RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Князь Дмитрий Пожарский
1 ноября 2014 г.

Князь Дмитрий Пожарский

1 ноября 1578 года – день рождения Дмитрия Михайловича Пожарского, главы народного ополчения, освободившего в 1612 году Москву от западных оккупантов
На безымянной высоте
14 сентября 2016 г.

На безымянной высоте

В ночь на 14 сентября 1943 года 18 молодых бойцов под командованием младшего лейтенанта Е.И. Порошина вступили в неравный бой с превосходящими боле чем в двадцать раз силами противника
Гибель линкора «Новороссийск»
29 октября 2015 г.

Гибель линкора «Новороссийск»

60 лет назад 29 октября 1955 года прямо в Севастопольской бухте взорвался и затонул самый крупный советский боевой корабль того времени
 Первый космический извозчик
15 мая 2018 г.

Первый космический извозчик

15 мая 1957 года запущена первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета – легендарная Р-7.
Александр Сибиряков: человек и ледокол
8 октября 2014 г.

Александр Сибиряков: человек и ледокол

8 октября 2014 года исполнилось 165 лет великому русскому исследователю Сибири и Северного морского пути
Главная » Подвиги в наследство » Еще раз о Леониде Хрущеве

Еще раз о Леониде Хрущеве

21 апреля 1943 года И.В. Сталин подписал указ о награждении орденом Отечественной войны первой степени (посмертно) старшего лейтенанта Леонида Никитича Хрущева

Это было очень важно, поскольку до того дня (да и по сию пору) гуляли сплетни о том, что сын крупного партийного работника попал в плен.
Еще раз о Леониде Хрущеве

 Российский героический календарь уже писал о Леониде Хрущеве в статье «Оболганный за отца» (см. http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2014/march/obolgannyij-za-otcza), в которой на основе документов рассказал о подвиге этого офицера, геройски погибшего в бою.
Сегодня мы публикуем воспоминания сослуживца Леонида Хрущева, которые добавляют новые штрихи к портрету героя. Мы не стали «причесывать» стиль и орфографию этого письма ветерана, поскольку они сами по себе очень красноречивы.

 

"Воспоминания Фомина Виктора Андреевича, 1921 года рождения, о прохождении военной службы в 3-й авиаэскадрилье 134 скоростного бомбардировочного авиаполка, за период с 1939 года (конец) по 26 июня 1941 года — аэродром Дубровицы Московской области и с 26 июня 1941 года по 4 сентября 1941 года — Западный фронт и в других авиачастях.
После окончания Ухтомского (Люберецкого) аэроклуба, я в 1939 году оказался на Люберецком военном аэродроме. В конце того года майор Самсоненко, на базе 9-й дальнеразведывательной эскадрильи особого назначения приступил к формированию вновь создаваемого 134 скоростного бомбардировочного авиаполка, которое было закончено примерно в мае 1940 года. Полк состоял, насколько я помню, из 5 эскадрилий, самолетов СБ-2 с двигателями М-105, со штатной положенностью 15 самолетов, дополнительно 4-5 самолетов для командования полка. Эскадрильи в основном были укомплектованы подготовленными экипажами — летчик, штурман, стрелок-радист, соответственно инженерно-техническим составом, младшими специалистами.
Базировался полк на аэродроме, расположенном в 7 км от г. Подольска Московской области и в 3 км от поселка Дубровицы, где в бывшем имении графа Голицына (Екатерининская эпоха), на слиянии двух рек Пахра и Десна, располагался наш военный гарнизон-городок.
Я, в связи с окончанием аэроклуба, был призван на действительную военную службу в 134 СБАП и назначен на должность мастера-механика по авиаприборам 3-й эскадрильи. Командира АЭ я не помню, но его заместителями были капитан Мауль по летной подготовке, комиссаром старший политрук Куликов, оба отличные летчики.
В один из дней комплектования 3 АЭ, на должность командира звена, звено состояло из 3 самолетов, прибыл старший лейтенант (лейтенант) Хрущев Леонид, оказавшийся сыном Хрущева Никиты Сергеевича. Штурманом одного из самолетов была утверждена Надежда Король, из плеяды женщин-летчиц Осипенко, Гризодубовой, Расковой и др. Личный состав 3 аэ гордился этими назначениями, и мы знали, что остальные эскадрильи в этом нам завидовали.
Хрущев быстро вписался в наш коллектив, был он общителен, дружелюбным к своим подчиненным и всему личному составу аэ, т.е. ко всем, с кем ему предстояло нести военную службу, незаносчивым. В то же время в разговоре с ним, в его поведении, действиях чувствовалась требовательность, смелость и решительность, присущие настоящим волевым летчикам, летчикам-работягам. Матчасть самолета он знал хорошо, в чем я убедился после того, когда мне приходилось ежедневно обслуживать его самолет и самолеты звена. Я как приборист аэ, быстро нашел с ним деловой контакт. Он постоянно интересовался правильностью работы приборов, часов, компаса, высотомера, указателя скорости и др.

Узнав о том, что я руководил художественной самодеятельностью в полку и своей АЭ, лично играю на баяне и пою, мы еще ближе сблизились. Полк приступил к учебно-тренировочным полетам. Не скрою, я, как и другие мои товарищи по службе, летчики, штурманы и т.д. ждали, как себя покажет Леонид (Ленька звали мы его неофициально) в летном деле. Но и в воздухе, при выполнении летных заданий, он проявил себя с лучшей стороны и стал одним из ведущих командиров звеньев полка.

В нашем гарнизоне Дубровицы он редко ночевал, жил в Москве, но это не мешало ему вовремя прибыть в полк, обычно он приезжал на легковом автомобиле, чем также вызывал определенный интерес и уважение, в связи с умением управлять этим видом транспорта.
Через некоторое время, перед войной, в полк поступили новые самолеты, более скоростные, чем СБ, бомбардировщики АР-2, с тормозными решетками под плоскостями, позволявшие атаковать цели не только с горизонтального полета, но и с пикирования, двигатели были М-105р, мощностью 1100 л.с. Скорость была выше, чем у СБ на 60 км и составляла 480 км в час, увеличились потолок и дальность полета. Самолет предназначался для ударов по наземным войскам противника и ближним тылам.
13 марта 1941 года погиб во время разведывательного полета (была плохая снежная погода) на учениях МВО наш всеми любимый командир-новатор майор Самсоненко. Тяжело полк переживал гибель командира. В ответ личный состав всех эскадрилий заверял вышестоящее командование, что примет все меры к улучшению своей служебной деятельности, более быстрому освоению самолета АР-2. Этот самолет Леонид освоил быстро и помог остальным экипажам звена освоить его в короткое время.
Полк продолжал совершенствовать свое мастерство днем и ночью. Наша эскадрилья стала летать ночью, «ночники» как нас называли, другие «пошли» на высоту «высотники» и т.д. Полк стал в полном смысле боеспособным и был готов выполнить любое боевое задание. Полку было доверено участвовать в воздушных парадах: 18 августа 1940 года над аэродромом Тушино и 10 мая 1941 года над Красной площадью.

22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война.

26 июня полк вылетел на Западный фронт для участия в боевых действиях с посадкой на военном аэродроме г. Ржев. Примерно 28 июня на разведку немецких войск вылетел наш самолет со штурманом Надеждой Король. На взлете, набрав высоту метров 50, самолет с креном на левое крыло врезался в землю, экипаж погиб. Это была первая потеря самолета и экипажа полка, вылетевшего на боевое задание.
Начались боевые будни. Полеты происходили с рассвета и до наступления темноты, и в основном без сопровождения истребителей. В ночь с 28 на 29 июня наш аэродром подвергся бомбардировке немецкими самолетами. Потерь полк не имел, но нас перебросили на полевой аэродром западнее г. Ржева на 20 км, д. Ерши.
Начались боевые потери. Так, полк за период боевых действий по 4 сентября 1941 года потерял примерно 75% своих самолетов. Экипажей погибло всего 12-15%, поскольку использовались парашюты и посадки поврежденных самолетов на своей территории. Вот в такой напряженной боевой обстановке вылетал на задания и успешно их выполнял командир звена наш Леонид. Он ни разу не был сбит, но часто прилетал, как сейчас помню, с окровавленным лицом, с ранениями от осколков зенитных снарядов, тем более, что из-за его роста, голова выходила за бронеспинку.
Леонид первым в полку применил свою смекалку, предохраняясь от осколков, стал надевать сверху шлемофона солдатскую каску. Мы смеялись и шутя говорили «Леня в каске», а вообще многие летчики использовали это новшество.

В свободное от вылетов время, в основном после ужина, экипажи, техники просили растянуть меха баяна, в песнях, плясах, вспомнить мирное время, своих родных и близких и соответственно отвлечься, пусть на короткое время, от боевой работы, снять большое физическое и нервное напряжение, подготовить себя к следующему боевому вылету. Эти просьбы я всегда с удовольствием выполнял. Жаль, что таких импровизированных концертов было недостаточно, мало. В них постоянное участие принимал и Хрущев.

В один из боевых дней, по-моему в конце июля, необходимо было срочно, как помнится, на реке Западная Двина, или другой, разбить мост перед наступающими немецкими войсками и по возможности, находящийся недалеко от моста в деревне-поселке штаб крупной группировки немцев — дивизия — корпус. На выполнение такого задания ранее вылетали бомбардировщики, штурмовики, истребители из других полков, но из-за сильного огня зенитной артиллерии и др. и прикрытия этой переправы немецкими истребителями, это задание, с потерями наших самолетов, не было выполнено.

Во что бы то ни стало выполнить это смертельное задание было поручено Хрущеву Леониду. Леонид и здесь проявил свою летную смекалку. В общих чертах он поступил так. Набрав над своей территорией большую высоту, продуманный маршрут полета, рассчитав высоту, чтобы от взрыва своих бомб на посту не пострадал его самолет, с пикированием на большой скорости, фактически на бреющем полете, вышел точно и неожиданно для немцев, на мост, разбил его бомбами, уничтожив затем и штаб. За этот боевой подвиг Леониду, находящемуся еще в воздухе, было сообщено, что он командованием войск награжден орденом Красного Знамени. Награждены также были штурман и стрелок-радист наградами.
Еще до его возвращения нам по радио стало известно об этом, и когда он подрулил на стоянку, был нами торжественно встречен. Это была первая боевая награда в 3-й авиаэскадрилье. Когда, где, кем вручался этот орден Леониду, я не помню.

Мы отступали, положение наше осложнялось наступлением немцев. В эскадрильях полка вместо 15 оставалось 6-9 самолетов.

Также в один из дней июля или августа командование полка сообщило летным экипажам, что в случае невозможности после боевого вылета — воздушный бой, другие причины, вернуться своевременно на свой аэродром, необходимо произвести аварийную посадку на аэроклубовском аэродроме, в районе железнодорожной станции Андреаполь, примерно в 80 км северо-западнее нашего аэродрома. Имея в виду при этом укороченность посадочной полосы, поскольку аэродром был приспособлен для самолетов У-2 (По-2). Здесь будет находиться дежурная техническая группа в составе 5 человек — механик самолета, моторист, оружейник, шофер с грузовым автомобилем — полуторка с «хоботом». Я был назначен старшим этой группы. С собой у нас был соответствующий инструмент, несколько баллонов с воздухом, аптечка медицинской помощи и др. К рассвету следующего дня мы прибыли на этот аэродром, установили направление ветра, подготовили на месте приземления самолетов, но не развертывая посадочный знак, закрыли его зелеными хвойными ветками прихваченными в пути (знак из белого полотна), автомобиль укрыли около одного из строений.

С началом светового дня над нами и вблизи аэродрома, на разных высотах стали пролетать в сторону востока — Ржева различные типы немецких самолетов. Это нас беспокоило. Отъезд нам с этого аэродрома был установлен в 15.00. Пока все было спокойно, наших самолетов не было. Примерно в 14.00 в нашу сторону мы увидели летящим на бреющем полете самолет, который при приближении оказался машиной Хрущева. Правая нога-стойка полувыпущена, был воздушный бой. Мы тут же развернули посадочный знак. Хрущев пять раз заходил на посадку, но все с перелетом на 30-50- метров. Складывалось впечатление, что или ранен, или находится в крайне возбужденном состоянии. Ведь садиться ему следовало очень грамотно, на правую выпущенную ногу. На шестом заходе он посадку произвел правильно, у знака, и метров 100 самолет двигался в горизонтальном положении. Затем самолет из-за того, что оба колеса убрались, упал на фюзеляж, и заскользил с погнутыми винтами под моторами, по посадочной полосе. Поскольку полоса была короткая, выехал за ее пределы на бугристую землю, встал на нос и перевернулся (скапотировал). Поднялся большой столб пыли. Было такое чувство, что должен быть взрыв. Мы срочно на автомобиле выехали к самолету и в это время, примерно на высоте 300 метров над Хрущевым появились 3 группы летящих в сторону Ржева истребителей МЕ-110, 9-12 штук. Но все кончилось благополучно.
Подъехав к самолету и установив, что Леонид жив, но повреждена нога, какая не помню, имеет ушибы, штурман мертв, стрелок-радист жив, приступили к их извлечению из самолета.

Как вынуть Леонида из самолета? Он лежит в самолете в прижатой к земле кабине, в согнутом положении. Что делать? Нам самолет не поднять, тем более не перевернуть. Появилась мысль использовать грузовик. Я дал команду открыть задний борт, шоферу задним ходом двигать автомобиль к краю правого крыла, мы же четверо стали пытаться поднять крыло. Первоначально нам это не удавалось, затем с большим трудом мы его подняли, положили на кузов грузовика и открыв боковые борта, продвинули автомобиль почти под центр крыла. Кабина Хрущева поднялась над землей, мы осторожно, так же с трудом его вынули. Был он в тяжелом состоянии. Положили его в кузов, как могли оказали ему первую медицинскую помощь и взяв штурмана, стрелка-радиста, срочно выехали на свой базовый аэродром.

По положению, самолет нам не удалось уничтожить, он и так не подлежал ремонту, но все, что могли, разбили. Радиостанцию, приборные доски, пулеметы – стволы у них были согнуты и др. Я из кабин летчика и штурмана изъял часы АВР и АЧХО.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
26 сентебря
среда
2018

В этот день:

Взлет и падение воздушной академии

26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Взлет и падение воздушной академии

Взлет и падение воздушной академии 26 сентября 1920 года Реввоенсовет Республики издал приказ № 1946, в котором постановил реорганизовать Московский авиатехникум в Институт инженеров Красного Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского.

Положение об институте было утверждено Реввоенсоветом 23 ноября 1920 года. 9 сентября 1922 года был издан приказ Реввоенсовета о введении нового штата института с присвоением ему наименования Академия Воздушного Флота имени Н. Е. Жуковского. С небольшими изменениями названия академия осуществляла подготовку и переподготовку командиров и инженеров для Военно-воздушных сил Вооружённых Сил СССР и Российской Федерации до августа 2011 года, когда по ней прокатился каток сердюковских реформ. Все российские и советские лётчики-космонавты — выпускники этого вуза, которого теперь нет.
В первые годы существования в академии было два факультета: инженерный и службы Воздушного Флота (командный). В 30-е годы в дополнение к двум существовавшим факультетам прибавились ещё четыре: авиационного вооружения (1934), оперативный (1935; проработал 2 года и вновь открылся в 1939 году), заочного обучения (1937), штурманский (1938). Её выпускники командовали авиачастями и соединениями, руководили инженерно-авиационной службой, возглавляли конструкторские бюро, авиазаводы, научно-исследовательские учреждения.

В 1998 году при очередной реорганизации военного образования академия была переименована в Военный авиационный технический университет (ВАТУ). В 2008 году путем слияния ВАТУ и Военно-воздушной академии имени Ю. А. Гагарина было образовано федеральное государственное военное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина». Петровский дворец, в течение 75 лет бывший главным корпусом, сердцем и одним из символов академии, был передан в ведение мэрии Москвы, а то, что осталось от академии, изгнали в Монино. Московские власти решили превратить альма-матер космонавтов и летчиков в элитную гостиницу для толстосумов. В 2009 году набор слушателей не осуществлялся. В 2011 году академия перебазирована в Воронеж. При этом более 50 процентов профессорско-преподавательского состава было разогнано. Что тут скажешь? Об армию, которая не способна защитить свой народ, любой толстозадый урод может вытереть ноги.

Смерть «отца» танка Т-34

26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Смерть «отца» танка Т-34

Смерть «отца» танка Т-34 26 сентября 1940 года скончался Михаил Ильич КОШКИН, выдающийся советский конструктор бронетанковой техники, создатель лучшего танка Второй мировой войны — легендарной «тридцатьчетвёрки».

Умер, застудив легкие во время испытания Т-34.

Сегодня, наверное, многие знают, что конструктором лучшего танка XX века T-34 был советский инженер Михаил Ильич Кошкин. Создать такую машину — уже великий подвиг. Но Кошкин совершил еще и подвиг самопожертвования при внедрении этого танка в производство, о чем мало кто знает.

Михаи́л Ильи́ч Ко́шкин родился 3 декабря 1898 года в селе Брынчаги Угличского уезда Ярославской губернии (ныне Переславский район Ярославской области). Семья жила бедно, отец вынужден был заниматься отхожими промыслами. В 1905 году, работая на лесозаготовках, он надорвался и умер, оставив жену, вынужденную пойти батрачить, и троих малолетних детей. Михаил окончил церковно-приходскую школу. С 1909 по 1917 год работал на кондитерской фабрике в Москве.

С февраля 1917 года служил в армии рядовым. Весной в составе 58-го пехотного полка был отправлен на Западный фронт, в августе получил ранение. Лечился в Москве, в конце 1917 года был демобилизован. 15 апреля 1918 года поступил добровольцем в сформированный в Москве железнодорожный отряд Красной Армии. Участвовал в боях под Царицыном. В 1919 году переведён в Петроград в 3-й железнодорожный батальон, который участвовал в освобождении от английских интервентов Архангельска. По дороге на Польский фронт Михаил заболел тифом и был снят с эшелона. После выздоровления направлен в 3-ю железнодорожную бригаду, участвовал в боях против Врангеля на Южном фронте.

После окончания Гражданской войны с 1921 по 1924 год Кошкин учился в Коммунистическом университете имени Я. М. Свердлова. После его окончания получил назначение в Вятку, где с 1924 по 1925 год работал заведующим кондитерской фабрики, с 1925 по 1926 год — заведующим агитационно-пропагандистского отдела райкома ВКП(б), с 1926 по 1928 год — заведующим губсовпартшколой, в 1928 году — заместителем заведующего, с июля 1928 по август 1929 года — заведующий агитационно-пропагандистского отдела губкома ВКП(б).

В 1929 году по личному распоряжению С. М. Кирова как инициативный работник, в числе «парттысячников», зачислен в Ленинградский политехнический институт (кафедра «Автомобили и тракторы»). Производственную практику проходил на Горьковском автозаводе, а преддипломную — в опытно-конструкторском отделе одного из Ленинградских заводов.

После окончания вуза 2,5 года трудился в танковом КБ Ленинградского завода им. С. М. Кирова. С должности рядового конструктора быстро дошёл до заместителя начальника КБ. За участие в создании среднего танка с противоснарядным бронированием Т-46-5 (Т-111) получил орден Красной Звезды. Участвовал также в создании танка Т-29.

С декабря 1936 года Кошкин возглавляет Конструкторское бюро Танкового отдела «Т2», завода № 183, Харьковского паровозостроительного завода (ХПЗ). В это время в КБ сложилась критическая кадровая ситуация: предыдущий начальник КБ А. О. Фирсов арестован «за вредительство», конструкторов допрашивают, КБ разделено на два направления: с лета 1937 года одна часть сотрудников занимается опытно-конструкторскими работами (14 тем), другая обеспечивает текущее серийное производство.

Первый проект, созданный под руководством Кошкина, танк БТ-9, был отклонён осенью 1937 года по причине грубых конструктивных ошибок и несоответствия требованиям задания. 13 октября 1937 года Автобронетанковое управление РККА (АБТУ) выдало заводу № 183 (ХПЗ) тактико-технические требования на новый танк под индексом БТ-20.

По причине слабости КБ завода № 183, на предприятии для работ по новому танку было создано отдельное конструкторское бюро, независимое от КБ Кошкина. В состав КБ вошёл ряд инженеров КБ завода № 183 (в том числе А. А. Морозов), а также около сорока выпускников Военной академии механизации и моторизации (ВАММ). Руководство КБ было поручено адъюнкту ВАММ Адольфу Дику. Разработка идёт в сложных условиях: на заводе продолжаются аресты.

Кошкин в этом хаосе продолжает развивать своё направление — чертежи, над которыми работает костяк фирсовского конструкторского бюро (КБ-24), должны лечь в основу будущего танка.

Конструкторским бюро под руководством А. Дика был разработан технический проект танка БТ-20, но с опозданием на полтора месяца. Данная задержка повлекла за собой анонимный донос на руководителя КБ, в результате которого Дик был арестован, обвинён в срыве правительственного задания и осуждён на 20 лет лагерей. Вклад А. Дика, недолго занимавшегося в КБ вопросами подвижности танка, в создание будущего танка Т-34 заключался в важной для ходовой части идее установки на борт ещё одного опорного катка и наклонного расположения пружин подвески.

После ареста Дика конструкторское бюро было реорганизовано, его руководителем стал Кошкин. В марте 1938 года проект танка был утверждён. Однако к этому моменту у военного руководства страны возникли сомнения в правильности выбранного типа движителя для танка. 28 апреля 1938 года Кошкин в Москве на совещании Народного Комиссариата обороны (НКО) добивается разрешения изготовить и испытать два новых танка — колёсно-гусеничный (как и предполагалось изначальным заданием) и чисто гусеничный. В середине — конце лета 1939 года в Харькове новые образцы танков прошли испытание. Комиссия заключила, что «по прочности и надёжности опытные танки А-20 и А-32 выше всех выпускаемых ранее… выполнены хорошо и пригодны для эксплуатации в войсках», однако отдать предпочтение одному из них она не смогла. Большую тактическую подвижность в условиях пересечённой местности во время боёв Советско-финской войны 1939—1940 годов показал гусеничный танк А-32. В короткие сроки была проведена его доработка: утолщёна до 45 мм броня и установлена 76-миллиметровая пушка и другое — так появился Т-34.

Два опытных Т-34 были изготовлены и переданы на войсковые испытания 10 февраля 1940 года, подтвердившие их высокие технические и боевые качества. В начале марта 1940 года Кошкин отправляется с ними из Харькова в Москву «своим ходом». В условиях начавшейся весенней распутицы, при сильной изношенности танков предшествующими пробеговыми испытаниями (около 3000 км), начавшийся пробег несколько раз был на грани провала. 17 марта 1940 года на Ивановской площади Кремля танки были продемонстрированы представителям правительства. Испытания в Подмосковье и на Карельском перешейке завершились успешно. Т-34 был рекомендован для немедленной постановки на производство.

Кошкин дорого заплатил за этот демонстрационный успех — простуда и переутомление привели к заболеванию пневмонией, но Михаил Ильич продолжал активно руководить доработкой танка, пока не произошло обострение заболевания и не пришлось удалить одно лёгкое. Конструктор скончался 26 сентября 1940 года в санатории «Занки» под Харьковом, где проходил реабилитационный курс лечения. Похоронен в Харькове на городском кладбище, которое в 1941 году уничтожено лётчиками люфтваффе целенаправленной бомбардировкой с целью ликвидации могилы конструктора (Гитлер объявил Кошкина своим личным врагом уже после его смерти).

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

День милиции, которой нет

26 сентября 1962 года Указом Президиума Верховного Совета СССР был установлен День советской милиции, который отмечался ежегодно 10 ноября в связи с тем, что в этот день в 1917 году было принято постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции.

В 1991 году вместе с распадом страны Советов День советской милиции исчез. Ему на смену пришел День российской милиции, который праздновался вплоть до 2011 года. С 1 марта же 2011 года в силу вступил закон «О полиции» и само название праздника «День милиции» стало неуместным. Днем полиции праздник постыдились, видимо, назвать. В соответствии с Указом Президента РФ от 13 октября 2011 года № 1348 День милиции официально назван Днем сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации. И установлено его празднование также 10 ноября.

Предотвративший ядерную войну

26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

Предотвративший ядерную войну

Предотвративший ядерную войну 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Евграфович Петров предотвратил потенциальную ядерную войну

В ночь на 26 сентября 1983 года подполковник Станислав Петров был оперативным дежурным командного пункта, откуда осуществлялось управление дежурными средствами Ракетных войск стратегического назначения. Вдруг компьютер сообщил о запуске ракет с американской базы. Проанализировав обстановку («запуски» были произведены лишь из одной точки и состояли всего из трех МБР, что совершенно недостаточно для первого удара), подполковник Петров понял, что это ложное срабатывание системы. И не стал действовать по инструкции, что привело бы к неминуемой ядерной войне.

Последующее расследование установило, что причиной послужила засветка датчиков спутника солнечным светом, отражённым от высотных облаков. Позднее в космическую систему были внесены изменения, позволяющие исключить такие ситуации.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии