RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Севастополь сдан без боя?
8 июля 2013 г.

Севастополь сдан без боя?

9 июля 1993 года Верховный Совет России утвердил постановление о российском статусе города русской морской славы
Возвращение Новороссии
21 июля 2014 г.

Возвращение Новороссии

240 лет назад 21 июля 1774 года Османская империя подписала с Россией Кючук-Кайнарджийский договор
Одноглазый лётчик
26 октября 2019 г.

Одноглазый лётчик

26 октября 1944 года воздушному штурмовику, полному кавалеру ордена Славы Ивану Григорьевичу Драченко присвоено звание Героя Советского Союза
Кто «завалил» Мюллера
19 апреля 2016 г.

Кто «завалил» Мюллера

19 апреля 1943 года североморские летчики сбили самолет хваленого фашистского аса
Под фуражкой — две косички
18 января 2019 г.

Под фуражкой — две косички

Выпускница Санкт-Петербурского государственного университета морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова Мария Денисова добилась призыва на военную службу
Главная » Подвиги в наследство » Поражение люфтваффе в подмосковном небе

Поражение люфтваффе в подмосковном небе

В ночь на 22 июля 1941 года нашей противовоздушной обороной был отбит первый бомбовый авианалет на Москву

Битва за нашу столицу в небе Подмосковья началась 22 июля 1941 года, а за кончилась через 8 месяцев полным поражением фашистской авиации
Поражение люфтваффе в подмосковном небе

Вопрос о авиаударе по Москве был впервые поставлен на совещании у Гитлера 13 июля 1941 года. Его озвучил командир 8-го авиакорпуса люфтваффе генерал В. Рихтгофен. Он высказал предположение, что воздушные налеты на Москву, в которой тогда проживало свыше четырех миллионов человек, ускорят катастрофу русских. На следующий день, 14 июля, Гитлер сформулировал цель предстоящих бомбардировок Москвы: «Нанести удар по центру большевистского сопротивления и воспрепятствовать организованной эвакуации русского правительственного аппарата». 19 июля в директиве № 33 «О дальнейшем ведении войны на востоке» он уже конкретно потребовал «...развернуть воздушное наступление на Москву...». Была определена и дата начала наступления - 21 июля. 20 июля командующий 2-м воздушным флотом генерал-фельдмаршал А. Кессельринг провел совещание с командирами бомбардировочных соединений в связи с предстоящей воздушной операцией. Во исполнение директивы № 33 ответственным за организацию и проведение налетов был назначен командир 2-го авиакорпуса генерал Б. Лерцер. Ему были оперативно подчинены все авиагруппы, выделенные для бомбардировки Москвы. Это были большие силы: из пяти действовавших на восточном фронте авиакорпусов только 4-й не планировался к участию в налетах на Москву.
20 июля командующий 2-м воздушным флотом люфтваффе Кессельринг после совещания с командирами авиасоединений прибыл на аэродром Тересполь и обратился к экипажам бомбардировщиков с таким призывом: «Мои авиаторы! Вам удавалось бомбить Англию, где приходилось преодолевать сильный огонь зениток, ряды аэростатных заграждений, отбивать атаки истребителей. И вы отлично справились с задачей. Теперь ваша цель - Москва. Будет намного легче. Если русские и имеют зенитные орудия, то немногочисленные, которые не доставят вам неприятностей, как и несколько прожекторов. Они не располагают аэростатами и совершенно не имеют ночной истребительной авиации. Вы должны, как это всегда делали над Англией, при благоприятных условиях подойти к Москве на небольшой высоте и точно положить бомбы. Надеюсь, что прогулка будет для вас приятной. Через четыре недели войска победоносного вермахта будут в Москве, а это означает конец войне».

Вот таким представлялась германскому командованию воздушная операция над Москвой. Последующие события показали, что это был жесточайший просчет.

Современные аналитики нередко смакуют тему о неготовности СССР к войне с фашистами. Состояние ПВО к 1941 году — одно из убедительных доказательств несостоятельности таких оценок. В 1939 году были созданы корпуса, дивизии и отдельные бригады ПВО. К этому времени технические средства могли обнаруживать самолеты на дистанции до 100 километров. Система управления огнем позволяла концентрировать огонь 12-15 батарей, создавать для ночного боя световые поля в несколько квадратных километров. Имеющиеся аэростаты позволяли ставить заграждения на площади порядка 200-400 квадратных километров.Оборонительный пояс охватывал Москву кольцом шириной 200-250 километров и был усилен по наиболее вероятным западным маршрутам налетов. Радиолокаторы РУС-1 располагались на линии Вязьма - Ржев. Средства ПВО применяли комплексно и массированно, совместно со всеми родами войск. Главным тактическим приемом было взаимодействие истребительной авиации и зенитной артиллерии. Истребители предназначались для ведения боев днем в основном на расстоянии 100-200 километров от Москвы, вне зоны огня зенитных батарей. Ночью же истребителям предстояло действовать преимущественно в пределах световых прожекторных полей, охватывающих каждое в среднем площадь 30х35 километров. Прожектористы должны были ловить цель и передавать с луча на луч по всей трассе полета, а нашим самолетам предстояло атаковывать ее из темноты. Артиллерия прикрывала ближние подступы к объекту - зону в 30-40 километров. Малокалиберная артиллерия и пулеметы нередко располагались на территории охраняемого объекта, на крышах домов и фабрик для защиты от самолетов, прорвавшихся на малых высотах.

Войска ПВО страны перед войной насчитывали почти 182000 человек. На их вооружении находилось более 4000 орудий и пулеметов, 1500 прожекторных установок, 850 аэростатов заграждения, 45 радиолокационных станций, а 40 истребительных полков, выделенных для целей ПВО, имели около 1500 самолетов, в том числе более половины парка составляли истребители И-16, примерно 25% И-153, около 10% Як-1 и МиГ-З.
И.В.Сталин лично контролировал состояние ПВО страны. Красноречивый факт. Именно в день первого налета люфтваффе на Москву Сталин провел в Ставке командно-штабную игру по отражению дневного воздушного налета на столицу с целью определить боевые возможности сил ПВО Москвы. Руководство игрой было поручено начальнику Генерального штаба Г.К. Жукову. Под его контролем на карты была нанесена исходная обстановка с необходимыми данными по силам и средствам ПВО столицы и возможным силам противника. За нападающую сторону выступали командующий ПВО столицы генерал М.С. Громадин и штаб зоны ПВО во главе с его начальником полковником А.В. Герасимовым. Отражением «налета» руководили командир 1-го корпуса ПВО генерал Д.А. Журавлев и командир 6-го истребительного авиакорпуса полковник И.Д. Климов.

Вспоминая эту игру, Д.А. Журавлев писал: «Авторы разработки создали... сложную обстановку. Согласно их данным, воздушный противник пытался прорваться к Москве тремя большими группами, эшелонированными по высоте и времени. Мне с И.Д. Климовым пришлось здорово потрудиться, организуя отражение настойчивых атак врага... Коротко подвел итоги начальник Генерального штаба Г.К. Жуков. Из его слов было ясно, что в основном мы со своей задачей справились. Затем И.В. Сталин сказал: «Завтра вы нам покажете отражение ночного налета». Однако второй игре на картах не суждено было состояться ни на следующий день, ни позже. Всего через несколько часов нам пришлось отражать налет на столицу не условного, а вполне реального противника».
Ночное время для налета фашисты выбрали исключительно аргументированно, ибо знали, что летчиков-ночников в составе 6-го ИАК не более 20%, что в ночных условиях расчеты ВНОС могут допустить большие ошибки в определении маршрута и высоты полета, количества и типов бомбардировщиков, что удаленные от Москвы зенитные артиллерийские и пулеметные подразделения не имеют прожекторов.

Как вспоминали участники событий, в 21.00 посты ВНОС, расположенные на рубеже Рославль - Смоленск, передали информацию о наличии в воздухе большой группы вражеских самолетов. В 22.00 стало ясно, что на Москву движется более 200 тяжелых бомбардировщиков (при последующем подсчете их оказалось 222) по двум направлениям, на высотах от 3 до 7 километров, предварительно тремя-четырьмя эшелонами с интервалом в 35-40 мин., по основному маршруту в створе Орша - Москва. В 22.07 в Москве объявлена воздушная тревога. В городе завыли сирены.

В 22.29 прожекторы осветили головные цели и генерал Журавлев отдал приказ на ведение огня всеми огневыми средствами. Полковник Климов поднял в воздух истребители на перехват врага. На командный пункт ПВО города прибыли большинство членов ГКО во главе с И.В. Сталиным и командующий Московской зоной ПВО генерал Громадин.

Воздушные бои развернулись в световых прожекторных полях на рубеже Солнечногорск - Голицыно. Одним из первых в бой вступил командир эскадрильи 11-го истребительного авиационного полка (иап) капитан К.Н. Титенков. Определив в группе флагмана, он атаковал его, сразил сначала бортстрелка, а затем поджег самолет. После гибели ведущего взаимодействие в группе вражеских самолетов нарушилось, подоспевшие наши истребители рассеяли строй фашистов и большинство из них, сбросив бесприцельно свой бомбовый груз и маневрируя, устремились назад, на запад, выходя из зоны огня. Кроме капитана К.Н. Титенкова, уничтожившего самолет-флагман противника, в этом первом налете отличились летчики-истребители лейтенанты В.Д. Лапочкин, П.В. Еремеев, Л.Г. Лукьянов и многие другие, а также командир 120-го иап майор А.С. Писанко.

Однако другие группы, прикрываясь плотным огнем бортового оружия, продолжали полет к городу. В ожидаемую зону огня зенитной артиллерии они входили небольшими группами с разных направлений, эшелонированно по высотам. При этом плотность налета оставалась высокой. Исходя из этого, генерал Журавлев принял решение и отдал приказ на ведение заградительного огня. В этом случае стрельба велась в ту часть пространства, где ожидалось появление самолетов с тем, чтобы на пути движения бомбардировщиков была создана сплошная огневая завеса. Расчет делался на то, что далеко не каждый экипаж вражеского бомбардировщика решится следовать по боевому курсу, если видит на своем пути сплошную зону разрывов снарядов. Заградительный огонь производил ошеломляющее воздействие на экипажи вражеских самолетов, подавлял их морально, заставляя уходить с боевого курса, бесприцельно освобождаться от бомбового груза и отказываться от выполнения боевой задачи. Лишь одиночные самолеты прорывались через сплошную огневую зону, главным образом, на флангах зенитно-артиллерийских полков, однако и их встретили сюрпризы, которых они не ожидали.

Один из командиров вражеских воздушных кораблей фельдфебель Л. Хавигхорст так вспоминает первый налет: «...Горящий Смоленск являлся хорошим навигационным ориентиром. Четким белым штрихом просматривалась дорога Смоленск - Москва. Скоро мы увидели 10 - 20 прожекторов, создававших световое поле. Попытки обойти его не удались: прожекторов оказалось много и слева, и справа. Я приказал увеличить высоту полета до 4500 м и экипажу надеть кислородные маски... Когда наш самолет вплотную подлетал к Москве и мы собирались освободиться от бомбового груза, раздался взволнованный голос радиста:

- Внимание, аэростаты!

- Ты обалдел, - послышалось в ответ, - мы же летим на высоте 4500!

Экипаж хорошо знал, что англичане не поднимали аэростаты выше 2000 метров, а здесь высота была, по крайней мере, удвоена... Я приказал сбросить бомбы и... мы повернули обратно».
Первый налет на Москву был успешно отражен. К Москве прорвались лишь несколько самолетов, которые успели сбросить бомбы на город. В результате налета пострадали 792 человека (130 убиты, 241 тяжело ранены), разрушено 37 зданий, возникло 1166 очагов пожара, повреждено 2 водовода, отдельные участки газовой и электросети, разбито до 100 км пристанционных железнодорожных путей и 19 вагонов с грузом. Несколько бомб упало на территорию Кремля, но они не нанесли существенных повреждений. Пострадали в первом налете, в основном, Ленинградский и Краснопресненский районы столицы. Потери авиации люфтваффе составили 22 самолета (12 на счету летчиков-истребителей и 10 на счету зенитчиков).

Выслушав доклады Д.А. Журавлева и И.Д. Климова, И.В. Сталин сказал: «Ну что же, хорошо. Двадцать самолетов - это десять процентов от числа участвовавших в налете. Для ночного времени это нормально. Нужно иметь в виду, что еще значительная часть немецких бомбардировщиков получила серьезные повреждения. Мне сейчас звонил маршал Тимошенко. Сказал, что наблюдал за самолетами противника, идущими от Москвы. Некоторые из них горели и падали за линией фронта».

В целом результаты первого сражения сил ПВО Москвы с воздушной группировкой люфтваффе оказались не только выигрышными с военной точки зрения, но и подняли

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 января
понедельник
2020

В этот день:

«Январский гром»

27 января День воинской славы России в честь полного освобождения советскими войсками города Ленинграда (в результате операции «Январский гром») от блокады его немецкими, финскими и испанскими (Голубая дивизия) войсками с участием добровольцев из Северной Африки, Европы и военно-морских сил Италии во время Великой Отечественной войны.

«Январский гром»

27 января День воинской славы России в честь полного освобождения советскими войсками города Ленинграда (в результате операции «Январский гром») от блокады его немецкими, финскими и испанскими (Голубая дивизия) войсками с участием добровольцев из Северной Африки, Европы и военно-морских сил Италии во время Великой Отечественной войны.

К началу блокады в городе не имелось достаточных по объёму запасов продовольствия и топлива. Единственным путём сообщения с Ленинградом оставалось Ладожское озеро, находившееся в пределах досягаемости артиллерии и авиации осаждающих, на озере также действовала объединённая военно-морская флотилия противника. Пропускная способность этой транспортной артерии не соответствовала потребностям города. В результате начавшийся в Ленинграде массовый голод, усугублённый особенно суровой первой блокадной зимой, проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей.

За массовый героизм и мужество в защите Родины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг., проявленные защитниками блокадного Ленинграда, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР 8 мая 1965 г. городу присвоена высшая степень отличия — звание Город-герой.

Покушение на Ельцина

27 января 1993 года майор Кислов Иван Васильевич из Хабаровска пытался совершить покушение на Ельцина, но был задержан в Москве, на крыше одного из домов поблизости от Старой площади.

Покушение на Ельцина

27 января 1993 года майор Кислов Иван Васильевич из Хабаровска пытался совершить покушение на Ельцина, но был задержан в Москве, на крыше одного из домов поблизости от Старой площади.

Иван Васильевич Кислов родился в 1959 году. До декабря 1992 года он имел воинское звание майора, служил в строительной части в Хабаровске в должности помощника начальника отдела в управлении монтажных работ строительного управления Дальневосточного военного округа. Был женат, имел сына.

25 декабря 1992 года Кислов ушёл из дома, решив совершить покушение на Ельцина в качестве мести за развал Советского Союза, не сообщив ни о месте, ни о цели своей поездки в Москву ни домочадцам, ни сослуживцам. С его слов, он собрал два небольших взрывных устройства, начинённых свинцовыми шариками для увеличения убойной силы, однако они промокли, когда Кислов попал под дождь, и оказались неработоспособными.

Но майора это не остановило. Он решил казнить Ельцина ножом, для чего караулил его у подъезда, где тот жил, но неудачно. 27 января 1993 года Кислов забрался на крышу здания администрации президента на Старой площади. Офицер был обнаружен сотрудниками службы безопасности.

На следствии Кислов заявил: «…Я решил возложить на себя высокую миссию избавления России от этого человека».
Его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в Хабаровскую спецбольницу. Дальнейшая судьба отважного офицера неизвестна.

 

Подвиг глубоководника Щербакова

27 января 1997 года за мужество и героизм, проявленные при испытании новой техники, капитану 1-го ранга Щербакову Юрию Александровичу (командир атомной глубоководной станции АС-35 29-й отдельной бригады подводных лодок) было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Подвиг глубоководника Щербакова

27 января 1997 года за мужество и героизм, проявленные при испытании новой техники, капитану 1-го ранга Щербакову Юрию Александровичу (командир атомной глубоководной станции АС-35 29-й отдельной бригады подводных лодок) было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Юрий Александрович Щербаков родился 21 февраля 1947 года в Минске. Служил в Военно-Морском Флоте с 1966 года. В июне 1971 года окончил минно-торпедный факультет Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола (в 1998 году расформировано, остатки стали частью Санкт-Петербургского военно-морского института), в июле 1978 года — Высшие специальные офицерские классы ВМФ.

Службу проходил на Северном флоте: начал с должности командир минно-торпедной боевой части (БЧ-3) атомной подводной лодки К-159 (август 1971 — декабрь 1975); помощник командира атомной подводной лодки К-11 (декабрь 1975 — ноябрь 1977).

С августа 1978 года - командир атомной глубоководной станции АС-35. В январе 1993 года за «самоотверженные действия, совершённые при исполнении воинского долга в экстремальных условиях, сопряжённых с риском для жизни» был награждён орденом «За личное мужество». 26 ноября 1995 года АС-35 вошла в состав флота (29-я отдельная бригада подводных лодок), а в 1996 году проведены глубоководные испытания, по результатам которых указом президента Российской Федерации от 27 января 1997 года капитану 1-го ранга Щербакову было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Скоропостижно кончался 17 мая 2012 года. Похоронен на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии