RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Русский бросок в Среднюю Азию
28 июня 2013 г.

Русский бросок в Среднюю Азию

28 июня 1865 года двухтысячный отряд генерал-майора Михаила Григорьевича ЧЕРНЯЕВА штурмом овладел городом Ташкент.
Паладин Сталина
14 декабря 2013 г.

Паладин Сталина

22 ноября 1893 года родился Лазарь Моисеевич Каганович, мы эту дату не отметили: слишком одиозная политическая фигура
Русские не сдаются!
23 февраля 2015 г.

Русские не сдаются!

Эта стальная фраза облетела весь мир сто лет назад в годы Первой мировой войны и навсегда стала символом стойкости нашего солдата — защитника Отечества
Востребованность патриотизма
11 августа 2017 г.

Востребованность патриотизма

11 августа 1947 года в газете «Правда» была опубликована статья «Советский патриотизм»
«Едут, едут по Берлину наши казаки!»
4 марта 2016 г.

«Едут, едут по Берлину наши казаки!»

4 марта 1813 года Русская армия, освобождая Европу от французских войск, вступила в Берлин
Главная » Подвиги в наследство » Тайна Янтарной комнаты

Тайна Янтарной комнаты

В канун Нового года в адрес редактора Российского героического календаря поступило сенсационное письмо

Руководитель объединения "Белый поиск" из Калининграда Шумилов Николай Владимирович сообщил о том, что найден легендарный Янтарный кабинет
Тайна Янтарной комнаты

"Уважаемый Сергей Иванович! Знаю о Вашем внимании к проблеме поиска Янтарной комнаты и других культурных, исторических ценностей, вывезенных нацистами с оккупированной части России. Проблема уже давно состоит не в их поиске, она оказалась неизмеримо глубже. Янтарная комната была найдена в Калининградской области в 2006 году. Заканчивается розыск мест сокрытия двух третей национального наследия (по состоянию на 1941 год) здесь же. Эти культурные ценности оказались почти никому в стране не нужны".
Далее следовала ссылка на вот этот текст.
Перенесёмся в далёкий 1928 год. Под председательством рейхспрезидента Германии Пауля фон Гинденбурга в Берлине состоялось заседание Государственного Совета по рассмотрению итогов Первой мировой войны и определению приоритетов внешней политики государства в будущем. На нём, в частности, была отмечена утрата в результате поражения в войне значительной части материальных и культурных ценностей Германии. С целью недопущения подобных потерь было решено разработать план эвакуации национального культурного достояния в случае угрозы военного поражения в государственные хранилища особого назначения, которые предстояло построить. Реализация плана была отложена в связи с начавшимся экономическим кризисом. К ней вернулись в 1938 году. Однако, к этому времени этой идеей уже воспользовался второй человек в Третьем рейхе, преемник фюрера рейхсмаршал Герман Геринг.
Перечисление всех должностей, которых добивался Герман Геринг в результате своей блестящей карьеры, займёт много места. Упомяну часть из них: президент рейхстага, кабинет-министр, имперский уполномоченный по делам четырёхлетнего плана, действительный член имперского тайного совета, генеральный уполномоченный по делам военной экономики, министр-президент Восточной Пруссии, имперский комиссар авиации, министр экономики, ответственный за валютные операции и импорт сырья, главнокомандующий Люфтваффе, председатель Прусского Государственного Совета, председатель Совета обороны рейха. С ростом политического могущества Геринга быстро увеличивалось и экономическое. Он имел банковские счета как в Германии, так и в Швейцарии, которые использовались в целях покупки произведений искусства для пополнения своей коллекции. Резидентура СД в Швейцарии докладывала в 1938 году руководителю Службы государственной безопасности группенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху о поступлении средств на счета Геринга и некоторых других руководителей рейха: «Выявлены источники получения ценностей: а) получение взяток в валюте и драгметаллах с выезжающих из рейха евреев, б) хищения финансовых средств, направленных из бюджета на осуществление государственных социально-экономических программ, в) получение крупных сумм от производств и предприятий за незаконное предоставление льгот, кредитов и т. п., г) сбыт за золото и валюту различных произведений искусства, отнесённых в рейхе к категории дегенеративных, д) трансфертные операции, находящиеся вне контроля государственных фискальных органов и Рейхсбанка. Начальник оперативной группы Службы безопасности штурмбанфюрер СС Вильгельм Хубер». Государственный концерн «Рейхсверке Герман Геринг АГ» включал в себя горнодобывающие и металлургические, военные и машиностроительные заводы, судоходные компании. К осени 1940 года в него входило 177 заводов, 69 обрабатывающих предприятий, 156 торговых компаний, 46 транспортных предприятий, 15 строительных организаций. В 1938 году эксперты называли Геринга самым богатым человеком в Европе, в 1940 году, по моему мнению, он вошёл в тройку богатейших людей мира. Геринг вывозил в эти годы культурные ценности из Италии, Австрии, Франции, Нидерландов. Только из одной Франции, где он побывал 21 раз, в его адрес было отправлено 26984 вагона ценностей. Для размещения грузов потребовались большие и надёжные хранилища. Первое из них было построено в Берхтесгадене (Бавария), второе – в Бреслау (ныне - польский Вроцлав), последующие – в Восточной Пруссии. Лучшие произведения искусства направлялись в семь резиденций Геринга. Подвалы штаба Люфтваффе в Потсдаме использовались в качестве промежуточного склада. После начала Второй Мировой войны поток ценностей и экономическое могущество рейхсмаршала ещё более усилились. В 1939 году между Германом Герингом и рейхсминистром по делам оккупированных территорий, советником фюрера по культуре Альфредом Розенбергом было выработано соглашение: «Коллекции, оставленные властями, уехавшими из стран, ценности, найденные в храмах, предметы, конфискованные у музеев или евреев, вывозятся в Восточную Пруссию (в Кёнигсберг) или в Берлин». В письме своему особому уполномоченному доктору Кайетану Мюльману Геринг писал: «Мы должны иметь полный список того, что попадёт в руки Вашей команды». В июле 1940 года вывоз ценностей возглавил Оперативный штаб (Айнзацштаб) рейхсляйтера Розенберга. Ценности распределялись по следующему принципу: 1) произведения, решение об использовании которых принимает фюрер, 2) работы, предназначенные для пополнения коллекции рейхсмаршала Германа Геринга, 3) предметы искусства и книги, пригодные для их использования в высших учебных заведениях, 4) предметы искусства, используемые для музеев Германии. После нападения Германии на СССР ценности вывозились более, чем двумя десятками государственных структур Третьего рейха. Базы приёма и распределения культурных ценностей располагались в Риге, Кёнигсберге, Бреслау, Кракове и Берлине. Расположение баз почти полностью совпало с местами хранилищ Геринга, не правда ли? Концерн Геринга получил металлургические заводы в Запорожье, Кривом Роге, Днепропетровске и других городах Украины. Интересны высказывания руководителей Третьего рейха о Геринге: «Товарищ по партии Геринг в последнее время больше похож на буржуя, чем на революционера» (Геббельс), «Геринг – король чёрного рынка, без сомнения» (Гиммлер), «Геринг действовал без всякого стеснения, чтобы во время войны приумножить свою художественную коллекцию» (Шпеер ). Венцом коллекции должна была стать Янтарная комната – предполагаемый главный шедевр будущего Музея Германа Геринга в резиденции Каринхалле, который планировалось построить к 1953 году – к 60-летию рейхсмаршала. «Герман Геринг имел манию по отношению к Янтарной комнате», - говорил Альфред Розенберг на допросе Нюрнбергским международным военным трибуналом. Впрочем, и Гитлер хотел получить Янтарный кабинет для Музея Тысячелетнего Рейха в своём родном австрийском Линце. Но был ещё и третий человек в Германии, видевший Янтарную комнату в своих снах – гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох.
Эрих Кох наряду с Германом Герингом имел прямое отношение к захоронению культурных ценностей на территории Восточной Пруссии. С 1933 года он занимал посты оберпрезидента Восточной Пруссии, комиссара имперской обороны Восточной Пруссии , рейхсштатгальтера (наместника имперского правительства), депутата рейхстага, государственного советника. Имел звание обергруппенфюрера СС, почётный золотой значок НСДАП, назначался рейхскомиссаром Украины, части Белоруссии и … Москвы. Возглавлял фонд «Эрих Кох Штифтунг», был акционером текстильных и янтарных фабрик, собственником двух газет, конезавода, крупным владельцем земли и недвижимости. Эрих Кох коллекционировал живопись, иконы, антиквариат и старинное оружие. В его коллекции были такие раритеты, как польский коронационный меч «Щербец», сабля польского короля Стефана Батория, шпага А.В. Суворова, золотая сабля Барклая де Толли. Кох мечтал создать собственный художественный музей, был в курсе действий зондеркоманды специального назначения МИД штурмбанфюрера СС барона Эберхарда фон Кюнсберга, штабов по «защите произведений искусства в прифронтовой полосе» вермахта, Оперативного штаба рейхсляйтера Розенберга. О хватке Коха красноречиво говорит тот факт, что после подавления Варшавского восстания в 1944 году он попросил бригадефюрера СС Эриха фон дем Бах-Зелевски отправить ему все ценности из подлежащих уничтожению варшавских домов. По моему мнению, Кох использовал бункер Геринга «Штайнбрук» в Винницкой области для отправки ценностей с Украины в Кёнигсберг. В любом случае значительная часть культурных, исторических и церковных ценностей из России, Белоруссии, Украины, Польши, прибалтийских республик вывозилась на территорию Восточной Пруссии. В провинции Кох пользовался хранилищем Геринга совместно с последним, так как не имел равноценного по герметичности и климатическим условиям. Интересно, что Эрих Кох рассредоточил свои ценности по многим тайникам. Им широко применялась дезинформация, в том числе делались мелкие хранилища, которые можно легко найти для отвода поисковиков от основных мест сокрытия. После войны во время отбывания наказания в польских тюрьмах Эриха Коха несколько раз допрашивали. Сначала, вплоть до 1959 года, он говорил, что не слышал ничего о Янтарной комнате и никогда её не видел. 21 и 23 сентября 1964 года в беседах с советским академиком Дмитрием Ольдерогге Эрих Кох признался, что шедевр был спрятан в одном из бункеров в Кёнигсберге и там остался до прихода Красной Армии. В 1965 году в беседе с профессором берлинского университета им. Гумбольдта доктором Герхардом Штраусом (в 1943-44 годах инспектор по охране памятников Восточной Пруссии) Кох ответил вопросом на вопрос: «Так вы не нашли ещё моё собрание картин?» Кстати, именно Штраусу директор государственных собраний произведений искусства в Кёнигсберге Альфред Роде говорил в 1942 году: «Кох сохранил за собой полное право распоряжаться произведениями искусства, которые попали в Кёнигсберг. Он, Кох, и никто другой!». В интервью журналисту польской газеты «Дзенник Людова» Славомиру Орловскому 22 февраля 1967 года Кох сделал сенсационное признание: «Янтарная комната, которую ищут более двадцати лет, спрятана в Калининграде. Это я отдал приказ вывезти уникальные произведения искусства на сумму 50 миллионов долларов золотом. Судьбой сокровищ усиленно интересовались заместитель Гитлера по партии Мартин Борман и английская разведка». Позднее на допросе Кох уточнил, что шедевр спрятали в бункере возле кирхи и школы Песталоцци в районе Понарт, но он не сможет показать это место, так как местность сильно изменилась. Не могу признать эти слова Коха искренними, так как он великолепно знал это место, часто наблюдая его с открытой веранды второго этажа ресторана «Зюйд парк» за кружкой свежесваренного пива с соседней пивоварни. В феврале 1977 года Эрих Кох написал руководству тюрьмы города Барчево заявление следующего содержания: «Я заявляю, что готов после амнистии уехать к себе на родину через Калининград, а в Калининграде сделать всё возможное, чтобы Янтарная комната была найдена». Польские власти информировали советских дипломатов о данном заявлении, но ответной реакции не последовало. Наконец, за год до смерти, в 1985 году, Кох сказал, что может показать место, где спрятана Янтарная комната, в обмен на гарантию его перевода в любую тюрьму ФРГ или ГДР. Гарантий ему не дали и последний живой свидетель сокрытия Янтарной комнаты унёс тайну с собой в могилу.
Позволю себе напомнить несколько фактов из последнего года пребывания Янтарной комнаты над землёй.
До февраля 1944 года произведение искусства экспонировалось в замке Кёнигсберга, который ныне принято именовать Королевским. После небольшого пожара на выставке вермахта в замке Янтарную комнату поместили в подвал и упаковали в ящики. Примечательно, что упаковку оплатил ни кто иной, как Герман Геринг. Известен текст Договора Геринга с фирмой «Зеге-Хабельверк» на упаковку и перевозку произведений искусства якобы для выставки «Частные коллекции искусства из Кёнигсберга и Данцига» в музее Сухопутных сил в Бреслау (напоминаю, что там находилось одно из хранилищ Геринга). В этом документе, в частности, говорится: «Янтарная коллекция и Янтарная комната будут упакованы особо. Получение грузового особого транспорта лишь в определённое время. Охотничий дом Буров – Померания. 12.12.1943г.» Упаковка производилась в особую тару из оцинкованной стали, дубовых досок, асбеста и жидкого стекла. Для дезинформации был изготовлены такие же с виду ящики, наполненные битым кирпичом и стеклом. В одном из тех ящиков мелкий янтарь всё-таки был. И именно этот ящик при выезде колонны из восьми грузовиков в Тюрингию в середине января 1945 года «случайно» зацепился в проёме замковых ворот Альбрехттор и упал, разбившись, чтобы все смогли увидеть просыпавшийся янтарь.
В июле 1944 года Эрих Кох написал Гитлеру секретное письмо с предложением спрятать особо важные документы, ценности в хранилищах особого назначения в Восточной Пруссии и других районах Германии в связи с военной угрозой. В августе Гитлер издаёт директиву о плане «Закат Солнца» по сокрытию ценностей для их сохранения в случае временных успехов противника.
В сентябре Кох запретил производить эвакуацию материальных и культурных ценностей, документов из Восточной Пруссии в целях соблюдения спокойствия: «При эвакуации обратить внимание на то, что ценности и имущество разрешается располагать только внутри провинции Восточная Пруссия». Городская администрация Кёнигсберга издала постановление о сохранении культурных и исторических ценностей, находящихся в Кёнигсберге, и о глубине их захоронения. В нём, в частности приводились любопытные примеры: «Ценности, сокрытые на глубине 2-3 метра, даже один человек может выкопать за одну ночь. Ценности, сокрытые на глубине 5 метров, невозможно выкопать за ночь даже вдвоём – втроём. ... Для извлечения ценностей с глубины 10 – 11 метров понадобится тяжёлая землеройная техника, весьма большое количество работников, помощь специальной организации и государства». Забегая вперёд, скажу, что все ценности, сокрытые на глубинах свыше 10 метров, преспокойно там и находятся.
12.08.1944 года Альфред Роде пишет в письме тайному советнику Циммерману в берлинский Музей кайзера Фридриха: «Это современный, с отоплением и вентиляцией, бункер, в котором размещены мои величайшие ценности – картины Франца Хальса, К.Д. Фридриха и т.д. Я бы рекомендовал Вам оставить всё здесь, т.к. тут надёжнее, чем в Берлине».
В декабре 1944 года и январе 1945 года Альфред Роде говорит Герхарду Штраусу о намерении спрятать Янтарную комнату.
В дневнике сопровождающего Роде в одной из командировок помощника есть запись от 8.12.1944 года: «По возвращению в Кёнигсберг доктор Роде немедленно займётся подготовкой к отправке Янтарной комнаты и других уникальных произведений искусства». 12.01.1945 года Роде пишет в Культурное управление Кёнигсберга: «Я упаковываю Янтарную комнату в ящики и контейнеры. Как только это будет выполнено, по распоряжению провинциального хранителя эти панели должны быть эвакуированы». 1
4.01.1945 года сын Альфреда Роде Вольфганг в последний раз перед отъездом из Кёнигсберга был у отца и тот сказал ему, что Янтарная комната будет в безопасности.
Дочь Роде Шарлотта свидетельствовала: «Янтарная комната была упакована и подготовлена к вывозу в империю. Как я помню, в середине января 1945 года ящики с ней были перевезены на Главный железнодорожный вокзал, но их отправка не состоялась, так как бала уже прервана связь с империей».
В конце января доктор Роде написал письмо в Берлин, в Рейхсканцелярию, с копией Коху: «Вывезти Янтарную комнату сейчас совершенно невозможно по следующим причинам: 1. Все железные дороги перерезаны Красной Армией. 2. Морем отправить груз мы не рискуем, так как оно в опасной степени контролируется противником. 3. В воздухе постоянно присутствуют самолёты красных. Даю государственную гарантию, что Янтарная комната хранится в достаточно надёжном месте, в подземном бункере, вход замаскирован». Это было уже третье послание Альфреда Роде в столицу Рейха, имевшее целью оставление шедевра любой ценой в пределах провинции. Эрих Кох выиграл трёхлетнюю игру у Гитлера, Бормана, Геринга и Розенберга и сохранил Янтарную комнату под своим контролем, хотя и ненадолго – на три месяца.
В начале сентября на допросе в военной комендатуре Роде рассказал о том, как выглядит система подземных ходов и бункеров, где ему довелось работать, укрывая ценности «всегерманского наследия». Он также свидетельствовал о том, что Янтарная комната уместилась в небольшом пространстве подземного сооружения. По каким-то причинам работы по вскрытию хранилища не были произведены, а протокол данного допроса в архивах отсутствует. Вскоре, после визита незнакомого соседям мужчины, супруги Роде внезапно заболели кровавой дезинтерией и скоропостижно скончались. Когда вскрыли их могилу на кладбище, она оказалась пуста…
Итак, к концу войны шедевр находился в подземном хранилище на территории Восточной Пруссии.
Но где же находилась Кёнигсбергская база приёма и распределения культурных ценностей? Она не являлась единым физическим объектом, представляла собой систему приёма, учёта, упаковки, хранения, транспортных перевозок и захоронения грузов. Произведения искусства прибывали для их оценки и учёта в Королевский замок, менее значимые культурные ценности доставлялись к местам подземных тайников. После учёта часть ценностей перевозилась в промежуточные хранилища – склады, бункеры, фортификационные сооружения, усадьбы, подвалы. Наиболее ценные произведения искусства направлялись в конечные особо секретные хранилища глубокого залегания. К захоронениям ценностей привлекались заключённые трудовых и концентрационных лагерей. После выполнения работ расстреливались не только они, но и военнослужащие вермахта, строители. По моим оценкам в Восточную Пруссию было перемещено не менее 50000 вагонов культурных ценностей, количество крупных и средних хранилищ составляет не менее 130. Восточно-Прусская наступательная операция Красной Армии началась 13 января 1945 года и проходила очень быстротечно. 22 января из Кёнигсберга ушёл последний поезд на Берлин. На следующий день сухопутные пути в империю оказались под обстрелом. До конца марта с перерывом можно было отправлять грузы через морской порт Пиллау. Однако Кригсмарине настолько жёстко отдавали приоритет военным грузам и беженцам, что даже Кох в конце февраля был вынужден вернуть колонну грузовиков с его имуществом обратно в Кёнигсберг. В воздухе в это время господствовала советская авиация. На запад удалось вывезти незначительное количество произведений искусства.
Следующая важная информация о судьбе Янтарной комнаты появилась в 1959 году. Гражданин ГДР Рудольф Вист, узнав, что шедевр до сих пор не найден, поделился воспоминаниями о найденных им в 1949 году при разборке подвала бумагах его покойного отца Густава Виста. Хотя Рудольф сжёг тогда эти документы со свастиками, он смог достаточно точно воспроизвести их содержание:«Приказ. Оберштурмбанфюреру СС Висту. Предполагается, что в скором времени в Кёнигсберге будет проведена операция «Грюн». По этой причине Вам необходимо провести акцию «Янтарная комната» и доставить её в известный Вам бункер В3. После проведения операции входы, как условлено, замаскировать. В случае, если здание ещё сохранилось – взорвать его».
«Передано руководителю транспорта 30 ящиков с янтарными панелями и коллекцией янтаря, а также военный архив согласно приказу Главного управления имперской безопасности (подпись). Транспорт принял (подпись – Г. Вист)».
«В Главное управление имперской безопасности. Приказ выполнен. Акция «Янтарная комната окончена. Входы, согласно предписанию, замаскированы. Взрыв дал нужные результаты».
«Докладная записка. Янтарная комната взята под охрану и помещена в определённое место BSCH. Верхняя часть защиты повреждена взрывом. Небольшие потери от действий врага. Ухожу к заранее согласованному месту. Ожидаю дальнейших указаний. Густав Вист, оберштурмбанфюрер СС. 29/30.01.45».
Густав Вист – третий человек, который точно знал, где спрятали Янтарную комнату. В весьма узких кругах он был известен, как правая рука Коха. Во время войны Вист находился в Кёнигсберге, служил в особой зондергруппе СС Главного управления имперской безопасности в Имперском министерстве авиации, являлся командиром службы безопасности транспортов на территории Восточной Пруссии и имел зловещую репутацию. Он руководил и загрузочной командой третьего хранилища Геринга, состоявшей из десяти офицеров СС. Эта команда погибла в бою в районе хранилища примерно в июне (!) 1945 года. Густав Вист в начале февраля на подводной лодке отбыл из Кёнигсберга предположительно в порт Пиллау, откуда был переправлен морем в имперскую часть Германии. 8 февраля он прибыл в саксонский город Криммигау и дал радиограмму в Имперское министерство авиации: «Объект охраны принят и складирован в известном Вам BSCH. Верхняя часть здания разрушена взрывом. Направляю согласование, жду дальнейших указаний». Радиограмма была перехвачена советской и английской разведками, копия её хранится в Швейцарском государственном архиве в Берне. После войны Густав Вист сумел легализоваться в американской зоне оккупации Германии, воссоединился со своей семьёй, но внезапно заболел и скоропостижно скончался в 1947 году.
В марте 2006 года автор этих строк случайно обнаружил в Калининградской области загадочный объект постройки 1937 – 1944 годов. Меня удивила значительная военная защищённость и маскировка сооружения, говорящие об его особой важности. Вскоре мне удалось узнать из книги воспоминаний английского военного лётчика, что от разведки во время войны ему стало известно о переводе в Восточную Пруссию одного из предприятий концерна Германа Геринга. Но указания на его бомбардировку не было выдано, так как объект не удалось найти на местности. Осмотрев окрестности, я обнаружил признаки существования предприятия определённого типа, входившего в концерн Геринга. Но главное было в том, что сооружение оказалось муляжом и никогда не использовалось по назначению. Мои собственные воспоминания о рассказах первых переселенцев в Калининградскую область и свидетельства нынешних старожилов принесли крайне любопытную информацию. В здешних местах приземлялся на полевом аэродроме самолёт Геринга, видели и самого рейхсмаршала. На железнодорожную ветку приходил его спецпоезд. Местность охранялась подразделением СС, после прихода Красной Армии из подземных укрытий появлялись диверсанты из СС и ополчения «Вервольф», что тоже могло быть неспроста. Имеется в этих местах и очень глубокое подземелье якобы военного назначения с замаскированными выходами на поверхность. Прослеживаются пути транспортировки грузов и подземные ходы для охраны. У объекта был и ещё один дезинформирующий признак для того, чтобы не вызывать подозрений у местного населения. Кстати, грузы перевозились не только эшелонами и грузовыми автомобилями, но и средними транспортными самолётами типа «Юнкерс-52». Рядом видны фундаменты бараков трудового лагеря. Последним аргументом в пользу того, что это и есть искомое лучшее хранилище Геринга, явилась расшифровка аббревиатуры BSCH, которую мне удалось сделать. Она совпала с названием технологической установки, применявшейся в составе предприятия – прототипа найденного муляжа.
Однако говорить о скором возвращении Янтарной комнаты и других культурных ценностей не приходится. Чиновничий аппарат и в Калининграде, и в Москве как будто специально спроектирован для борьбы с поисковиками культурных и исторических ценностей, сокрытых нацистами, и заявителями о находках кладов. Когда я по воле судьбы узнал о состоянии легальной поисковой работы в Калининградской области, то испытал подлинный шок. Официальная поисковая деятельность здесь тихо умерла в 1982 году. Заявления о находках до 2007 года ещё принимались, но по ним производился в лучшем случае только визуальный осмотр объектов. В бюджете Калининградской области, как и в федеральном, на поиск и извлечение культурных и исторических ценностей, перемещённых в годы Второй мировой войны, не предусмотрено ни одного рубля. Здесь никто ещё не получил вознаграждения за находку клада по Гражданскому кодексу РФ. За 65 лет найдено по моим подсчётам только 0,01% захороненных культурных ценностей. Ни одно из крупных и средних хранилищ до сих пор не найдено и не вскрыто, и перспектива пока не внушает оптимизма. На мой взгляд, причины неудач поиска в Калининградской области имеют системный характер: потери времени из-за избыточной архивной работы и поиска свидетелей, работы на первичных, второстепенных и промежуточных хранилищах, поспешность в прекращении поисковых действий на многих объектах, непонимание системы и масштабов захоронения ценностей, половина из которых была вывезена из оккупированной части территории РСФСР. К этому, к сожалению, добавлялись слабая техническая оснащённость и скудное финансирование экспедиций. Но, всё-таки, тридцать лет назад делалось хотя бы что-то. В настоящее время российские чиновники и политики, меценаты, спонсоры и инвесторы полностью игнорируют проблему возвращения утраченного культурного наследия своего же народа. Я полагаю, что немаловажную роль в провале поиска и извлечения культурных, исторических и церковных ценностей сыграло снижение доли культурного населения в России за последние два десятилетия с 40% до 5% (моё личное мнение), отсутствие национальной идеи и невразумительный уровень патриотизма. В наших с вами силах преодолеть этот позор. Мы обязаны перебороть равнодушие к сокрытым произведениям искусства народов, которые создавались не для того, чтобы лежать в подземельях. В том числе - к российскому национальному достоянию и к уникальному шедевру культуры мирового значения – Янтарной комнате.

Подробности www.beliypoisk.ru

Николай Шумилов
10 января 2014 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 сентебря
суббота
2017

В этот день:

Храм Христа Спасителя

23 сентября 1839 года состоялась торжественная закладка Храма Христа Спасителя (царствование Николая I) в память об Отечественной войне 1812 года.

Храм Христа Спасителя

23 сентября 1839 года состоялась торжественная закладка Храма Христа Спасителя (царствование Николая I) в память об Отечественной войне 1812 года.

 На стенах храма были начертаны имена офицеров Русской армии, павших в войне 1812 года и иных по времени близких военных походах. Был построен по проекту архитектора Константина Тона. Строительство продолжалось почти 44 года: храм был заложен 23 сентября 1839 года, освящён — 26 мая 1883 года. 5 декабря 1931 года здание храма было разрушено. Заново отстроено на прежнем месте в 1994—1997 годах.

Укротитель "Тигров" Сергей Астраханцев

23 сентября 1914 года родился Сергей Васильевич Астраханцев, Герой Советского Союза, старший лейтенант. Погиб 8 августа 1943 года.

Укротитель "Тигров" Сергей Астраханцев

23 сентября 1914 года родился Сергей Васильевич Астраханцев, Герой Советского Союза, старший лейтенант. Погиб 8 августа 1943 года.

Родился в Тамбовской губернии Российской империи (ныне районный центр Республики Мордовия Российской Федерации) в семье рабочего Василия Александровича и домохозяйки Любовь Алексеевны Астраханцевых. В ряды Рабоче-крестьянской Красной Армии призван 28 августа 1941 года, был ранен в бою, после госпиталя закончил курсы младших лейтенантов. В боях под Ленинградом Сергей Васильевич прошёл путь от младшего лейтенанта до старшего лейтенанта и был назначен командиром 7-й стрелковой роты 3-го батальона.

В ходе Курской битвы во время наступления на Харьковском направлении 8 августа 1943 года в районе деревни Шевченково Великописаревского района Сумской области подразделения 367-го стрелкового полка были атакованы немецкой пехотой и танками и вынужденно перешли к обороне. На участке 3-го батальона, не имевшего противотанковых средств, немецкую пехоту поддерживали три Т-6 «Тигр». Видя замешательство батальона, старший лейтенант С. В. Астраханцев со своей ротой, находившейся до этого в резерве, пошёл в контратаку. Дав приказ стрелкам отсекать пехоту, сам старший лейтенант Астраханцев с единственным противотанковым ружьём выдвинулся вперёд и точным огнём подбил 2 немецких танка, однако третий «Тигр» гусеницами смял его огневую позицию.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25 августа 1944 года за образцовое выполнение заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчикам и проявленные при этом отвагу и геройство старшему лейтенанту Астраханцеву Сергею Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

 

Командир женского экипажа Анна Егорова

23 сентября 1916 года родилась Анна Александровна Тимофеева-Егорова (ум. 2009), советский лётчик-штурмовик, Герой Советского Союза, капитан ВВС.

Командир женского экипажа Анна Егорова

23 сентября 1916 года родилась Анна Александровна Тимофеева-Егорова (ум. 2009), советский лётчик-штурмовик, Герой Советского Союза, капитан ВВС.

Родилась в деревне Володово (ныне — деревня в Кувшиновском районе Тверской области) в крестьянской семье. В предвоенные годы работала на Метрострое, закончила аэроклуб. В 1938 году была направлена в школу лётчиков Осоавиахима, по окончании (1939) была инструктором Калининского аэроклуба. В начале войны была зачислена лётчиком в 130-ю отдельную авиационную эскадрилью связи (оаэс) Южного фронта. На самолёте У-2 (По-2) совершила около 100 вылетов (связь, разведка и поиск в тылу врага окружённых частей). В феврале 1942 года награждена орденом Боевого Красного Знамени.

В 1942 году добилась перевода в штурмовую авиацию. Воевала в составе 805-го штурмового авиационного полка (197-я штурмовая авиационная дивизия, 16-я воздушная армия, 1-й Белорусский фронт), штурман полка. Пилотировала Ил-2. За участие в прорыве «Голубой Линии» под Новороссийском представлена ко второму ордену Боевого Красного Знамени.

Участвовала в освобождении Польши. Была единственной в полку женщиной-пилотом, позднее вместе со стрелком Дусей Назаркиной составили первый женский экипаж в штурмовой авиации. Совершила 277 боевых вылетов.

20 августа 1944 г. в воздушном бою была сбита и тяжело раненая и обожжённая без сознания попала в плен. Её воздушный стрелок Евдокия Алексеевна (Дуся) Назаркина погибла. Прошла несколько концлагерей. В январе 1945 освобождена танкистами 5-й ударной армии из Кюстринского концлагеря «ЗЦ», где содержалась в отдельном, постоянно охраняемом карцере. В лагере усилиями военнопленных удалось сохранить партбилет и награды Егоровой (сама она была почти недееспособна). Залечить раны ей помог доктор Георгий Синяков.

После освобождения из лагеря к летной работе допущена не была по состоянию здоровья.

Вернулась в Москву на Метрострой. Вышла замуж за Вячеслава Арсеньевича Тимофеева, бывшего командира 197 ШАД (штурмовая авиационная дивизия). В 1965 году ей присвоили звание Героя Советского Союза, к которому она была представлена еще во время войны.

Являлась членом Совета по взаимодействию с общественными объединениями ветеранов, офицеров запаса и в отставке при Президенте РФ. В мае 2006 года была удостоена почётного общественного титула «Национальный герой» и награждена орденом «За честь и доблесть» (всероссийская премия «Российский Национальный Олимп»). Скончалась в Москве 29 октября 2009 года.

 

Атомная подводная лодка «Акула»

23 сентября 1980 года в Северодвинске была спущена на воду самая большая в мире подводная лодка «Акула» («Тайфун») проекта 941. Проект разработан в ЦКБМТ «Рубин» (Лненинград). Тактико-техническое задание на проектирование было выдано в декабре 1972 года, главным конструктором проекта был назначен С. Н. Ковалёв.

Атомная подводная лодка «Акула»

23 сентября 1980 года в Северодвинске была спущена на воду самая большая в мире подводная лодка «Акула» («Тайфун») проекта 941. Проект разработан в ЦКБМТ «Рубин» (Лненинград). Тактико-техническое задание на проектирование было выдано в декабре 1972 года, главным конструктором проекта был назначен С. Н. Ковалёв.

Новый тип подводных крейсеров позиционировался как ответ на строительство США ПЛАРБ типа «Огайо» (первые лодки обоих проектов были заложены практически одновременно в 1976 году).

Размеры нового корабля обуславливались габаритами новых твердотопливных трёхступенчатых межконтинентальных баллистических ракет Р-39 (РСМ-52), которыми планировалось вооружить лодку. По сравнению с ракетами «Трайдент-I», которыми оснащались американские «Огайо», ракета Р-39 обладала лучшими характеристиками дальности полёта, забрасываемой массы и имела 10 блоков против 8 у «Трайдента». Однако, при этом Р-39 оказалась почти вдвое длиннее и втрое тяжелее американского аналога. Для размещения столь больших ракет стандартная схема компоновки РПКСН не подошла.

Первая лодка этого типа была заложена на предприятии «Севмаш» в июне 1976 года, спуск на воду состоялся 23 сентября 1980 года. Перед спуском в носовой части ниже ватерлинии на борт подлодки было нанесено изображение акулы, позднее нашивки с акулой появились и на форме экипажа. Несмотря на более поздний запуск проекта, головной крейсер вышел на морские испытания на месяц раньше американской «Огайо» (4 июля 1981 года). ТК-208 вступил в строй 12 декабря 1981 года. Всего с 1981 по 1989 год было спущено на воду и введено в строй 6 лодок типа «Акула».

Строительство «9-этажных» подводных лодок обеспечивало заказами более 1000 предприятий Советского Союза. Только на «Севмаше» 1219 человек, участвовавших в создании этого уникального корабля, получили правительственные награды.

В 1987 году ТК-12 «Симбирск» осуществил длительный высокоширотный поход в Арктику с неоднократной заменой экипажей. В 1998 году на Северном флоте прошли испытания, в ходе которых был произведён «одновременный» пуск 20 ракет Р-39.

Основное вооружение — ракетный комплекс Д-19 с 20-ю трёхступенчатыми твердотопливными баллистическими ракетами Р-39 «Вариант». Эти ракеты обладают наибольшей стартовой массой (вместе с пусковым контейнером — 90 т) и длиной (17,1 м) из принятых на вооружение БРПЛ. Боевая дальность ракет — 8300 км, боевая часть — разделяющаяся: 10 боеголовок с индивидуальным наведением по 100 килотонн в тротиловом эквиваленте каждая. Старт всего боекомплекта ракет «Акулы» может быть осуществлён одним залпом с малым интервалом между стартом отдельных ракет. Запуск возможен как из надводного, так и из подводного положений на глубинах до 55 м и без ограничений по погодным условиям. Кроме стратегического вооружения, на лодке установлено 6 торпедных аппаратов калибра 533 мм, предназначенных для стрельбы торпедами и ракето-торпедами, а также для постановки минных заграждений. Противовоздушная оборона обеспечивается восемью комплектами ПЗРК «Игла-1».

28 сентября 2011 года было опубликовано заявление Министерства обороны Российской Федерации, в соответствии с которым, «Акулы», как не укладывающиеся в договорные лимиты СНВ-3 и избыточно дорогие в сравнении с новыми ракетоносцами класса «Борей», планируется списать и разделать на металл до 2014 года. Из шести — три уже утилизированы с помощью США. «Дмитрий Донской», «Северсталь» и «Архангельск» пока не тронуты. На совещании в Северодвинске в феврале 2012 года вице-премьер России Дмитрий Рогозин сообщил что Россия решила временно отказаться от утилизации стратегических АПЛ третьего поколения, находящихся сейчас на вооружении ВМФ. В результате срок годности лодок продлится до 30-35 лет вместо нынешних 25. Модернизация затронет стратегические АПЛ типа «Акула», где каждые 7 лет будет меняться электронная начинка и вооружение.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии