цветных металлов". Им вводилась система трофейных органов снизу доверху со специальными частями и учреждениями. В соответствии с этим постановлением при ГКО были созданы Центральная комиссия по сбору трофейного вооружения и имущества под председательством маршала Советского Союза Семена Буденного и Центральная комиссия по сбору черных и цветных металлов в прифронтовой полосе под председательством Николая Шверника. В Главном управлении тыла сформировано Управление по сбору и использованию трофейного оружия, имущества и металлолома, а во фронтах и общевойсковых армиях - аналогичные отделы в составе 8-12 человек. В дивизиях - отделения трофейного имущества и сбора металлолома. Управлениям тыла фронтов и армий предоставлялось право привлечения местного населения и автогужтранспорта для организации сбора и вывоза трофейного вооружения, имущества и металлического лома, а также производить премирование командного и рядового состава подразделений, отличившихся в проведении сбора металлического лома, из средств, выделяемых Наркомчерметом и Наркомцветметом. Был установлен фонд премирования в размере 15% от стоимости отгруженного лома черных и 5% от стоимости отгруженного лома цветных металлов.

В дальнейшем в связи с расширением наступательных операций трофейная служба совершенствовалась и укрупнялась. В 1943 году при ГКО был создан Трофейный комитет во главе с Маршалом Советского Союза Климентом Ворошиловым. На фронтах и в армиях формировались все новые и новые спецчасти для вывоза трофеев в тыл. Например, железнодорожные эвакопоезда, в каждом из которых имелись команда из двухсот человек и двадцать мощных тракторов-тягачей. Они были оснащены также подъемно-такелажным и водолазным оборудованием. Формировались отдельные эвакоподъемные отряды для выполнения сложных подъемно-такелажных работ, особенно по извлечению затонувшей или застрявшей боевой техники.

В Московской битве впервые в истории наших Вооруженных сил началось массовое использование в боевых действиях трофейного вооружения, в первую очередь, стрелкового оружия.

- Начало войны, как известно, было связано с чрезвычайно большими потерями в личном составе и вооружении, – рассказал мне руководитель Института военной истории полковник Иван Басик. - Убыль вооружения в РККА за июнь—декабрь 1941 года составила: винтовок и карабинов — 5 547 000, пистолетов и револьверов — 454 100, пистолетов-пулеметов — 98 700, ручных пулеметов — 135 700, станковых пулеметов — 53 700, 12,7-мм пулеметов — 600. Поэтому в первых же контратаках бойцы и офицеры стремились пополнить свой арсенал оружием противника. И хотя впоследствии, когда войска были полностью обеспечены советским оружием, и руководящие документы стали требовать сдачи трофейных боевых средств, многие офицеры все равно стремились иметь в своем личном арсенале «нештатный» наган или «шмайсер».

Что касается бронетанковой техники врага, то она после Московской битвы наиболее интенсивно использовалась на Западном фронте, в тылу которого имелась довольно мощная промышленная база в Москве и Подмосковье, где велся ремонт трофейной матчасти.

На Западном фронте, кроме многочисленных отдельных боевых машин, действовали и целые подразделения, оснащенные трофейной техникой. Пик применения трофейной техники приходится на 1942-1943 годы. Для облегчения ее эксплуатации в войсках в это время были изданы: «Памятка по использованию трофейных немецких боевых и транспортных машин», «Руководство службы по использованию трофейного танка Т-III» и «Руководство службы по использованию трофейного танка «Прага».

Во ходе Московской битвы в составе Западного фронта было сформировано минимум два батальона трофейных танков, которые в документах значатся как «отдельные танковые батальоны литер «Б». Один из них входил в состав 31-й армии ( 9 Т-60 и 19 немецких, в основном Pz. Kpfw. III и Pz. Kpfw. IV), а другой — 20-й армии (7 Pz. Kpfw. IV, 12 Pz. Kpfw. III, 2 «Артштурма» (StuG III) и 10 чехословацких 38(t). Батальоном 20-й армии командовал майор Небылов, поэтому в документах он иногда называется «батальоном Небылова». Чуть позже в составе 33-й армии Западного фронта появилась 213-я танковая бригада, имевшая на вооружении 4 Т-34, 11 Pz. Kpfw. IV, 35 Pz. Kpfw. III.

Интересно, что какого-либо общего приказа или постановления ГКО о боевом использовании трофейного оружия не было. Командиры на местах сами принимали такое решение. В зависимости от количества исправной матчасти, данная техника действовала в составе отдельных рот или батальонов трофейных танков, создаваемых в инициативном порядке, а также включалась в состав штатных танковых подразделений Красной армии. Захваченные танки эксплуатировались до тех пор, пока хватало горючего, боеприпасов и запасных частей.

Достоверно известно также об использовании фашистских танков для создания советской техники. Например, СУ-76и —  советская самоходно-артиллерийская установка  класса штурмовых орудий устанавливалась на базе захваченных Красной армией немецких танков Pz Kpfw III. Индекс «и» в обозначении СУ-76и обозначает иностранную базу для самоходки. Машины этой марки серийно выпускались на Мытищинском машиностроительном заводе № 37. Производство СУ-76и было остановлено в конце ноября 1943 года, поскольку поток захваченных шасси немецких танков старых образцов к тому времени заметно сократился. Всего было выпущено 201 САУ СУ-76И, которые ввиду малочисленности и трудностей с запасными частями довольно быстро исчезли из Красной армии. В настоящее время сохранилось два экземпляра СУ-76и - один на открытой экспозиции Музея на Поклонной горе в Москве, второй - на постаменте в городе Сарны (Ровенская область, Украина).

Известно также немало случаев использования, особенно в целях ведения воздушной разведки, трофейных фашистских самолетов. А уж трофейные автомобили провезли наших бойцов через всю Европу. По данным Института военной истории, к концу войны из всего автомобильного парка Красной армии 9% (60 626 единиц) составляли трофейные автомашины.

За годы Великой Отечественной войны, по данным профессора Академии военных наук Владимира Ворсина, трофейная служба вывезла с передовой 24 612 танков и САУ, которых хватило бы для укомплектования 120 немецких танковых дивизий. 72 204 орудия, захваченных на полях сражений, могли бы составить артвооружение 300 пехотных артиллерийских дивизий. Кроме того трофейная служба собрала и отправила в тыл 6 008 285 тонн металлолома, в том числе 165 605 тонн цветного. Было отгружено 507 294 тонн лома, пригодного для производства черных и цветных металлов. Много это или мало, можно судить по тому, что для получения 1 тонны стали из чугуна необходимо было переплавить 25 тонн руды и израсходовать 2 тонны кокса. Для получения же 1 тонны стали из металлолома не требовалось ни руды, ни кокса, а лишь 690 килограммов металлолома, 460 килограммов чугуна и 80 килограммов флюса.

Сергей Турченко
12 декабря 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
четверг
2018

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии