RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Генерал Каманин: космические хроники
12 марта 2017 г.

Генерал Каманин: космические хроники

35 лет назад 12 марта 1982 года ушел из жизни первый руководитель Центра подготовки космонавтов СССР.
Женщина в седле и с шашкой
11 октября 2014 г.

Женщина в седле и с шашкой

100 лет назад в октябре 1914 года в ряде российских газет была размещена сенсационная статья: на фронте воюет переодетая в казака девушка
Американская «лунная сказка»
28 января 2016 г.

Американская «лунная сказка»

27 января 2016 года министр ВВС США Дебора Ли Джеймс заявила, что пентагон и НАСА пока не могут функционировать без российских ракетных двигателей РД-180
Дважды расстрелянный генерал
12 октября 2017 г.

Дважды расстрелянный генерал

12 октября 1921 года родился Герой Советского Союза Иван Иванович Арендаренко
Один в поле - воин!
7 марта 2016 г.

Один в поле - воин!

7 марта 1921 года родился старший сержант Николай СИРОТИНИН, жизнью и смертью своей доказавший: сила духа Русского Солдата преодолевает невозможное.
Главная » Подвиги в наследство » Иван Грозный и коррупция

Иван Грозный и коррупция

3 декабря 1564 года Государь покинул погрязшую в воровстве Москву и удалился в Александровскую слободу

Там он создал новую столицу и опричнину (репрессивную структуру для наведения порядка в стране). В слободе функционировали опричные приказы, опричная боярская дума и ряд других госучреждений.
Иван Грозный и коррупция

Это была вынужденная мера против измены и казнокрадства. Вспомним. Во время первого этапа Ливонской войны Иван Грозный обнаружил нерешительность в действиях своих воевод. А в 1563 году – даже измену: князь Курбский, командовавший русскими войсками в Ливонии, переметнулся к врагу и участвовал в наступательных действиях поляков и литовцев, в том числе в польско-литовском походе на Великие Луки. Были и другие предатели. Но боярская дума, наперекор самодержцу, выступила против карательных мер по отношению к изменникам. Обнаружилось и массовое казнокрадство тогдашней элиты. Царь понял, что уговорами тут ничего не решить, нужно элементарно менять элиту. Для этого уехал из Москвы и создал в слободе «очистительный орган». Кстати, внешним отличием опричников служили собачья голова и метла, прикрепленные к седлу, в знак того, что они грызут и метут изменников царя и казнокрадов.

Вот как описывал те давние события историк С.М. Соловьев в книге «История России с древнейших времен»: «3 декабря 1564 года, в воскресенье царь со всем семейством своим выехал из Москвы в село Коломенское, где праздновал праздник Николая-чудотворца. Выезд этот был не похож на прежние, когда выезжал он на богомолье или на какие-нибудь потехи свои: теперь он взял с собою иконы и кресты, золотом и каменьями дорогими украшенные, сосуды золотые и серебряные, платье, деньги и всю свою казну; которым боярам, дворянам, ближним и приказным людям велел с собою ехать, тем велел взять с собою жен и детей; а дворянам и детям боярским, которых государь прибрал выбором изо всех городов, тем велел ехать с людьми, конями и со всем служебным порядком. Непогода и дурные дороги задержали его в Коломенском две недели. Как реки стали, он поехал в село Тайнинское, из Тайнинского - к Троице, от Троицы - в Александровскую слободу. В Москве митрополит Афанасий, новгородский архиепископ Пимен, ростовский - Никандр, бояре, окольничие и все приказные люди были в недоумении и унынии от такого государского великого, необычного подъема. Ровно через месяц, 3 генваря 1565 года, их недоумение разрешилось: царь прислал из слободы к митрополиту список, в котором исписаны были измены боярские, воеводские и всяких приказных людей, какие измены и убытки государству они делали до его совершеннолетия. Царь гнев свой положил на богомольцев своих - архиепископов, епископов и все духовенство, на бояр своих, на дворецкого и на конюшего, на окольничих, казначеев, дьяков, детей боярских и на всех приказных людей за то, что после отца его бояре и все приказные люди его государства людям много убытков делали и казны его государские расхитили, а прибытков казне его государской никакой не прибавляли. Бояре и воеводы земли его государские себе разобрали, друзьям своим и родственникам роздали; держа за собою поместья и вотчины великие, получая жалованья государские, кормления, собравши себе великие богатства, о государе, государстве и о всем православном христианстве не желая радеть и от недругов оборонять, вместо того христиан притесняли и сами от службы начали удаляться. А захочет государь бояр своих или приказных, или служивых людей понаказать, духовенство, сложась с боярами, дворянами и со всеми приказными людьми, государю по них же покрывает. И царь от великой жалости сердца, не могши их многих изменных дел терпеть, оставил свое государство и поехал где-нибудь поселиться, где его Бог наставит. К гостям же, и к купцам, и ко всему православному христианству города Москвы царь прислал грамоту и велел ее перед ними прочесть; в ней царь писал, чтоб они себе никакого сомнения не держали, гнева на них и опалы никакой нет. Когда эти грамоты были прочтены, между боярами и народом раздались рыдания и вопли: "Увы, горе! Согрешили мы перед богом, прогневали государя своего многими перед ним согрешениями и милость его великую превратили на гнев и на ярость! Теперь к кому прибегнем, кто нас помилует и кто избавит от нашествия иноплеменных? Как могут быть овцы без пастырей? Увидавши овец без пастыря, волки расхитят их!" Все начали упрашивать митрополита, чтоб он с остальным духовенством умилостивил государя, упросил его не оставлять государства, владел бы им и правил, как ему угодно; а государских лиходеев, виноватых в измене, ведает бог да государь, в животе и в казни его государская воля, "а мы все своими головами идем за тобою, святителем, бить челом государю и плакаться". Гости и все горожане говорили то же: "Чтоб государь государства не оставлял и их на расхищение волкам не отдавал, особенно избавлял бы их от рук сильных людей; а за государских лиходеев и изменников они не стоят и сами их истребят".

Духовенство и бояре явились в Александровскую слободу и объявили Иоанну общее решение, общую мольбу: пусть правит, как ему угодно, только бы принял снова в руки правление. Иоанн челобитье их принял с тем, что ему на всех изменников и ослушников опалы класть, а иных казнить, имение их брать в казну и учредить себе на своем государстве опричнину: двор и весь свой обиход сделать особый; бояр, окольничих, дворецких, казначеев, дьяков, всяких приказных людей, дворян, детей боярских, стольников, стряпчих и жильцов назначить особых; во дворцах - Сытном, Кормовом и Хлебенном - назначить особых ключников, подключников, сытников, поваров, хлебников, всяких мастеров, конюхов, псарей и всяких дворовых людей на всякий обиход; наконец, стрельцов назначить себе особых же. Назначены были города и волости, с которых доходы шли на государский обиход, из этих же доходов шло жалованье боярам, дворянам и всяким дворовым людям, которые будут в опричнине; а если этих доходов недостанет, то брать другие города и волости; в опричнину собрать князей, дворян и детей боярских, дворовых и городовых 1000 человек; поместья им будут розданы в тех городах, которые взяты в опричнину, а вотчинников и помещиков, которым не быть в опричнине, из этих городов вывесть и дать им земли в других городах. Также в самой Москве взяты были в опричнину некоторые улицы и слободы, и в них ведено было жить только тем боярам, дворянам и приказным людям, которые были отобраны в опричнину, а прежние обыватели переведены на другие улицы. Государство Московское, воинство, суд, управу и всякие земские дела приказал государь ведать боярам своим, которым велел быть в земских; князю Ивану Дмитриевичу Бельскому, князю Ивану Федоровичу Мстиславскому и остальным, конюшему, дворецкому, казначеям, дьякам и всем приказным людям велел быть по своим приказам и чинить управу по старине, а с большими делами приходить к боярам; если же будут ратные вести или земские великие дела, то боярам с ними приходить к государю. За подъем свой приговорил государь взять из земского приказа 100000 рублей; а которые бояре, воеводы и приказные люди заслужили за великие измены смертную казнь, а иные опалу, у тех именье отобрать в казну; духовенству же, боярам и приказным людям все это положить на государской воле».

 

.
3 декабря 2017 г.

Комментарии:

Влад Светлый 11.12.2017 в 19:48 # Ответить
Великий Князь, Царь Всея Руси, Государь Иоанн Васильевич IV Грозный
"Иоанн IV Грозный"
поэма

Тяжёлым взором обведя палаты,
На трон уселся Грозный-Царь.
Стрельцы тревогою объяты...
Утроил стражу Государь.

Задумался: - Доверия не стало.
Смерти красавицы-жены
Боярскому отребью мало.
Своей не оправдать вины.

Любимое лицо в тумане
Приходит вновь из темноты.
В каком-то пагубном дурмане
Всё, что вокруг, до тошноты.

И сон, и явь гнездятся воедино.
Терзания души - всё поздно, зря.
Придворной подлости картина
Множит страдания Царя.

И тьма, змеёю ядовитой,
Вползает в царские глаза...
Встал Иоанн, горем убитый.
Скользнула по щеке слеза.

- Эй, кто там топчется за дверью?
Малюта*? Слушай мой приказ!
Дабы не думали, что зверь я,
Казнить не стану на сей раз.

Разведай же, кто бесится от жиру.
Злодея подлого сыскать,
Чтоб мог я острою секирой
Грешную выю приласкать.

Дабы не скрылся, изначально
Учинишь в тайне, что велю.
Коль кто проведает случайно,
Своей рукою удавлю.

Сроку на всё тебе - неделя.
Опричной властью не балуй.
Да ты, поди, опять с похмелья?
Пшёл прочь! Напыщенный холуй.

Малюта

Малюта вон из тронной вышел,
С больною не в ладах башкой,
И, осознав всё, что услышал,
Нервозно пот смахнул рукой.

- Отдан приказ. Как не исполнить?
Во гневе крут и страшен Царь.
Как тут Филиппа** не припомнить?
Гонял, словно, собаку псарь.

Что ж удивляться, коли травят.
Молва в народе что гласит,
-Сколь Рюрики Престолом правят,
Столь есть и смута на Руси.

Поди, сыщи ему злодея.
Крутись, как хошь, неделя - срок.
Легче достать Тугарин-змея,
Иль сразу, прямиком в острог.

Хитёр же, бестия, с рожденья.
Дума, вся в судорогах, молчит.
Нечистой силы наважденье...
Ох, как с утра в висках стучит.

Хмельное - не беда, проспится.
Хмель - не топор в Царской руке.
Куда страшней, с башкой проститься,
Иль сдохнуть в каменном мешке.

Право, покуда суть да дело,
Пойду, пожалуй, похмелюсь.
Вчерась княжна меня хотела.
С похмелья грех, да всё ж, явлюсь.

Царская трапеза.

Время трапезничать, однако.
Сколь ни горюй, а голод - враг.
Снедь первой пробует собака.
Зачем? Смекнёт любой дурак.

Не счесть изысков царской пищи.
Ханская кухня - просто хлев.
Рог изобилья - рай для нищих,
В сравненье с тем, что на столе:

Рябчики в соусе медовом -
Нежнейший из лесных даров,
В златом ковше, почти пудовом,
Икра каспийских осетров.

Боровики, лисички в сливках,
Стерлядь свежайшая под стать,
Разнообразная наливка...
Накушался, не в силах встать.

Гусь в яблоках да поросёнок,
Вряд ли, дождутся свой черёд.
Чревоугодия бесёнок
Заморен на три дня вперёд.

Царская прогулка

Коль скоро трапеза свершилась
Снеданием причудных блюд,
Его Величество решилось
Прилечь сперва, да выйти в люд.

Благопристойно нарядившись,
Накинул шубу, посох взял,
И, к страже верной обратившись,
На Площадь трогать приказал.

Тяжёлые врата открылись.
Со свитой едет из Кремля
Царь Иоанн. Все расступились.
Стонет, как есть, под ним Земля.

Людишки сторонятся в страхе
Кареты царской на санях.
Но свист плетей, при каждом взмахе,
Да лязг затворов на дверях

Царскому уху зело неприятен.
И, чтоб привлечь к себе народ,
Сыплет он горсть монет вперёд,
А звон монеты и глухому внятен...

Мгновенье ока, и толпа уже готова
За деньги растерзать друг друга.
Узрев, на сколь юродивому туго,
Царь Иоанн, не говоря ни слова,

Внезапно ощутив прилив добра,
Убогому, из жалости, даёт
Целковый рубль чиста серебра.
В ответ, блаженный плачет и поёт:

Плач юродивого

- Скажи, Иванушка, благодеЯтель славный,
Давно ль в руках секиру не держал,
С тех пор, как ты от крови Православной
В Слободку Царскую бежал?

Часто ль является, безвинно убиенный,
Наследник Цесаревич*** с Небеси?
Насытился ли, вурдалак презренный,
Кровушкой, пролитой по всей Руси?

Недолго Царствие твое пребудет.
Ужасен Ты, хоть столь же и велик.
И посему, пусть Бог тебя осудит,
А люди позабудут грозный лик.

Промолви кто другой Царю такое,
Лишился в миг бы, дурень, головы.
Хотел, было, огреть блаженного клюкою,
Да убоялся, всё же, смуты да молвы.

Плачет юродивый, а зимушка крепчает.
Мороз такой, что всё кругом трещит.
Царь милосердствует, народ нищает.
А правды нет. Ищи её, свищи.

Иоанн

-Сплетни ползут, что черви из навоза,
Без удержу, со всех глухих щелей.
Сие, однако, есть немалая угроза,
А сына - нет и не было милей.

Ведаю я, кто слухи распускает.
Дескать, тиран кровавый да палач...
Настеньки**** мне любимой не хватает.
Душа о ней терзается! Хоть плач...

Малюта

На седьмой день пред Ясны Очи
Предстал Малюта, помолясь.
Не то что бы, трудился очень,
А чтоб лицом не вдарить в грязь.

Припомнив разговор последний,
Сам на себя стал непохож.
Коль и надыбал что, всё - сплетни,
Коим цена - ломаный грош.

Ну, а с Царём шутить ли шутки?
Ложь чует, дай Бог, за версту.
За-то, на веру с правдой чуткий,
И трёп не терпит попусту.

Бельмом ведь очи не замажешь.
Слепой узрит, что есть враги.
Но как промеж бояр укажешь?
Господи, Боже, помоги!

-Душою, Государь, кривить не стану.
Воля Твоя. Хошь, милуй, хошь, казни.
Коли совсем дышать не перестану,
Бог даст, продлятся Твои дни.

В круге бояр измена зреет,
И от Тебя сие не скрыть.
Выступить, вряд ли, кто посмеет.
Втихую могут отравить.

Кто среди них, неведомо. Однако,
Верой и правдой, Государь, служу.
Таится где-то шелудивая собака.
Дай срок, ещё маленько. Отслежу.

Иоанн

- Какой тут срок, коли не знаешь,
Откуда, что да где, да как?
Не уж-то, сам не понимаешь?
Красив, строптив, да всё ж, дурак.

Пойми, коли не станет Государя,
Осиротеют в раз народ и Русь.
Казну растащат, земли разбазарят.
Смекнул, о чём всю жизнь пекусь?

Уж, коль ты верный мне служака,
Умишком трезво рассуди,
Ведь за Престол начнётся драка,
В том вражья выгода! Гляди!

Уже ль за пьянством не упомнишь,
Сколь выпил крови Сигизмунд?
Разве чумных потерь восполнишь?!
Где уж там, Новгородский бунт.

Вот и поди, башкой подумай,
Откуда ждать ещё подвох.
Бояр, что заседают Думой,
Как на собачьей шкуре блох!

Кто предан, можно и по пальцам,
Не утруждаясь, перечесть.
Мечом махать да бить по яйцам -
Невелика опричным честь.

Малюта

Счастью Малюты нет предела.
-Незлобен, всё же, Государь.
Хоть пот ручьём бежит по телу,
Зато, башка цела, как встарь.

Чинил бы ложь, давно б слетела,
Иль на кол сел бы под Стеной.
Не зря княжна меня хотела,
Не зря, знать, тешился с княжной.

Иоанн

- Зело не глуп, благо, что предан
И волю Царскую вершит.
Нюх, знамо, есть. Дойдёт по следу.
По мелочам пущай грешит.

Травля бояр собаками

Глянуло солнышко в опочивальню.
В лучах играют белые шелка.
Сон лишь привиделся печальный.
Подумал, - Всё пустое. А пока

И утро выдалось на славу,
В такое смерть красна, коль на миру.
Выдумал Царь шутливую забаву,
Призвав Басманных отобедать ко Двору.

Явились. Разодеты соболями,
В перстнях, с каменьями в огран,
Златыми все наряжены цепями.
Злобу не кажет с виду Иоанн.

Приветствует, учтиво приглашает,
За стол сажает ласково, а сам
Расплату с местью предвкушает.
Скормить решил их диким псам.

После застолья, раздобревших,
Ведёт бояр на псарный двор.
Расслабившихся, опьяневших,
Страшный коснётся приговор.

Дней семьдесят как, сука ощенилась.
Хорош, на удивление, приплод.
Порода волчья, сплошь, укоренилась.
Раскрывши рты, все стали у ворот.

Царь Иоанн, меж тем, и удалился.
Собак спустили. С виду - чистый волк.
Гордый кто был, и тот взмолился.
Боярам ли не знать в собаках толк.

В оцепенении попятились к воротам,
Но - заперто и обречённым не сбежать.
Разве подумать мог бы кто-то,
Что Царь позволит так их унижать?

Беспомощные сыплются проклятья.
Никто не сунется под зверские клыки.
Близки, однако, смертные объятья.
В миг протрезвели мужики.

Собаки ринулись всей стаей.
По паре каждому пришлось.
Даже команды ждать не стали,
Вырвали с плотью чью-то кость...

Тела истерзаны вчистую,
Одежда - в клочья, вопли, кровь.
А свора, кровушку учуяв,
С диким оскалом, вновь и вновь

Бросается уже на павших,
Но, чудом, всё ещё живых.
Легко прогнать собак приставших,
Лишь поворотом головы.

Но, местью одурманенные очи,
Приходят в пагубный восторг.
Царь миловать бояр не хочет,
И невозможен с Грозным торг.

Опричным, повидавшим виды,
Стало, и впрямь, не по себе.
Выместил Иоанн обиды,
Как бы шутя, не по злобе.

На лицах онемевшей стражи
Ужас написан маслом да пером.
Еле живых, кровавою поклажей,
Бояр, грузила челядь всем двором...

***
Год пролетел, может поболе,
Как "пошутить" изволил Иоанн.
Наперекор Царёвой воле,
Лекарь один для страшных ран -

Время. Единственный свидетель,
Всему судья, безжалостный палач.
Страшна, порою, добродетель.
Хочешь, посмейся, хочешь, плач.

Меж тем, события вершились
По воле Грозного Царя.
Ширились земли и крушились
Царства и ханства, суть, не зря.

И Крымский хан, и хан Казанский,
И хан Кучум, и весь Урал
Хлебнули вдоволь воли Царской,
При том, что Государь хворал.

Русь-Матушка, ни много и ни мало,
Покуда царствовал да жил,
Землёй Сибирской прирастала.
Где и Ермак головушку сложил.

Царю Сибирью поклонился,
Бросив к ногам несметные дары.
В битвах на славу потрудился,
Не ведая расклад "большой игры".

В походах тяжких да жестоких
Лихо гуляли казачки.
За веру, с тех времён далёких,
Жизнью платили мужички.

История условностей не терпит,
Не счесть превратностей судьбы.
В грязи дворцовой круговерти
Не обойтись без крови и борьбы.

***
Со временем здоровье пошатнулось,
Черты лица сменили свой узор.
-Эх, если б время вспять вернулось,
Острее стал бы Царский взор.

Так сокрушался в размышленьях
Над шахматами Иоанн.
Вся жизнь в терзаньях и сомненьях,
-Радетель, или же, тиран?...

Что я принёс Руси Великой,
Благо насущное, иль зло?
Править Державой многоликой -
Ох, непростое ремесло.

Прощать врагов, терпеть измену,
Тех, что, целуя Божий Крест,
Сгубили в детстве мать Елену,
Жён и детей... Всего не счесть.

Подобное не каждый сдюжит.
Услышь, Господь, сей тихий плач!
Властью Твоей, в жару и стужу,
Я - Государь, а не палач.

Русь-Матушка - не Франция, однако.
В Европе, сколь ни колеси,
Сказать смешно, угодий - кот наплакал.
Не то, что во Святой Руси.

Карлу пускай грядёт забота.
Таких грехов не замолить.
Боле трёх тысяч гугенотов
За ночь в Париже умертвить!

Нам ли радеть, где взять управы
На мать да сына Медичей?
В Москве, всё ж, не было кровавых
Варфоломеевых ночей.

Ну а Тюдоры сколь грешили?
Блуд, содомия, вечный хмель...
Две сотни тысяч порешили,
Согнав с возделанных земель!

Папский Престол погряз в разврате
Семейства Боржиа меж собой,
Во лжи, в крови, в палёном злате!
А несогласных - на убой.

Я же не жёг в костре несчастных!
Бывало, меч держал в руках,
Многих сгубил в походах частых.
О том и боль в седых висках.

Одних Ливонцев крестоносных
Без счёта в землю закопал,
Меж иудеев вредоносных
Спеси убавился накал.

Отныне, не бывать приходу
Жидовской ереси в Руси.
Довольно буде мутить воду
Да милости потом просить.

Владения все на учёте.
Ведь Земский учредил Собор!
Ремесленник теперь в почёте,
А не разбойник и не вор...

Внезапно всё кругом стемнело,
Плывут фигуры на доске,
Тело обмякло, онемело,
И свет очей погас в тоске.

Погас навек по Божьей воле,
Которую, что было сил, вершил...
Отмерено, сколь есть, не боле.
Где каялся, там заново грешил.

И в ужасающей улыбке
Застыло грозное лицо,
Застыла жизнь в трясине зыбкой,
Что от телеги колесо...

Сгинул, однако, и Малюта
Не фаворитом у Царя.
Пал на войне он смертью лютой,
С Ливонской нечистью не зря.

Время течёт неумолимо.
Всё, что должно принадлежать,
Берёт оно рукой незримой.
Царям, и тем, не убежать.

Судьба, что шахматное поле,
Коль проворонил, ставит мат.
И слуги гибнут поневоле,
Как в одиночку, так и в ряд.

Не счесть героев на погосте.
Клеймо опричника – позор.
Ведь, реки крови на помосте
Не ужасать не могут взор...

***
Деяний всяческих сверх меры
Свершила властная рука.
Где РУССКИЙ ДУХ, пребудет веры
Вперёд, на долгие века.

Судить, при этом, не берусь я
О тяжести грехов и ран.
Что б стало с Матушкою-Русью,
Кабы ни Грозный Иоанн?


* Скуратов Малюта - Сподвижник и современник Иоанна Грозного (Дата рождения неизвестна. Дата смерти: 1 января 1573 г. Настоящее имя - Григорий Лукьянович Скуратов-Бельский)один из немногих приближённых Царя. Возглавлял опричное сыскное ведомство — «Высшую Полицию по Делам Государственной измены», до тех пор, пока оно не превратилось в угрозу для престола и самого Государя. Отвечал, также, за упразднение и ликвидацию этого формирования. Думный боярин.

** Филипп - Митрополит Филипп II в миру Фёдор Степанович Колычёв; (11 февраля 1507 - 23 декабря 1569) - Митрополит Московский и Всея Руси. Современник Иоанна Грозного, попавший в опалу за несогласие с методами управления Иоанна Грозного и, по слухам, задушенный Малютой Скуратовым в приступе ярости.

*** Факт убиения Иоанном Грозным собственного сына, Царевича Иоанна, документально не подтверждён, исторической достоверности не имеет. Сфальсифицирован заинтересованными европейскими политиками и религиозными деятелями того времени. Здесь рассматривается, как политическая диверсия и способ опорочить имя Государя в глазах "просвещённой" Европы, с тех пор и по настоящее время, несмотря на то, что оба - отец и сын, равно, как и мать Иоанна Грозного, Княгиня Елена Глинская, а также, его первая жена Анастасия и три последующие, были отравлены преднамеренно, с целью ослабить Царскую власть и поставить Русь в политическую и экономическую зависимость от европейских правителей.

**** Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева (1530/1532—1560) — первая жена Царя Иоанна Васильевича Грозного. Смерть Царицы, которую считали отравленной, тяжело отразилась на душевном состоянии Иоанна и была одним из обстоятельств, обостривших его борьбу с боярством.
Святослав 18.01.2018 в 13:28 # Ответить
Невольно вспоменашь М.Лермонтова:"Ведь были люди в наше время не то что нынешнее племя.Богатыри не вы!!!Все таки каким замечательным,умным,справедливым был в XVI веке великий русский царь Иван Грозный и какие мерзкие и подлые людишки заправляювт XXI веке Россией.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 августа
суббота
2018

В этот день:

Воздушный десант в Харбине

18 августа 1945 года советские войска высадились в Харбине. Эта операция была предпринята для того, чтобы ускорить разоружение капитулировавших японских войск, предотвратить возможные разрушения промышленных предприятий, железнодорожных станций и других важных объектов, а также не допустить вывоза материальных ценностей.

Демонстрационный полет самолета 120Р

18 августа 1946 года во время празднования Дня воздушного флота СССР состоялся демонстрационный полет самолета 120Р конструкции С.А.Лавочкина с работающим ЖРД РД-1ХЗ конструкции В.П.Глушко на авиационном параде в Тушино.

Дважды Герой Василий Ефремов

18 августа 1990 года скончался Василий Сергеевич ЕФРЕМОВ, летчик-бомбардировщик, дважды Герой Советского Союза (1.5.1943 и 24.8. 1943), полковник, почетный гражданин города-героя Волгограда. Здесь он родился, здесь сражался (более половины из своих 340 боевых вылетов) и здесь похоронен на Мамаевом кургане.

Убийство журналиста Николая Васильева

18 августа 2002 года убит журналист Николай Васильев, сотрудничавший с газетой "Советская Чувашия".

Убийство журналиста Николая Васильева

18 августа 2002 года убит журналист Николай Васильев, сотрудничавший с газетой "Советская Чувашия".

Он был автором наиболее конфликтных публикаций, направленных на защиту "маленького человека". Он вел в газете очень популярную среди читателей рубрику "Плутовские истории".  Позже Николай Петрович работал редактором еженедельника "Молодежный курьер", а в последнее время был заместителем главного редактора газеты "Вести Чувашии". По данным прокуратуры, Васильев был до смерти избит, когда поздно вечером возвращался домой вместе со своим знакомым.

В том же 2002 году были убиты 23 журналиста. В среднем в год во времена «гласности» погибает от 10 до 15 журналистов.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии