RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Тайна Янтарной комнаты
10 января 2014 г.

Тайна Янтарной комнаты

В канун Нового года в адрес редактора Российского героического календаря поступило сенсационное письмо
Французский рейд отважного хохла
22 июля 2019 г.

Французский рейд отважного хохла

22 июля 1944 года фашисты расстреляли героя французского Сопротивления 24-летнего лейтенанта Красной армии украинца Василия Васильевича Порика
Забытая битва при Гумбиннене
20 августа 2014 г.

Забытая битва при Гумбиннене

Сто лет назад 20 августа 1914 года состоялось первое сражение на восточном фронте Первой мировой войны
Памяти Народного Ополчения Москвы
16 октября 2017 г.

Памяти Народного Ополчения Москвы

19-20 октября 2017 года состоится Межрегиональная научно-практическая конференция «МОСКОВСКОЕ НАРОДНОЕ ОПОЛЧЕНИЕ 1941 года: ИСТОРИЯ. ПОДВИГ. ПАМЯТЬ»
Крылатый Фарт Ивана Кожедуба
8 июня 2015 г.

Крылатый Фарт Ивана Кожедуба

8 июня 2015 года исполнилось 95 лет самому результативному воздушному асу Великой Отечественной войны
Главная » Подвиги в наследство » Наш разведчик в «Сатурне»

Наш разведчик в «Сатурне»

13 июля 1943 года начал службу в СМЕРШ Александр Иванович Козлов — прототип главного героя кинодилогии «Путь в «Сатурн»» и «Конец «Сатурна»

После окончания войны этот героический разведчик вынужден был почти всю оставшуюся жизнь доказывать, что он не предатель.
Наш разведчик в «Сатурне»

Александр Иванович Козлов родился в 1920 году в селе Александровском одноименного района Ставропольского края. Рос и учился, как и все мальчишки, мечтал стать военным. В школе много читал об истории Отечества, восхищался героями Отечественной войны 1812 года. В то время его кумиром был Денис Давыдов, храбро сражавшийся в тылу французов, когда командовал партизанским отрядом.
После школы Александр работал в Александровском райкоме комсомола, а потом, в 1939 году, вместе с восемнадцатью парнями по комсомольской путевке был направлен в Калиновическое пехотное училище в Белоруссии. Осенью 1941 года молодой офицер был назначен командиром батальона Московского народного ополчения. В ожесточенном бою под Смоленском ополченцы попали в окружение. Козлов сумел вывести оставшихся в живых в фашистcкий тыл и организовал там крупный партизанский отряд, который потом влился в партизанскую дивизию. В 1942 году в одном из боев Козлов был контужен и в бессознательном состоянии оказался в плену. Нашелся предатель, который сообщил фашистам, кто является партизанским командиром, и Александром Ивановичем занялся абвер (военная разведка). У него созрела идея начать двойную игру. Вскоре закончил разведшколу абвера «Сатурн» (в разведцентре «Оберкомандер-103») и был сброшен с парашютом в тыл советских войск. Козлов должен был передать группе радистов, успешно работавших под Москвой, питание для радиостанций, деньги, документы. Но он сразу же после приземления нашел воинскую часть и потребовал проводить его к представителю

контразведки. Вскоре «немецкого агента» переправили в Москву. Сведения о разведшколе абвера, которые доложил Козлов, получили высокую оценку Центра. 13 июля Козлов был зачислен в СМЕРШ. Через несколько дней он был переброшен в фашистский тыл с заданием возвратиться в «Сатурн» и передавать в Центр развединформацию.

Из справки-характеристики на бывшего зафронтового агента «Байкал-60»:

«В июле 1943 года в органы «Смерш» явился с повинной агент германской разведки «Раевский», он же «Меньшиков» – Козлов Александр Иванович. После явки с повинной был перевербован Главным управлением «Смерш» и под псевдонимом «Байкал-60» 17 июля 1943 года переброшен в тыл противника под видом выполнившего задание германского агента…

Начальник 4-го отряда Главного управления «Смерш» генерал-майор Утехин».

Козлов работал в «Сатурне» до апреля 1945 года, дослужился до должности начальника учебной части разведцентра в звании капитана абвера, был награжден пятью орденами «За заслуги перед рейхом». Но на самом деле фактически парализовал деятельность «Сатурна», перевербовав шесть агентов и своевременно сообщив о десятках других в Москву, что позволило Центру подсовывать им правдоподобную дезинформацию, которой руководство абвера до конца войны питало армейское командование, так ничего и не заподозрив.

В апреле 1945 года разведцентр «Сатурн» оказался в полосе наступления союзных войск, и Козлов в качестве немецкого офицера попал в плен к американцам. С тех пор и начались его послевоенные злоключения, длившееся более полувека. О них Александр Иванович подробно рассказал мне во время нашей встречи в Горячем Ключе, где последние годы жил ветеран: "Беда в том, что моя служба в советской разведке началась через некоторое время после того, как было создано Главное управление контрразведки – СМЕРШ. И как это обычно бывает при создании чего-то нового, поначалу там были собраны не самые компетентные люди. Когда разрабатывалась операция по внедрению меня в школу «Сатурн», было допущено очень много ошибок. Об этом даже в «Истории Великой Отечественной войны» написано".

Александр Иванович достал пухлый том, открыл заложенное место и прочитал:

«Сотрудники госбезопасности проникли в немецкий разведывательный орган «Обер-командер-103», осуществлявший подрывную работу на Московском направлении, и добыли данные на 127 агентов германской разведки, переброшенных в наш тыл. Следует отметить, что в работе органов госбезопасности в тылу противника имелось и много серьезных недостатков. Работа эта была начата с большим опозданием и развернулась только в 1943 году. В ряде случаев она организовалась наспех и не давала должных результатов».

"Что касается непосредственно моей операции, – продолжал Александр Иванович, -то, во-первых, не была отработана связь. Я быстро вошел в доверие к руководству школы, имел уйму нужной Центру информации, но долгое время не имел возможности передавать ее. Была договоренность, что забросят еще одного разведчика – Бориса, и он меня найдет, подойдет и назовет пароль. Все как-то очень не профессионально, по-книжному. Как будто в детской игре. Конечно, связного я не дождался. Пришлось перевербовать агентов, отчаянно рисковать, ставить под срыв всю операцию, передавать с ними разведданные. И еще одно важное упущение – не были предусмотрены мои действия на случай пленения союзными войсками. А это как раз и произошло. Школа отходила все время на запад, и в Бисмарке американцы неожиданно настигли ее. Сначала я переоделся в гражданскую одежду, но, выйдя на улицу, был узнан знакомым поляком. Еле уговорил его не выдавать, что я немецкий разведчик. После этого я опять переоделся в военную форму, уничтожил все документы, награды, оружие и сдался в плен американцам. Они меня отвезли в Бельгию в лагерь немецких военнопленных, затем во Францию. Война приближалась к концу, а я не знал, что мне делать. Сказать американцам, что я советский разведчик – не имел права без санкции. Если бы операция была хорошо продумана, я бы, конечно, не попал в такую ситуацию.

В конце концов, я придумал себе легенду, и рассказал ее коменданту лагеря. Суть ее в том, что я советский разведчик, месяц тому назад в составе группы из трех человек в немецкой форме, с немецкими документами был выброшен на западный берег реки Одер с целью восстановления оборонительной системы, но в связи с наступлением наших и отступлением немцев, мы потеряли друг друга. Я попросил американца предоставить мне возможность встречи с моим командованием. Он обрадовался, что видит союзника, сказал, что немедленно свяжется с командованием. Примерно через неделю меня отвезли в Париж и передали в нашу военную миссию. Я попросил начальника военной миссии генерал-майора Драгуна сообщить в Москву, что «Байкал-60» (это был мой позывной) находится у него. Вскоре из Москвы прилетел человек с Лубянки и забрал меня в Москву.

После того, как я написал отчет о проделанной у немцев работе, встал вопрос: что же со мной делать дальше? В конце концов, не только в органах, но и в армии меня оставить командование категорически запретило. Видимо, возникло ни на чем не основанное подозрение в том, что я мог быть перевербован американской разведкой. Глупо. До сих пор часто думаю о том, что если бы меня оставили работать в разведке, то я бы мог стать разведчиком экстракласса. Ведь три года в немецком тылу дали мне бесценный опыт агентурной работы. Но вместо этого я был отправлен на все четыре стороны с записью в личном деле о том, что пробыл три года в немецком плену.

Родителей у меня не было, родственников тоже. Не было никого, на кого можно было бы опереться хотя бы первое время.

Зима, февраль месяц, приезжаю я на родину в Александровск. Ни кола, ни двора, на работу не принимают. Состояние такое, то если бы был пистолет – застрелился бы, по-другому не хотел уходить из жизни. Еле удалось устроиться помощником лесничего. А тут военком начал бдительность проявлять: как, мол, так - ты три года был в плену, а уволен в 1946 году с должности помначштаба полка, который был расформирован еще в 1941 году? Пришлось коротко рассказать военкому, кем я был на самом деле. А вокруг меня, как я теперь понимаю, агенты госбезопасности все время крутились. Дошел до них этот разговор.

В конце мая 1949 меня вызвали в Москву. Я обрадовался, думал – восстановят, но меня там арестовали. Полтора года шло следствие. Постановлением особого совещания (судей своих я не видел) был приговорен к трем годам за разглашение сведений не подлежащих огласке, то есть за то, что я рассказал военкому о своей судьбе.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Александр Рудаков 24.11.2014 в 20:37 # Ответить
Этот опубликованный материал, является лишь маленьким фрагментом реальной развед-деятельности А.Козлова. Им была написана книга Записки двойного агента" которая так и осталась не опубликованной интересно где находится сама рукопись. А.Козлов являлся сотрудником глубокой разведки ГРУ ГШ, а не НКВД как он сам себя легендировал. И вообще как он сообщил и фамилию Козлов ему дали в ГРУ ГШ. Его детство прошло в Восточной Пруссии, где его готовили к будущей оперативной работе, на которой он находился до последнего момента своей жизни. Вечная ему память.
Андрей 24.04.2015 в 19:30 # Ответить
Великий ЧЕЛОВЕК!
Великий ЧЕЛОВЕК! Когда увидел этот док. фильм,ужаснулся. Но,для меня мужчины сильное откровение! Сложно жить. Ещё сложнее БЫТЬ!!! ВОТ кому должны ВЕЧНО стоять памятники!!!

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 декабря
четверг
2019

В этот день:

Граф Иван Делянов

12 декабря 1818 года родился Иван Давыдович ДЕЛЯНОВ (умер 10.1.1898), член Государственного совета, граф.

Граф Иван Делянов

12 декабря 1818 года родился Иван Давыдович ДЕЛЯНОВ (умер 10.1.1898), член Государственного совета, граф.

 Был управляющим делами Секретного комитета о раскольниках и отступниках от православия. В 1882—1897 годах занимал пост министра народного просвещения. При нем была  введена процентная норма приема евреев в учебные заведения и обязательное преподавание русского языка в Прибалтике.

Полет Леонида Быкова

12 декабря1928 года родился Леонид Фёдорович Быков (ум. 1979), советский актёр театра и кино, режиссер, создатель выдающегося военного фильма «В бой идут одни старики», заслуженный артист РСФСР, народный артист Украинской ССР.

Полет Леонида Быкова

12 декабря1928 года родился Леонид Фёдорович Быков (ум. 1979), советский актёр театра и кино, режиссер, создатель выдающегося военного фильма «В бой идут одни старики», заслуженный артист РСФСР, народный артист Украинской ССР.

Леонид Быков в молодости мечтал стать лётчиком, но из-за приписанного возраста и маленького роста (на тот момент — 163 см) не был принят в лётное училище. После того как в начале 70-х Быков перебрался из Ленинграда в Киев, он решил свой первый фильм на новом месте снять именно о военных лётчиках. В соавторстве с Евгением Оноприенко и Александром Сацким им был написан сценарий, основанный на подлинных событиях времён Великой Отечественной войны. Во время работы Быков проконсультировался с большим количеством ветеранов, в результате чего многие персонажи получили реальные прообразы. Например, прототипом командира эскадрильи гвардии капитана Титаренко стали сразу несколько человек: дважды Герой Советского Союза Виталий Попков, Герой Советского Союза Иван Лавейкин, а фамилия и "позывной" «Маэстро» — были взяты Быковым, после того как он узнал о Дмитрии Титоренко — ведомом трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, эпизоды из биографии которого были включены в фильм. Также появился в сценарии и Вано — в память о фронтовом друге Кожедуба, отважном грузинском лётчике Вано Габуния, погибшем при таране немецкого истребителя. Прототипом «Смуглянки» стал Виктор Щедронов, друг детства Леонида Быкова, с которым они вместе поступали в лётное училище, и который погиб в апреле 1945 года при освобождении Чехословакии. Прообразом Зои стала Герой Советского Союза Надежда Попова, заместитель командира эскадрильи 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков. Сцена знакомства с девушками, когда лётчики с удивлением обнаруживают, что у гостей больше орденов и медалей, чем у них, действительно имела место. В отличие от своей героини, Надежда Попова прошла всю войну и позже вышла замуж за Героя Советского Союза Семёна Харламова, который выступил главным консультантом фильма.

Помимо Титаренко, Виталий Попков стал прообразом лейтенанта Александрова («Кузнечик»). Будущего дважды Героя Советского Союза командир однажды отстранил от полётов на три месяца: лётчик выписывал чрезмерно низкие виражи над аэродромом с целью покрасоваться перед девушками. Для образа Кузнечика также были заимствованы эпизоды из мемуаров дважды Героя Советского Союза Сергея Луганского «Небо остаётся чистым»: «от полётов отстранить, сто грамм не давать, назначить дежурным, вечным дежурным» и сбитый вражеский самолёт во время внезапного налёта немцев. Использовались в сценарии и воспоминания дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, дважды Героя Советского Союза Владимира Лавриненкова и заслуженного лётчика СССР Анатолия Иванова. Нотный стан на истребителе Титаренко был выполнен по аналогии со штурмовиком Героя Советского Союза — Василия Борисовича Емельяненко.

Быков писал сценарий, стараясь не слишком отходить от действительных событий. Так, «поющая» эскадрилья действительно существовала в 5-м гвардейском истребительном авиационном полку, и именно там служил Попков. «Поющей» эскадрилья была названа, потому что в ней имелся собственный хор, а два самолёта были подарены фронту оркестром Леонида Утёсова. Кроме того, что за мужество и героизм в боях 11 из 14 лётчиков эскадрильи были удостоены звания Героя Советского Союза, большое внимание уделялось и культурной жизни. На освобождённых территориях хор давал пользовавшиеся огромной популярностью концерты, а в 1944 году, в Краматорске, на один из таких попал, будучи подростком, Леонид Быков. В тот день местные подростки отблагодарили ветеранов собственным концертом, и Быков был в составе хора, ведущим вокалом которого был будущий знаменитый певец — Иосиф Кобзон.

Имели место и трагическая история любви узбекского лётчика (настоящая фамилия — Марисаев) и русской девушки (в отличие от своей героини, она не была лётчицей и погибла при бомбёжке столовой), привычка механика крестить перед вылетом самолеты, попадание Маэстро в плен к своим и фраза «Я бы, товарищ командир, ещё больше фрицев сбил, да вы своим нижним бельем всех фрицев распугали». Ветераны особого отдельного 434-го истребительного полка утверждали, что эпизод из фильма, когда Титаренко возвращается в полк после боя не на самолёте, а на лошади («махнул не глядя!») — взят из реальной жизни: под Сталинградом был сбит и вернулся ночью на коне летчик из их полка Александр Александров. Точно так же ветераны 1-й гвардейской авиадивизии поведали, что когда в фильме показывают, как Титаренко обнаруживает замаскированные под копнами сена немецкие танки, то имеется в виду их боевой товарищ и командир — Герой Советского Союза гвардии майор Степан Прутков. Название фильму дала традиция лётчиков не пускать сразу в воздушный бой вновь прибывшее пополнение, давая им «налетать» опыт. Например, сам Виталий Попков, прибыв на фронт в 1941 году, начал совершать боевые вылеты только в 1942 году.

Законченный сценарий был отвергнут чиновниками Госкино Украины, так как был признан «негероическим». Тогда Быков стал зачитывать отдельные куски сценария во время гастролей в разных городах Советского Союза. Это неизменно вызывало у зрителей восторг, что убедило Быкова в своей правоте. Постепенно за сценарий стали вступаться участники Великой Отечественной. В частности, 14 ноября 1972 года на киностудию Довженко прислал письмо начальник штаба войсковой части № 55127 полковник Лезжов, который охарактеризовал сценарий как «честный рассказ о войне и о людях, которые добыли в ней победу».

Сам Леонид Быков так писал о фильме: «Почему героями мы выбрали именно летчиков? Трудно сказать. Может быть, потому что сам я учился в авиационном училище, мечтал о полетах и до сих пор восхищаюсь представителями этой героической профессии. Разговаривая с летчиками, участниками боев, мы поняли одну очень важную для нас вещь. В жестоком горниле войны, в беспощадном ее пламени старшие опытные товарищи стремились, где это было возможно, сберечь молодых и неопытных соколят. В этом была высшая мудрость — забота о будущем, извечное право и долг сильных охранять, растить и воспитывать — себе смену. Так родилась тема «В бой идут одни „старики“». И другая — не менее дорогая нам. Известная мудрость гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Мы же хотели доказать, что в годы испытаний побеждают те, кто остается людьми в самых жестоких условиях, кто берет с собой в бой все светлое, человечное, за что и ведет битву с врагом. А что может быть прекраснее музыки? Недаром герои «второй, поющей эскадрильи» любят повторять: «Войны преходящи, музыка вечна!». Злобе, человеконенавистничеству фашизма наши герои противопоставили высокий гуманизм, творческое созидательное начало, заложенное в человеке. Нам хотелось создать этот фильм в память о тех, кто не вернулся с войны, и в благодарность живым, выстоявшим эту жестокую битву. Поэтому с особой трепетностью и волнением показываем мы свою картину ветеранам войны. И лучшая награда для нас, когда они говорят: «Да, это было так».

Сообщение о провале «Тайфуна»

12 декабря 1941 года Совинформбюро впервые передало сообщение «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы». В нем шла речь о крахе фашистского плана «Тайфун» и массированном наступлении Красной армии.

Сообщение о провале «Тайфуна»

12 декабря 1941 года Совинформбюро впервые передало сообщение «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы». В нем шла речь о крахе фашистского плана «Тайфун» и массированном наступлении Красной армии.

В нем говорилось:«С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву... До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои... 6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки были разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери. После перехода в наступление с 6 по 10 декабря, частями наших войск занято и освобождено от немцев свыше 400 населенных пунктов. В итоге за время с 16 ноября по 10 декабря сего года захвачено и уничтожено, без учета действий авиации: танков - 1.434, автомашин - 5.416, орудий - 575, минометов - 339, пулеметов - 870. Потери немцев за это время составляют свыше 85.000 убитыми».

Так начинался Афган

12 декабря 1979 года политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан.

Так начинался Афган

12 декабря 1979 года политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан.

В документе, в частности, написано: "К положению в «А». Одобрить соображения и мероприятия, изложенные т.т. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на т.т. Андропова Ю. В., Устинова Д. Ф., Громыко А. А. Поручить т.т. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий".

По свидетельству генерала армии В. И. Варенникова, в 1979 году единственным членом политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А. Н. Косыгин.

13 декабря 1979 года была сформирована Оперативная группа Министерства обороны по Афганистану во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С. Ф. Ахромеевым, приступившая к работе в Туркестанском военном округе с 14 декабря. 14 декабря 1979 года в городе Баграм был направлен батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, для усиления батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который с 7 июля 1979 года охранял в Баграме советские военно-транспортные самолёты и вертолёты.

20 декабря 1979 года из Баграма в Кабул был переброшен «мусульманский батальон», который вошёл в бригаду охраны дворца Амина, что существенно облегчило подготовку к запланированному штурму этого дворца. Для этой операции в середине декабря в Афганистан прибыли также 2 спецгруппы КГБ СССР.

До 25 декабря 1979 года в Туркестанском военном округе были подготовлены к вводу в Афганистан полевое управление 40-й общевойсковой армии, 2 мотострелковые дивизии, армейская артиллерийская бригада, зенитно-ракетная бригада, десантно-штурмовая бригада, части боевого и тылового обеспечения, а в Среднеазиатском военном округе — 2 мотострелковых полка, управление смешанного авиакорпуса, 2 авиаполка истребителей-бомбардировщиков, 1 истребительный авиаполк, 2 вертолётных полка, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения. В качестве резерва в обоих округах были отмобилизованы ещё три дивизии. На доукомплектование частей было призвано из запаса более 50 тысяч человек из среднеазиатских республик и Казахстана, и передано из народного хозяйства около 8 тыс. автомобилей и другой техники. Это было крупнейшее мобилизационное развертывание Советской Армии с 1945 года. Кроме того, к переброске в Афганистан также была подготовлена 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия из Белоруссии, которая уже 14 декабря была переброшена на аэродромы в Туркестанском военном округе.

К вечеру 23 декабря 1979 года было доложено о готовности войск к вводу в Афганистан. 24 декабря Д. Ф. Устинов подписал директиву № 312/12/001, в которой говорилось: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии