RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Война, которой нет конца
21 июня 2019 г.

Война, которой нет конца

22 июня 1941 года объединенные силы Запада во главе с Гитлером вероломно без объявления боевых действий напали на СССР
Памяти Народного Ополчения Москвы
16 октября 2017 г.

Памяти Народного Ополчения Москвы

19-20 октября 2017 года состоится Межрегиональная научно-практическая конференция «МОСКОВСКОЕ НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ 1941 года: ИСТОРИЯ. ПОДВИГ. ПАМЯТЬ»
Подвиг фронтовиков— молодежи в наследство
6 декабря 2016 г.

Подвиг фронтовиков— молодежи в наследство

13 декабря 2016 года в Московском доме национальностей состоится научно-практическая конференция «Наше дело правое. Враг разбит. Победа за нами!», посвящённая 75-й годовщине Битвы за Москву.
Орден Андрея Первозванного
20 марта 2018 г.

Орден Андрея Первозванного

До революции высшей наградой страны отмечали государственных и военных деятелей, сегодня — в большинстве случаев писателей, поэтов и артистов
Украинский орден СССР
10 октября 2019 г.

Украинский орден СССР

10 октября 1943 года была учреждена боевая награда имени Богдана Хмельницкого
Главная » Подвиги в наследство » Брестская крепость: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»

Брестская крепость: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»

20 июля 1941 года один из последних защитников Брестской крепости нацарапал на стене: «Умираю, но не сдаюсь!»

7 тысяч советских воинов и 300 семей военнослужащих почти месяц сдерживали продвижение 45-й дивизии фашистов (более 17 тысяч солдат и офицеров).
Брестская крепость: «Умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина»

К моменту нападения Германии на СССР в Бресткой крепости дислоцировалось 7 стрелковых батальонов и 1 разведывательный, 2 артиллеристских дивизиона, некоторые спецподразделения стрелковых полков и подразделения корпусных частей, сборы приписного состава 6-й Орловской Краснознаменной и 42-й стрелковой дивизий 28-го стрелкового корпуса 4-й армии, подразделения 17-го Краснознаменного Брестского пограничного отряда, 33-го отдельного инженерного полка, часть 132-го батальона войск НКВД. То есть от 7 до 8 тысяч советских воинов и 300 семей военнослужащих.
С первых минут войны крепость подверглись массированным бомбардировам и артиллеристскому обстрелу. Штурмовала Брестскую крепость немецкая 45-я пехотная дивизия (около 17 тысяч солдат и офицеров), которая наносила лобовой и фланговые удары во взаимодействии с частью сил 31-й пехотной дивизии. На флангах основных сил действовали 34-я пехотная и остальная часть 31-й пехотной дивизий 12-го армейского корпуса 4-й немецкой армии, а также 2 танковые дивизии 2-й танковой группы Гудериана. Противник в течение получаса вел ураганный артобстрел по всем входным воротам в крепость, предмостным укреплениям и мостам, по артиллерии и автопарку, по складским помещениям с боеприпасами, медикаментами, продовольствием, по казармам, домам начальствующего состава. Следом шли ударные штурмовые группы врага.
В результате артобстрела и пожаров большинство складов и материальная часть были уничтожены или разрушены, перестал действовать водопровод, прервалась связь. Значительная часть бойцов и командиров была выведена из строя в самом начале военных действий, гарнизон крепости расчленен на отдельные группы. В первые минуты войны в бой с противником вступили пограничники на Тереспольском укреплении, красноармейцы и курсанты полковых школ 84-го и 125-го стрелковых полков, находившихся у границы, на Волынском и Кобринском укреплениях. Упорное сопротивление позволило утром 22 июня выйти из крепости примерно половине личного состава, вывести несколько пушек и легких танков в районы сосредоточения своих частей, эвакуировать первых раненых. В крепости осталось 3,5-4 тысяч советских воинов.
Противник имел почти 10-кратное превосходство в силах. В первый день боев к 9 часам утра крепость была окружена. Передовые части 45-й немецкой дивизии попытались с ходу овладеть крепостью (по плану немецкого командования к 12 часам дня). Через мост у Тереспольских ворот штурмовые группы врага прорвались в Цитадель, в центре ее захватили доминирующее над другими постройками здание полкового клуба, где сразу же обосновались корректировщики артиллерийского огня. Одновременно противник развил наступление в направлении Холмских и Брестских ворот, надеясь соединиться там с группами, наступавшими со стороны Волынского и Кобринского укреплений. Этот замысел был сорван.

У Холмских ворот в бой с врагом вступили воины 3-го батальона и штабных подразделений 84-го стрелкового полка, у Брестских - в контратаку пошли бойцы 455-го стрелкового полка, 37-го отдельного батальона связи, 33-го отдельного инженерного полка. Штыковыми атаками враг был смят и опрокинут. Отступающих гитлеровцев плотным огнем встретили советские воины у Тереспольских ворот, которые к этому времени были отбиты у противника. Здесь закрепились пограничники 9-й погранзаставы и приштабных подразделений 3-й погранкомендатуры - 132-го батальона НКВД, бойцы 333-го и 44-го стрелковых полков, 31-го отдельного автобатальона. Они держали под прицельным ружейным и пулеметным огнем мост через Западный Буг, мешали противнику налаживать понтонную переправу.
Только немногим из прорвавшихся в Цитадель немецким автоматчикам удалось укрыться в здании клуба и в рядом стоящем здании столовой комсостава. Противник здесь был уничтожен на второй день. В последующем эти здания неоднократно переходили из рук в руки. Почти одновременно ожесточенные бои развернулись на всей территории крепости. С самого начала они приобрели характер обороны отдельных ее укреплений без единого штаба и командования, без связи и почти без взаимодействия между защитниками разных укреплений. Оборонявшихся возглавили командиры и политработники, в ряде случаев - принявшие на себя командование рядовые бойцы.
Уже через несколько часов боев командование немецкого 12-го армейского корпуса вынуждено было направить на крепость все имеющиеся резервы. Однако, как доносил командир немецкой 45-й пехотной дивизии генерал Шлиппер, это «также не внесло изменения в положение. Там, где русские были отброшены или выкурены, через короткий промежуток времени из подвалов, водосточных труб и других укрытий появлялись новые силы, которые стреляли так превосходно, что наши потери значительно увеличивались». Противник безуспешно передавал через радиоустановки призывы к сдаче в плен, посылал парламентеров. Сопротивление продолжалось.
Защитники Цитадели удерживали почти 2-километровое кольцо оборонительного 2-этажного казарменного пояса в условиях интенсивных бомбардировок, артобстрела и атак штурмовых групп противника. В течение первого дня они отбили 8 ожесточенных атак вражеской пехоты, блокированной в Цитадели, а также атаки извне, с захваченных противником плацдармов на Тереспольском, Волынском, Кобринском укреплениях, откуда гитлеровцы рвались ко всем 4 воротам Цитадели. К вечеру 22 июня противник закрепился в части оборонительной казармы между Холмскими и Тереспольскими воротами (позже использовал ее как плацдарм в Цитадели), захватил несколько отсеков казармы у Брестских ворот. Однако расчет врага на внезапность не оправдался; оборонительными боями, контратаками советские воины сковали силы противника, нанесли ему большие потери.
Утро 23 июня вновь началось с артобстрела и бомбардировки крепости. Бои приняли ожесточенный, затяжной характер, которого враг никак не ожидал. Упорное героическое сопротивление советских воинов встретили немецко-фашистские захватчики на территории каждого крепостного укрепления.
На территории пограничного Тереспольского укрепления оборону держали воины курсов шоферов Белорусского пограничного округа под командованием начальника курсов старшего лейтенанта Ф.М. Мельникова и преподавателя курсов лейтенанта Жданова, транспортной роты 17-го погранотряда во главе с командиром старшим лейтенантом А.С. Черным совместно с бойцами кавалерийских курсов, саперного взвода, усиленных нарядов 9-й погранзаставы. Им удалось очистить от прорвавшегося противника большую часть территории укрепления, но из-за недостатка боеприпасов и больших потерь в личном составе удержать ее они не могли. В ночь на 25 июня остатки групп Мельникова, погибшего в боях, и Черного, форсировали Западный Буг и присоединились к защитникам Цитадели и Кобринского укрепления.
На Волынском укреплении к началу военных действий размещались госпитали 4-й армии и 28-го стрелкового корпуса, 95-й медико-санитарный батальон 6-й стрелковой дивизии, находилась немногочисленная часть состава полковой школы младших командиров 84-го стрелкового полка, наряды 9-й погранзаставы. На земляных валах у Южных ворот оборону держал дежурный взвод полковой школы. С первых минут вражеского вторжения оборона приобрела очаговый характер. Противник стремился пробиться к Холмским воротам и, прорвавшись, соединиться с штурмовой группой в Цитадели. На помощь из Цитадели пришли воины 84-го стрелкового полка. В черте госпиталя оборону организовали батальонный комиссар Н.С. Богатеев, военврач 2-го ранга С.С. Бабкин (оба погибли). Ворвавшиеся в госпитальные здания немецкие автоматчики зверски расправлялись с больными и ранеными.
Оборона Волынского укрепления полна примеров самоотверженности бойцов и медперсонала, сражавшихся до конца в развалинах зданий. Прикрывая раненых, погибли медсестры В.П. Хорецкая и Е.И. Ровнягина. Захватив больных, раненых, медперсонал, детей, 23 июня гитлеровцы использовали их в качестве живого заслона, погнав впереди атакующих Холмские ворота автоматчиков. "Стреляйте, не жалейте нас!" - кричали пленные.
К концу недели очаговая оборона на укреплении затухла. Некоторые бойцы влились в ряды защитников Цитадели, немногим удалось пробиться из вражеского кольца.
В Цитадели - самом крупном узле обороны - к концу дня 22 июня определилось командование отдельных участков обороны: в западной части, в районе Тереспольских ворот, ее возглавили начальник 9-й погранзаставы А.М. Кижеватов, лейтенанты из 333-го стрелкового полка А.Е. Потапов и А.С. Санин, старший лейтенант Н.Г. Семенов, командир 31-го автобата Я.Д. Минаков; воинов 132-го батальона - младший сержант К.А. Новиков. Группу бойцов, занявших оборону в башне над Тереспольскими воротами, возглавил лейтенант А.Ф. Наганов. К северу от 333-го стрелкового полка, в казематах оборонительной казармы сражались бойцы 44-го стрелкового полка под командованием помощника командира 44-го стрелкового полка по хозяйственной части капитана И.Н. Зубачева, старших лейтенантов А.И. Семененко, В.И. Бытко (с 23 июня). На стыке с ними у Брестских ворот сражались воины 455-го стрелкового полка под командованием лейтенанта А.А. Виноградова и политрука П.П. Кошкарова. В казарме 33-го отдельного инженерного полка боевыми действиями руководил помощник начальника штаба полка старший лейтенант Н.Ф. Щербаков, в районе Белого дворца - лейтенант А.М. Нагай и рядовой А.К. Шугуров - ответственный секретарь комсомольского бюро 75-го отдельного разведывательного батальона. В районе расположения 84-го стрелкового полка и в здании Инженерного управления руководство на себя взял заместитель командира 84-го стрелкового полка по политической части полковой комиссар Е.М. Фомин. Ход обороны требовал объединения всех сил защитников крепости.
24 июня в Цитадели состоялось совещание командиров и политработников, где решался вопрос о создании сводной боевой группы, формировании подразделений из воинов разных частей, утверждении их командиров, выделившихся в ходе боевых действий. Был отдан Приказ № 1, согласно которому командование группой возлагалось на капитана Зубачева, его заместителем назначен полковой комиссар Фомин.

Практически они смогли возглавить оборону только в Цитадели. И хотя командованию сводной группы не удалось объединить руководство боями на всей территории крепости, штаб сыграл большую роль в активизации боевых действий. По решению командования сводной группы были предприняты попытки прорвать кольцо окружения. 26 июня пошел на прорыв отряд (120 человек, в основном сержанты) во главе с лейтенантом Виноградовым. За восточную черту крепости удалось прорваться 13 воинам, но они были схвачены врагом. Безуспешными оказались и другие попытки массового прорыва из осажденной крепости, пробиться смогли только отдельные малочисленные группы.
Оставшийся маленький гарнизон советских войск продолжал сражаться с необыкновенной стойкостью и упорством. О непоколебимом мужестве бойцов гласят их надписи на крепостных стенах: "Нас было пятеро Седов, Грутов, Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22 июня 1941. Умрем, но не уйдем отсюда..."; "26 июня 1941 г. Нас было трое, нам было трудно, но мы не пали духом и умираем, как герои". Об этом же свидетельствуют обнаруженные во время раскопок Белого дворца останки 132 воинов и надпись, оставленная на кирпичах: "Умираем не срамя".
На Кобринском укреплении с момента начала военных действий сложилось несколько участков ожесточенной обороны. Жесткое прикрытие выхода из крепости через Северо-западные ворота воинов гарнизона, а затем и оборону казармы 125-го стрелкового полка возглавил батальонный комиссар С.В. Дербенев. В районе Западного форта и домов начсостава, куда проник противник, оборону возглавили командир батальона 125-го стрелкового полка капитан В.В. Шабловский и секретарь партбюро 333-го стрелкового полка старший политрук И.М. Почерников. Оборона в этой зоне угасла к концу третьего дня.
Напряженный характер носили бои в районе Восточных ворот укрепления, где в течение почти двух недель сражались бойцы 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона. Противник, форсировав Мухавец, двинул в эту часть крепости танки и пехоту. Перед бойцами дивизиона стояла задача - задержать врага в этой зоне, не дать ему возможности проникнуть на территории укрепления и сорвать выход частей из крепости. Возглавили оборону начальник штаба дивизиона лейтенант И.Ф. Акимочкин, в последующие дни вместе с ним и заместителем командира дивизиона по политчасти старший политрук Н.В. Нестерчук.
В северной части главного вала в районе Северных ворот в течение двух дней сражалась группа бойцов из разных подразделений (из тех, кто прикрывал выход и был ранен или не успел уйти) под руководством командира 44-го стрелкового полка майора П.М. Гаврилова. На третий день защитники северной части главного вала отошли в Восточный форт. Здесь же в укрытии находились семьи командиров. Всего собралось около 400 человек. Руководили обороной форта майор Гаврилов, заместитель по политчасти политрук С.С. Скрипник из 333-го стрелкового полка, начальник штаба - командир 18-го отдельного батальона связи капитан К.Ф. Касаткин.
В земляных валах, окружающих форт, были прорыты окопы, на валах и во внутреннем дворе установлены пулеметные точки. Форт стал неприступным для немецкой пехоты. По свидетельству противника, «сюда нельзя было подступиться, имея только пехотные средства, так как превосходно организованный ружейный и пулеметный огонь из глубоких окопов и подковообразного двора скашивал каждого приближающегося. Оставалось только одно решение - голодом и жаждой принудить русских сдаться в плен...»
Гитлеровцы методически целую неделю атаковали крепость. Советским воинам приходилось отбивать по 6-8 атак в день. Рядом с бойцами были женщины и дети. Они помогали раненым, подносили патроны, участвовали в боевых действиях.
Фашисты пустили в ход танки, огнеметы, газы, поджигали и скатывали с внешних валов бочки с горючей смесью. Горели и рушились казематы, нечем было дышать, но когда в атаку шла вражеская пехота, снова завязывались рукопашные схватки. В короткие промежутки относительного затишья в репродукторах раздавались призывы сдаваться в плен.
Находясь в полном окружении, без воды и продовольствия, при острой нехватке боеприпасов и медикаментов гарнизон мужественно сражался с врагом. Только за первые 9 дней боев защитники крепости вывели из строя около 1,5 тысяч солдат и офицеров противника.
К концу июня враг захватил большую часть крепости, 29 и ЗО июня гитлеровцы предприняли непрерывный двухсуточный штурм крепости с использованием мощных (500 и 1800-килограммовых) авиабомб. 29 июня погиб, прикрывая с несколькими бойцами группу прорыва, Кижеватов. В Цитадели 30 июня гитлеровцы схватили тяжелораненых и контуженых капитана Зубачева и полкового комиссара Фомина, которого фашисты расстреляли недалеко от Холмских ворот.
30 июня после длительного обстрела и бомбежки, завершившихся ожесточенной атакой, гитлеровцы овладели большой частью сооружений Восточного форта, захватили в плен раненых. В результате кровопролитных боев и понесенных потерь оборона крепости распалась на ряд изолированных очагов сопротивления.
До 12 июля в Восточном форту продолжала сражаться небольшая группа бойцов во главе с Гавриловым. Вырвавшись из форта, тяжело раненные Гаврилов и секретарь комсомольского бюро 98-го отдельного противотанкового артиллерийского дивизиона Г.Д. Деревянко, попали в плен. Но и позже 20-х чисел июля в крепости продолжали сражаться советские воины. Последние дни борьбы овеяны легендами.
К этим дням относятся надписи, оставленные на стенах крепости ее защитниками: "Умрем, но из крепости не уйдем", "Я умираю, но не сдаюсь. Прощай, Родина. 20.07.41 г.".
Ни одно из знамен воинских частей, сражавшихся в крепости, не досталось врагу. Знамя 393-го отдельного артиллерийского дивизиона закопали в Восточном форту старший сержант Р.К. Семенюк, рядовые И.Д. Фольварков и Тарасов. 26.09.1956 года оно было откопано Семенюком. В подвалах Белого дворца, Инженерного управления, клуба, казармы 333-го полка держались последние защитники Цитадели. В здании Инженерного управления и Восточном форту гитлеровцы применили газы, против защитников казармы 333-го полка и 98-го дивизиона, в зоне 125-го полка - огнеметы… Противник вынужден был отметить стойкость и героизм защитников крепости. В июле командир 45-й немецкой пехотной дивизии генерал Шлиппер в «Донесении о занятии Брест-Литовска» сообщал: «Русские в Брест-Литовске боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к сопротивлению».
Оборона Брестской крепости - пример мужества и стойкости советского народа в борьбе за свободу и независимость Родины. Защитники крепости - воины более чем 30 национальностей - до конца выполнили свой долг перед Родиной, совершили один из величайших подвигов в истории Великой Отечественной войны. За исключительный героизм при защите крепости звание Героя Советского Союза присвоено майору Гаврилову и лейтенанту Кижеватову. Около 200 участников обороны награждены орденами и медалями. 8 мая 1965 года Брестской крепости присвоено почетное звание «Крепость-герой» с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».
По материалам сайта brest.by

 

*
20 июля 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 октября
воскресенье
2019

В этот день:

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Один из руководителей национально-освободительного движения армян Исраэл Ори(1658—1711) в свое время выдвинул идею, что для своего освобождения от персидских и османских захватчиков армянские земли должны ориентироваться на Российскую империю.

С этой целью он встретился с Петром I и передал ему письмо сюникских меликов, в котором говорилось: «У нас нет иной надежды, кроме как на Бога и на Вашу страну». Пётр I в свою очередь пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Но сделать этого не успел. С начала XVIII в. армяне Эриванского ханства, подвластного мусульманским ханам тюркского происхождения, вели борьбу за национальное освобождение. В этой борьбе их поддержали грузинский царь Вахтанг VI, а также население Гянджи. Армянские повстанцы Эриванского ханства активно участвовали в русско-иранских войнах 1804—1813, 1826—1828 годов на стороне Российской империи. В октябре 1827 года русские войска предприняли штурм Эривани. Персияне активно отстреливались, но из-за низкого уровня артиллерии, и отчасти из-за того что к пушкам были приставлены армяне, артиллерия нередко била «по своим». Российское войско было хорошо осведомлено армянами о происходящем в крепости и полностью подготовлено к финальной вылазке. В результате 13 октября 1827 года Эривань была взята генералом Паскевичем, получившим за это титул графа Эриванского. После падения Эривани российские войска быстро заняли оставшуюся часть ханства. 10 февраля 1828 года персидский шах официально передал Эриванское ханство Российской империи.

 

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 180 до 200 бэр.

Это была первая авария на советских атомных подлодках. Впоследствии K-8 ждала печальная судьба: в апреле 1970 года она затонула в Бискайском заливе, унеся жизни 52 моряков.

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Это случилось после того, как Сталин её отвоевал. Напомним. 22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее - через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов - такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. После 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР - главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом

военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами - казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, - продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, - сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, - сказал он, - всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии