RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Т-60 против двух «Тигров»
16 января 2020 г.

Т-60 против двух «Тигров»

16 января 1943 года советский легкий танк с помощью артиллерии завалил два фашистских тяжелых танка
Великое Стояние на Угре
11 ноября 2019 г.

Великое Стояние на Угре

11 ноября 1480 года Русь окончательно разорвала зависимость от Золотой Орды
Высший пилотаж Петра Нестерова
27 февраля 2020 г.

Высший пилотаж Петра Нестерова

27 февраля 1887 года родился выдающийся русский летчик Пётр Николаевич Нестеров
Как французы из России бежали
3 ноября 2019 г.

Как французы из России бежали

3 ноября 1812 года началось Вяземское сражение
27 июля 2020 г.

"За Зою!"

27 июля 1925 года родился брат Зои Космодемьянской — Александр
Главная » Подвиги в наследство » Поражение люфтваффе в подмосковном небе

Поражение люфтваффе в подмосковном небе

В ночь на 22 июля 1941 года нашей противовоздушной обороной был отбит первый бомбовый авианалет на Москву

Битва за нашу столицу в небе Подмосковья началась 22 июля 1941 года, а за кончилась через 8 месяцев полным поражением фашистской авиации
Поражение люфтваффе в подмосковном небе

Вопрос о авиаударе по Москве был впервые поставлен на совещании у Гитлера 13 июля 1941 года. Его озвучил командир 8-го авиакорпуса люфтваффе генерал В. Рихтгофен. Он высказал предположение, что воздушные налеты на Москву, в которой тогда проживало свыше четырех миллионов человек, ускорят катастрофу русских. На следующий день, 14 июля, Гитлер сформулировал цель предстоящих бомбардировок Москвы: «Нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». 19 июля в директиве № 33 «О дальнейшем ведении войны на востоке» он уже конкретно потребовал «...развернуть воздушное наступление на Москву...». Была определена и дата начала наступления - 21 июля. 20 июля командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал А. Кессельринг провел совещание с командирами бомбардировочных соединений в связи с предстоящей воздушной операцией. Во исполнение директивы № 33 ответственным за организацию и проведение налетов был назначен командир 2-го авиакорпуса генерал Б. Лерцер. Ему были оперативно подчинены все авиагруппы, выделенные для бомбардировки Москвы. Это были большие силы: из пяти действовавших на восточном фронте авиакорпусов только 4-й не планировался к участию в налетах на Москву.
20 июля командующий 2-м воздушным флотом люфтваффе Кессельринг после совещания с командирами авиасоединений прибыл на аэродром Тересполь и обратился к экипажам бомбардировщиков с таким призывом: «Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель - Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны, как это всегда делали над Англией, при благоприятных условиях подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне».

Вот таким представлялась германскому командованию воздушная операция над Москвой. Последующие события показали, что это был жесточайший просчет.

Современные аналитики нередко смакуют тему о неготовности СССР к войне с фашистами. Состояние ПВО к 1941 году — одно из убедительных доказательств несостоятельности таких оценок. В 1939 году были созданы корпуса, дивизии и отдельные бригады ПВО. К этому времени технические средства могли обнаруживать самолеты на дистанции до 100 километров. Система управления огнем позволяла концентрировать огонь 12-15 батарей, создавать для ночного боя световые поля в несколько квадратных километров. Имеющиеся аэростаты позволяли ставить заграждения на площади порядка 200-400 квадратных километров.Оборонительный пояс охватывал Москву кольцом шириной 200-250 километров и был усилен по наиболее вероятным западным маршрутам налетов. Радиолокаторы РУС-1 располагались на линии Вязьма - Ржев. Средства ПВО применяли комплексно и массированно, совместно со всеми родами войск. Главным тактическим приемом было взаимодействие истребительной авиации и зенитной артиллерии. Истребители предназначались для ведения боев днем в основном на расстоянии 100-200 километров от Москвы, вне зоны огня зенитных батарей. Ночью же истребителям предстояло действовать преимущественно в пределах световых прожекторных полей, охватывающих каждое в среднем площадь 30х35 километров. Прожектористы должны были ловить цель и передавать с луча на луч по всей трассе полета, а нашим самолетам предстояло атаковывать ее из темноты. Артиллерия прикрывала ближние подступы к объекту - зону в 30-40 километров. Малокалиберная артиллерия и пулеметы нередко располагались на территории охраняемого объекта, на крышах домов и фабрик для защиты от самолетов, прорвавшихся на малых высотах.

Войска ПВО страны перед войной насчитывали почти 182000 человек. На их вооружении находилось более 4000 орудий и пулеметов, 1500 прожекторных установок, 850 аэростатов заграждения, 45 радиолокационных станций, а 40 истребительных полков, выделенных для целей ПВО, имели около 1500 самолетов, в том числе более половины парка составляли истребители И-16, примерно 25% И-153, около 10% Як-1 и МиГ-З.
И.В.Сталин лично контролировал состояние ПВО страны. Красноречивый факт. Именно в день первого налета люфтваффе на Москву Сталин провел в Ставке командно-штабную игру по отражению дневного воздушного налета на столицу с целью определить боевые возможности сил ПВО Москвы. Руководство игрой было поручено начальнику Генерального штаба Г.К. Жукову. Под его контролем на карты была нанесена исходная обстановка с необходимыми данными по силам и средствам ПВО столицы и возможным силам противника. За нападающую сторону выступали командующий ПВО столицы генерал М.С. Громадин и штаб зоны ПВО во главе с его начальником полковником А.В. Герасимовым. Отражением «налета» руководили командир 1-го корпуса ПВО генерал Д.А. Журавлев и командир 6-го истребительного авиакорпуса полковник И.Д. Климов.

Вспоминая эту игру, Д.А. Журавлев писал: «Авторы разработки создали... сложную обстановку. Согласно их данным, воздушный противник пытался прорваться к Москве тремя большими группами, эшелонированными по высоте и времени. Мне с И.Д. Климовым пришлось здорово потрудиться, организуя отражение настойчивых атак врага... Коротко подвел итоги начальник Генерального штаба Г.К. Жуков. Из его слов было ясно, что в основном мы со своей задачей справились. Затем И.В. Сталин сказал: «Завтра вы нам покажете отражение ночного налета». Однако второй игре на картах не суждено было состояться ни на следующий день, ни позже. Всего через несколько часов нам пришлось отражать налет на столицу не условного, а вполне реального противника».
Ночное время для налета фашисты выбрали исключительно аргументированно, ибо знали, что летчиков-ночников в составе 6-го ИАК не более 20%, что в ночных условиях расчеты ВНОС могут допустить большие ошибки в определении маршрута и высоты полета, количества и типов бомбардировщиков, что удаленные от Москвы зенитные артиллерийские и пулеметные подразделения не имеют прожекторов.

Как вспоминали участники событий, в 21.00 посты ВНОС, расположенные на рубеже Рославль - Смоленск, передали информацию о наличии в воздухе большой группы вражеских самолетов. В 22.00 стало ясно, что на Москву движется более 200 тяжелых бомбардировщиков (при последующем подсчете их оказалось 222) по двум направлениям, на высотах от 3 до 7 километров, предварительно тремя-четырьмя эшелонами с интервалом в 35-40 мин., по основному маршруту в створе Орша - Москва. В 22.07 в Москве объявлена воздушная тревога. В городе завыли сирены.

В 22.29 прожекторы осветили головные цели и генерал Журавлев отдал приказ на ведение огня всеми огневыми средствами. Полковник Климов поднял в воздух истребители на перехват врага. На командный пункт ПВО города прибыли большинство членов ГКО во главе с И.В. Сталиным и командующий Московской зоной ПВО генерал Громадин.

Воздушные бои развернулись в световых прожекторных полях на рубеже Солнечногорск - Голицыно. Одним из первых в бой вступил командир эскадрильи 11-го истребительного авиационного полка (иап) капитан К.Н. Титенков. Определив в группе флагмана, он атаковал его, сразил сначала бортстрелка, а затем поджег самолет. После гибели ведущего взаимодействие в группе вражеских самолетов нарушилось, подоспевшие наши истребители рассеяли строй фашистов и большинство из них, сбросив бесприцельно свой бомбовый груз и маневрируя, устремились назад, на запад, выходя из зоны огня. Кроме капитана К.Н. Титенкова, уничтожившего самолет-флагман противника, в этом первом налете отличились летчики-истребители лейтенанты В.Д. Лапочкин, П.В. Еремеев, Л.Г. Лукьянов и многие другие, а также командир 120-го иап майор А.С. Писанко.

Однако другие группы, прикрываясь плотным огнем бортового оружия, продолжали полет к городу. В ожидаемую зону огня зенитной артиллерии они входили небольшими группами с разных направлений, эшелонированно по высотам. При этом плотность налета оставалась высокой. Исходя из этого, генерал Журавлев принял решение и отдал приказ на ведение заградительного огня. В этом случае стрельба велась в ту часть пространства, где ожидалось появление самолетов с тем, чтобы на пути движения бомбардировщиков была создана сплошная огневая завеса. Расчет делался на то, что далеко не каждый экипаж вражеского бомбардировщика решится следовать по боевому курсу, если видит на своем пути сплошную зону разрывов снарядов. Заградительный огонь производил ошеломляющее воздействие на экипажи вражеских самолетов, подавлял их морально, заставляя уходить с боевого курса, бесприцельно освобождаться от бомбового груза и отказываться от выполнения боевой задачи. Лишь одиночные самолеты прорывались через сплошную огневую зону, главным образом, на флангах зенитно-артиллерийских полков, однако и их встретили сюрпризы, которых они не ожидали.

Один из командиров вражеских воздушных кораблей фельдфебель Л. Хавигхорст так вспоминает первый налет: «...Горящий Смоленск являлся хорошим навигационным ориентиром. Четким белым штрихом просматривалась дорога Смоленск - Москва. Скоро мы увидели 10 - 20 прожекторов, создававших световое поле. Попытки обойти его не удались: прожекторов оказалось много и слева, и справа. Я приказал увеличить высоту полета до 4500 м и экипажу надеть кислородные маски... Когда наш самолет вплотную подлетал к Москве и мы собирались освободиться от бомбового груза, раздался взволнованный голос радиста:

- Внимание, аэростаты!

- Ты обалдел, - послышалось в ответ, - мы же летим на высоте 4500!

Экипаж хорошо знал, что англичане не поднимали аэростаты выше 2000 метров, а здесь высота была, по крайней мере, удвоена... Я приказал сбросить бомбы и... мы повернули обратно».
Первый налет на Москву был успешно отражен. К Москве прорвались лишь несколько самолетов, которые успели сбросить бомбы на город. В результате налета пострадали 792 человека (130 убиты, 241 тяжело ранены), разрушено 37 зданий, возникло 1166 очагов пожара, повреждено 2 водовода, отдельные участки газовой и электросети, разбито до 100 км пристанционных железнодорожных путей и 19 вагонов с грузом. Несколько бомб упало на территорию Кремля, но они не нанесли существенных повреждений. Пострадали в первом налете, в основном, Ленинградский и Краснопресненский районы столицы. Потери авиации люфтваффе составили 22 самолета (12 на счету летчиков-истребителей и 10 на счету зенитчиков).

Выслушав доклады Д.А. Журавлева и И.Д. Климова, И.В. Сталин сказал: «Ну что же, хорошо. Двадцать самолетов - это десять процентов от числа участвовавших в налете. Для ночного времени это нормально. Нужно иметь в виду, что еще значительная часть немецких бомбардировщиков получила серьезные повреждения. Мне сейчас звонил маршал Тимошенко. Сказал, что наблюдал за самолетами противника, идущими от Москвы. Некоторые из них горели и падали за линией фронта».

В целом результаты первого сражения сил ПВО Москвы с воздушной группировкой люфтваффе оказались не только выигрышными с военной точки зрения, но и подняли

боевой дух войск и населения, продемонстрировали первую победу, одержанную над немецкой авиацией, считавшейся в странах Европы неодолимой. В масштабах всей летне-осенней кампании Великой Отечественной войны Германия потерпела первое серьезное военное поражение стратегического масштаба. И это понимали все, хотя и не спешили обнародовать. Фашисты - потому что второй раз после Смоленской конфузии генеральный план всей войны - «Барбаросса» - выявил свое несовершенство и определенную авантюристичность. А советское руководство считало, что достигнутый успех непременно следует закрепить.

Днем 22 июля по радио был передан Приказ Наркома обороны И.В. Сталина № 0241, в котором была объявлена благодарность участникам отражения налета - как воинам ПВО, так и бойцам пожарных команд, подразделений местной противовоздушной обороны (МПВО) и милиции города Москвы. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 июля были награждены: орденом Ленина - 5 человек, орденом Красного Знамени - 28, орденом Красной Звезды - 28, медалью «За отвагу» - 22 воина. Эти награды отличившимся вручил М.И. Калинин в Кремле.

Гитлер, независимо от результатов первого налета, требовал продолжать воздушную операцию, создать высокую боевую напряженность, сломить волю Советского Правительства и воинов ПВО - защитников Москвы. Поэтому второй налет, также массированный, в составе до 150 самолетов состоялся в ночь с 22 на 23 июля. Отражать его мешала сильная облачность. Тем не менее, из 12 эшелонов авиации противника до Москвы четыре вообще не дошли. Ошеломляющим для немцев явился факт, что два самолета были уничтожены аэростатами заграждения, чего ранее никогда не было, а общие потери люфтваффе составили 15 самолетов, т.е. опять 10% (до этого при налетах на Лондон, другие столицы и крупные объекты европейских государств потери люфтваффе никогда не превышали 3%).

За месяц боев с 22 июля по 22 августа немцы потеряли свыше двухсот, то есть более половины, самолетов, подготовленных для уничтожения Москвы, а главное — потеряли своих лучших летчиков.

Тем не менее, фашисты продолжали попытки нанесения авиаударов по Москве. После захвата противником Можайска, Волоколамска и Солнечногорска положение осложнилось. Аэродромы, с которых поднимались самолеты противника, вплотную приблизились к городу. Время подлета к городу сократилось до немногих минут, бомбардировщики летали под прикрытием истребителей, противодействовавших нашим истребителям ПВО.

9 ноября Государственный Комитет Обороны принял решение о противовоздушной обороне Москвы. Согласно ему втрое увеличивалось число истребительных полков и вчетверо аэростатов заграждения, улучшалась система МПВО. Все эти меры позволили уберечь город от разрушений и возникновения массовых пожаров.

Противник попытался добиться успеха, применив новейшие технические средства нападения. С 1942 года над Москвой стали появляться высотные разведчики Ю-86 и специально оборудованные бомбардировщики Ю-88. Первые имели потолок, близкий к 17000 метрам, вторые летали ниже, но могли нести бомбовый груз. Для борьбы с ними в частях 6-го авиакорпуса стали готовиться летчики-высотники. Зенитчики получили снаряды со специальным взрывателем, поражающим цели на больших высотах. После этого противник уже не решался повторять неудачные для себя массовые налеты на больших высотах.

От налетов вражеской авиации Москву защищали не только войска ПВО. В самом городе с последствиями бомбовых ударов боролась местная противовоздушная оборона – МПВО. Ее подразделения укрывали жизненно важные объекты, оказывали медицинскую помощь пострадавшим, тушили пожары и ликвидировали аварии.

Хорошие результаты дало сооружение ложных целей. У них как бы случайно ухудшали светомаскировку, и если бомба попадала в эту цель, то следующие самолеты старались поразить район начавшегося пожара. Иногда намеренно зажигали костры. Как правило, вторая волна машин сбрасывала свой груз на такой "пожар", обстреливала его из пушек и пулеметов. Строительство ложных целей велось силами МПВО.

Иногда сооружали ложные цели грандиозных размеров, хорошо прикрытые зенитной артиллерией. К ним относятся дублеры заводов и аэродромы-призраки. В 5 километрах от Тушинского аэродрома был сооружен ложный аэродром с ангарами, макетами аэродромных сооружений, макетами "яков" и "мигов". На ложные объекты было сброшено 156 осветительных бомб, 687 фугасных и много (возможно, десятки тысяч) зажигательных. Это составило примерно треть от всех сброшенных бомб. Всего подразделения МПВО, состоящие на 75% из женщин, насчитывали около 650 тысяч бойцов. Эффективная система бомбоубежищ практически исключала жертвы среди населения. Первые бомбоубежища стали сооружать еще в 1932 году. К началу войны подготовили 700 газоубежищ и более 2600 бомбоубежищ на 400 тысяч человек. С первых дней войны как укрытие использовали метрополитен, в том числе недостроенную третью линию. Днем метро работало, а после 19 часов, а в отдельные дни после 17 часов оно превращалось в убежище. Строили также землянки и щели, особенно в районах, где не было каменных зданий с подвалами.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
8 августа
суббота
2020

В этот день:

Моонзундская операция

8 августа 1915 года во время Первой мировой войны началась Моонзундская (Ирбенская) операция по отражению прорыва германского флота в Рижский залив.

Моонзундская операция

8 августа 1915 года во время Первой мировой войны началась Моонзундская (Ирбенская) операция по отражению прорыва германского флота в Рижский залив.

Германский флот, принимавший участие в прорыве, вдвое превосходил русский Балтийский флот и во много раз морские силы Рижского залива. Попытка противника протралить Ирбенский пролив 8 августа закончилась неудачей – на минах подорвались 2 тральщика, крейсер и эсминец.
В течение 16 – 19 августа траление фарватера было закончено, но русские корабли оказали ожесточенное сопротивление. После упорных боев 21 августа германский флот, понеся большие потери (2 эсминца и 3 тральщика потоплены, повреждены 2 крейсера, эсминец и тральщик), отступил, не выполнив боевой задачи.

 

Объявление войны Японии

8 августа 1945 года СССР объявил войну Японии, начав ввод войск в Манчжурию.

Объявление войны Японии

8 августа 1945 года СССР объявил войну Японии, начав ввод войск в Манчжурию.

Правительство СССР  в заявлении японскому правительству подчеркнуло, что в связи с отказом Японии принять требования Потсдамской декларации, прекратить военные действия против США, Англии и Китая Советский Союз, «верный союзническому долгу», с 9 августа будет считать себя в состоянии войны с Японией.

Космонавт СССР Светлана Савицкая

8 августа 1948 года родилась Светла́на Евге́ньевна Сави́цкая, дважды Герой Советского Союза, советский космонавт, вторая женщина-космонавт в мире и первая в мире женщина-космонавт, вышедшая в открытый космос.

Космонавт СССР Светлана Савицкая

8 августа 1948 года родилась Светла́на Евге́ньевна Сави́цкая, дважды Герой Советского Союза, советский космонавт, вторая женщина-космонавт в мире и первая в мире женщина-космонавт, вышедшая в открытый космос.

Родилась в Москве. Отец — Маршал авиации Евгений Савицкий. В 1966 году окончила московскую школу № 637. Поступила в Московский авиационный институт (МАИ), который окончила в 1972 году. Во время учёбы в МАИ также училась в Центральной объединённой лётно-технической школе при ЦК ДОСААФ в Калуге, которую окончила в 1971 году, получив квалификацию «лётчик-инструктор». В период с 1969 года по 1977 год входила в состав сборной команды СССР по пилотажному спорту. В 1970 году выиграла первенство мира по пилотажному спорту на поршневых самолётах в Великобритании. Установила 3 мировых рекорда по парашютному спорту в групповых прыжках из стратосферы и 18 авиационных рекордов на реактивных самолётах. После окончания института работала лётчиком-инструктором, училась в школе лётчиков-испытателей. В 1975 году вступила в КПСС. В 1976 году начала работать лётчиком-испытателем НПО «Взлёт» министерства радиоэлектронной промышленности СССР. Выполняла полёты на самолётах «МиГ-21», Е-155 («МиГ-25»), «Су-7», «Ил-18», «Ил-28». С мая 1978 года по июнь 1981 года работала лётчиком-испытателем Московского машиностроительного завода «Скорость» КБ А. С. Яковлева. В августе 1980 года была командирована в отряд лётчиков-космонавтов. В июне 1981 года назначена космонавтом-исследователем от ММЗ «Скорость». С 19 по 27 августа 1982 года в качестве космонавта-исследователя совершила полёт на кораблях «Союз Т-5», «Союз Т-7» и орбитальной станции «Салют-7». С 17 по 29 июля 1984 года в качестве бортинженера совершила полет на «Союз Т-12» и орбитальной станции «Салют-7». Во время полёта первой из женщин совершила выход в открытый космос. Готовилась к полёту на станцию «Салют-7» в 1986 г. «Союз Т-15C» в качестве командира первого в мире чисто женского экипажа (три женщины-космонавта), но этот полёт не состоялся.

Трижды Герой Иван Кожедуб

8 августа 1991 года ушел из жизни Иван Никитович КОЖЕДУБ (род.08.06.1920), прославленный летчик, трижды Герой Советского Союза, в годы Великой Отечественной войны сбивший в 120 воздушных боях 62 самолета противника.

Трижды Герой Иван Кожедуб

8 августа 1991 года ушел из жизни Иван Никитович КОЖЕДУБ (род.08.06.1920), прославленный летчик, трижды Герой Советского Союза, в годы Великой Отечественной войны сбивший в 120 воздушных боях 62 самолета противника.

В Красной Армии с 1940 года. Окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков, после чего продолжил в ней службу в должности инструктора. С марта 1943 года — на фронте. 6 июля 1943 года на Курской дуге, во время сорокового боевого вылета, Кожедуб сбил свой первый немецкий самолёт-бомбардировщик Юнкерс Ю-87. Уже на следующий день сбил второй, а 9 июля - сразу 2 истребителя Bf-109. Первое звание Героя Советского Союза Кожедубу было присвоено 4 февраля 1944 года за 146 боевых вылетов и 20 сбитых самолётов противника. С мая 1944 года Иван Кожедуб воевал на Ла-5ФН (бортовой № 14), построенном на средства колхозника-пчеловода Сталинградской области В. В. Конева. Второй медали «Золотая Звезда» Кожедуб был удостоен 19 августа 1944 года за 256 боевых вылетов и 48 сбитых самолётов противника.

К концу войны Иван Кожедуб, к тому времени — гвардии майор, летал на Ла-7, совершил 330 боевых вылетов, в 120 воздушных боях сбил 62 самолёта противника, среди них 17 пикирующих бомбардировщиков Ju-87, по 2 бомбардировщика Ju-88 и He-111, 16 истребителей Bf-109 и 21 Fw-190, 3 штурмовика Hs-129 и 1 реактивный истребитель Me-262.

В лётной биографии Кожедуба числятся также два сбитых в 1945 году самолёта P-51 «Мустанг» ВВС США, которые атаковали его, приняв за немецкий самолёт.

Третью медаль «Золотая Звезда» Кожедуб получил 18 августа 1945 года за высокое воинское мастерство, личное мужество и отвагу, проявленную на фронтах войны.

Снайпер Олег Козлов

8 августа 1972 года родился Олег Анатольевич Козлов — российский военнослужащий, снайпер, Герой России (1994)

Снайпер Олег Козлов

8 августа 1972 года родился Олег Анатольевич Козлов — российский военнослужащий, снайпер, Герой России (1994)

Парень совершил подвиг, защищая российские рубежи, являясь военнослужащим Российской армии, но чиновники долго лишали его возможности получить российское гражданство.

Олег родился в городе Куляб Советского Таджикистана. В 1987 году после окончания 8 класса поступил в СПТУ № 32 города Куляб, где получил специальность слесаря-сантехника. ПТУ закончил в 1989 году.

В марте 1993 года был призван на военную службу в 117-й Пограничный отряд. В ночь с 18 на 19 августа 1994 года отряд моджахедов попытался прорваться через заставу, начав её обстрел. В то время, когда основные усилия пограничников-десантников были сосредоточены на правом фланге, левый фланг основной обороны оставался открытым, что создавало угрозу окружения противником. Оценив ситуацию, Козлов решил прикрыть левый фланг обороны. Заняв удобную позицию, он в одиночку вел снайперский огонь по огневым точкам противника, уничтожил расчет РПГ, двух снайперов, подавил расчет пулемета. Своими действиями рядовой Олег Козлов не допустил прорыва противника на левый фланг обороны

Указом Президента Российской Федерации рядовому Козлову Олегу Анатольевичу было присвоено звание Героя России.

Вскоре после этого Козлову было присвоено звание сержанта, а затем и прапорщика.

В 1998 году он начал служить по контракту старшиной мотострелковой роты 191-го мотострелкового полка в Курган-Тюбе. Но вся беда в том, что, служа России, получив высшую награду России, Козлов официально не являлся её гражданином.

В ходе прямого телерадиодиалога Президента России Владимира Путина с россиянами 19 декабря 2002 года, прапорщик Олег Козлов, который к тому времени служил в 201-й российской мотострелковой дивизии, дислоцированной в Таджикистане, пожаловался, что несколько раз подавал документы на российское гражданство, но так и не получил гражданства РФ. Через несколько часов прапорщика пригласил посол РФ в Таджикистане, а через 6 дней Президент России подписал указ о приеме в гражданство РФ проживающих в Республике Таджикистан Козлова Олега Анатольевича, его жену Козлову Светлану Алексеевну, а также их детей Владу и Анастасию. Ещё через 5 дней (31 декабря 2002 года) прапорщик с семьёй въехал в новую трёхкомнатную квартиру (до этого своего жилья не имел), которую ему выделил своим Указом Президент Таджикистана Эмомали Рахмонов — ключи от квартиры вручил мэр Курган-Тюбе, а над входом в подъезд повесили табличку «Здесь живёт Герой России».
Конечно, приятный зигзаг удачи для Олега Козлова. Но сколько таких, но не попавшихся на глаза Президенту, русских в Таджикистане, служа России, лишены права являться её гражданами только потому, что не по их воле был разрушен подонками СССР.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии