RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

О первых Героях Советского Союза
17 июня 2015 г.

О первых Героях Советского Союза

Современная молодежь должна знать их имена, брать в пример подвиги
Век русского парашюта
30 января 2017 г.

Век русского парашюта

145 лет назад 30 января 1872 года родился Глеб Евгеньевич Котельников, создатель авиационного ранцевого парашюта
ВДВ — 85 лет!
2 августа 2015 г.

ВДВ — 85 лет!

2 августа 1930 года в день памяти Илии Порока родились Воздушно-десантные войска СССР России
Дополнение к Памятным датам 25 июня
25 июня 2014 г.

Дополнение к Памятным датам 25 июня

Наш читатель Игорь Чернозатонский прислал электронное письмо, в котором добавил несколько важных дат из героической истории России.
Главный резерв Ставки
1 июля 2013 г.

Главный резерв Ставки

1 июля 1941 года в Москве началось формирование народного ополчения, в которое в первый же день записались 120 тысяч человек от 16 до 65 лет.
Главная » Подвиги в наследство » Генерал суворовского замеса

Генерал суворовского замеса

Жизнь и смерть Ивана Панфилова

1 января исполнилось 120 лет со дня рождения Ивана Васильевича Панфилова (1893-1941), советского военачальника, Героя Советского Союза (посмертно), а 3 января – 110 лет со дня рождения Александра Альфредовича Бека (1903-1972), русского писателя, автора романа «Волоколамское шоссе», в котором описан подвиг жизни и гибели Панфилова.
Генерал суворовского замеса

1 января исполнилось 120 лет со дня рождения Ивана Васильевича Панфилова (1893-1941), советского военачальника, Героя Советского Союза (посмертно), а 3 января – 110 лет со дня рождения Александра Альфредовича Бека (1903-1972), русского писателя, автора романа «Волоколамское шоссе», в котором описан подвиг жизни и гибели Панфилова. Вот краткая цитата из романа: «Массовый героизм — не стихия. Наш негромогласный, неказистый генерал готовил нас к этому дню, к этой борьбе, предугадал, предвосхитил ее характер, неуклонно, терпеливо добивался уяснения задачи, «втирал пальцами» свой замысел. Напомню еще раз, что наш старый устав не знал таких слов, как «узел сопротивления» или «опорный пункт». Нам их продиктовала война. Ухо Панфилова услышало эту диктовку. Он одним из первых в Красной Армии проник в небывалую тайнопись небывалой войны.
Оторванная от всех маленькая группа — это тоже узелок, опорная точка борьбы. Панфилов пользовался любым удобным случаем, чуть ли не каждой минутой общения с командирами, с бойцами, чтобы и так и эдак растолковать, привить нам эту истину. Он был очень популярен в дивизии. Разными, иногда необъяснимыми путями его словечки-изречения, его шутки, брошенные будто невзначай, доходили до множества людей, передавались от одного к другому по солдатскому беспроволочному телефону. А раз бойцы восприняли, усвоили — это уже лучшее управление".
Кроме Александра Бека, о Панфилове немало писали и литераторы, и военачальники. Поэтому мне ппредставляется интересным воссоздать его так сказать «неофициальный» образ. В этом мне помогла младшая дочь прославденного генерала Майя Ивановна, которая живёт в Москве на улице Героев-панфиловцев. Вместе с ней мы связались по телефону с Валентиной Ивановной Панфиловой – старшей дочерью героя, живущей в Алма-Ате, и Сергеем Ивановичем Усановым – бывшим комиссаром артдивизиона Панфиловской дивизии.

Рассказ старшей дочери

- С моей матушкой Марией Ивановной Панфиловой (Коломиец) отец познакомился в 1921 году, - начала Валентина Ивановна, - в украинском городке Овидиополе. Туда с фронтов гражданской войны передислоцировали красноармейский отряд под его командованием.28-летний краском ходил в поиске мест для постоя подчиненных. В одной из них и встретился с местной красавицей Марией. Через несколько недель прямо в штабе отряда сыграли свадьбу. С того дня и до самой Великой Отечественной родители не разлучались, куда бы Ивана Васильевича ни бросала служба.

Он тогда был уже опытным командиром. В империалистическую дослужился до фельдфебеля. В гражданскую в дивизии В. И. Чапаева был командиром отряда конной разведки. Кстати, интересное совпадение. Когда в 1941-м под Москвой Иван Васильевич командовал 316-й стрелковой дивизией, в его подчинении служил командиром артиллерийского дивизиона сын Чапаева.

Довоенный послужной список отца можно представить по местам рождения детей. Я родилась в Киеве, где он учился в школе красных командиров. Евгения в Оше, где отец начинал борьбу с басмачеством. Владилен в Кызил-Кие, Галина – недалеко от Ашхабада, Майя - в Чарджоу. Мать вместе с нами моталась за отцом везде, говорила: «Куда иголочка, туда и ниточка». И никогда не была обузой. Варила бойцам еду, обстирывала их. Хорошо помню, как мы кочевали с места на место. Детей мал мала меньше – погружали в корзины, которые связывали веревками и навешивали на спины верблюдов.

Впервые мама рассталась с отцом в 1941-м. И то только потому, что работала в то время председателем райисполкома и партийная дисциплина не позволила ей сбежать к нему на фронт. Но душой она была всегда рядом. Часто писала письма. Да какие! Настоящие русские женщины, как бы они ни любили мужей, в годину суровой опасности для Отечества никогда не пожелают им схорониться, отсидеться, а, благословляют на риск и даже на смерть, если она неизбежна. Такой была мама.

Из письма М. И. Панфиловой мужу:

«Ваня, мне как-то не хотелось об этом говорить, и я верю и надеюсь: мы дождемся дня радостной победы, заживем мы тогда опять весело и счастливо, как жили, и будем радоваться нашим деткам, и что мы с тобой не зря прожили на свете. Ваня, а если все же придется погибнуть за нашу Родину, то погибни так, чтобы и песни можно было запеть и стихи сложить о славном герое. Ваня, я об этом не думаю, но все же это война и жестокая война, нам ко всему нужно быть готовыми, и вот мои истинные пожелания как мужу и другу…»

- На фронт с отцом уехала я, - продолжала Валентина Ивановна. - Он недолго противился. Мама тоже. Мне ведь было уже 18! Только один был уговор никому не показывать родственной связи. Мы и не показывали. Благодаря этому я о папе многое узнала как бы со стороны. Служила в санбате, и раненые, не стесняясь, обсуждали своего комдива. Чувствовалось, любили, «батей» звали.

- Авторитет Панфилова в частях, любовь к нему бойцов начали зарождаться еще в Казахстане, где 316-я формировалась, - рассказал мне Сергей Иванович Усанов. – Обо всех нюансах и не расскажешь. Есть вроде бы мелочи, но многого они стоят. В дивизии, например, собрались представители 33 народностей СССР. Так Иван Васильевич, несмотря на загруженность службой, изучал некоторые языки, подчеркивая: «Я с подчиненным должен уметь хотя бы двумя словами на его наречии перекинуться».

Нашу дивизию из разноязыких и малограмотных людей Панфилов сумел сколотить в несколько месяцев. Очень важно то, что он знал, чему нужно учить солдат в первую очередь: выходить один на один с танком и подбивать его. Панфилов организовал в своих частях группы истребителей танков. Он дал им методику боя. Он добился того, что каждый боец ею овладел. И когда мы говорим о геройстве горстки панфиловцев, остановивших у разъезда Дубосеково крупное танковое соединение фашистов и уничтоживших 50 боевых машин, то здесь видятся отблески подвига Панфилова. А когда вспоминаем, что 316-я дивизия меньше, чем за месяц боев уничтожила 30 тысяч фашистских солдат и офицеров, более 150 танков, то подвиг Панфилова встает во всей полноте. Если бы тогда такого результата добился каждый комдив, то уже в ноябре 1941 года Гитлеру не было чем воевать!

Из письма И. В. Панфилова жене:

«Москву врагу не сдадим. Уничтожаем гада тысячами и танки – сотнями. Дивизия бьется хорошо. Мурочка, работай не покладая рук для укрепления тыла. Твой наказ и мое слово я доблестно выполняю… Дивизия будет гвардейской! Целую тебя, мой друг и любящая жена».

Как погиб комдив

В ноябре 1941 года в деревне Гусеново близ Волоколамска располагался штаб командира 316 (8-й гвардейской) стрелковой дивизии, которой командовал генерал Панфилов. Здесь генерал и погиб 18 ноября 1941 года от осколка немецкой мины.

Из воспоминаний маршала бронетанковых войск М.Е Катукова:

«Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова — наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из миномётов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
вторник
2017

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки». Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки». Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции. В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции. В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез.

 Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну, когда из-за сбоя в системе предупреждения о ракетном нападении поступило ложное сообщение об атаке со стороны США.

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну, когда из-за сбоя в системе предупреждения о ракетном нападении поступило ложное сообщение об атаке со стороны США.

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии