RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

8 июля 2017 г.

"Король истребителей" Николай Поликарпов

125 лет назад 8 июля 1892 года родился Поликарпов Николай Николаевич, советский авиаконструктор, глава ОКБ-51
Князь Дмитрий Пожарский
1 ноября 2014 г.

Князь Дмитрий Пожарский

1 ноября 1578 года – день рождения Дмитрия Михайловича Пожарского, главы народного ополчения, освободившего в 1612 году Москву от западных оккупантов
Засекреченная трагедия
7 февраля 2016 г.

Засекреченная трагедия

35 лет назад 7 февраля 1981 года погибло почти все руководство Тихоокеанского флота СССР.
Воскресение после Креста
5 мая 2013 г.

Воскресение после Креста

Закон бытия таков, что без подвига нет очищения от грехов и восхождения к новой жизни
Наша партизанская традиция смертельна для врага
30 мая 2018 г.

Наша партизанская традиция смертельна для врага

30 мая 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения в СССР, но народные мстители уже около года вовсю колошматили фрицев
Главная » Подвиги в наследство » Связной Маршала Рокоссовского

Связной Маршала Рокоссовского

5 июня 2018 года — 95-й день рождения полковника ГРУ Ивана Колоса

В годы Великой Отечественной войны он был заброшен в штаб Варшавского восстания для координации действий восставших с советскими войсками
Связной Маршала Рокоссовского

Иван Андреевич Колос родился в Гомельской области Белоруссии в 1923 году в крестьянской семье. Окончил среднюю школу, затем педагогический техникум. Работал учителем в Лельчицком районе, писал статьи в местных газетах.

С началом Великой Отечественной войны был призван в РККА, благодаря знанию польского и украинского языков зачислен в команду особого назначения при штабе Западного фронта. Участвовал в оборонительных сражениях на западном направлении летом 1941 года. В августе 1941 года направлен на учебу в Вольское пехотное училище. После окончания учёбы в мае 1942 года был назначен начальником штаба стрелкового батальона 107-го стрелкового полка (38-я армия, Юго-Западный фронт). Но там его боевой путь оказался коротким — в июне 1942 года батальон попал в окружение, погибло большинство бойцов. Чудом выживший Иван Колос пробрался по оккупированной территории в родное село, там создал и возглавил Лельчицкий партизанский отряд. Во главе отряда провёл сотни боевых операций, нанёс значительный урон войскам противника. За полтора года боев в тылу врага на базе своего отряда создал ещё 3 партизанских отряда, объединенных в Мельчицкую партизанскую бригаду (около 700 бойцов). Бригада сражалась с оккупантами в Полесье, а в декабре 1943 года соединилась с наступающими частями РККА. Однако сам Колос в мае этого же года, после установления постоянной связи с Центральным штабом партизанского движения, был передан в подчинение ГРУ и переориентирован на разведывательную работу.

Осенью 1943 года Колос был отозван в Москву и после короткой подготовки во главе разведгруппы заброшен в немецкий тыл в район Ельск — Мозырь в Белорусской ССР. Там он добывал информацию о передвижении и укреплениях противника в интересах разведотдела штаба 1-го Белорусского фронта. После выполнения задания через пять месяцев группа была эвакуирована на «Большую землю».

В марте 1944 года Колос снова во главе разведывательной группы был заброшен в тыл врага, на территорию Гродненской и Барановичской областей Белоруссии, имея задачу обеспечить командование разведданными накануне Белорусской стратегической наступательной операции. После успешного выполнения задания в июле 1944 года группа соединилась со стремительно наступающими советскими войсками.

1 августа 1944 года в Варшаве началось восстание против немецких оккупантов, подготовленное и организованное руководством Армии Крайовой с согласия правительства Польши в эмиграции. Целью восстания было освобождение Варшавы от врага до подхода сил РККА и передача ее под управление польского правительства в эмиграции. Главнокомандующий Армией Крайовой польский генерал дивизии Тадеуш Коморовски (имел прозвище «Бур») располагал в Варшаве несколькими тысячами слабо вооруженных бойцов и почти не имел боеприпасов. Преследуя цели, объективно направленные против Красной Армии, Комаровски полагал, что именно советские войска должны поддерживать восстание. Вопросы связи и координации действий с советским командованием Бур даже не пытался решать. План восстания был полностью авантюристским, что и неудивительно, так как спешное начало восстания связано со стремительным рывком советских войск от Витебска и Орши до Варшавы (свыше 600 километров) за 38 дней, что стало полной неожиданностью и для врагов, и для союзников.

В момент начала восстания советские войска были еще на дальних подступах к Варшаве. Советское руководство в Москве и командование наступающего на Варшаву 1-го Белорусского фронта не были информированы о готовящемся восстании. Конечно, командовавший этим фронтом Маршал Советского Союза Рокоссовский планировал удар по Варшаве, но после неслыханного броска вперед с непрерывными тяжелыми кровопролитными боями ему требовались значительные подкрепления. Командование вермахта также прекрасно понимало, что Варшава является главным направлением наступления РККА, не только как первая европейская столица, но и как главный промышленный центр Польши и узел всех коммуникаций, падение которого делает выход советских войск к германским границам вопросом самого ближайшего времени. Поэтому новый командующий германской группой армий «Центр» Модель пытался задержать советское наступление на каждой удобной позиции, а в это время спешно стягивал к Варшаве все силы, какие мог собрать сам и какие слало к нему гитлеровское командование. Там он готовился дать решающий бой и остановить советское наступление на рубеже полноводной Вислы. Не имея никаких сведений о восстании и связи с восставшими, маршал Рокоссовский решил направить в Варшаву офицера штаба фронта, и выбор пал на лейтенанта Ивана Колоса.

21 сентября 1944 года разведчик выпрыгнул с парашютом над ночной Варшавой. Единственными ориентирами были река Висла и вспышки ночного боя внизу. С одной стороны Ивану Андреевичу повезло — он спустился в нескольких сотнях метров от немецких позиций, в районе, который обороняла не часть Армии Крайовой, а формирования Армии Людовой, в составе которой были коммунисты. С другой стороны, на этом везение окончилось — разведчик упал на крышу дома и сломал себе руку, и тут же был контужен разорвавшимся рядом немецким снарядом. Прыгавший вместе с Колосом радист был тяжело ранен, на следующий день получил второе, смертельное, ранение и вскоре умер. Но через несколько дней Колос сумел найти радистку одной из погибших ранее выброшенных разведгрупп и наладил постоянный обмен информацией со штабом фронта.

Вместе с поляками Колос нес тяготы одной из самых героических и трагических страниц польской истории. Пока генерал Комаровски со штабом Армии Крайовой отсиживался в глубоком бункере, плохо вооруженные ополченцы противостояли кадровым немецким дивизиям, поддерживаемым танками и авиацией. Колос координировал по рации действия советских летчиков, сбрасывавших повстанцам вооружение и боеприпасы, передавал в штаб фронта информацию о ходе восстания и о силах противника в районе Варшавы. Он пытался наладить взаимодействие и с Буром; после долгих усилий ему удалось провести две встречи с ним, но обе оказались безрезультатными — ни о каком взаимодействии Бур договариваться не хотел, выдвигая целый ряд предварительных политических условий, в первую очередь — о признании СССР польского эмигрантского правительства.

В августе-сентябре 1944 года германским войскам удалось отбить несколько попыток советских войск с ходу ворваться в Варшаву. Главная ударная сила фронта — 2-я гвардейская танковая армия завязла в тяжелых уличных боях в правобережной части Варшавы — Праге и потеряла там большинство своих танков. 2 октября 1944 года Бур-Комаровски капитулировал перед немецким командованием.

Лейтенант Колос сражался вместе с восставшими с 21 сентября до последнего дня восстания — 2 октября 1944 года, а затем сумел с двумя повстанцами пробраться по канализационным трубам через всю Варшаву и переплыть через Вислу. Имея при себе важные документы, вышел в расположение советских войск. После многочисленных отчетов и проверки в органах «СМЕРШ» вся полученная от Колоса информация подтвердилась.

В январе 1945 года Иван Андреевич Колос был представлен к званию Героя Советского Союза, но награжден не был. Из-за Варшавского восстания у советского правительства было много неприятностей с союзниками и польским эмигрантским правительством, поэтому вся информация на эту тему (вместе с представлением к званию) оказалась закрытой.

Перед началом Берлинской операции командующий фронтом Георгий Жуков поставил задачу — взять в плен высокопоставленного немецкого офицера, знающего систему обороны врага перед Берлином. Проникнув в марте 1945 года в немецкий тыл, группа Колоса взяла под наблюдение оживленную автостраду, и через несколько суток в ночной засаде захватила пассажира штабной легковушки. Пленный офицер участвовал в нескольких совещаниях германского командования, посвященных вопросам обороны Берлина, и знал многое.

Иван Андреевич отличился и в ходе самой Берлинской операции. Встретил он победу в Берлине. Лично присутствовал при подписании Акта о безоговорочной капитуляции Германии, бывал в бункере Гитлера.

После войны Иван Андреевич переехал в Белорусскую ССР, продолжал работать по преподавательской специальности, занимался журналистикой. В 1953 году вернулся в Вооруженные Силы СССР, служил в ГРУ Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, преподавал в специальных учебных заведениях.

В 1985 году Колосу было присвоено воинское звание «полковник». В 1987 году он ушёл в отставку по возрасту.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии