RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Командор Николай Резанов
14 марта 2019 г.

Командор Николай Резанов

14 марта - день памяти начальника первой русской кругосветной экспедиции (1803 - 1806), Николая Петровича Резанова.
Почему не канонизирован князь Дмитрий Пожарский
27 сентября 2017 г.

Почему не канонизирован князь Дмитрий Пожарский

27 сентября 2012 года патриотическая общественность направила ОБРАЩЕНИЕ к Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу
Тридцать пуль в груди
20 декабря 2016 г.

Тридцать пуль в груди

20 декабря 1941 года в бою за освобождение Волоколамска закрыл телом амбразуру дзота старший сержант Степан Устинович Куликов
9 рота: бессмертный подвиг
8 января 2020 г.

9 рота: бессмертный подвиг

7-8 января 1988 года 39 советских десантников остановили около 400 афганских головорезов, обученных и вооруженных спецслужбами США и Пакистана
Вики: «Я — русская и Родину не предам!»
11 июля 2019 г.

Вики: «Я — русская и Родину не предам!»

11 июля 1911 года родилась княгиня Вера Аполлоновна Оболенская, ставшая в годы Второй мировой войны лейтенантом Французского сопротивления (подпольный псевдоним Вики) и погибшая под ножом гильотины
Главная » Подвиги в наследство » Последний Маршал Советского Союза

Последний Маршал Советского Союза

8 ноября 2014 года исполнилось 95 лет Дмитрию Тимофеевичу .Язову

В августе 1991 года он три дня числился членом ГКЧП и держал в руках судьбу всей великой страны. Если бы Маршал оказался решительным военачальником, Советский Союз, возможно, не был бы разрушен, полагают многие.
Последний Маршал Советского Союза

Впрочем, истории сослагательные наклонения неведомы. А за нерешительность судьба наказала Язова более чем жестоко. Когда он сидел в тюрьме, жена Эмма Евгеньевна попала в автомобильную катастрофу и была парализована. Семью маршала выселили из элитной квартиры на Ленинском проспекте (они жили в одном доме с Горбачёвыми) и дали обыкновенную на улице Александра Невского. Отобрали и дачу. Сына Язова изгнали из Академии Генерального штаба. Он скоропостижно скончался за несколько дней до 70-летия отца. Пострадал и зять Язова - военный дипломат. После августа 1991 года тому запретили выезд в загранкомандировки. Самому маршалу почти два года не платили пенсии. Когда он был в тюрьме, супруга продавала ценные вещи, чтобы добыть деньги на продукты питания. Мой друг капитан 1 ранга в отставке В.Новиков рассказывал: «Пришёл к нему на квартиру, принёс кое-что из еды. Открыл холодильник, а там – пусто!» Лишь через семь лет после так называемого путча маршала Язова извлёк из политического небытия первый и последний маршал Российской Федерации Игорь Сергеев, назначив своего бывшего начальника консультантом Главного управления международного военного сотрудничества Минобороны.

Всего за 56 лет существования СССР звание Маршала советского Союза было присвоено 41 раз, из них 36 - профессиональным военным, 5 - политическим деятелям. Пятерых из них расстреляли. Из всех остальных никого так жестоко не обидела судьба, как Дмитрия Тимофеевича Язов. Судьба даровала мне счастье в продолжение нескольких лет служить бок о бок с этим военачальником. Мои заметки поэтому далеки от юбилейной риторики, зато честны.

…Познакомились мы в конце весны 1987 года. В то время я служил военным специальным корреспондентом ТАСС при Министерстве обороны. Ну и представился Язову по случаю его назначения на пост министра обороны. «Значит, говоришь, вместе будем работать?» - «Так точно, товарищ генерал армии. Образно говоря, я обязан каждый ваш чих передавать на ленту ТАСС» - «Да, брат, могу тебе гарантировать: «чихать» нам придётся много. Перво-наперво запиши мои прямые телефоны. Если по неотложному делу – обращайся в любое время суток». Так я и делал.
Однажды загрипповал и сидя дома случайно узнал о ликвидации ракет под Сарыозеком. Об этом мероприятии в ТАСС никто из Министерства обороны не сообщил. Разгильдяев и там хватало. Звоню Язову, жалуюсь на нерасторопность его подчинённых. Министр прислал за мной машину и распорядился насчет самолёта. И я не просто успел на мероприятие, но опередил всю пишущую зарубежную и отечественную братию. Вообще же я часто следовал за Дмитрием Тимофеевичем, как нитка за иголкой. Но только в пределах страны. За рубеж он меня так ни разу не взял, хотя и обещал.
Язов любил мотаться по округам и дальним гарнизонам. Поначалу только я один его в поездках и сопровождал. И бывал награждаем нечастой возможностью слушать, как министр в минуты отдыха читал наизусть «Евгения Онегина», «Маскарад», стихи Маяковского, Есенина или любимой им Юлии Друниной. Ещё реже Дмитрий Тимофеевич вспоминал войну: «Выпустили нас из училища 17 июля 1942 года, за десять дней до сурового приказа № 227, который назвали "Ни шагу назад!" Отправили на Волховский фронт. В первый день офицерства нам показали, что это такое приказ № 227 в действии. Вывели младшего лейтенанта. Зачитали приговор и расстреляли. Тут же закопали. Во время атаки у младшего лейтенанта сдали нервы. Он бросил свой взвод противотанковых ружей и убежал. А взвод всё равно атаку отбил. Мне тоже дали стрелковый взвод в той же 54-й армии генерал-лейтенанта Сухомлина, полностью укомплектованной сибирскими дивизиями. Готовили прорыв блокады. В августе наша 177-я дивизия наносила отвлекающий удар без усиления. Другими словами нам была уготована участь смертников. Много тогда полегло ребят. А что поделаешь. Военное дело на смертях замешано. С политруком Гусевым мы попали в госпиталь на станции Пиколево, в бараки цементного завода. Врачи - студенты-третьекурсники. А я тяжело ранен в ногу. У меня отбиты почки и сильнейшая контузия. Говорить не мог, лишь мычал. Только оправился – «командуй ротой!».

Став маршалом в 1990 году, Язов начал приглашать с собой в поездки и представителей других СМИ. Особенной благосклонностью у него пользовался фотокорр «Красной звезды» Гетманенко. Перед каждым полётом министр обязательно интересовался: «Что-то я Дорофея Петровича не вижу». Говорю однажды: «Дмитрий Тимофеевич, а вот обо мне вы никогда не спросите, и это рождает нехорошее чувство зависти к коллеге» - «Так ты же в любом случае напишешь, что я скажу. А фотику можно приказать лишь когда он рядом».

Демократизм и простота едва ли не определяющие качества Язова. Собственно они и подкупили Горбачёва остановить свой выбор на этом генерале. Дмитрий Тимофеевич не участвовал ни в каких кланах, не был в родстве ни с военными, ни с цивильными представителями высшей номенклатуры. Отсутствие влиятельного протеже Язов должен был компенсировать ревностной службой. И он, надо отдать человеку должное, служил истово, на совесть. То есть выполнял свои обязанности с теми рвением и безоглядностью, которых и требовал правящий партийно-государственный аппарат от своих слуг. Язов никогда не роптал, всегда и во всём был исполнительным, о высоких материях не рассуждал, вольнолюбивых мыслей не допускал, на что требовалось - закрывал глаза, что нужно было - порицал. Словом, колебался только в такт, в унисон с партийно-правительственной линией, а в остальном был надёжен и крепок, как тот тихоновский поэтический герой («Гвозди бы делать из этих людей: крепче б не было в мире гвоздей»). Он, кстати, и здоровьем выдался отменным. До полковничьего звания бегал кроссы на «отлично» и стабильно "мучил" железо даже при маршальских звёздах. Как-то раз я видел, как он подошёл к турнику и легко сделал несколько подтягиваний. Однако и при такой стопроцентной своей надежности, точном соответствии со стереотипом советского военачальника, Язов мог рассчитывать максимум на звание генерал-лейтенанта и должность командарма. Во всяком случае, если бы Дмитрию Тимофеевичу в 1967 году, когда он после академии Генштаба получил мотострелковую дивизию, кто-то сказал, что ровно через двадцать лет быть ему министром обороны, он бы рассмеялся. Определенным чувством юмора Язов обладает - на себе я это испытал и не раз. Не мог он рассчитывать на особые высоты в службе ещё и по той причине, что, дорвавшиеся до них военачальники сидели там, как правило, до гробовой доски. Поэтому очередь к тем высотам выстраивалась как в былые годы к Мавзолею Ленина. Например, маршал Соколов семнадцать лет скромно прослужил первым заместителем министра обороны прежде, чем занял этот высокий пост. Но Дмитрий Тимофеевич, кроме всего прочего, имел ещё и планиду на службу. Он и впрямь был удачливым везунцом. Если права армейская мудрость, по которой смысл службы заключается в том, чтобы вовремя попасть в одни списки и не попасть в другие, то как раз Язов всегда попадал в нужные списки. Ничем иным, кроме как везением, нельзя объяснить встречу Язова и его непродолжительную дружбу с «выдающимся человеком современности» Михаилом Сергеевичем Горбачевым.

Во время поездки на Дальний Восток моложавый генсек услышал на одном из совещаний партийно-хозяйственного актива короткое, но энергичное выступление командующего Дальневосточным военным округом. Ровно за десять, отведённых ему минут, выступающий грамотно доложил военную обстановку на вверенном театре боевых действий и отрубил: «Товарищ генеральный секретарь, генерал армии Язов доклад закончил!» Как ни странно, но это говорливому Горбачеву понравилось. Пришлось по душе и то, что командующий в присутствии десятков генералов заявил Генсеку: «Дисциплина в округе не улучшилась, а в отдельных соединениях даже ухудшилась». Неслыханная по тем временам откровенность из уст многозвёздного генерала, окончательно укрепила Горбачева во мнении: Язов - именно тот человек, который ему нужен.

Они побеседовали с глазу на глаз. Спустя какое-то время за серьёзные просчёты был снят с должности начальника Главного управления кадров Министерства обороны генерал армии Н.Шкадов. На его место сплочённая военная верхушка «толкала» генерала Б.Снеткова - человека с редкими качествами личного произвола, да вдобавок ещё и находящегося в родстве со Шкадовым. То есть, крупные должности уже стали в армии передаваться как бы по наследству! Горбачёв, узнав об этом, представил встречную кандидатуру Д.Язова. Военные «с восторгом» приняли это предложение, хотя промеж себя и возмущались. Ведь ещё за год до описываемых событий дальневосточного генерала собирались уволить, так как его округ по всем показателям оказался на последнем месте во всех Вооружённых Силах.

После печально знаменитого пролета М.Руста, Генсек предложил кандидатуру Язова на пост министра обороны. В иные, более спокойные времена, о подобном назначении «рядового генерала армии», находящегося в негласной табели о ранге аж на двадцать седьмом месте (!), да ещё при добром десятке здравствующих маршалов, не могло быть и речи. Однако Горбачёв тупо ломанул об колено одряхлевшее военное бревно, ещё и приговаривая при этом: «Вы с Рустом обос…алисъ, теперь помалкивайте в тряпочку. Я знаю, что делаю!»

…В конце восьмидесятых и в начале девяностых я не просто симпатизировал Язову – откровенно был в него влюблён. Согласись, читатель, ведь дорого стоило то, что тебя, обыкновенного журналиста всегда выделяет целый министр обороны и ты можешь доверительно решать с ним практически любой вопрос. В подтверждение - один пример. Однажды мой коллега и приятель главный редактор «Военно-исторического журнала» генерал-майор Виктор Филатов опубликовал отрывки из «Майн Кампф». Этим сильно возмутился «лепший друг» Горбачёва Гельмут Коль. Мы, дескать, за пропаганду гитлеровских трудов в тюрьму сажаем, а у вас его публикует военный журнал. Накрученный тучным канцлером наш Генсек-комбайнёр распорядился, чтобы его министр обороны покаялся в печати за дерзкий поступок подчинённого генерала-редактора. Дмитрий Тимофеевич меня инструктировал: «Надо так написать, чтобы овцы были целы и волки сыты. То есть, чтобы Михаил Сергеевич с Колем остались довольны, но чтобы и я не посыпал так уж голову пеплом. Да и Виктора надо прикрыть. Ты меня понял?»

Чего уж тут не понимать. Подготовил я такое выступление. Язов почитал его раз, второй. Какое-то слово поправил, а потом говорит: «Нехорошо получается: Гитлер и тут же - моя фамилия. Давай мы твоей хохлацкой нас разведём. Не возражаешь?» - «Даже почту за честь. Но в такого рода знаковых публикациях фамилию корреспондента ТАСС не принято указывать» - «Ничего, я Спиридонову (тогдашний Генеральный директор информагентства) позвоню».

К слову, другой член политбюро Александр Яковлев с пеной у рта «требовал крови» - немедленного увольнения Филатова с должности главреда. И даже перед Горбачёвым «ножками сучил». Дмитрий Тимофеевич мужественно не дал на съедение Виктора. Его из армии уволил только пришедший на место Язова маршал авиации Шапошников. Но это я уже забежал наперёд. А тогда, в конце восьмидесятых, повторяю, с удовольствием наблюдал, как новый министр почти истово взялся оправдывать высокое доверие Генсека. Помню и заседание коллегии Министерства обороны, где Язов впервые заговорил на перестроечном новоязе, повсеместно внедряемом Горбачёвым: «Перестройка стиля и методов работы, которой требует от нас партия, пока ещё по-настоящему не затронула командно-политические кадры. Не все руководители усвоили уроки правды. Целое поколение офицеров воспитано на обмане, протекционизме, очковтирательстве. Многие офицеры оторвались от подчиненных, проявляют чванство и грубость. Но перестройка затронет всех. Это я вам обещаю». И дальше жесточайшей критике были подвергнуты все управления Генерального штаба и Министерства обороны, ранее неприкасаемый ГлавПУр, главкоматы видов вооруженных сил, руководство Генштаба и Минобороны. Министр требовал демократизации армейской жизни и «решительного поворота к людям».

Всё это не могло не обнадёживать. Тем более, что Язов перешёл от слов к делу. Сначала на 10% сократил сотрудников центрального аппарата – решительность, никогда ранее в военном ведомстве на наблюдавшаяся. Через некоторое время ликвидировал 23 из восьмидесяти четырёх управлений, три сотни отделов, упразднил каждую 15-ю генеральскую должность. Затем последовала «маршальская чистка» по масштабам сравнимая разве что лишь с концом тридцатых годов. Были смещены со своих постов заместители министра по тылу Куркоткин и по строительству и расквартированию войск Шестопалов. Эта же участь постигла первого замминистра - главкома Объединенными вооруженными силами стран-участников Варшавского договора Куликова и главкома сухопутными войсками Ивановского. Были уволены замминистра по вооружению Шабанов, главком ВВС Ефимов, начальник ГлавПУРа Лизичев. Короче, за два года руководства министерством Язов сменил семь своих маршалов заместителей! По меркам того времени просто запредельная, невероятная решимость.

Горбачёв был доволен. Неграмотная штафирка, он всегда боялся армейской силищи. Но убедившись, что силища эта в надёжных руках, стал в дальнейшем действовать, практически не обращая внимания на Язова. Никогда не забуду полнейшей растерянности, с которой Дмитрий Тимофеевич встретил известие о том, что Генсек объявил в ООН об одностороннем сокращении наших вооружённых сил на полмиллиона человек: «Ну ладно мне ничего не сообщили, так ведь и в Верховном Совете СССР никто ничего не знает!»

После столь вопиющего произвола Генсека министру обороны следовало немедля подать в отставку. Но Дмитрий Тимофеевич промолчал. У него были свои представления о субординации, честности и порядочности, которыми Горбачёв не обладал вовсе. Не возмутился Язов и тогда, когда подписывался советско-американский договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. И ведь понимал, что Вашингтон по всем статьям «надул» Москву. А чего стоит ублюдочно-хамское соглашения о выводе советских войск из Восточной Европы в минимальные сроки. Подобного рода планетарная операция должна была растянуться минимум на четверть века! Нас, меж тем, европейцы заставили убраться восвояси за 8 месяцев!

Вспомним. Наши войска в Германии представляли собой крупнейшую группировку на планете: 22 дивизии, 42 полка, более полумиллиона военнослужащих (не считая членов семей). Это были элитные воинские части, самые боеспособные и подготовленные, обеспеченные новейшими образцами вооружения и военной техники, имеющие за спиной героический путь и величайшие воинские традиции. За годы пребывания в Германии мы построили там 777 военных городков, 5269 складов и баз, 3422 учебных центра и полигона, 47 аэродромов и 20 тысяч жилых квартир. И всю эту махину Горбачев, самолично, даже не посоветовавшись со своим военным министром, решил в угоду Западу вывести за пару лет! Как по мне, так здесь уже не в отставку подавать следовало министру обороны, а натурально ложиться на рельсы перед советскими военными эшелонами, побежавшими с Запада на Восток. Или объявить личную голодовку. Но Язов опять промолчал, за что будет потом себя откровенно корить. Более того, он продолжал из последних сил сдерживать лютое негодование всего высшего военного руководства страны действиями «пятнистого». Помню, летом 1991 года на совещании в Минобороны тогдашний командующий Приволжско-Уральским военным округом Альберт Макашов потребовал принять заявление о недоверии Горбачеву. Его поддержали большинство других военачальники. Язов в ответ бросил: "Вижу: вы Пиночета из меня хотите сделать? Не выйдет".

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Сергей Бусаров 08.11.2014 в 13:14 # Ответить
Спасибо МЗ за уникальный материал.Тот случай, когда информация меняет спустя много лет
мнение о крупном военном руководителе.
Александр Ушар 08.11.2014 в 13:26 # Ответить
Экая глыба! И служил Отечеству верой и правдой, и даже заблуждался искренне и чистосердечно. После него на посту министра, на мой взгляд, и близко не было личностей не то что мощнее, но даже равных ему. Его богатая и сложная биография, заслуживающая уважения, мастерски отражена в очерке М.Захарчука, за что автору большое спасибо! Наверняка не все читатели со мной согласятся, но я считаю, что Дмитрий Тимофеевич из той изрядно, увы, поредевшей офицерской когорты, представители которой с полным правом могут заявить: "Честь имею!".
Татьяна П. 08.11.2014 в 14:56 # Ответить
Прочитанное произвело на меня впечатление. Ничего уже изменить нельзя. Но смотрела на прошлые события, по-новому осмысливая их.
И сделала для себя неожиданный вывод: сам простой народ, тот, который я знала за свои более, чем шестьдесят лет, намного честнее, проще, патриотичнее, чище в своей сути, чем те, кто наверху вершит его судьбы.
И он будет всегда таким, как бы не менялась жизнь.
Последнего Маршала Советского Союза узнала благодаря очерку Михаила Захарчука впервые так близко. Особенно мне понравились выдержки из его воспоминаний о годах Великой Отечественной войны.
Случилось так, что недавно сама была у вод Волхова, стояла с внуком возле единственной уцелевшей пробитой снарядами стены, ставшей памятником. Всегда говорю об этом с внуком. Последующие поколения должны знать нашу суровую историю. Земля в сосновом бору до сих пор дыбится какими-то буграми. Помнит блиндажи, землянки, обстрелы.
Дмитрий Тимофеевич Язов показан М. Захарчуком в годы войны как дельный командир. Это основной показатель его личности.
Помню день путча. Тревога и страх за будущее детей наполнили сердца каждого. Как больно отзывается всё, что происходит, на судьбе маленького человека.
Спасибо Михаилу Захарчуку и «Российскому героическому календарю» за новый материал.
Андрей 08.11.2014 в 16:15 # Ответить
Стараюсь читать все материалы Михаила, публикуемые в последнее время. Узнаю много нового, интересно проводить исторические параллели, смотреть, как жизнь обошлась со знаковыми для своих времён людьми. Спасибо, Михаил!
Геннадий Алехин 08.11.2014 в 16:33 # Ответить
Назвал бы материал"Последний маршал Великой Эпохи".Предвижу возражения Михаила-мол,сам напиши.Не напишу.Захарчук все написал здорово,честно,не стандартно.Спасибо ему за это.
асад 08.11.2014 в 19:55 # Ответить
спасибо
В. Дюбкин 08.11.2014 в 20:31 # Ответить
Миша, ты в своих исторических заметках, как всегда актуален. Рассказ о маршале Советского Союза Д.Т. Язове не исключение. Дай Бог ему здоровья . А уроки двадцатилетней давности, в том числе и на примере судьбы боевого офицера и генерала, нам имеет смысл чаще вспоминать и сегодня.
Александр Костенко 09.11.2014 в 08:06 # Ответить
М.А. Захарчуку
От всех от нас – земной поклон Вам за
Лишь Господом дарованное Чудо
На Истину, дремавшую под спудом,
Нам наконец-то открывать глаза!
Валерий Пинчук 09.11.2014 в 12:23 # Ответить
Без сомнения. это эксклюзивный материал - взгляд военного журналиста на деятельность последнего военного министра великой державы, как видно, не предвзят и объективен. Правда, в войсках к Язову относились несколько иначе, и я тому свидетель. Особенно в период смутного времени - агонии перестройки. Служивые люди не понимали логики действий Горбачева в отношении Вооруженных Сил Советского Союза. Да и кто мог догадаться, что с военными (маршалами!) тогда просто не считались - то ли дело касалось вывода ЗГВ в чистое поле или уничтожения ракет средней дальности. Честно говоря, Язов вызывал у офицеров двоякое чувство, и без мата порой не обходилось... Словом, фигура под стать эпохе. Так было. Сегодня многое видится по-другому.
Я желаю Дмитрию Тимофеевичу, фронтовику и военачальнику, доброго здравия и долгих лет жизни. А Михаилу Захарчуку - новых журналистских открытий в поиске ярких судеб, оставшихся незамеченными.
Сергей Порохов 10.11.2014 в 02:14 # Ответить
Судьба Язова должна стать поучительной
Маршал Язов - человек достойный и неординарный, обладает великолепной памятью. Встретился с ним в Культурном центре на Суворовской площади. Он с теплотой, чувством протянул мне руку: "Куда не придешь, всюду дальневосточника встретишь". А встречались мы года за два до этого в Санкт-Петербурге, куда он приезжал с группой военачальников и я представляясь, сообщил, что служил Амурской области, когда он командовал ДВО. Было приятно.

О Маршале Язове будут писать книги и, думаю, у тебя это готовые главы. Главное, чтобы из его судьбы, деяний и уклонение от деяний стал уроком для наших политиков и военачальников. Чтобы знали, что власть - это колоссальная ответственность, а не только привилегии.
Обнаружив преступное поведение генсека - лидера государства, его обязаны были арестовать высшие офицеры, находящиеся рядом. Данное положение присутствует в нашем законодательстве. Ст 37 нынешнего Закона РФ "О воинской обязанности и военной службе" указывает, что военнослужащий, проходящий сборы, пребывающий в мобилизационном резерве, считаются исполняющими обязанности военной службы в случаях:
н) защиты жизни, здоровья, чести и достоинства личности;
о) оказания помощи органам внутренних дел, другим правоохранительным органам по защите прав и свобод человека и гражданина, охране правопорядка и обеспечению общественной безопасности.
р) совершения иных действий, признанных судом совершенными в интересах личности, общества и государства.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
10 апреля
пятница
2020

В этот день:

Город Сталина

10 апреля 1925 года город Царицын переименован в Сталинград.

Город Сталина

10 апреля 1925 года город Царицын переименован в Сталинград.

Сделано это было вовсе не Сталиным, как утверждают недобросовестные историки. Решение было принято по результатам проведённых по этому вопросу городских и уездных съездах и собраниях рабочих.

В Российском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ) хранится письмо Сталина секретарю Царицынского губкома ВКП(б) Шеболдаеву, где генсек указывает, что переименование Царицына начато без согласования с ним и он настоятельно возражает против присвоения городу его имени. Однако, решение было принято и город стал называться именем Сталина.

Ядерное братство

10 апреля 1955 года между СССР и КНР подписано соглашение о строительстве в Китае циклотрона и ядерного реактора.

Ядерное братство

10 апреля 1955 года между СССР и КНР подписано соглашение о строительстве в Китае циклотрона и ядерного реактора.

С участием советских специалистов уже в середине 1955 года в Китае развернулось строительство исследовательского реактора на тяжелой воде, а в сентябре 1958 года был введен в строй ускоритель элементарных частиц.

Затем китайская атомная программа была дополнена секретным военным разделом, который нашел свое отражение в 12-летнем (1956-1967) плане развития науки и техники, направленном на создание национальной научно-технической базы. Особое внимание было уделено развитию атомной энергетики и электроники, а в военной области - разработке ядерного оружия и его носителей.

Расстрел чекиста

10 апреля 2005 года в Москве был убит бывший начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник ФСБ Анатолий ТРОФИМОВ.

Расстрел чекиста

10 апреля 2005 года в Москве был убит бывший начальник Управления ФСБ по Москве и Московской области генерал-полковник ФСБ Анатолий ТРОФИМОВ.

 

Трофимова расстрелял киллер на улице Клязьминская в Москве, возле дома номер 11 в его автомобиле джип Grand Cherokee; ранения получила также жена генерала, сидевшая в автомобиле, которая позже скончалась. Расследование преступления зашло в тупик.

 

Трофимов до 1991 года занимался к КГБ отслеживанием диссидентов. А после 1991 года, наоборот, встал в одну шеренгу с бывшими инакомыслящими. Отличился тем, что в октябре 1993 года участвовал в аресте вождей оппозиционного Верховного Совета: в частности, Александра Руцкого и Руслана Хасбулатова. В мае 1994 года был назначен в Академию ФСБ на должность начальника курсов повышения квалификации руководящего состава. 19 января 1995 года указом Ельцина был повышен до заместителя директора ФСБ и одновременно стал начальником московского Управления ФСБ.

В феврале 1997 уволен, по мнению некоторых СМИ, в результате депутатского запроса Ю. Щекочихина. Как известно, впоследствии Щекочихин умер «странной» смертью. По свидетельству коллег, он втечение двух недель превратился в дряхлого старика, у которого стали отказывать все внутренние органы. Медицинское расследование показало, что смерть наступила в результате интоксикации организма. Многие СМИ писали тогда о возможном применении поллония (кстати, впоследствии похожей смертью умер бывший сотрудник ФСБ Александр Литвиненко). Что касается Щекочихина, то незадолго до своей смерти, в 2002—2003 гг. он был членом «Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года». Речь шла о пресловутых учениях ФСБ по закладке в жилые дома муляжей, имитирующих взрывные устройства.

Трофимова расстрелял киллер на улице Клязьминская в Москве, возле дома номер 11 в его автомобиле джип Grand Cherokee; ранения получила также жена генерала, сидевшая в автомобиле, которая позже скончалась.

В апреле 2006 года в западной прессе появились сообщения, связывающие Трофимова с Литвиненко и косвенно с поллонием. Так, британский депутат Джерард Баттен (Gerard Batten) заявил в парламенте ЕС, что Трофимов говорил А. Литвиненко о присутствии и деятельности среди политиков Италии множества бывших агентов КГБ, в качестве одного из которых на тот момент действовал Романо Проди. Согласно газете EU Reporter, «ещё один бывший высокопоставленный офицер КГБ, действовавший в Лондоне, подтвердил рассказ».

В общем, история настолько запутанная, что вряд ли расследование гибели Трофимова и его жены когда-нибудь дойдет до завершения.

 

 

Что с погодой?

10 апреля 1722 года по указу Петра I в Санкт-Петербурге начались систематические наблюдения за погодой.

Что с погодой?

10 апреля 1722 года по указу Петра I в Санкт-Петербурге начались систематические наблюдения за погодой.

Они первоначально носили описательный характер. Записи вёл вице-адмирал Корнелиус Крюйс. Вот, например, одна из таких записей: «Апрель, 22, воскресенье. Поутру ветер норд-вест. Пасмурно и студено… В полдни ветр малый норд-вест и дождь после полудня». Постепенно наблюдения приобретали более научный характер.

Победа над турками близ Браилова

10 апреля 1791 года во время русско-турецкой войны 1787-91 гг. русская гребная флотилия под командованием капитана 2 ранга Поскочина уничтожила 15 турецких судов при взятии укреплений близ Браилова.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии