RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Двуглавый орел» Киева
19 октября 2016 г.

«Двуглавый орел» Киева

19 октября 1914 года героически погиб в бою прапорщик Владимир Степанович Голубев
Че Гевара: вечный Боец
9 октября 2018 г.

Че Гевара: вечный Боец

9 октября 1967 года был зверски убит в Боливии Че Гевара - латиноамериканский революционер, команданте Кубинской революции и кубинский государственный деятель
Героика на голодном пайке
15 июля 2015 г.

Героика на голодном пайке

Музей Зои Космодемьянской, открытый 60 лет назад, в году 70-летия Великой Победы закрыт для посетителей по причине … недостаточного финансирования
Еще раз о Леониде Хрущеве
21 апреля 2016 г.

Еще раз о Леониде Хрущеве

21 апреля 1943 года И.В. Сталин подписал указ о награждении орденом Отечественной войны первой степени (посмертно) старшего лейтенанта Леонида Никитича Хрущева
Убийство Вячеслава Плеве
28 июля 2016 г.

Убийство Вячеслава Плеве

28 июля день памяти министра внутренних дел России Вячеслава Константиновича Плеве, убитого террористами в 1904 году
Главная » Подвиги в наследство » Судьба «подводника № 1»

Судьба «подводника № 1»

25 ноября 1963 года ушел из жизни выдающийся военный моряк — командир подводной лодки С-13 капитан 3 ранга Александр Иванович Маринеско

Он является автором «атаки века», в результате которой одним ударом было уничтожено 70 экипажей фашистских субмарин
Судьба «подводника № 1»

Имя Александра Ивановича Маринеско сегодня известно всем, даже тем, кто мало интересуется военно-морской историей и далек от флота. И не только потому, что этим именем названы десятки улиц в России и за рубежом, несколько учебных заведений, музеев и прочих общественных учреждений. И даже множество публицистических статей и научных монографий, романов и фильмов о «подводнике №1» скорее не причина его известности, а следствие.

Дело, по-видимому, в другом. Сама судьба Маринеско – это феномен становления легенды, где правду уже трудно отделить от домыслов. Это явление как нельзя лучше укладывается в классические каноны восприятия легендарности массовым сознанием. Здесь все взаимосвязано и вместе с тем противоречиво: герой рождает легенду, которая делает его героем. Подвиг героя вызван обстоятельствами, которые обусловлены необходимостью самого подвига. Истина борется против вымысла и одновременно украшается им.

Биография Маринеско – готовый сценарий для культового фильма, как говорится, на все времена. Его недолгая жизнь насыщена событиями: беспокойная юность, война и слава, пороки и доблесть. И конечно, любовь. Его характер дерзкий, но благородный, отчего поступки часто балансируют на грани допустимого обыденной моралью, а нередкие переходы за эту грань прощаются за подвиги, которые грандиозны и впечатляющи. Они и останутся таковыми в истории как бы к ним не относились злопыхатели и яростные критики героя.

Сама фамилия Маринеско могла предопределить его жизненное назначение, ведь «маринус» – на латыни значит «морской». Впрочем, в Одессе, где родился Маринеско , трудно не сделаться моряком или по крайней мере не влюбиться в море как настоящий моряк.

Александр появился на свет 15 января 1913 года в семье одесского рабочего румынского происхождения Иона Маринеску, мать его была украинкой. Юность Александра выпала на 1920-е годы. Какой была жизнь в Одессе в то неспокойное время можно представить себе по многочисленным рассказам, кинофильмам и песням, большая часть которых имеет единый и притом весьма своеобразный романтический мотив и криминально-приключенческий сюжет. Не трудно представить, как повлияла эта обстановка на Сашу Маринеско , молодого паренька, выходца из рабочего квартала. Дерзкое чувство воли и отчаянной лихости, воспитанное на одесской романтике 1920-х, потом еще не раз скажется в его дальнейшей жизни.

Впрочем, официальная биография юного Маринеско содержит и другие характеристики. После учебы в трудовой школе в 1926 г. Александра, как сказано в путевке, «за прилежность и терпеливость» направили в школу юнг, по окончании которой он ходил на гражданских судах Черноморского пароходства матросом 1-го класса. В 1933 г. Маринеско окончил Одесский мореходный техникум и продолжил морскую службу третьим и вторым помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот».

В то время 20-летний моряк Александр Маринеско вряд ли помышлял о военной карьере, тем более о службе подводника. Служивший с ним позже подводник Геннадий Зеленцов вспоминал, что сам Маринеско не хотел быть военным, а мечтал исключительно о службе в торговом флоте.

Однако судьба в лице государства распорядилась иначе. В 1933 г. Маринеско был призван в Рабоче-крестьянский красный флот и получил направление на специальные курсы комсостава РККФ. Далее – служба штурманом на подлодке Щ-306 Балтийского флота. В 1938 г., уже в звании старшего лейтенанта, по окончании курсов переподготовки при Краснознаменном учебном отряде подводного плавания имени С.М. Кирова Александр Иванович становится помощником командира на субмарине Л-1, а затем и командиром подлодки М-96. В 1940 г. по результатам боевой и политической подготовки экипаж М-96 занял первое место среди подлодок Балтфлота, командир Маринеско награжден золотыми часами и произведен в звание капитан-лейтенанта.

С тех пор в характере и поведении Александра Ивановича как будто что-то переменилось. Командир на подводной лодке, как говорится, царь и бог. По крайней мере первый после бога. И этот беспредельно высокий статус, бывает, кружит голову.

В ОКТЯБРЕ 1941 г. подлодка командира Маринеско сто­яла на позиции в Рижском заливе, куда была перебазирована в самом начале войны. Тогда же Александр Иванович получил первое серьезное взыскание по службе. Его исключили из кандидатов в члены ВКП (б) за пьянство и организацию в дивизионе азартных карточных игр. Он едва не разделил участь комиссара этого дивизиона, которого за распущенность личного состава осудили на десять лет лагерей с отсрочкой приговора и отправкой на передовую.

Зимой 1942 г. гитлеровцы усиленно бомбили Рижский залив. Подлодка Маринеско была серьезно повреждена снарядом и вынужденно встала на ремонт, занявший полгода. После ремонта М-96 вышла в боевой поход и 14 августа успешно атаковала немецкую тяжелую плавбатарею «Хелене». Возвращаясь на базу раньше срока из-за нехватки топлива, Маринеско не предупредил советские дозоры, а при всплытии не поднял военно-морской флаг, в результате чего его подлодку чуть было не потопили свои катера. Это вызвало возмущение командования. Сам же Маринеско отнесся к инциденту, едва не стоившему ему жизни, весьма хладнокровно.

С таким же завидным хладнокровием в ноябре 1942 г. Маринеско участвовал в крайне рискованной десантной операции в Нарвском заливе, где его лодка высадила группу разведчиков прямо под носом у немцев для захвата шифровальной машины «Энигма» в штабе немецкого полка. Действия капитана М-96 командование оценило высоко – он был награжден орденом Ленина. Тогда же Маринеско было присвоено звание капитана 3-го ранга, его снова приняли кандидатом в члены ВКП(б), но в отличной боевой характеристике за 1942 г. командир дивизиона капитан 3-го ранга Сидоренко все же отметил, что его подчиненный «на берегу склонен к частым выпивкам».

Увы, это было так. Дисциплинированного и собранного, волевого и решительного в подводном походе Александра Ивановича «на берегу» разносило. Боевой офицер словно «ржавел» без дела и потому по временам уходил в

безудержную гульбу. В апреле 1943 г. Маринеско назначили командиром подлодки С-13. Она простояла без участия в боях полтора года – до осени 1944-го. В это время, согласно рапортам, командир С-13 неоднократно попадал в «пьяные» истории.

В новый поход подлодка Маринеско вышла только в октябре 1944 года. И сразу в бой! В первые же сутки похода, 9 октября, в Балтийском море С-13 обнаружила и атаковала немецкое судно «Зигфрид». По донесению Маринеско , корабль противника получил серьезное повреждение и начал быстро погружаться в воду. За проведение успешного похода командир С-13 получил тогда орден Красного Знамени.

Однако празднование нового, 1945 года чуть было не стоило орденоносцу и герою Балтфлота Маринеско лишения всех званий и наград, не исключая и высшей меры наказания за очередной вызывающий дисциплинарный проступок в условиях военной обстановки. В предновогоднюю ночь ко­мандир С-13 самовольно оставил субмарину и двое суток гулял в распложенном рядом с плавбазой населенном пункте. В это же время предоставленный сам себе экипаж подлодки разбрелся по округе и «отличился» выяснением отношений с местным населением. За эту выходку командующий Балтийским флотом адмирал В.Ф. Трибуц решил придать Маринеско суду военного трибунала, однако делу ход не дал – оставил возможность командиру и экипажу С-13 искупить вину в боевом походе.

Таким образом 9 января 1945 г. подлодка С-13 вышла в свой «штрафной» поход, который стал самым доблестным и героическим рейдом капитана Маринеско . Впереди его ждала по-настоящему громкая и, как пишут в романах, неувядаемая слава.

30 января 1945 г. примерно в 19 часов Маринеско увидел ярко освещенное немецкое судно, следовавшее из польской Гдыни. Это шел «Вильгельм Густлофф» – колоссальных размеров лайнер, прежде пассажирский, а во время войны выполнявший функции плавающего госпиталя. Однако госпитальное судно не было обозначено соответствующим знаком – красным крестом. Напротив того – корпус лайнера носил камуфляжную окраску, на палубах виднелась артиллерия и орудия ПВО. Оснащенное вооружением санитарное судно сопровождал боевой корабль флота Германии.

«Вильгельм Густлофф» передвигался очень медленно. На его борту находились пассажиры, численность которых в разы превышала допустимые нормы: десятки офицеров-подводников и сотни курсантов, несколько сот женщин из флотского вспомогательного дивизиона, почти тысяча раненых солдат, и тысячи гражданских беженцев. Плюс перегрузка взятого на борт военного оборудования. Плюс крайне плохая видимость – кромешная тьма в условиях разыгравшегося жесточайшего шторма. В таких обстоятельствах командующему судном Фридриху Петерсену поступило сообщение о конвое тральщиков, который якобы шел навстречу. Чтобы предотвратить столкновение, поступил приказ включить ходовые огни. В 19.30, так и не дождавшись тральщиков, капитан Петерсен дал команду огни потушить.

Но было уже поздно – Маринеско выработал план атаки. Около 21 часа подлодка С-13, совершив виртуозный маневр, зашла со стороны берега, где ее менее всего могли ожидать, и выпустила первую торпеду с надписью «За Родину», а затем еще две – «За советский народ» и «За Ленинград».

При первом ударе, пробившем носовую часть судна, немцы решили, что они наскочили на мину. Но после второго и третьего взрыва, разворотивших машинное отделение, капитан Петерсен понял, что это была субмарина, и коротко объявил: «Das war’s» (Вот и всё). На лайнере началась паника. Сотни людей, не разбирая чинов, пола и возраста, бросились к шлюпкам. Из-за сильного крена тысячи оказались в ледяном бушующем море. Примерно через час после атаки «Вильгельм Густлофф» полностью затонул. Поверженное судно, величиною едва ли не с айсберг, ушло под воду, погрузилось в черную бездну.

Чтобы представить масштаб этой катастрофы, следует иметь в виду некоторые сравнительные данные. Спущенный на воду в 1937 г. лайнер «Вильгельм Густлофф» был крупнейшим по тоннажу немецким теплоходом, потопленным советскими подводниками. Длина судна – 208 метров, ширина – 23. Еще поразительней высота – 56 метров, то есть в два раза выше печально известного «Титаника». При пассажировместимости полторы тысячи человек на борту «Вильгельма Густлоффа» в ту роковую для него ночь оказалось более десяти тысяч. И по сию пору историки дискутируют о составе пассажиров этого «корабля смерти»: сколько было военных, сколько из них раненых, сколько беженцев. Однако колоссальность людских потерь ни у кого не вызывает сомнения.

ТЕМ НЕ МЕНЕЕ для нас, русских, капитан 3 ранга Маринеско и его команда – вечные герои и личные кумиры. Даже по данным немецких исследователей послевоенных лет, ВМС гитлеровской Германии 30 января 1945 г. был нанесен серьезный урон. Так, по свидетельству журнала «Марине» (1975. № 2–5, 7–11. ФРГ), с кораблем погибли 1300 подводников, среди которых находились полностью сформированные экипажи подводных лодок и их командиры. По мнению командира дивизиона капитана 1-го ранга А. Орла, погибших немецких подводников хватило бы для укомплектования 70 подлодок. Вот почему впоследствии советская печать потопление «Вильгельма Густлоффа» совершенно обоснованно назвала «атакой века», а Маринеско – «подводником № 1».

Что касается слезливых всхлипов современной либеральной общественности о погибших на «Вильгельме Густлоффе» раненых солдатах, женщинах и мирных беженцах, так сожаления эти давно опроверг исторический суд – не бессердечный, но добросовестный. По всем характеристикам эти жертвы признаны «военной целью» и, как это ни жестоко звучит, уничтожение их не является военным преступлением. Сотни погибших немецких офицеров-подводников погрузились на «Вильгельм Густлофф», понятно, не для круизной прогулки. Да и вылечившиеся раненые гитлеровцы наверняка встали бы снова в строй. За утонувших в ту ночь мирных беженцев по всем нормам военного времени ответственность несло принявшие их на борт командование «Вильгельма Густлоффа» – по факту военного тогда судна. А кроме того…

Кроме того, у войны свои нравственные законы, свои моральные координаты. Нам, людям мирного времени, порою трудно это понять. Мне, автору данного очерка, молодому человеку, не знающему битв, довелось слушать рассказы деда – участника Великой Отечественной. Запомнилась одна история. Как-то на переломе войны, когда победа наша еще казалось далекой и неясной, советские десантники-балтийцы проходили через одну освобожденную деревню в Ленинградской области. Увидели они колодец. В нем трупы русских детишек – немцы при отступлении их гранатами закидали. Потом нашли общую могилу стариков, заживо закопанных. Постояли наши десантники, покурили молча. И пошли дальше. Только после этого в плен немцев они больше не брали. Вообще никаких. Потому что – война, сказал мне потом дед, у нее своя правда…

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
14 августа
пятница
2020

В этот день:

Георгиевский крест Козьмы Крючкова

14 августа 1914 года первым именным георгиевским крестом в ходе Первой мировой войны был награжден донской казак из хутора Нижний Калмыкос Козьма КРЮЧКОВ. С небольшим отрядом он вступил в бой с превосходящими силами противника в Пруссии, получил 16 ранений, но остался в строю, уничтожив при этом 11 пруссаков.

Снайперы Наталья Ковшова и Мария Поливанова

14 августа 1942 года погибли в бою Наталья Венедиктовна КОВШОВА и Мария Семеновна ПОЛИВАНОВА, снайперы, Герои Советского Союза (посмертно). У деревни Сутоки Новгородской области снайперов окружили фашисты. Наши девушки отстреливались до последнего патрона, а потом вместе с врагами подорвали себя гранатами.

Прославление царской семьи

14 августа 2000 года проходивший в Москве Архиерейский собор Русской православной церкви принял решение «о соборном прославлении новомучеников-исповедников российских», в том числе и членов царской семьи императора Николая Второго — императрицы Александры, цесаревича Алексея, великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии