RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Неудавшаяся халява англосаксов
27 сентября 2019 г.

Неудавшаяся халява англосаксов

27 сентября 1919 года последние транспорты с западными интервентами дали дёру из Архангельска.
Первый «Георгий» Первой мировой...
14 августа 2019 г.

Первый «Георгий» Первой мировой...

14 августа 1914 года в ходе Первой мировой войны было произведено первое награждение именным Георгиевским крестом
Ржевский мемориал
30 июня 2020 г.

Ржевский мемориал

30 июня 2020 года президенты РФ и Белоруссии Владимир Путин и Александр Лукашенко открыли мемориал Советскому солдату под Ржевом
Ночная атака на Прасныш
27 февраля 2019 г.

Ночная атака на Прасныш

27 февраля 1915 года русские войска в ходе Первой мировой войны разгромили армейскую группу генерала Гальвица, отбросив немцев в Восточную Пруссию
Вираж Александра Покрышкина: с гауптвахты — в Герои
19 сентября 2020 г.

Вираж Александра Покрышкина: с гауптвахты — в Герои

19 сентября 1944 года Александру Покрышкину была вручена третья Звезда Героя Советского Союза
Главная » Подвиги в наследство » Парад Победы

Парад Победы

24 июня 1945 года на Красной площади в Москве на брусчатку к подножию Мавзолея солдатами-победителями было брошено 200 штандартов «непобедимых» гитлеровских войск

Свидетельствуют участники этого великого русского триумфа генерал армии Валентин Варенников и полковник Евгений Рыбников.
Парад Победы

13 мая 1945 года, сразу после разгрома последней не сдавшейся группировки немецких войск, И.В.Сталин принял решение провести парад Победы 24 июня.

Оттяжка по времени обуславливалась тем, что нужно было подготовить для фронтовиков парадное обмундирование, которого у тех, конечно же, не имелось, и научить их строевому шагу (в боях таковым не пользовались). Как вспоминал впоследствии один из главных организаторов этого крупнейшего в истории войскового парада начальник главного оперативного управления Генерального штаба генерал-полковник Сергей Штеменко, в тот день Верховный, ставя задачу подготовить парад, добавил: «И вот что еще — на парад надо вынести гитлеровские знамена и с позором повергнуть их к ногам победителей».

10 июня парадные расчеты собрались в Москве и приступили к тренировкам. Сводные полки привезли с собой очень много знамен разгромленных гитлеровских частей и соединений, в том числе даже личный штандарт Гитлера. Выносить их все на Красную площадь не имело смысла. Отобрали только двести штук.

Генерал армии Валентин Иванович Варенников (ныне, к сожалению, покойный) вспоминал:

"Наступило незабываемое, историческое утро 24 июня 1945 года. Древняя Красная площадь, кажется, помолодела и похорошела несказанно. К 9 часам все гостевые трибуны были заполнены. Войска замерли в ожидании начала небывалого торжества. В строю — десять сводных полков десяти фронтов. Они стоят в такой последовательности и в таком порядке, в каком вели сражения на завершающем этапе войны — справа налево, с севера на юг, от Карельскою фронта и до 3-го Украинского. Здесь же представлены части Московского гарнизона — военные академии, училища, воинские части…

Наш сводный полк 1-го Белорусского фронта стоял почти напротив Мавзолея (с некоторым смещением вправо). Находясь в первой шеренге первого батальона, [475] я имел прекрасную возможность наблюдать всю незабываемую картину — как до торжественного прохождения, так и во время движения сводных полков. Казалось, мы не дышали, только слышно было, как бьется сердце.

Напряжение по мере приближения начала торжества усиливается. Оно имеет какое-то сходство с тем чувством, которое приходилось испытывать на передовой во время артиллерийской подготовки — вот все ближе и ближе тот миг, когда надо броситься в атаку. Или, наоборот, когда на тебя обрушивается шквал огневых ударов артиллерии противника, знаешь, что вот-вот он бросится в атаку и надо, собрав все силы, отразить этот ожесточенный натиск врага.

За несколько минут до десяти на Красную площадь на вороном коне выезжает командующий парадом Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский. Почти одновременно на Мавзолей поднимаются руководители нашего государства во главе с И. В. Сталиным. Их тепло приветствуют гостевые трибуны. К. К. Рокоссовский командует: «Парад, смирно!» Кремлевские куранты отбивают 10 часов. Ворота Спасской башни открываются, и на белоснежном коне стремительно и торжественно появляется принимающий парад Маршал Советского Союза Г. К. Жуков. Мощный сводный военный оркестр взорвался любимым советским народом гимном Глинки «Славься!». Маршалы сблизились перед центральной трибуной. К. К. Рокоссовский доложил Г. К. Жукову о готовности парада. Оба начинают торжественный объезд войск. Останавливаясь перед группами колонн, Жуков поздравляет участников парада с победой над фашистской Германией. Воины отвечают громовым «Ура!».

Мы все переживали за гарцующих в рискованном галопе военачальников. Каменная брусчатка площади была мокрой от дождя, и конь мог легко поскользнуться. [476] Но все обошлось. Жуков поднимается на Мавзолей и произносит историческую речь, которая закончилась здравицей в честь советского народа и его славных Вооруженных Сил.

После мощного троекратного «Ура!» прозвучал Гимн Советского Союза, затем прогремели пятьдесят залпов артиллерийского салюта, и началось торжественное прохождение войск. Первый сводный полк прошел перед трибунами в десять тридцать. Наш — поравнялся с Мавзолеем в десять пятьдесят. Его вел первый заместитель командующего войсками 1-го Белорусского фронта генерал армии В. Соколовский (во главе всех остальных полков, кроме 1-го Белорусского, шли командующие фронтами). Затем шагала шеренга командования фронта и командармов, в том числе шел командующий нашей 8-й гвардейской Сталинградской армией генерал-полковник В. И. Чуйков. За ними три шеренги воинов несли боевые знамена дивизий со множеством орденов и орденских лент… Мы шли как монолит — не колыхаясь. Все взоры были обращены на Сталина.

И вот наступил незабываемый момент, знакомый всем советским людям по кинохронике и фотоснимкам. Двести воинов под барабанную дробь бросают к подножию Мавзолея двести фашистских знамен поверженной Германии. Когда-то их носили высоко поднятыми на торжествах в Берлине и почти во всех странах покоренной Гитлером Европы. Теперь советские воины-победители с презрением бросают эти знамена и штандарты на мокрую брусчатку нашей святой Красной площади…

Парад длился два часа. После прохождения сводных полков наших фронтов, полка Войска Польского и полка Военно-морского флота на площадь вышли воины Московского гарнизона, а затем и боевая техника. Из-за дождя, перешедшего в ливень, не состоялась [477] демонстрация трудящихся Москвы, но народ в городе не расходился. К вечеру дождь утих, и все улицы и площади столицы были переполнены москвичами, гостями и воинами Вооруженных Сил. Все пело и плясало. Такого торжества матушка-Москва не видела со дня своего сотворения.

В 23 часа небо осветилось огромным количеством мощных прожекторов. В воздухе появились сотни аэростатов, с которых посыпались тысячи цветных и осветительных ракет, а им навстречу с земли раздались залпы фейерверка с разноцветными огнями.

Не только Москва отмечала этот великий праздник Победы — ликовала вся наша страна, ликовала вся планета.

Ни у кого тогда, а у меня и сейчас, не было сомнения, что все человечество должно поклониться нашему народу за величайший подвиг избавления от гитлеровского нацизма. Поклониться и вечно помнить об этом и о тех жертвах, что принес советский народ на алтарь освобождения".

О том, как проходил Парад Победы, мне довелось побеседовать с гвардии полковником в отставке Евгением Борисовичем Рыбниковым, который 24 июня 1945 года прошёл по Красной площади в «коробке» Артиллерийской академии имени Дзержинского. Вот что он рассказал: «Тот исторический день был очень дождливым. Во время Парада шёл временами ливень, будто природа смывала с фронтовиков четырёхлетнюю пыль военных дорог. Зато ближе к вечеру солнце залило улицы столицы радостным светом, и праздник получился многокрасочным и ярким. Во время самого Парада Победы мы ливня почти не чувствовали, настолько велик был душевный подъём. Из-за волнения всё происходящее запомнилось, как в тумане. Как бывший кавалерист, я обратил внимание на то, что конь принимающего парад Жукова был терской породы светло-серой масти. Позже узнал, что звали его Кумир. Конь Рокоссовского был чистокровным верховым караковой масти. Позже ходили слухи, что Сталин сам хотел принимать парад, но из-за того, что разучился сидеть в седле, поручил это почётное дело Жукову. На самом деле, есть конкретное свидетельство генерал-полковника Штеменко, непосредственно руководившего подготовкой парада, о том, что Сталин изначально поручил принимать парад Жукову. В первоначальном вырианте мемуаров Георгия Константиновича Жукова «Воспоминания и размышления» это не подвергалось сомнению, а в более поздних изданиях, якобы со слов сына Сталина — Василия, утверждается, что перед самым парадом Верховный Главнокомандующий пытался научиться управляться с лошадью, но она его понесла, и Сталин упал. Думаю, это из области предположений и легенд.

Проблема была в другом — в подготовке к параду фронтовиков. С теми, кто составил «коробки» академий, проблем не было. Нас начали готовить еще с 1944 года. Сначала на академическом плацу, потом — на Ходынском поле. А вот с фронта приезжали люди, многие из которых на войну попали от станков, с полей, со школьных парт. Бить врага научились, а со строевыми приёмами было худо — в бою не до них. Фронтовиков две недели муштровали на Ходынке. Все отнеслись с ответственностью, поэтому прошли очень хорошо. Многое тут значил и душевный подъём. К тому же, я думаю, для тех, кто освоил боевые приёмы в такой жестокой войне, овладеть парадными премудростями не составило труда. Прошли изумительно! Но больше всего мне заполнился эпизод с низложением знамен противника. Было так. Гигантский сводный оркестр из 1400 музыкантов под управлением генерал-майора Чернецкого сопровождал движение войск бравурными маршами. Они исполнялись без пауз. Но вдруг оркестр оборвал все звуки. Тишина длилась с минуту и казалась неестественной. Наконец, её прерывала резкая дробь барабанов. На Красную площадь медленно вышла колонна с двумя сотнями вражеских знамен, полотнища которых почти волочились по мокрой брусчатке. Поравнявшись с Мавзолеем, бойцы сделали поворот направо и с силой побросали эту гадкую ношу на камни Красной площади. Низложение немецких знамен намеренно проводилось в перчатках, чтобы подчеркнуть отвращение к разбитому врагу. Кстати, после парада эти перчатки были торжественно сожжены.

А ещё запомнилось, что с парада я домой пробирался, как через линию фронта, используя весь фронтовой опыт, чтобы не попасть в руки москвичам и гостям столицы. В тот день человеку в военной форме приходилось туго — его хватали, поднимали на руки, качали, заливали вином, задаривали подарками, зацеловывали. Такова была благодарность людей армии за то, что она сумела защитить их от врага и лютой погибели».

В конце интервью ветеран неожиданно попросил: «Опубликуйте мои стихи. Мне девяносто с лишком лет, но глядя на то, что происходит в стране, снова хочется в воинский строй. Сегодня Родина опять нуждается в защите, но только теперь от внутреннего врага, который окопался на телевидении, в некоторых чиновничьих кабинетах, в так называемых бизнес-офисах. Как противостоять нынешним хулителям России, конечно, должны решать люди помоложе меня. Но я нашёл и свой маленький окоп по силам и возрасту — пишу стихи, пытаюсь, как призывал поэт, к штыку приравнять перо. Вот несколько строк:

Тем, кто жирует в Куршавелях и Канарах,

Плюёт в историю, бесясь на наших ранах,

Кто грабит Родину открыто и украдкой,

А Знамя Красное считает ветхой тряпкой,

Скажу: клоп счастлив тем, что скверно пахнет,

Но правда выстоит, а клевета зачахнет».

Сергей Турченко
24 июня 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 января
среда
2021

В этот день:

Маршал авиации Агальцев

20 января 1900 года родился Филипп Александрович Агальцев (ум. 29 июня 1980), Герой Советского Союза, маршал авиации, заместитель Главкома ВВС, бригадный генерал польской армии.

Маршал авиации Агальцев

20 января 1900 года родился Филипп Александрович Агальцев (ум. 29 июня 1980), Герой Советского Союза, маршал авиации, заместитель Главкома ВВС, бригадный генерал польской армии.

Родился в селе Солдатское ныне Ефремовского района Тульской области в семье крестьянина. Русский. В Красной Армии с 1919 года. Участник Гражданской войны. Окончил Военно-политическую академию в 1932 году и курсы лётчиков при Качинской военной авиашколе. Участник национально-революционной войны испанского народа 1936—1939 годов (с мая 1937 по ноябрь 1938). С декабря 1938 года — член Военного совета ВВС РККА, дивизионный комиссар. В августе 1940-го года понижен в звании до полковника и назначен командиром 50-го ближнебомбардировочного авиационного полка в Прибалтийский Особый военный округ.

В Великую Отечественную войну участвовал в боевых действиях на Северо-Западном фронте. В августе 1941-го отозван с фронта. В 1941—1943 годах — начальник Тамбовской школы младших авиаспециалистов, с марта 1943 года — командир 292-й штурмовой авиационной дивизии, С 28 мая 1943го — генерал-майор авиации. С декабря 1944 года — командир 1-го польского смешанного авиационного корпуса. За умелое руководство войсками, личное мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, большой вклад в подготовку и повышение боевой готовности войск в послевоенный период и в связи с 60-летием Советской Армии и ВМФ 21 февраля 1978 года присвоено звание Героя Советского Союза.

С декабря 1945-го — командующий 4-м штурмовым авиационным корпусом. С 1 марта 1946-го — генерал-лейтенант авиации. С февраля 1947 года — командующий 16-й воздушной армией. С июня 1949 года — 1-й заместитель, с апреля 1953 — заместитель главкома ВВС. Генерал-полковник авиации (8.08.1955) С мая 1956 — генерал-инспектор ВВС, с февраля 1958 заместитель главкома ВВС по боевой подготовке. С 1962 года маршал авиации. В 1962—1969 годы — командующий дальней авиацией ВВС, с 1971 года — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР. Умер 29 июня 1980 года в Москве.

Освобождение Великого Новгорода

20 января 1944 года советские войска освободили от фашистских захватчиков Великий Новгород, водрузили Красное знамя на древней кремлевской стене. В Москве в честь освобождения Новгорода был дан салют. С освобождения Новгорода началась операция по окончательному снятию блокады Ленинграда.

Освобождение Великого Новгорода

20 января 1944 года советские войска освободили от фашистских захватчиков Великий Новгород, водрузили Красное знамя на древней кремлевской стене. В Москве в честь освобождения Новгорода был дан салют. С освобождения Новгорода началась операция по окончательному снятию блокады Ленинграда.

Операция по освобождению Новгорода от фашистов началась 14 января 1944 года. Она стала первым этапом стратегической операции из так называемых десяти «Сталинских ударов» 1944 года. Потери Волховского и Северо-Западного фронтов в результате обороны и освобождения Новгорода составили более 750 тысяч бойцов убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. За время оккупации Новгород был почти полностью разрушен. Некоторые уникальные достопримечательности города безвозвратно погибли. Разрушения были столь велики, что воспринимались как непоправимая утрата части национальной культуры. Постановлением от 1 ноября 1945 года Новгород был включён в число 15 древнейших городов, подлежащих первоочередному восстановлению. К настоящему времени новгородскими реставраторами исследовано, восстановлено или законсервировано более 200 памятников зодчества, составляющих богатейшее наследие региона. По решению ЮНЕСКО в 1992 году 37 памятников и ансамблей Великого Новгорода были включены в Список Всемирного культурного наследия. 29 октября 2008 года президент России подписал Указ о присвоении Великому Новгороду почетного звания «Город воинской славы».

 

 

 

История советского «Бизона»

20 января 1953 года осуществлён первый полёт стратегического межконтинентального реактивного бомбардировщика М-4 (103М) конструктора Владимир Мясищева. М-4 (по кодификации НАТО:

История советского «Бизона»

20 января 1953 года осуществлён первый полёт стратегического межконтинентального реактивного бомбардировщика М-4 (103М) конструктора Владимир Мясищева. М-4 (по кодификации НАТО:

Bison — «Бизон») создавался одновременно с Ту-95, отличаясь от него большей скоростью и бомбовой нагрузкой, но меньшим радиусом действия. Эту машину впервые поднял в воздух экипаж летчика-испытателя Ф. Ф. Опадчего (второй пилот А. Н. Грацианский, штурман А. И. Помазунов, радист И. И. Рыхлов, бортинженер Г. А. Нефедов, ведущие инженеры А. И. Никонов и И. Н. Квитко).

Из построенных серийно 32-х самолётов, три погибли вместе с экипажами, едва родившись. Одна катастрофа произошла при перегонке в строевую часть из-за попадания в грозу. Другая — во время приёмо-сдаточных испытаний из-за пожара, возникшего в результате разрушения ослабленного топливопровода, с которого в борьбе за уменьшение веса сняли «лишние» узлы крепления. Третья — случилась при облете самолёта заводским экипажем (командир — Илья Пронин, второй пилот — Валентин Коккинаки, младший брат знаменитых летчиков-испытателей) из-за аэродинамических особенностей М-4 при взлёте.

Технические характеристики:

Длина: 47,665 м (без штанги дозаправки)

Размах крыла: 50,526 м (по гондолам шасси)

Высота: 14,1 м

Площадь крыла: 326,35 м²

Масса пустого: 79 700 кг

Нормальная взлётная масса: 138 500 кг

Максимальная взлётная масса: 181 500 кг

Лётные характеристики

Максимальная скорость: 947 км/ч

Практическая дальность: 8 100 км

Практический потолок: 11 000 м

Длина разбега: 1 470 м

Длина пробега: 2 610 м

Вооружение

Стрелково-пушечное: 3 × 2×23 мм пушки АМ-23 в верхней, нижней и кормовой установках

Бомбовая нагрузка: нормальная: 5 000 кг, максимальная: 24 000 кг

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии