RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Герман Титов: самый молодой космонавт в мире
6 августа 2013 г.

Герман Титов: самый молодой космонавт в мире

Последнее интервью с космонавтом № 2
Начало преодоления Русской Смуты
29 марта 2016 г.

Начало преодоления Русской Смуты

405 лет назад 29 марта 1611 года вспыхнуло восстание в Москве, захваченной поляками и немцами в результате царившей на Руси Великой Смуты.
Кто расчленил Германию?
5 июня 2013 г.

Кто расчленил Германию?

5 июня 1945 года военачальники союзных держав Георгий Жуков, Эйзенхауэр, Монтгомери и Тассиньи подписали в Берлине Декларацию о поражении Германии
Монархист Тимофей Локоть
25 июля 2015 г.

Монархист Тимофей Локоть

25 июля — день памяти одного из идеологов русского национализма профессора Тимофея Васильевича Локотя
Подвиг чекиста Молодцова
12 июля 2017 г.

Подвиг чекиста Молодцова

75 лет назад 12 июля 1942 года расстрелян румынами Владимир Молодцов
Главная » Подвиги в наследство » Тайна гибели С-34

Тайна гибели С-34

13 ноября 1941 года геройски закончила свой последний боевой поход советская подводная лодка под командованием капитана третьего ранга Якова Хмельницкого

Что с ней произошло, более или менее достоверно выяснилось только через 70 с лишним лет.
Тайна гибели С-34

Недавно на дне Черного моря в болгарских водах на 35-метровой глубине дайверы обнаружили подводную лодку времен Второй мировой войны. Ее корпус разломлен на две части, вероятно, в результате подрыва на мине. Когда команда профессиональных водолазов очистила от донных наслоений перископ, верхнюю часть рубки и орудие и сделала серию фотоснимков, специалистам удалось выяснить: это советская подводная лодка С-34, которая долгие десятилетия считалась пропавшей без вести.

Общие сведения о ПЛ

Об этой субмарине достоверно известно следующее. Она
была заложена 29 ноября 1937 года на заводе №198 (имени Марти) в Николаеве. 30 сентября 1939 года спущена на воду. Вступила в строй 29 марта 1941 года и 21 апреля 1941 года вошла в состав Черноморского флота. 22 июня 1941 года С-34 находилась под командованием капитана третьего ранга Хмельницкого Якова Моисеевича в составе 2-го дивизиона 1- й бригады пордводных лодок Черноморского флота в Севастополе. Не завершив курса боевой подготовки, она приступила к несению дозора юго - западнее мыса Тарханкут. В сенябре С-34 вышла на боевое задание в район мыса Шаблер. Утром 7 сентября она обнаружила группу румынских боевых кораблей в составе эсминцев «Реджеле Фердинанд» и «Марашти», миноносцев «Налука» и «Сборул», а так же канонерской лодки «Гикулеску» и вооруженного буксира «Бессарабия». С-34 выпустила торпеду по «Гикулеску», но промахнулась. В ответ миноносцы сбросили на субмарину 6 глубинных бомб, не причинив подводной лодке каких-либо серьезных повреждений. Некоторые глубинные бомбы не взорвались. Вероятно, румыны в суматохе с них не сняли предохранители. 21 сентября подводная лодка благополучно вернулась на базу.

В свой последний поход в район мыса Эмине С-34 вышла 8 ноября 1941 года. На базу она не вернулась, предположительно, подорвалась на мине.

Данные из полицейского архива

После окончания Великой Отечественной войны в болгарском полицейском архиве были обнаружены документы, свидетелствующие о том, что 14 ноября 1941 года в 33 километрах южнее болгарского города Созополя (20 миль юго-западнее южной границы боевой позиции субмарины) море вынесло тела двух советских моряков в гидрокостюмах и приборах ИСА-М. Судя по удостоверениям личности, это были помощник командира С-34 старший лейтенант Душин Виолет Лаврентьевич и боцман главный старшина Терехов Фрол Дмитриевич.
Изолирующий спасательный аппарат ИСА-М на тот период был самым современным средством выхода из аварийной подводной лодки. Моряков тренировали спасаться двумя способами: свободным всплытием через торпедный аппарат или по буйрепу (трос с буем), имющему специальные муссинги (узлы) на определенных расстояниях друг от друга, возле каждого из которых подводник должен ждать некоторое время, чтобы избежать кесонной болезни. Первый практический выход личного состава из погруженной подводной лодки был проведен с глубины 16 метров 6 июля 1936 года во время учения на Тихоокеанском флоте. А в 1938 году водолазы И.И.Выскребенцев, Б.А.Иванов, Н.Н.Солнцев и Б.Е.Соколов впервые произвели выход из подводной лодки по буйрепу с глубины 70 метров.

Этот опыт пригодился с первых же дней войны. Например, 2 августа 1941 года подводная лодка С-11 была торпедирована противником. Личный состав, находившийся в 1-м отсеке, вышел через торпедный аппарат на поверхность моря, использовав ИСА-М. С подводной лодки М-94, поврежденной противником, после двух часов борьбы за живучесть корабля, большая часть личного состава спаслась, выйдя на поверхность через рубку центрального поста, использовав также ИСА-М. Однако большинство экипажей аварийных субмарин гибло. 29 августа 1942 года нарком ВМФ Кузнецов вынужден был издать приказ «Об опыте использования индивидуальных спасательных аппаратов», где констатировалось: подготовка по индивидуально-спасательному делу в частях и соединениях подводных лодок на действующих флотах проводится недостаточно, личный состав не умеет правильно пользоваться индивидуальными спасательными аппаратами, не знает техники и режима выхода из погруженной подводной лодки, даже в боевой поход субмарины идут не обеспеченными достаточным количеством ИСА-М.

Возможно, на С-34 в отсеке, где находились помощник командира и боцмарн, имелось только два спасательных аппарата. Не исключено, что подводники не четко знали режим выхода с достаточно опасной глубины в 35 метров. Во всяком случае, похоже, что причиной их смерти стала потеря сознания от резкого перепада давления (кессонная болезнь) при всплытии, потому что, будучи в сознании и оказавшись на поверхности, моряки наверняка бы сорвали маски ИСА-М.

Боевое задание субмарины

Судя по всему,
главной задачей С-34 была борьба с конвоями. К тому времени противник уже наладил бесперебойное снабжение своих войск морем. В этом Германии активно помогала монархическая Болгария. Она принимала самое непосредственное участие в боевых действиях против советского Черноморского флота, обеспечивая противолодочную оборону морских конвоев Германии и ее стран-союзниц.
Поначалу действия Болгарии и Румынии были настолько эффективными, что Германия весь 1941 год не перебрасывала на Черное море свои подводные лодки. Но вскоре наши моряки начали успешно топить конвои. За первые шесть месяцев боевых действий черноморцами в целом было уничтожено 3 подводные лодки, 2 монитора, 20 вспомогательных судов и 7 транспортов противника. Всего до конца 1941 года подводные лодки ЧФ совершили 103 боевых похода. В числе уничтоженных судов было 2 из 5 имеющихся у фашистов крупных танкеров. По этой причине Германия и Италия длительное время испытывали серьезные перебои в поставках нефти из Румынии. Только тогда Германия была вынуждена перебросить с Балтики на Черное море 6 своих субмарин в помощь Болгарии и Румынии.
Занятая Болгарией позиция, естественно, не могла не раздражать советское руководство. В болгарских территориальных водах подлодки Черноморского флота активно использовались не только для борьбы с вражескими конвоями, но и для скрытной высадки на болгарскую территорию групп болгарских подпольщиков для организации партизанского движения и диверсионных действий в глубоком тылу противника. Такая задача тоже могла стоять и перед С-34. Очевидно одно: лодка погибла на минах болгарского заграждения S-39 восточнее Бургаса.

Если проанализировать морские течения с севера в этот период года и учесть место обнаружения тел подводников, можно предположить что С-34 наткнулась на мину 13 ноября 1941 года где -то в районе Бургаского залива севернее Созополя. Собственно, там она и обнаружена дайверами.

Директива наркома ВМФ

Нужно сказать, что э
то не первая погибшая советская субмарина, обнаруженная здесь. Только за первые полгода войны в этом районе подорвались на минах не менее пяти наших лодок. Такие крупные неудачи профессионально объяснены в директиве наркома ВМФ адмирала Николая Кузнецова "Об итогах подводной войны за 6 месяцев 1941 года". В ней говорится, что к началу войны на Черноморском флоте имелось 44 подводные лодки. За полгода ими уничтожено 7 транспортов проттивника, при этом потеряно столько же наших субмарин. Всего погибло 300 профессиональных подводников. Для сравнения: Северный флот, имея 15 подлодок к началу войны, потопил 48 транспортов противника, не потеряв ни одной лодки.

По мнению нарокома ВМФ, в начальный период войны штаб Черноморского флота не имел единого замысла действий своих подводных сил. Флотское командование почему-то было уверено, что ВМС Румынии активно усиливаются немецкими подлодками, и их нападение на наши базы - вопрос самого ближайшего времени. В результате большинство советских подлодок ожидало противника у своих баз, регулярно наблюдая единственную румынскую субмарину, не предпринимавшую никаких действий. Те же лодки, которые направлялись к вражеским берегам, постоянно наступали на одни и те же минные "грабли" - разведка назначенных позиций не велась.
"Очевидно, - констатировалось в директиве, - что С-34, Щ-204, Щ-211 погибли, а Щ-205 и

Л-4 подорвались на позиции N 28, и все же подлодки продолжали посылаться туда одна за другой ".

Директива круто изменила ход подводной войны на Черном море. Но протери первых месяцев остались в истории как самые тяжелые. Очевидные просчеты флотского командования никак не умаляли подлинного героизма экипажей подлодок, в одиночку вступавших в неравный бой с кораблями и самолетами охранения вражеских конвоев, преодолевавших многочисленные минные банки. Несомненно достоин доброй памяти, а также воинских почестей и экипаж С-34.
На морских картах точка с координатами 42 град. 53 мин. 8 сек. северной широты и 28 град. 03 мин. 6 сек. восточной долготы (позиция № 28) является местом отдания воинских почестей в память об экипажах подводных лодок С-34, Щ-204, Щ-211 и других, погибших при действиях на коммуникациях противника в западной части Чёрного моря в годы Великой Отечественной войны. А на том месте, где были найдены тела двух моряков с С-34, после войны был поставлен памятник.

Тактико-технические характеристики С-34

Водоизмещение,т 837/1073

Размерения,м 77,7 х 6,4 х 4

Дизели, л.с 4000

Эл. Моторы, л.с 1100

Скорость,уз 19,5/9

Дальность,миль 8200/135

Страницы:   1 2 3 4 5  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
вторник
2017

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки». Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки». Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции. В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции. В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез.

 Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну, когда из-за сбоя в системе предупреждения о ракетном нападении поступило ложное сообщение об атаке со стороны США.

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну, когда из-за сбоя в системе предупреждения о ракетном нападении поступило ложное сообщение об атаке со стороны США.

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии