RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Вторая рука государства
24 января 2014 г.

Вторая рука государства

24 января 1720 года - особая дата в жизни Русского флота. Петр I издал указ, в котором впервые сформулировал свои взгляды на значение флота в системе вооруженных сил.
«Красная звезда» и её штыки
5 декабря 2013 г.

«Красная звезда» и её штыки

Главной военной газете страны - 90 лет
Адмирал Корнилов: Отстаивайте же Севастополь!
14 июня 2013 г.

Адмирал Корнилов: Отстаивайте же Севастополь!

14 июня - день рождения города русской морской славы Севастополя.
Герои подводного флота
6 апреля 2020 г.

Герои подводного флота

75-дневная Вахта Памяти в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. День сорок второй.
Легенда по имени У-2
11 января 2018 г.

Легенда по имени У-2

90 лет назад поднялся в воздух самолёт, которому суждено было стяжать невиданную славу
Главная » Подвиги в наследство » 84 года -110 ролей

84 года -110 ролей

13 апреля 1994 года не стало народного артиста СССР Николая Афанасьевича Крючкова

Это не просто народный артист, он - Герой Социалистического Труда, кавалер семи орденов Советского Союза, в том числе двух высших орденов Ленина, лауреат Государственной премии и многих других государственных и общественных знаков отличия.
84 года -110 ролей

Вот сколько писал об этом артисте (наверное, десятка три материалов наберётся), а только сейчас вдруг осенила мысль: он же удивительно похож на Жана Габена! Странно, однако, что мне это раньше в голову не приходило. Но ведь стоит положить рядом фотографии артистов, как видишь: они словно братья. Обличья обоих природа мастерила широко и размашисто, даже удальски. И кинообразов оба создали одинаково много (Габен сыграл в 87 фильмах, Крючков – в 110, но и прожил он на дюжину лет больше французского собрата по экрану).

В период своего творческого расцвета Крючков естественнее и правдивее всех прочих коллег олицетворял того человека, которого стремилась воспитать советская эпоха. Неизбывный энтузиазм Крючкова, всегда веселый, озорной его взгляд на окружающий мир, настоящее мужское начало - всё это неотразимо действовало на зрителей. Другие тогдашние популярные актёры в большинстве своём (хотели они того или не хотели) всё же возносились над массой и мастерством, и имиджем своим. Крючков с первых и до последних своих фильмов всегда был одним из тех, кто сидел в зрительном зале. Для них, простых людей, он представлялся своим, земным, понятным и доступным. Самому маленькому, даже крошечному советскому человеку не зазорно было равняться на этого актёра и втайне надеяться: если очень захотеть, то в этой стране можно повторить тот же путь крючковского Луконина.

Крючков действительно обладал огромной творческой потенцией, на уровне того же Габена. Она явственно просматривается в фильмах "Жестокость", "Тревожная молодость", "Суд", "Баллада о солдате". Особенно меня всегда потрясают его работы в "Женитьбе Бальзаминова", "Осеннем марафоне", "Горожанах", "Дамском танго". Высококлассные работы.

...Зимой однажды Николай Афанасьевич поехал в подмосковный дом отдыха. Тогда он уже девятый десяток разменял. Шёл по скользкой дорожке, упал, а самостоятельно встать на ноги не может. Кричит: «Ребята, поднимите меня! Такие актеры на дороге не валяются!».

Такими артистами не каждый национальный кинематограф может похвастаться. Чтобы от Всевышнего имели столь мощный дар перевоплощения. Крючков им владел в полной мере. Это был человек кино, но человек из народа - сочетание чрезвычайно редкое. Он не имел системного классического образования. Зато те самые "горьковские университеты" в юности прошел по полной программе.

- А ты знаешь, почему я такой живучий оказался? О, брат, это очень интересная история. Ну, ты помнишь, что родился я в декабре. Дело было так. Пошла моя мамаша в погреб за капустой квашеной. Гости за столом сидят, ждут её, а она все не идёт и не идёт. Тогда отец сам спустился в погреб. Дверь приоткрыл, а там детский писк слышится. Это мама, поскользнувшись на ледяных ступеньках, покатилась по ним и от сильного удара мной разрешилась. На седьмом месяце беременности! Можешь себе представить, каким хиляком я уродился! Однако, видно Богу было угодно сохранить мне жизнь. Ведь из восьмерых детей в нашей семье выжили только я с братом. И скажу я тебе, сынок, детство мое страшно вспомнить, какое было тяжелое. Голод, тиф, лебеда и отруби - всё досталось на мою долюшку. Веришь - нет, но приходилось нам с братом даже стоять с протянутой рукой, чтобы с голодухи не подохнуть. Однажды решились с ним поехать в Тулу, надеясь что-то раздобыть там для пропитания. А туляки ещё беднее жили, чем москвичи. Возвратились в столицу, и я, как на, грех сильно заболел. От Курского вокзала до нашей Пресни целый день мы добирались. Знакомые, увидев меня, ужаснулись: кожа да кости и в жару весь полыхаю. Но ничего, и тогда выжил. Знать, на роду так было написано. Как чуть подрос, сразу специальность получил - гравер-накатчик называлась она. Рисунок на ткань я накладывал. Тут, в рабочем коллективе "Трехгорки", жизнь моя пошла веселее. После смены - спорт, клуб, всякие общественные дела. А я был заводной малый, нигде сачка не давил, наоборот лидерствовал, за всё хватался, до всего жадный был.

...Однажды Алан Чумак рассказал мне, как он с Крючковым ездил в Чехословакию: «Меня поразило, сколько всего разного намешано было в этом человеке: весёлый, добрый, отзывчивый и... жадный до примитивизма».

Другой мой хороший приятель Лион Оганезов вспоминал: «Как-то меня попросил сыграть ему на концерте легендарный, знаменитый на ту пору Николай Афанасьевич Крючков. Правда, он ещё не был ни народным артистом СССР, ни тем более Героем Социалистического Труда, но популярностью обладал феноменальной. На концерт с его участием публика валом валила. Так вот представь себе: ко мне обращается живая легенда советского кино и своим хриплым, всему миру известным голосом, по-деловому интересуется: «Молодой человек, а вы могли бы мне подыграть "Три танкиста"? Боже мой, я эту песню знал с пеленок! Но я не ведал того, что дядя Коля слыл жутко скупым человеком. И приглашал он таких, как я, молодых исполнителей только потому, что мы не могли, не смели даже поинтересоваться у кинозвезды об оплате своего труда. А мне было наплевать на это. Дяде Коле я согласен бы играть хоть всю жизнь бесплатно. Такие артисты, чтобы с липки (сиденье сапожника: чурка, обтянутая кожей – М.З.) да в звёзды мировой величины, вообще рождаются раз в столетие. А дядя Коля, между прочим, да будет тебе известно, как и мой папа, работал и сапожником на Красной Пресне. Чего не скрывал и чем даже гордился».

В самом деле, многие мне и не раз говорили о фантастической скупости Крючкова. Помнится, и я сам однажды, примерно, так же подумал о Николае Афанасьевиче, когда он поинтересовался: «Слушай, майор, вон, сколько мы с тобой всякие разговоры беседуем, а гонораров что-то не видать».

Я чуть не сгорел со стыда, потому что действительно получал гоноры за публикации бесед с актёром, равно как и с другими деятелями искусства. Но из всех них только Крючков завел речь об оплате. А вот с высоты сегодняшнего дня ничего в том дурного не вижу и даже горд тем, что за все последующие интервью с актёром деньги, по моему настоянию, перечислялись только ему. Так вот Николай Афанасьевич был не жадным, в широком понимании этого слова, не Гобсеком - точно. Иначе бы за долгую творческую, очень, кстати, хорошо оплачиваемую, жизнь, накопил бы и капиталов приличных, да и недвижимостью кое-какой обзавёлся бы. Ничего этого Крючков после себя не оставил. Жил он в весьма скромной квартире, невдалеке от Сивцева-Вражка. Адреса точного не помню, но знаю, что напротив окон его жилья, через дорогу располагался какой-то диспансер. Афанасьевич, бывало, говорил мне, глядя на окна лечебницы: «Бога, конечно, нет, но я всё-таки у него прошу всегда смерти скорой, чтобы ни себя, ни близких всякими больницами не мучить».

Если вдуматься, мудрость великая в этих словах, никаким меркантилизмом и не пахнущая. А то, что он иногда стремился что-то для себя, для семьи заполучить в обход очереди, пользуясь своей известностью, так это всего лишь голодное детство и не сытая юность в нём аукались.

Ни в одном серьёзном учебном заведении, как уже говорилось, Крючков никогда не учился. Так, позанимался немного актерским мастерством у знаменитой «месс Менд» - Натальи Гхан при Театре рабочей молодежи. Но и этих скудных познаний ему хватило на всю оставшуюся жизнь. Ни разу не прибег на съемочной площадке к дублеру. На той же площадке впервые и женился. Его избранницей стала Мария Петухова, игравшая в фильме «Трактористы». Второй женой Крючкова была Алла Парфаньяк. Их свёл фильм «Небесный тихоход». Потом Парфаньяк, взяв сына Николая, ушла к Михаилу Ульянову. А Николай Афанасьевич «отбил» себе жену Зою у заслуженного мастера спорта Кочановского. Эта красавица трагически погибла, попав под военный джип. Четвертой и последней женой заслуженного артиста стала 30-летняя ассистентка режиссера Лидия Николаевна. Случилось это в 1962 году. У них родилась дочь Эльвира. Зятем Николая Афанасьевича стал известный хоккеист Борис Александров. Во внучке Катеньке артист души не чаял. И терпеть не мог никакой домашней работы. Когда жена намеревалась послать его в магазин за продуктами – отмахивался: «Пойду завтра на студию, скажу пацанам и полмагазина тебе притащат». Книгу о своей жизни «Чем жив человек» практически сам написал. Будучи далеко не праведником по жизни, Крючков, видно, чем-то всё-таки сподобился Богу, который даровал ему и век длинный (Афанасьевич прожил без малого восемьдесят четыре года), и любовь всенародную, и друзей преданных, и смерть легкую...

- Нет, что ни говори, но я считаю, что в жизни мне очень повезло. Прежде всего, в том повезло, что "крёстным отцом" моим в кино стал Борис Васильевич Барнет. От Бога режиссёр. Он поверил в меня, а я ему прямо в рот смотрел, из кожи вон лез, чтобы оправдать его доверие. После "Окраины" мы с ним сделали ещё пять фильмов - "У самого синего моря", "Ночь в сентябре", "Щедрое лето", "Поэт" и "Аленка". По гроб жизни буду благодарен судьбе за встречу с таким талантливым человеком. Если хочешь знать, я и сына, своего первенца назвал в честь Барнета Борисом. Возможно, он об этом и догадывался, но я ему не говорил. Чего там рассусоливать, мы же мужики. Да, ты верно заметил, что жизнь мне подарила многих друзей. Правда, она же их у меня и отняла. Взять Петю Алейникова. Ведь гениальнейший же артист, так до конца себя не раскрывший, по заслугам не оценённый. Вот это дело (водка проклятая!) человека сгубило. А Боря Андреев! Я о нём никогда спокойно говорить не могу. Тоже был мощнейший талант. Но и его забывают. Когда на экраны вышёл фильм "Трактористы", нас потом долго называли по именам наших героев: Андреева - Назаром, меня - Климом, Алейникова - Савкой. Какую мы с Петей сценку с пляской на тракторном стане там сыграли! Ну, ведь замечательная же сцена! Я сейчас её как увижу, так у меня ноги сами в пляс пускаются. А на съёмках фильма "Член правительства" я познакомился с Васей Меркурьевым. Сначала он мне не очень приглянулся, казался высокомерным, заносчивым. Это уже потом, в сорок пятом году мы с ним крепко сдружились, когда играли в "Небесном тихоходе". Ах, Васька, Васька, дорогой ты мой человек! Какую большую душу парень имел! Не многие знали, что он был женат на дочери Всеволода Эмильевича Мейерхольда Ирине. Её, как дочь "врага народа", естественно никуда на работу не принимали. А у них родилось четверо детей! Да ещё двоих от дальних родственников пришлось взять, чтобы в селе не умерли с голоду. В первые дни войны погибает брат Василия, остаются сиротами его двое ребятишек. Вася и их берёт в свою семью. И один кормит всю эту ораву, жилы надрывая на работе. Ну, кто ещё на такое способен? Вот каким был мой дружочек Вася Меркурьев!

Плохой человек и на плохих обстоятельствах жизни своё внимание фокусирует: и то ему не так, и это ему не эдак. В Крючкове хорошее всегда превалировало. Однажды мне заказали большой материал о нём в журнале "Советский воин". Издание особое, иллюстрированное, три разворота даёт. Просит редактор Пищулин с десяток фотографий. Говорю, Владимир Павлович, снимки - это как бы и не по моей части. Как же так, стыдит он, ведь хвастался, что в хороших отношениях с Николаем Афанасьевичем. Ужель десяток снимков попросить у него не можешь? Объясняю, что фото у Крючкова нет и в помине - все раздарил. Не верит. Звоню при нём на квартиру артиста, трубку берет внучка Катя и сообщает, что дедушку срочно отправили в госпиталь. История с фотографиями на этом не закончилась. Вечером следующего дня Николай Афанасьевич позвонил мне домой и сообщил, где можно раздобыть иллюстрацию по его фильмам. Разговорились, слово за словом, я возьми да и скажи, что редакции нужен современный снимок и чтобы непременно артист был в окружении воинов.

- Так в чем же дело? - восклицает. - Бери бойцов, и приезжайте ко мне. Это ж, сколько радости старику доставите!

Мы поехали с фотокором и с солдатами в больницу, наделали там кучу снимков. Актёр не кривил душой и не выстраивал никакого политеса. Ему и в самом деле было интересно встречаться с молодыми людьми в форме, разговаривать с ними, байки им всякие рассказывать, видеть искры восторга в их глазах, даже заведомо зная, что никакого гонорара за это не будет. Вот тебе и крючковский меркантилизм, так широко разрекламированный в артистическом мире. Да, он никогда не упускал возможности поинтересоваться размером оплаты своего труда, но если знал, что на той или иной встрече ничем не разживется, всё равно никогда не работал, как говорят балерины, в полноги. Выступал, выкладывался, как и подобает актёру-профессионалу. Причем к военной аудитории у него было отношение особенное, почти что трепетное. Это я и по себе чувствовал. Обычно, приглашая к себе в гости, предупреждал: «Только ты мундир, того, одень».

Однажды я задал Крючкову вопрос о том, что бы он изменил, случись такая возможность, в своей судьбе, в творческой биографии? А ничего, ответил. Когда же я в меру отпущенной мне деликатности подвёл его к временам Великой Отечественной, упомянув об особой ответственности человека в такие периоды, то услышал безапелляционный ответ:

- Никаких угрызений совести, если ты на это намекаешь, я не испытываю. Когда началась война, я честно записался в ополчение, но меня на фронт не пустили. Сказали воевать своим искусством. И я воевал. Очень неплохо, кстати, воевал. Если хочешь знать, самым счастливым моим творческим временем были как раз военные годы. Всеволод Пуговкин экранизировал пьесу "Русские люди" Симонова, я там играл Сафонова. У Александра Файнциммера в ленте о Котовском у меня было сразу две роли. В это же время работал над одной из самых дорогих мне ролей Сергея Луконина в "Парне из нашего города". Константин Юдин дал мне роль в своей комедии об Антоше Рыбкине. Наконец, снялся я и у братьев Васильевых в роли Сергея Горлова, которые инсценировали пьесу Корнейчука "Фронт". А в скольких "Боевых киносборниках" пришлось мне сниматься, в лентах "Концерты для фронта" - уже и не упомню! Сутками из павильонов не вылезал, месяцами на натурных съёмках пропадал. Бывало, сидишь в мёрзлом окопе, холодный, голодный (один раз вообще от истощения и усталости в больницу угодил), а тут команда: "Мотор!" Срываешься, как угорелый: "За Родину, за Сталина! Вперед!" Двенадцать раз руки-ноги ломал, от истощения сознание терял на съёмочной площадке. Нет, брат, даром я свой хлеб в тылу не ел, это тебе любой скажет, кому со мной приходилось тогда работать.

Ну, я записал этот монолог Крючкова и не единожды затем его использовал в своих публикациях. А Николай Афанасьевич однажды взял, да и вычеркнул его весь. "Знаешь, - признался, - тут, наверное, всё же я не совсем прав в таких лобовых рассуждениях. Но вот как этот момент словами ловчее выразить, я ещё подумаю, а потом мы с тобой всё оформим, как полагается, чтобы читающим людям понятно было: единственное, чем меня жизнь обделила, так это тем, что не попал на фронт". Не получилось. Вскоре Крючкова не стало...

Друзья, коллеги и просто знакомые Крючкову люди называли его дядя Коля. Он воспринимал это как должное. Но добреньким, слащавым никогда не был. Мог настоять на своем и достаточно жестко. Был такой случай: известный кинорежиссер Эдмонд Кеосян (создатель "красных дьяволят" - М.З.) решил устроить своего сына во ВГИК. Но у парня оказалась слабой подготовка для столь специфического вуза, и Марлен Хуциев об этом прямо папаше заявил. Но надо знать пробивную мощь Кеосяна. Он своего добился, сын ВГИК закончил. Дело, как говорится, за давностью лет замяли. И лишь один Крючков всегда приводил в своих выступлениях этот случай, как пример того, когда семейственность вредит искусству. "Но вот институт позади. "Зеленая улица" с легкой руки родителя, ведёт сына на киностудию. И что же? На свет появляются серые фильмы, отмеченные "семейным знаком качества". Ибо сколько такое чадо ни учи, оно все сухостоем останется, не превратится в молодую, стройную берёзку. Таких людей и близко нельзя подпускать к кинопроизводству".

Он всегда был достоверным, естественным. В кино и в жизни. Его никто и не хотел видеть играющим какие-то чуждые ему образы. Он был Крючковым во всех своих картинах, почему всегда и добивался успеха.

Из баек, рассказанных мне Крючковым:

- Я столько раз ломал ноги и руки на съемках, что мне следовало бы на пенсию оформиться ещё и каскадером. Как думаешь, доплачивали бы мне за увечья?

- Не знаю, Николай Афанасьевич.

- А я знаю. У нашего государства зимой снега хрен допросишься.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 октября
вторник
2020

В этот день:

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Он родился в Москве в семье военнослужащих. Отец, Василий Васильевич, был военным инженером, мать — Ираида Ивановна — военнослужащая. В 1943 году Генрих стал

студентом самолётостроительного факультета МАИ. С 1949 года работал в ОКБ С. В. Ильюшина. В 1956—1958 годах Новожилов — секретарь партийного комитета завода, затем заместитель главного конструктора Ил-18, в 1964 году — первый заместитель генерального конструктора, руководил организацией серийного производства Ил-62, за что с группой работников ОКБ стал лауреатом Ленинской премии 1970 года.

 

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

 Первым во время Великой Отечественной войны применил ночной таран. Погиб 23 лет от роду, защищая небо Москвы.

Он родился в селе Тепловка Вольского уезда Саратовской губернии. Сын рабочего. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в советско-финской войне. Совершил 47 боевых вылетов, сбил четыре финских самолёта, за что в 20 лет был награждён орденом Красной Звезды.

В Великую Отечественную войну был заместителем командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиаполка. В ночь на 7 августа 1941 года на И-16 произвёл таран в ночном воздушном бою, сбив около Москвы бомбардировщик He-111. Его самолёт упал в лес вблизи деревни Мансурово (Домодедовский район), а сам раненый летчик на парашюте спустился в речку Северку. В последующих боях сбил ещё пять немецких самолётов. Погиб в воздушном бою около Подольска 27 октября 1941 года. Дело было так.

27 октября 1941 года 6 истребителей под командованием Талалихина вылетели на прикрытие наших войск в район деревни Каменки, на берегу Нары ( 85 км западнее Москвы ). При подходе к немецкому аэродрому их встретила девятка Ме-109. Талалихин сбил один "мессер" лично, а другой - в паре с ведомым Александром Богдановым. Но пулемётная очередь пришлась и по кабине его истребителя. Талалихин был тяжело ранен в голову и вскоре чёрный столб дыма отметил место падения его машины...

Виктор Васильевич Талалихин похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. Отважный лётчик навечно зачислен в списки воинской части.

В городе Подольске после войны ему поставлен величественный памятник, а в Москве - бюст. Его именем названы также улицы в городах Калининграде ( Московской области ), Волгограде, Борисоглебске и многих других.

 

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Недавно опубликован рассекреченный документ ЦРУ, датируемый 02:00, 28 октября 1962 года: "Причиной потери U-2 над Баном была, вероятно, атака SA-2, или гипоксия пилота. Первая причина более вероятна, так как базируется на переданной пилотом информации".

Инцидент произошел на фоне самой острой стадии Карибского кризиса. До сентября 1962 самолёты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — президент США Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолёт будет сбит советской зенитной ракетой. Первый после перерыва полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС США) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетев над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

В конце концов, это должно было привести к конфликту. 27 октября в одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Группы советских войск на Кубе (ГСВК) генералу армии Иссе Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал ЛеМей, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу. Кеннеди снова приказал прекратить полеты.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

27 октября 1994 года в дежурную службу управления ФСК поступило сообщение об обнаружении подозрительного пакета у магазина на шоссе Энтузиастов. В тот день Михаил Чеканов вышел на дежурство не в свою смену - подменил коллегу. Он почему-то сразу понял, что это не ложный вызов: интуиция. Скорее всего - взрывное устройство, результат тогдашних криминальных разборок. По прибытии ситуацию оценил сразу: противопехотная осколочная мина направленного действия. Сектор действия - до 100 метров. Мину дополняла канистра с бензином, что значительно усилит взрыв. А рядом - самая обычная жизнь, проходят сотни людей. Чеканов первым делом убрал канистру. О том, сколько времени взрывное устройство находится в зависшем состоянии, в тот момент он знать не мог. Специальных роботов на вооружении еще не было. Выход один: обезвредить бомбу вручную. Чеканов успел развернуть пакет к стене и этим спас жизнь тем, кто находился у него за спиной со стороны улицы.

Как потом определили специалисты, обезвредить то устройство было невозможно. Оставалось рискнуть своей жизнью, чтобы спасти другие. Чеканов это отлично понимал. Коллеги считали его зубром взывотехники. Счет в таких случаях идет на секунды. «Зависшее» устройство непредсказуемо. В действие его может привести даже дуновение ветра или вибрация от проходящего рядом трамвая.

Михаил Чеканов посмертно награжден орденом «За личное мужество». После этой трагедии взрывотехники стали применять для разминирования роботы-манипуляторы ирландского производства «Хобо».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии