RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Первые Герои
3 августа 2015 г.

Первые Герои

С 5 по 7 августа в Московском Доме национальностей пройдет уникальная выставка документов и фотоматериалов "Первые Героои Советского Союза (1934 год) и первые герои подвига самопожертвования (1941 год)".
Воздушный таран Алексея Позднякова
8 апреля 2017 г.

Воздушный таран Алексея Позднякова

8 апреля 1942 года геройски погиб летчик гвардии капитан Алексей Павлович Поздняков.
Пинок европейским хапугам
17 февраля 2017 г.

Пинок европейским хапугам

435 лет назад 17 февраля 1582 года победой русского духа закончилась самая длительная в истории осадная баталия
Адъютант Рокоссовского рассказывает...
21 декабря 2013 г.

Адъютант Рокоссовского рассказывает...

21 декабря 1894 года родился Маршал Советского Союза Константин Рокоссовский
День памяти Александра Невского
6 декабря 2015 г.

День памяти Александра Невского

6 декабря 1263 года в соборной церкви Рождественского монастыря города Владимира был погребён великий защитник Руси святой благоверный князь Александр Невский
Главная » Подвиги в наследство » Оболганный поручик

Оболганный поручик

Магденко вспоминает об этой встрече: «Солнце уже закатилось, когда я приехал в город или вернее, только в крепость Георгиевскую. Смотритель сказал мне, что ночью ехать дальше не совсем безопасно. Я решил остаться ночевать… Я только что принялся пить чай, как в комнату вошли Лермонтов и Столыпин. Они поздоровались со мной, как со старым знакомым, и приняли приглашение выпить чаю. Вошедший смотритель на приказание Лермонтова запрягать лошадей, отвечал предостережением в опасности ночного пути. Лермонтов ответил, что он старый кавказец, бывал в экспедициях и его не запугаешь. Решение продолжать путь не изменилось и от смотрительского рассказа, что позавчера в семи верстах от крепости зарезан был черкесами проезжий унтер-офицер. Я, с своей стороны, тоже стал уговаривать лучше подождать завтрашнего дня…, чем рисковать жизнью в борьбе с ночными разбойниками. К тому же разразился страшный дождь, и он-то, кажется, сильнее доводов наших подействовал на Лермонтова, который решился-таки заночевать».

В 1946 г. научный сотрудник Государственного музея «Домик Лермонтова», С.И. Недумов, нашел в Ставрополе в Краевом Государственном архиве дело под названием: «Ведомость о происшествиях за первую половину мая 1841 года» (дело № 2317-а, фонд № 79). В этом деле, на странице 111 имеется «Рапорт Георгиевской градской полиции на имя Начальника Кавказской области от 14 мая 1841 г. № 358» следующего содержания: «С 10-го под 11-е число сего мая месяца в 12 часов ночи за Подкумком саженях в десяти неизвестные люди три человека, как полагать можно горские хищники или бежавшие из бабуковского аула казаки из татар, напав на ночевавших отставного унтер-офицера Боброва и казенных крестьян Воронежской губернии, Богучарского уезда Дениса и Федора Васильченковых, первого убили, а последних изранили кинжалами. О происшествии этом вашему превосходительству Георгиевская градская полиция имеет честь донести и доложить, что следствие по этому случаю производится по военному ведомству, а израненные отправлены в госпиталь на излечение».

Этот документ указывает, что случай убийства унтер-офицера, о котором говорил смотритель Лермонтову, относя его «к позавчера», произошел ночью 10-го мая. Следовательно, Лермонтов был на станции Георгиевск и встречался с Магденко 12-го мая, а в Пятигорск приехал 13-го мая, т.к. между Георгиевском и Пятигорском по тогдашней почтовой езде был один перегон. Таким образом, днем приезда М.Ю.Лермонтова в Пятигорск в 1941 г. следует считать 13 мая».

Вердикт автора публикации, как видим, предельно категоричен и не допускает даже намека на возможность каких-то иных толкований и выводов. Между тем для подобной категоричности даже при желании трудно усмотреть хотя бы один не опровергаемый аргумент.

Обратимся для начала к полицейскому рапорту. Нельзя не заметить, что в нем отсутствует очень важная деталь – допустимые временные рамки трагического происшествия, без чего все дальнейшие рассуждения теряют смысл. «С 10-го под 11-е число … в 12 часов ночи» - это в данном случае не аргумент, а что-то вроде гадания на монете - «орел или решка». Николева, ссылаясь на рапорт, считала, что случай убийства произошел ночью 10-мая и отнесла его «к позавчера». И была права, но не более, чем на 50 процентов. Возражая против этого довода и основываясь на том же документе, ничто не мешает и нам с не меньшей долей вероятности отнести случай, скажем, к пяти минутам первого часа ночи 11 мая. И будем тоже на 50 процентов правы в утверждении, что происшествие произошло вовсе не «позавчера», а «вчера». Ну, и чья версия ближе к истине? Задача, полагаю, оказалась бы не под силу даже мудрейшему царю Соломону. Впрочем, к своей версии мы сможем добавить еще и дополнительный бонус, предоставив пару попутных моментов.

Первый - «смотрительский» рассказ о «позавчерашнем» убийстве унтер-офицера. Приводится он с целью убедить проезжих офицеров в небезопасности ночных поездок и склонить их на ночлег. Но почему-то при этом не используется еще один достаточно веский «козырь» в лице пострадавших крестьян. Разве не логично было бы смотрителю усилить свою аргументацию и упомянуть о них? Но он почему-то не говорит ни слова, словно о крестьянах ничего не знает. Что, согласимся, довольно странно. Но, может, действительно ничего не знал? Разве не мог произойти в этой же местности несколько позже еще один подобный случай? И тоже с унтер-офицером, но не с Бобровым, а другим? И без крестьян? Но если подобное предположить, то нужно согласиться с очевидным выводом: история, изложенная в полицейском рапорте, не имеет никакого отношения к тому, о чем идет речь в воспоминаниях Магденко. И тогда придется делать еще одно допущение: встреча ремонтера с Лермонтовым и Столыпиным в Георгиевске произошла не 12 мая, а несколько дней спустя. Кстати, именно так считал писатель XIX века Петр Кузьмич Мартьянов, обосновавший вероятную дату приезда Лермонтова и Столыпина в Пятигорск – 23 мая. Обосновал, скажем прямо, без серьезных документальных подтверждений, однако 55 лет эта дата ни у кого, за редким исключением, не вызывала сомнения и служила источником ссылок сотен публикаций. Среди тех, кто, не сомневаясь, использовал ее в своем творчестве до определенного времени, был и крупнейший советский лермонтовед В.А.Мануйлов, к авторитету которого нам придется ниже обратиться...

Второй аргумент не столь очевидный, но тем не менее… Полицейский рапорт обнаружил сотрудник Пятигорского музея С.И. Недумов – автор известной книги «Лермонтовский Пятигорск». Возникает вопрос: почему, заимев в руках документ, претендующий на определенную сенсацию, он его не публикует, а отдает Николевой? Чем объяснить этот щедрый жест? Знаком особого уважения к коллеге? Или его что-то настораживало в находке? А может, - предположим и это – он посчитал документ не имеющим к Лермонтову никакого отношения? И ведь подобное предположение не лишено оснований. Ибо, чтобы связать его с поэтом, надо быть только женщиной. Женщиной, не знающей сомнений и колебаний, и в дополнение стопроцентно обладать не поддающейся разумному объяснению женской логикой. Только такая женщина, зная, что из Ставрополя Лермонтов, как и Столыпин, выехал в район военных действий, способна искренне удивиться и с наивной непосредственностью задать вопрос: «Возникает недоумение – где же был Лермонтов две недели до приезда в Пятигорск?» Допустить, что офицер догонял экспедиционный отряд, чтобы принять участие в боевых действиях, по этой логике получается что-то из области фантастики, а вот представить его самовольно нарушившим предписание и оказавшимся среди праздно фланирующей публики, это и есть сама реальность.

Сомнительная статья - не единственный документ, на который десятилетия ссылаются авторы публикаций о жизни поэта. И даже не первый. Первым всегда ссылаются на дореволюционный журнал «Русская старина». Названа она и в монументальной книге В.А.Захарова «Летопись жизни и творчества М.Ю.Лермонтова», вышедшей в 2003 году в серии «Страницы российской истории», членом редколлегии которой значится и сам В.А.Захаров. Монументальная не по важности собранных документов, большинство из них неоднократно издавались другими авторами и в прошлом, и в позапрошлом веке, а по объему: фолиант насчитывает более 700 страниц. На этих страничных раздольях чему только не нашлось места. И ставшему для Захарова традиционным срамословию советских лермонтоведов. И менторским назиданиям в адрес безвременно ушедшего поэта и журналиста, члена Союза писателей России, сотрудника газеты «Красная звезда» полковника Юрия Николаевича Беличенко - за «многостраничные рассуждения» в книге «Лета Лермонтова», «которые никакого отношения к науке не имеют» (и, заметим, ни сном ни духом на это никогда и не претендовали). И трогательному рассказу о встрече во времена оно с упомянутым выше В.А.Мануйловым, который одарил будущего светоча науки книгой с собственноручной надписью: «Владимиру Александровичу Захарову с добрыми пожеланиями и дружбой. 24 января 1984. Комарово». Ну, как тут не похвалиться этим выдающимся событием перед читателями «Летописи…», а заодно не представить знаменитого лермонтоведа как «моего старшего друга и учителя»? Ведь все сошлось почти как у Пушкина: «Старик Мануйлов нас заметил…»

На странице 553 фолианта Захарова число 13 мая 1841-го подается, естественно, как дата приезда Лермонтова со Столыпиным и Магденко в Пятигорск». Ссылки две: одна – на Николеву, другая – на «Русскую старину» с подробными «координатами»: 1870, т. 24, кн. 3, 525-530.

Отправимся по этому «адресу». И с первых шагов столкнемся с «открытьями чудными»: том 24 за 1870 год оказывается разыскать невозможно, даже если привлечь Интерпол в полном составе. По той причине, что его не существует в природе. Этот том был издан 9 лет спустя - в 1879 году. Именно в нем на стр. 525-530 помещена статья «полтавского и екатеринославского помещика Петра Ивановича Магденки» - того самого, о встречах которого с Лермонтовым и Столыпиным рассказывается в публикации М.Ф.Николевой.

Из вступления к публикации П.А. Висковатова, одного из первых биографов Лермонтова, узнаем, что написана она бывшим ремонтером по его просьбе. А дальше нас ждет прямо-таки выдающееся «открытие». Полное наименование статьи в журнале звучит так: «Михаил Юрьевич Лермонтов в июне 1841 г.». В июне… То есть, события, имевшие место быть якобы в мае, случились в июне. А, видимо, чтобы ни у кого не возникало сомнение в отношении времени года, Магденко начинает свое повествование фразой: «Летом 1841 года…»

Конечно, тут автора подвела память (воспоминания писались тридцать лет спустя): события происходили действительно в мае, другое дело – в каких числах месяца. Но в данном случае важно не уточнение времени года, а само это время как факт, взятый к качестве ссылки для даты, не имеющей к нему никакого отношения.

Что же получается? Именитый литературовед, председатель лермонтовской комиссии Союза писателей России, сопредседатель Российского лермонтовского комитета, лауреат Всероссийской премии имени М.Ю.Лермонтова, автор сотен статей, десятка книг и прочая, и прочая, и прочая, вместо того, чтобы вникнуть в сочинение Николевой и, пусть не опровергнуть вывод, порочащий честь великого поэта, а хотя бы насторожить читателей слишком вольным обращениям с фактами, сам безоговорочно соглашается с этим выводом. Более того, прибегает к примитивной фальсификации, «пристегивая» к «порочащей» дате документ, свидетельствующий о событии совсем иного временного отрезка. По Захарову, подобный прием в исследованиях, надо полагать, и есть настоящий научный подход, потому как дальше он продолжает множить труды свои в том же духе. Уже на следующей странице «Летописи…» под числами 14-16 мая 1841 читателей ждет новое открытие: «Лермонтов и Столыпин встретились с комендантом Пятигорска, которому предъявили два свидетельства о заболевании лихорадкой за №№ 360 и 361 и подали рапорт (надо понимать, один на двоих? – Н.К.), что они нуждаются в пользовании минеральными водами». Откуда всплыли эти даты, какой археологической экспедицией были добыты – сия тайна велика есть: ссылки на документы начисто отсутствуют.

А как расценивать цитату П.А.Висковатого: «Тотчас по приезде Лермонтов стал изыскивать средства получить разрешение остаться в Пятигорске. Он обратился к услужливому и «на все руки ловкому» Найтаки, и тот привел к нему писаря из Пятигорского комендантского управления Карпова…» Дальше повествуется о том, что писарь «с главным нашим лекарем, титулярным советником Барклаем-де-Толли», как можно понимать, привычно «обделали дельце», снабдив офицеров липовыми документами о несуществующих болезнях. Так вот, Висковатов утверждает, что произошло событие «тотчас по приезде», а Захаров в своей славной «Летописи…» относит его к 24 мая 1841. Но «беглецы», по его же численнику, к тому времени уже больше десяти дней жили в Пятигорске. Это что, и есть «тотчас по приезде»?

С 24-м маем связано еще одно событие. В этот день Лермонтов и Столыпин осмотрели дом, принадлежащий служившему в военной комендатуре плац-майору В.И.Чиляеву, и внесли плату за проживание. Спустя годы после гибели Лермонтова, с Чиляевым, как с очевидцем былого, неоднократно встречался П.К.Мартьянов и записал его воспоминания о поэте. Часть этих записей в 1892 г. была опубликована в «Историческом вестнике» под названием «Последние дни из жизни Лермонтова», а потом помещена в его же книгу «Дела и люди века» (СПб, 1893). Позже на эти публикации ссылался еще один известный историк и лермонтовед П.Е.Щеголев, автор «Книги о Лермотове». Во всех этих изданиях приводится свидетельство Чиляева: «Первую ночь по приезде в Пятигорск они (Лермонтов и Столыпин. - Н.К.) ночевали в гостинице Найтаки. На другой день утром, часов в девять, явились в комендантское управление». Мартьянов, как мы помнил, называл датой приезда офицеров в Пятигорск.23 мая. Это самое число названо и в книге Щеголева. «Другой день утром» получается 24 мая. А называемая Захаровым встреча с комендантом в период 14-16 мая - это что-то из области научно-фантастического свиста. Зато свидетельства самого Чиляева в его фолианте днем с огнем не найти. И причину несложно понять. Помести он это свидетельство среди своих нагроможденных конструкций, и зашатается все сооружение.

Страницы:  «  1 2 3  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 июня
среда
2019

В этот день:

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

У русской эскадры Д.Н. Сенявина имелось10 линейных кораблей, у турецкой эскадры под командованием капудан-паши Сейит-Али - 9 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 других судов. В Афонском сражении турецкий флот потерял 3 линейных корабля и 4 фрегата. Хотя полного уничтожения турецкого флота достичь не удалось, он надолго перестал существовать как серьезная боевая сила. Русская эскадра потерь в судах не имела. Победа русского флота в Афонском сражении заставила Турцию ускорить подписание перемирия с Россией.

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Всего было сформировано два женских пехотных «батальона смерти» и несколько команд. В них вошли более трех тысяч женщин. Один из этих батальонов оказался в числе последних защитников Временного правительства в дни Октябрьского переворота в Петрограде. В январе 1918 года женские батальоны формально распустили, но многие их участницы продолжили службу в частях белогвардейских армий.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

В 1971 году совершил полет в качестве инженера-исследователя космического корабля «Союз-11» и орбитальной космической станции «Салют-1». Полет продолжался 23 суток 18 часов 21 минуту 43 секунды. При спуске произошла разгерметизация спускаемого аппарата «Союза-11», экипаж, в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева погиб.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии