RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Академия в тельняшке
10 февраля 2017 г.

Академия в тельняшке

190 лет назад 10 февраля 1827 года в Петербурге основана Военно-морская академия России.
Герой, оседлавший звук
20 февраля 2016 г.

Герой, оседлавший звук

20 февраля 1909 года родился Григорий Яковлевич Бахчиванджи, выдающийся советский летчик-испытатель, Герой Советского Союза
Виражи княгини Шаховской
17 ноября 2017 г.

Виражи княгини Шаховской

17 ноября 1889 года родилась первая в России женщина-военный лётчик, погибшая в пьяной драке
Равнение на подвиг победителей
22 февраля 2015 г.

Равнение на подвиг победителей

Речь верховного главнокомандующего Владимира Путина в Государственном Кремлёвском дворце на торжественном вечере, посвящённом Дню защитника Отечества
Памятник великому Маресьеву
19 ноября 2015 г.

Памятник великому Маресьеву

Региональная общественная организация «Бородино-2012-2045» начала формирование комитета по празднованию 100-летнего юбилея легендарного лётчика
Главная » Подвиги в наследство » «Красная звезда» и её штыки

«Красная звезда» и её штыки

Главной военной газете страны - 90 лет

В советские времена это была великая газета. Таких изданий в стране, как пальцев на руке, насчитывалось пять: «Правда», «Известия», «Комсомольская правда», «Труд» и «Красная звезда».
«Красная звезда» и её штыки

В народе ласково – «Звёздочка». Знаю, о чем пишу. Щедрая судьба даровала мне дюжину лет службы в штате главной военной газеты СССР. Она и стала моим главным жизненным университетом. А ещё обучаясь в академии настоящей, я познакомился с Давидом Иосифовичем Ортенбергом, возглавлявшим «Красную звезду» с первых дней Великой Отечественной войны. Даже многие годы находясь не у дел, он производил впечатление демонического человека – не зря же получил прозвище Давид Кровавый. Рассказывал: «Я на даче узнал о начале войны. Сразу же поехал к Мехлису и сказал ему: «Всех известных писателей надо собрать у нас, в «Красной звезде». В других изданиях они растворятся, а у нас будут как ударный кулак. И потом я писателей знаю: народ они разболтанный, а я их сразу в чувство приведу, не беспокойтесь». И привел. Всех в военную форму одел. Кроме Алексея Толстого, конечно. Но и тот с почтением всегда обращался: «Давид Иосифович, что прикажете?» А так и Эренбург у меня в гимнастерке ходил, и Шолохов, и Сурков, и Павленко. Да все. Форма, она очень человека дисциплинирует. Конечно, пример всем показывал Симонов. И по дисциплине, и по оперативности в работе. Равных ему в «Красной звезде», пожалуй, не было. Ну, мы с ним ещё с Халхин-Гола друг друга знали. Хотя я ему спуску тоже не давал. Это он уже потом, без меня стал в «Красной звезде» кум королю и сват министру. Отдельная стенографистка на него работала, дверь к главному редактору ногой открывал. А при мне субординацию чувствовал и не нарушал. Он и до сих пор со мной вежлив и почтителен».

Об этом мало кто знает, но генерал-газетчик, находясь на пенсии, объездил все места Советского Союза, где проходила его «славная боевая молодость». О всех своих «великих подчиненных» он написал несколько книг, практически уже в перестроечные времена, и я не скажу, что портреты известных писателей-краснозвёздовцев Алексея Толстого, Ильи Эренбурга, Михаила Шолохова, Петра Павленко, Константина Симонова, Алексея Суркова, Бориса Галина, Николая Тихонова, Всеволода Вишневского, Петра Трояновского, Николая Денисова такие уж кондовые и бледные выходили из-под его пера. Письмом Ортенберг, безусловно, владел, память у него была потрясающая, а как газетный организатор по советским военным временам - он вообще не имел себе равных. Иной вопрос, какой ценой генерал достигал своих целей. Он же хвастался перед коллегами числом смертей своих подчиненных и по этому критерию определял эффективность работы печатного издания! Я полагал, что это легенда, но Ортенберг подтвердил - так оно и было: «Тогда тоже газеты соперничали между собой. И если какой-то редактор вылезал не по чину, я его на место ставил всегда. А как же! Мы были воюющей газетой и обязаны были во всем держать лидерство, даже в человеческих смертях, как это вам ни покажется вздорным. Потому что вы все нас судите по сегодняшним своим меркам и представлениям. А ещё Ленин учил, что всякий политический деятель должен оцениваться по конкретно-историческим временам».

Другим великим краснозвёздовцем, с которым меня свела судьба, был Константин Симонов – выдающийся советский писатель и такой же общественный деятель. Как человек, писавший минувшую самую страшную в истории цивилизации войну, он вообще не имеет себе ровни в нашей стране, а, пожалуй, что и в целом мире. И по количеству, и по качеству, и по разнообразию написанного. Можно смело говорить и о другой оценке этого писателя. Капитализм за полтысячи лет существования выпестовал своего лучшего военного соловья Редьярда Киплинга. Социализм за семьдесят пять лет сделал то же самое, явив нам Симонова. Который куда более глубже, всестороннее Киплинга изучил, описал войну, как высшее и трагическое испытание человека. Просто потому, что она ему досталась не в пример страшнее и масштабнее, нежели британцу. И не одна. Константин Михайлович участвовал в боях на Халхин-Голе. Великую Отечественную прошёл от звонка до звонка, побывав на всех её фронтах. Буквально. С нашими солдатами протопал по землям Румынии, Болгарии, Югославии, Польши и Германии. Был свидетелем последних боёв за Берлин. В послевоенные годы он побывал в воюющих Китае, Корее, Вьетнаме. В мире нет журналиста, писателя, который мог бы похвастаться хотя бы половиной увиденного на войне и описанного Симоновым.

На мой вопрос, что для него «Красная звезда» ответил: «Главная газета в жизни. Я со многими изданиями сотрудничал в войну и после неё. Некоторые и сам редактировал. Но это всё равно, что бывать в различных странах мира. А родина у тебя одна. Вот и «Красная звезда» была и остаётся моей родиной. Правда, не всегда она была ко мне ласковой и благосклонной (при начальнике ГлавПУра Епишеве Симонова запрещено было упоминать в военных изданиях – М.З.). Но в том не газета – время виновато. А «Красная звезда» неподсудна».

Сколько людей могли бы присоединиться к этому признанию своего легендарного коллеги по военной газетной ниве? Сотни, тысячи, десятки тысяч? Увы, точной цифры уже никто не установит. Но по самым скромным подсчётам три дивизии краснозвёздовцев за 90 лет наберётся. Расскажу лишь о некоторых из них, с кем довелось в своё время служить плечом к плечу.

Генерал-лейтенант Николай Иванович Макеев. Три десятилетия возглавлял «Красную звезду». Был великим редактором и мудрейшим руководителем. Более таких я в своей жизни не встречал. Из четырёх государственных наград три коллектив редакции получил при Макееве. Он меня брал в штат.

Генерал-майор Андрей Иванович Бескоровайный в мою бытность возглавляя издательство и типографию. Как и Макеев, Бескоровайный - участник Великой Отечественной войны. Награждён двумя медалями «За отвагу» и тремя орденами Красной звезды. Автор трёх книг. Накануне юбилея звоню: «Андрей Иванович, на торжества в Центральный театр Российской Армии пойдёте?» - «Да посмотрю по самочувствию». Ну что ж, понять генерала можно. Девяносто шестой год идёт человеку. Старейший полиграфист страны, что даже Президент Путин отметил в юбилейном поздравлении. Два бывших заместителя Бескоровайного – полковники в отставке Арнольд Казьмин и Игорь Мазурик – мои закадычные друзья. Первый, уволившись, основал «Российскую философскую газету», выпустил несколько глубоко философских трудов. И… вдвоём с женой Тамарой пишут замечательные песни. А Мазурик Игорёша до сих пор трудится в издательстве главной военной газеты.

Пошёл на пятый десяток своей службы в «Красной звезде» и Виталий Иванович Мороз – мой первый редактор по отделу вузов. Вдобавок – земляк-виннитчанин. И ведь не просто человек протирает в редакции штаны, уповая на пенсионный возраст. Редактирует еженедельную «толстушку» в 24 полосы и пишет историю газеты! Его перу принадлежит и книга о другом нашем земляке – полковнике Владимире Михайловиче Житаренко. С курсантской скамьи ещё во Львовском политучилище Володя заботливо опекал меня в военной журналистике. Поэтому я по праву называл его учителем. Житаренко погиб 1 января 1995 года в 6 километрах к северо-востоку от Грозного. Пуля попала в левую сторону лица, прошла в грудную клетку, перебив жизненно важную артерию. Спецкор упал в нескольких метрах от БМД, экипаж которой в новогоднюю ночь находился на боевой позиции. Лучший поэт «Красной звезды» Юрий Беличенко написал: «На последнем своем привале,/ Поднимая стакан вина,/ Он сказал: «Позвоните Вале! -/ В Новый год дозвонюсь едва ли./ Людям праздник, а нам - война...»/ И друзей поздравил заочно,/ С кем делили и хлеб и бой/ В бесконечных «горячих точках»,/ В душной гари пороховой./ Мы по улицам побродили./ Не дрожала его рука./ Позвонить-то мы позвонили,/ Но что толку с того звонка?!/ Как заране узнаешь, братья,/ что назавтра придет беда,/ Что каким-то рукопожатьем/ Мы прощаемся навсегда./ Что уже не подставишь спину/ Подхватить его, унести.../ Валя, Валечка, Валентина!/ Если можешь - ты нас прости.../ Честь и мужество не уходят,/ Хоть и тяжко - а их неси./ Ведь такими, как был Володя,/ Всё и держится на Руси./ И всегда в поминальных списках/ Не пропащей ещё страны/ Есть военные журналисты,/ Не вернувшиеся с войны».

Жена Володи Валя и его сын Олег - навсегда родственные мне души. Как поддерживаю я многолетние отношения со вдовой полковника Михаила Фёдоровича Реброва – Людмилой Васильевной и их дочерью Ольгой. Автор доброй полусотни книг, Михаил Фёдорович относился ко мне по-отцовски, как и другой полковник Алексей Николаевич Кулаков. А Ребров редактировал отдел науки, техники и космонавтики. Между прочим, только в «Красной звезде» существовал такой отдел. Даже «Правда» его не имела. Вместе с журналистом из «Комсомольской правды» Ярославом Головановым, Ребров прошёл полный курс подготовки к космическим полётам. И полетел бы к звёздам - в нём души не чаял Сергей Павлович Королёв. Но умер Главный конструктор и на журналистах-космонавтах поставили крест. Впрочем, многие годы спустя в «Красной звезде» вновь появились кандидаты в космонавты – Александр Андрюшков и Валерий Бабердин.

Капитан 1 ранга в отставке Николай Черкашин нынче - лучший в стране писатель-маринист, на счету которого несколько десятков книг. Валентин Пикуль как-то сказал: «Из писателей-маринистов я выделил бы Николая Черкашина. Он трудяга, и дай Бог ему здоровья. Так и надо бороздить историю, в ней ещё немало интересных полных драматизма загадочных страниц. А он извлекает темы совершенно неизвестные. Молодец! Дело даже не в том, как он пишет, хотя пишет он нормально. Маринистика должна быть познавательна». При мне Коля работал в военно-морском отделе. Отличался потрясающей нестандартностью мышления. До сих пор помню его материал о пяти московских кольцах: Садовом, железнодорожном, шоссейном, подземном и… ипподроме. В другой раз он разыскал на Казанском вокзале чистильщика сапог Героя Советского Союза и написал о нём дивный очерк. Однако верхом журналистского поиска Черкашин была смена его профессии. Через министра обороны Николай пробил себе должность замполита подводной лодки и провёл с экипажем полгода в Средиземном море на боевом дежурстве. После чего написал сразу три книги.

Тут следует заметить: редкий уважающий себя краснозвёздовец не написал книгу – другую. Перечислять таких – никакого места не хватит. Поэтому упомяну лишь тех военных журналистов, которые завоевали себе устойчивое писательское имя. Среди самых талантливых, безусловно, - Владимир Возовиков с его бесподобными романами «Поле Куликово» и «Эхо Непрядвы». Далее в моей личной табели о рангах уже упоминавшийся поэт Юрий Беличенко, прозаик и кинодраматург Александр Беляев, лауреат Государственной премии Аркадий Пинчук, Станислав Грибанов, Александр Сгибнев, Алексей Хорев, Николай Стасенко, Валерий Суходольский, Михаил Кореневский, Николай Прокофьев, Фёдор Халтурин, Александр Ткачёв, Юрий Теплов, Роман Звягельский, Виталий Безродный.

Впрочем, я не прав. Не для всех краснозвёздовцев прожитая жизнь измеряется книгами. «Меня иногда спрашивают: почему я не напишу воспоминания о годах руководства «Красной звездой»? Честно говоря, единственный смысл таких воспоминаний – сказать доброе слово о людях, которые были в ту сложную пору рядом со мной. Но они и так знают, как я им благодарен, как люблю и ценю. Что касается самой истории главредакторства, у неё нет самого главного - хэппи-энда. Это были годы безнадежной борьбы за спасение бренда «Красной звезды», сохранение лучших творческих сил и общественно-политической значимости газеты. Из трех задач решена лишь одна – бренд спасли: «Красная звезда» по названию осталось «Красной звездой». А толку? Ведь творческий коллектив к середине 90-х стал крошиться на глазах. Лучшие журналисты приходили со смущенными лицами и говорили, что одного позвали в такое-то издание на тысячу долларов, другого - на полторы и т.д. Что я мог возражать им при нашей-то нищете? Мои воспоминания, будь они написаны правдиво (а иначе - зачем?), состояли бы на 50% из описаний финансовых и организационно-правовых проблем, на 40% - из подробностей придворных интриг и лишь на 10% из дел, связанных собственно с газетой, с журналистским творчеством. Кому такое сегодня надо?

В астрономии, говорят, звезды красного цвета – это те, которые убегают, удаляются от нашей галактики. Я не хочу писать о том, как убегала и продолжает убегать от нас та славная, любимая армией и народом «Красная звезда», которая многие десятилетия была в ряду самых первых газет страны и по тиражам, и по влиянию. Это было бы слишком грустное повествование, без позитивного урока и опыта».

Что полагаю нужным добавить к этим пронзительным словам друга с курсантской скамьи капитана 1 ранга запаса Владимира Леонидовича Чупахина. У каждого из нас, наверное, есть (или должен быть) ангел-хранитель, представляющий некие Высшие Силы. Им по логике вещей просто некуда деваться из нашего бытия. Но встречаются и люди, которых Провидение опекает с особой тщательностью. Вот Володя Чупахин – один из таких любимцев Фортуны. Без малого полвека назад он стал единственным среди нас курсантом факультета журналистики Львовского Высшего военно-политического училища, ни дня не послужив срочной службы. И он бы никогда не поступил, не вмешайся в его судьбу сразу два Маршала Советского Союза: Семён Будённый и Андрей Гречко. Мы, парни от сохи и станка, отнеслись к этой заоблачной протекции, мало сказать подозрительно. Но уже летом 1971 года я написал в «Красной звезде»: «Он понятия не имел о строевой подготовке, тогда как для нас это был пройденный этап. Он никогда раньше не стрелял из автомата, не стоял на посту. Но старания этому парню было не занимать. И в первом семестре второго курса комсомолец Володя Чупахин стал отличником. У него - большое будущее».

…Когда наступили «лихие 90-е», желающих возглавить «Красную звезду» оказалось несколько десятков человек, включая и автора сих строк. Однако Судьба своим перстом указала именно на Чупахина, единственного среди нас не желавшего садиться в редакторское кресло. И я уверен, что выбор тот оказался не случайным. Ибо, в конце концов, в жизни вообще ничего случайным не бывает…

Кстати, начисто лишённый паркетного приспособленчества, наш Володя так и не стал генералом, шесть лет будучи на чистой генерал-лейтенантской должности. Вообще генерал среди военных журналистов никогда не являлся пределом мечтаний. И всё-таки отдадим должное этому высокому воинскому званию, чрезвычайно редкому среди журналистской братии. Так вот начиная от Макеева, «Красная звезда» дала вооружённым силам страны следующих генералов: Ивана Сидельникова, Фёдора Халтурина, Михаила Лощица, Бориса Пендюра, Геннадия Кашубу, Владимира Косарева, Виктора Филатова, Николая Бурбыгу, Юрия Солдатенко. Иван Панов стал генерал-лейтенантом, а Валерий Манилов - генерал-полковником.

Хранит ли коллектив нынешней «Красной звезды» славные боевые традиции своих предшественников? Ну, некоторые хранит, как минимум. Уже хотя бы потому, что газету возглавляет полковник Николай Ефимов вот уже полтора десятка лет. До Макеева ему, конечно, далеко, но всё же. Однако меня больше вдохновляет пример Иры Юмашевой. В мою бытность девчушка работала в отделе писем. Сегодня уже Ирина Павлюткина возглавляет отдел культуры. Песни на её стихи поёт даже Алла Пугачёва, не говоря уже об исполнителях с трубой пониже и дымом пожиже. Это я к тому, что творчество в газете не угасает. Да, сегодня «Красная звезда» не может похвастаться миллионными тиражами, что в мою бытность было фактом само собой разумеющимся. Так и другие её сёстры не жируют. Но, слава Богу, все живы и здоровы.

С 90-летием тебя, моя «Звёздочка»!
РГК присоединяется к поздравлению.

Полковник в отставке М.Захарчук.
5 декабря 2013 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 октября
вторник
2020

В этот день:

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Он родился в Москве в семье военнослужащих. Отец, Василий Васильевич, был военным инженером, мать — Ираида Ивановна — военнослужащая. В 1943 году Генрих стал

студентом самолётостроительного факультета МАИ. С 1949 года работал в ОКБ С. В. Ильюшина. В 1956—1958 годах Новожилов — секретарь партийного комитета завода, затем заместитель главного конструктора Ил-18, в 1964 году — первый заместитель генерального конструктора, руководил организацией серийного производства Ил-62, за что с группой работников ОКБ стал лауреатом Ленинской премии 1970 года.

 

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

 Первым во время Великой Отечественной войны применил ночной таран. Погиб 23 лет от роду, защищая небо Москвы.

Он родился в селе Тепловка Вольского уезда Саратовской губернии. Сын рабочего. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в советско-финской войне. Совершил 47 боевых вылетов, сбил четыре финских самолёта, за что в 20 лет был награждён орденом Красной Звезды.

В Великую Отечественную войну был заместителем командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиаполка. В ночь на 7 августа 1941 года на И-16 произвёл таран в ночном воздушном бою, сбив около Москвы бомбардировщик He-111. Его самолёт упал в лес вблизи деревни Мансурово (Домодедовский район), а сам раненый летчик на парашюте спустился в речку Северку. В последующих боях сбил ещё пять немецких самолётов. Погиб в воздушном бою около Подольска 27 октября 1941 года. Дело было так.

27 октября 1941 года 6 истребителей под командованием Талалихина вылетели на прикрытие наших войск в район деревни Каменки, на берегу Нары ( 85 км западнее Москвы ). При подходе к немецкому аэродрому их встретила девятка Ме-109. Талалихин сбил один "мессер" лично, а другой - в паре с ведомым Александром Богдановым. Но пулемётная очередь пришлась и по кабине его истребителя. Талалихин был тяжело ранен в голову и вскоре чёрный столб дыма отметил место падения его машины...

Виктор Васильевич Талалихин похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. Отважный лётчик навечно зачислен в списки воинской части.

В городе Подольске после войны ему поставлен величественный памятник, а в Москве - бюст. Его именем названы также улицы в городах Калининграде ( Московской области ), Волгограде, Борисоглебске и многих других.

 

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Недавно опубликован рассекреченный документ ЦРУ, датируемый 02:00, 28 октября 1962 года: "Причиной потери U-2 над Баном была, вероятно, атака SA-2, или гипоксия пилота. Первая причина более вероятна, так как базируется на переданной пилотом информации".

Инцидент произошел на фоне самой острой стадии Карибского кризиса. До сентября 1962 самолёты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — президент США Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолёт будет сбит советской зенитной ракетой. Первый после перерыва полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС США) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетев над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

В конце концов, это должно было привести к конфликту. 27 октября в одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Группы советских войск на Кубе (ГСВК) генералу армии Иссе Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал ЛеМей, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу. Кеннеди снова приказал прекратить полеты.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

27 октября 1994 года в дежурную службу управления ФСК поступило сообщение об обнаружении подозрительного пакета у магазина на шоссе Энтузиастов. В тот день Михаил Чеканов вышел на дежурство не в свою смену - подменил коллегу. Он почему-то сразу понял, что это не ложный вызов: интуиция. Скорее всего - взрывное устройство, результат тогдашних криминальных разборок. По прибытии ситуацию оценил сразу: противопехотная осколочная мина направленного действия. Сектор действия - до 100 метров. Мину дополняла канистра с бензином, что значительно усилит взрыв. А рядом - самая обычная жизнь, проходят сотни людей. Чеканов первым делом убрал канистру. О том, сколько времени взрывное устройство находится в зависшем состоянии, в тот момент он знать не мог. Специальных роботов на вооружении еще не было. Выход один: обезвредить бомбу вручную. Чеканов успел развернуть пакет к стене и этим спас жизнь тем, кто находился у него за спиной со стороны улицы.

Как потом определили специалисты, обезвредить то устройство было невозможно. Оставалось рискнуть своей жизнью, чтобы спасти другие. Чеканов это отлично понимал. Коллеги считали его зубром взывотехники. Счет в таких случаях идет на секунды. «Зависшее» устройство непредсказуемо. В действие его может привести даже дуновение ветра или вибрация от проходящего рядом трамвая.

Михаил Чеканов посмертно награжден орденом «За личное мужество». После этой трагедии взрывотехники стали применять для разминирования роботы-манипуляторы ирландского производства «Хобо».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии