RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Штопор Арцеулова
7 октября 2016 г.

Штопор Арцеулова

Сто лет назад 7 октября 1916 года внук художника Айвазовского впервые в истории авиации вывел самолет из смертельного вращения
Мукденское побоище
19 февраля 2014 г.

Мукденское побоище

Русско-японская война: фальсификация итогов главного сражения
Война за маленький остров большой страны
2 марта 2016 г.

Война за маленький остров большой страны

2 марта 1969 года на советский остров Даманский было совершено нападение китайских агрессоров
Десант Константина Ольшанского
26 марта 2016 г.

Десант Константина Ольшанского

26 марта 1944 года в Николаевском порту с рыбачьих лодок высадились 55 морских пехотинцев, 10 сапёров, 2 связиста и проводник
Четыре воздушных тарана Бориса Ковзана
31 августа 2016 г.

Четыре воздушных тарана Бориса Ковзана

31 августа — день памяти Героя Советского Союза, лётчика-истребителя поковника Бориса Ивановича Ковзана
Главная » Подвиги в наследство » Ложь об Иоанне Грозном

Ложь об Иоанне Грозном

16 января 1547 года Великий князь Московский ИВАН IV был венчан на царство и принял новый титул "царя и великого князя веся Руси"

Всё, что связано с первым русским царем, впоследствии было подвергнуто самым диким инсинуациям.
Ложь об Иоанне Грозном

 

Рассмотрим несколько наиболее лживых мифов об этом величайшем государственном деятеле нашего Отечества.
Наиболее часто употребляемая врагами России клевета на Иоанна Грозного — россказни о том, что он якобы был настолько свиреп, что в порыве ярости убил собственного сына. Сколько раз учение развенчивали эту гнусную ахинею, но она кочует из учебника в учебник. Приведем еще одно авторитетное мнение - члена Союза писателей России, полковника запаса Николая Фёдоровича Шахмагонова.


Грозный сына не убивал!

 

Увидев в 1885 году в Санкт-Петербурге на выставке новую картину Ильи Репина «Иван Грозный и его сын Иван 16 ноября 1581 года», которая потом стала известна под упрощённым названием «Иван Грозный убивает своего сына», обер-прокурор Святейшего Синода и выдающийся русский мыслитель Константин Петрович Победоносцев был крайне возмущён её сюжетом, в котором вымысел выдавался за факт, и написал императору Александру III: «Нельзя назвать картину исторической, так как этот момент... чисто фантастический».
От чего же умер царевич?
Действительно, факт убийства царём Иоанном Васильевичем Грозным своего сына царевича Иоанна до недавнего времени казался бесспорным, ведь он нашёл отражение даже в школьных учебниках, как одно из свидетельств о якобы существовавшей жестокости Русского Православного Самодержавия. И никто не задумывался, откуда попал этот факт в историческую литературу. Лишь митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн впервые опроверг эту клевету на царя в своей книге «Самодержавие Духа», где доказал, что царевич Иоанн умер от тяжёлой болезни и что в дошедших до нас исторических документах нет и намёка на сыноубийство.
Но что же сообщают документы? В Московском летописце за 7090 год (1581 г. – Н.Ш.) написано: «...преставися царевич Иоанн Иоаннович». Пискаревский летописец указывает более подробно: «...в 12 час нощи лета 7090 ноября в 17 день... преставление царевича Иоанна Иоанновича». В Новгородской четвёртой летописи говорится: «Того же (7090) году преставися царевич Иоанн Иоаннович на утрени в Слободе...» Морозовская летопись констатирует: «...не стало царевича Иоанна Иоанновича». Как видим, об убийстве ни слова. Что же касается фактов, свидетельствующих о смерти царевича Иоанна от отравления, то они вполне обоснованны. В.В. Манягин в книге «Вождь Воинствующей Церкви» (2003) пишет: «По поводу болезни можно сказать определённо – это было отравление сулемой. Смерть, вызванная ею, мучительна, а доза, вызывающая такой исход, не превышает 0,18 грамма».
Кто же это установил?
«В 1963 году в Архангельском соборе Московского Кремля, – пишет Манягин, – были вскрыты четыре гробницы: Иоанна Грозного, царевича Иоанна, царя Фёодора Иоанновича и полководца Скопина-Шуйского. При исследовании останков была проверена версия об отравлении царя Иоанна Грозного. Учёные обнаружили, что содержание мышьяка примерно одинаково во всех четырёх скелетах и не превышает нормы. Но в костях царя Иоанна и царевича Иоанна было обнаружено наличие ртути, намного превышающее допустимую норму. Некоторые историки пытались утверждать, что это вовсе не отравление, а последствие лечения сифилиса ртутными мазями. Однако исследования показали, что сифилитических изменений в останках царя и царевича не обнаружено. После того как в 1990-х годах провели исследование захоронений московских великих княгинь и цариц, был выявлен факт отравления той же сулемой матери Иоанна Васильевича, Елены Васильевны Глинской (умерла в 1538 году), и его первой жены Анастасии Романовой (умерла в 1560 году). Это свидетельствует о том, что царская семья на протяжении нескольких десятилетий была жертвой отравителей (см.: Коробов П. «Царская усыпальница». – «Независимая газета», 2000, 26 апреля).
Данные этих исследований позволили утверждать, что царевич Иоанн был отравлен (см. «Итоги», No 37(327), 2002, 17 сентября, с.38-39). Содержание яда в его останках во много раз превышает допустимую норму. Таким образом, советская историческая наука опровергает версию об убийстве царём Иоанном Васильевичем своего сына».

Миф о сыноубийстве создан иностранцами

Кто же автор клеветы на Ивана Грозного? Имена этого сочинителя и его последователей известны. Их вымыслы – лишь звенья в цепи лживых измышлений о нашем великом прошлом. Митрополит Иоанн считал, что «решающее влияние на становление русоненавистнических убеждений «исторической науки» оказали свидетельства иностранцев». О том же говорил и выдающийся исследователь древности Сергей Парамонов в книге «Откуда ты, Русь?», которую он издал под псевдонимом Сергей Лесной: «Нашу историю писали немцы, которые вообще не знали или плохо знали русский язык».
Примером того являются лживая норманнская теория, миф о призвании варягов и прочие мифы. На то, что авторами трудов по русской истории являлись иноземцы, указывал и советский академик Б.А.Рыбаков. Он, в частности, писал: «Во времена бироновщины, когда отстаивать русское начало в чём бы то ни было оказалось очень трудно, в Петербурге, в среде приглашённых из немецких княжеств учёных, родилась идея заимствования государственности славянами у северогерманских племён. Славяне IХ-Х веков были признаны «живущими звериньским образом» (выражение норманнистов), а строителями и создателями государства были объявлены северные разбойничьи отряды варягов-норманнов, нанимавшихся на службу к разным властителям и державших в страхе Северную Европу. Так, под пером Зигфрида Байера, Герарда Миллера и Августа Шлёцера родилась идея норманнизма, которую часто называют норманнской теорией, хотя вся сумма норманнистических высказываний за 2 столетия не даёт права на наименование норманнизма не только теорией, но даже гипотезой, так как здесь нет ни анализа источников, ни обзора всех известных фактов…»
Казалось бы, речь идёт об эпохе, не относящейся к теме. Но если не понимать стремление Запада исказить правду о нашем великом прошлом, трудно поверить и в то, что написанное об Иоанне Грозном иноземцами – обычная ложь. Можно привести тысячи примеров извращения истории нашего государства западными историками. Но особенно злостным нападкам подверглась эпоха Грозного.
«С «лёгкой руки» Карамзина стало признаком хорошего тона обильно мазать эту эпоху чёрной краской, – писал митрополит Иоанн. – Даже самые консервативные историки-марксисты считали своим долгом отдать дань русофобской риторике, говоря о «дикости», «свирепости», «невежестве», «терроре» как о само собой разумеющихся чертах эпохи». Причём доказательствами якобы имевших место ужасов той эпохи для историков явились не свидетельства очевидцев, не архивные данные, не показания придворных, записанные и сохранённые архивами, а клеветнические измышления западных посланников. Миф о сыноубийстве и другие лживые мифы были необходимы не только для того, чтобы выставить царя в глазах потомков кровожадным тираном, но и доказать западному миру, к тому времени «прославившемуся» ужасами инквизиции, что в России порядки не лучше.
«Начиная с Карамзина, – писал митрополит Иоанн, – русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные «гости», и творческое «наследие» таких, как Штаден и Поссевин, долгое время воспринималось в качестве свидетельства о жизни и нравах русского Народа…»
То же самое говорит и А. Гулевич в книге «Царская власть и революция»: «Национальная история пишется обыкновенно друзьями. История России писалась её врагами».
Но кто же первый оклеветал одного из величайших русских самодержцев? Вот эти строки, которые сочинил Антоний Поссевин (папский шпион), подхватил Генрих Штаден (германский шпион) и процитировал слишком доверчивый (?) Карамзин: «Царевич, исполненный ревности благородной, пришел к отцу и требовал, чтобы он послал его с войском изгнать неприятеля, освободить Псков, восстановить честь России. Иоанн в волнении гнева закричал: «Мятежник! Ты вместе с боярами хочешь свергнуть меня с престола», – и поднял руку. Борис Годунов хотел удержать её: Царь дал ему несколько ран острым жезлом своим и сильно ударил им царевича в голову. Сей несчастный упал, обливаясь кровью!»
Монах-иезуит Антоний Поссевин приехал в Москву в 1581 году, чтобы послужить посредником в переговорах русского царя с польским королём Стефаном Баторием, вторгшимся в ходе Ливонской войны в русские земли. Будучи легатом папы Григория XIII, Поссевин надеялся с помощью иезуитов добиться уступок от Иоанна IV, пользуясь сложным внешнеполитическим положением Руси. Его целью было вовсе не примирение враждующих, а подчинение Русской Церкви папскому престолу... Католическая церковь, потеряв надежду сломить Русскую Державу и Русскую Церковь открыто, путём крестовых походов, и тайно, с помощью ересей, стремилась теперь добиться этого обманом, обещая Иоанну Грозному, в случае, если он предаст истинную веру, приобретение территорий, принадлежавших ранее Византии.
«Но надежды папы и старания Поссевина не увенчались успехом, – писал М.В. Толстой в «Истории Русской Церкви». – Иоанн Васильевич оказал всю природную гибкость ума своего, ловкость и благоразумие, которым и сам иезуит должен был отдать справедливость, отринул домогательства о позволении строить на Руси латинские церкви, отклонил споры о вере и соединении Церквей на основании правил Флорентийского собора и не увлёкся мечтательным обещанием приобретения всей империи Византийской, утраченной греками будто бы за отступление от Рима».
Флорентийская уния, иными словами, соглашение об объединении православной и католической церквей, была подписана в 1439 году во Флоренции. Эта уния явилась очередной попыткой Рима распространить католичество силой. В ответ на нее в 1448 году собор епископов в Москве объявил Русскую Церковь автокефальной, то есть независимой от константинопольского патриарха.
Комментируя М.В. Толстого, митрополит Иоанн писал: «Известный историк Русской Церкви мог бы добавить, что происки Рима в отношении России имеют многовековую историю, что провал миссии сделал Поссевина личным врагом царя, что само слово «иезуит», из-за бессовестности и беспринципности членов ордена, давно сделалось именем нарицательным, что сам легат приехал в Москву уже через несколько месяцев после смерти царевича и ни при каких обстоятельствах не мог быть свидетелем происшедшего».
Иоанн Васильевич ответил иезуиту твёрдо и грозно: «Ты говоришь, Антоний, что ваша вера римская – одна с греческою вера? И мы носим веру истинно христианскую, но не греческую. Греки нам не евангелие. У нас не греческая, а Русская вера». Миссия потерпела полный провал, и взбешённый Поссевин, по злобе своей, сочинил миф о том, что Иоанн Грозный в порыве гнева убил своего сына и наследника престола царевича Иоанна Иоанновича.
«Поссевин говорит, – пишет митрополит Иоанн, – что царь рассердился на свою невестку, жену царевича, и во время вспыхнувшей ссоры убил его. Нелепость версии (уже с момента возникновения) была так очевидна, что потребовалось «облагородить» рассказ, найти более «достоверный» повод и «мотив убийства». Так появилась другая сказка – о том, что царевич возглавил политическую оппозицию курсу отца на переговорах с Баторием о заключении мира и был убит царём по подозрению в причастности к боярскому заговору. Обе версии совершенно голословны и бездоказательны. На их достоверность невозможно найти и намёки во всей массе дошедших до нас документов и актов, относящихся к тому времени.
А вот сведения о «естественной» смерти царевича Ивана имеют под собой документальную основу. Ещё в 1570 году болезненный и благочестивый царевич, благоговейно страшась тягот предстоявшего ему царского служения, пожаловал в Кирилло-Белозерский монастырь огромный по тем временам вклад в тысячу рублей. Предпочитая мирской славе монашеский подвиг, он сопроводил вклад условием, чтобы «ино похочет постричися, царевича князя Ивана постригли за тот вклад, а если, по грехам, царевича не станет, то и поминати».
Косвенно свидетельствует о смерти Ивана не от удара посоха и то, что в «доработанной» версии о сыноубийстве смерть его последовала не мгновенно после «рокового удара», а через четыре дня, в Александровской слободе. Впоследствии стало ясно, почему царевич угасал четыре дня – это было вызвано отравлением сулемой.
Подхватил и развил версию о «сыноубийстве» и ещё один проходимец – немец Генрих Штаден, прибывший в Москву с задачами разведывательного характера. Штаден написал клеветнические записки, которые Карамзин посчитал за правдивые и которые были разоблачены советскими историками. К примеру, И.И. Полосин назвал их «повестью душегубства, разбоя, татьбы с поличным», причём отличающейся «неподражаемым цинизмом». По словам другого советского историка, С.Б. Веселовского, «они представляли собой бессвязный рассказ едва грамотного, необразованного и некультурного авантюриста, содержащий много хвастовства и лжи…»
Вернувшись в Германию, Штаден изложил проект завоевания Московии, предлагая уничтожить все церкви и монастыри, разгромить и упразднить православную веру, а затем превратить русских людей в рабов. Вот чьими данными пользовались многие русские историки, описывая в своих сочинениях эпоху Иоанна Грозного.
Русский философ Иван Александрович Ильин предупреждал, что «в мире есть народы, государства, правительства, церковные центры, закулисные организации и отдельные люди – враждебные России, особенно Православной России, тем более императорской и нерасчленённой России. Подобно тому, как есть «англофобы», «германофобы», «японофобы» – так мир изобилует «русофобами», врагами национальной России, обещающими себе от её крушения, унижения и ослабления всяческий успех... Поэтому, с кем бы мы ни говорили, к кому бы мы ни обращались, мы должны зорко и трезво измерять его мерилом его симпатий и намерений в отношении к единой, национальной России и не ждать: от завоевателя – спасения, от расчленителя – помощи, от религиозного совратителя – сочувствия и понимания, от погубителя – благожелательства, от клеветника – правды. Политика есть искусство узнавать и обезвреживать врага…»

Был ли Иоанн Грозный жестоким?

Инструктируя создателей фильма «Иван Грозный» режиссёра Эйзенштейна и исполнителя роли царя – Черкасова, Сталин сказал: «Иоанн Грозный был очень жёстким. Показывать, что он был жёстким, можно. Но нужно показать, почему нужно быть жёстким. Одна из ошибок Иоанна Грозного состояла в том, что он не уничтожил пять крупных феодальных семейств. Если он эти пять крупных семейств уничтожил бы, то вообще не было бы Смутного времени…»
Иоанна Грозного называли тираном, приписывали ему непомерные жестокости, а между тем, Сталин, который внимательно изучил политику царя, сделал вывод, что тот даже проявил излишнюю мягкость к враждебным боярским семействам, помиловав их и тем самым, позволил ввергнуть Россию в Смутное время, унёсшее почти половину населения Московии. Между тем, факты опровергают жестокость царя и бесчеловечность опричного «террора».
Н. Скуратов в статье «Иван Грозный – взгляд на время царствования с точки зрения укрепления государства Российского» пишет: «Обычному, несведущему в истории человеку, который не прочь иногда посмотреть фильмы и почитать газету, может показаться, что опричники Иоанна Грозного перебили половину населения страны. Между тем, число жертв политических репрессий 50-летнего царствования хорошо известно по достоверным историческим источникам. Подавляющее большинство погибших названо в них поимённо... казнённые принадлежали к высшим сословиям и были виновны во вполне реальных, а не в мифических заговорах и изменах... Почти все они ранее бывали прощаемы под крёстные целовальные клятвы, то есть являлись клятвопреступниками, политическими рецидивистами».
Манягин отмечает, что такой же точки зрения придерживались митрополит Иоанн и историк Р.Г. Скрынников, которые указали, что за 50 лет правления Грозного царя к смертной казни были приговорены не более 4-5 тысяч человек. Но из этой цифры надо убрать казнённых бояр до 1547 года, то есть до венчания Иоанна Васильевича на царство. Не может же он отвечать за взаимные убийства различных боярских кланов, рвавшихся к власти.
Манягин пишет: «Во времена царствования Иоанна IV смертной казнью карали за: убийство, изнасилование, содомию, похищение людей, поджог жилого дома с людьми, ограбление храма, государственную измену. Для сравнения: во время правления царя Алексея Михайловича смертной казнью карались уже 80 видов преступлений".

 

Поставим памятник Царю


В Москве состоялся Круглый стол патриотических сил, который потребовал удаления из экспозиции Государственной Третьяковской галереи картины Ильи Репина «Иван Грозный и сын его Иван". А также предложил установить памятник Царю Иоанну Грозному на Лубянской площади в г. Москве. В мероприятии приняли участие:

1. Бойко-Великий Василий Вадимович – русский предприниматель и общественный деятель, основатель и Президент агропромышленного холдинга «Русское молоко», Председатель оргкомитета партии «Народное движение «Святая Русь», Директор электронного периодического издания «Московскiя Въдомости», владелец ресторана «Добрыня».

2. Фроянов Игорь Яковлевич – советский и российский историк, доктор исторических наук, профессор исторического факультета Санкт-Петербургского государственного университета, общественный деятель, писатель.

3. Аверьянов Алексей Алексеевич – координатор оргкомитета партии «Народное движение «Святая Русь», практикующий адвокат Московской городской коллегии адвокатов.

4. Саулкин Виктор Александрович – иконописец, обозреватель радио «Радонеж».

5. Болотин Леонид Евгеньевич – историк, публицист, главный редактор православного политического журнала «Царь-Колоколъ».

6. Москвитин Филлип Александрович – художник, ученик И.С. Глазунова.

7. Петин Павел Геннадиевич – кандидат исторических наук, специалист по источниковедению.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
11 декабря
понедельник
2017

В этот день:

Кровавые латышские стрелки

11 декабря 1917 года (28 ноября по ст. ст.) прибывший двумя днями раньше в Петроград сводный батальон латышских стрелков принял торжественную присягу верности советскому правительству и приступил к возложенным на него обязанностям по охране Смольного.

Кровавые латышские стрелки

11 декабря 1917 года (28 ноября по ст. ст.) прибывший двумя днями раньше в Петроград сводный батальон латышских стрелков принял торжественную присягу верности советскому правительству и приступил к возложенным на него обязанностям по охране Смольного.

После Октябрьской революции, во время Гражданской войны в России латышские полки поддержали большевиков и были одними из первых воинских частей, стоявших у основания РККА. Являлись самым крупным национальным военным образованием в Красной армии. Использовались как исключительно боеспособная сила на службе революции. Общая численность 80 тысяч человек, средний возраст которых был 23 года. Дивизии латышских стрелков широко применялись по всему фронту Гражданской войны.

Части латышских стрелков отличались железной дисциплиной, использовались для подавления антибольшевистских восстаний в ряде городов (Ярославль, Муром, Рыбинск, Калуга, Саратов, Новгород и др.). Многие командиры латышских стрелков, впоследствии уже после расформирования частей смогли достигнуть больших руководящих постов. Так, первым начальником ГУЛАГа был бывший латышский стрелок Ф. Эйхманс. Латышские стрелки также стали занимать значительные должности в Красной армии.

В материалах следствия Н. А. Соколова по делу об убийстве Императора Николая II и его семьи утверждается, что непосредственными исполнителями убийства были «латыши». Однако, есть мнение, что жители центральных русских губерний, не слышавшие о латышах до революции вообще, называли так вообще всех нерусских интернационалистов, в том числе еврейских и венгерских исполнителей казни.

PS Не стоило бы о них писать в Российском героическом календаре, но очень уж много из Прибалтики раздается истерических воплей по поводу того, что всех этих чухонцев насильно загоняли под Советскую власть. На самом деле они бежали в первых рядах, зачастую по локоть в русской крови.

Памяти легендарного Ковпака

11 декабря 1967 года скончался Сидор Артемьевич Ковпак (р. 1887), генерал-майор, дважды Герой Советского Союза, командир Путивльского партизанского отряда (позднее — Сумского партизанского соединения, ещё позднее — 1-й Украинской партизанской дивизии).

Памяти легендарного Ковпака

11 декабря 1967 года скончался Сидор Артемьевич Ковпак (р. 1887), генерал-майор, дважды Герой Советского Союза, командир Путивльского партизанского отряда (позднее — Сумского партизанского соединения, ещё позднее — 1-й Украинской партизанской дивизии).

Родился 26 мая (7 июня) 1887 года в селе Котельва (ныне посёлок городского типа Полтавской области Украины) в бедной крестьянской семье. Семья была многодетная, шесть сыновей и 4 дочери. Срочную службу проходил в Саратове в Александровском полку, после службы работал там же, в Саратове, грузчиком.

Участник Первой мировой (службу проходил в 186-м пехотном Асландузском полку) и Гражданской войн. Во время Первой мировой войны воевал на Юго-Западном фронте, участник Брусиловского прорыва. В апреле 1915 года в составе почётного караула был лично награждён Николаем II Георгиевским крестом. Всего был награждён Георгиевскими крестами III и IV степеней и медалями «За храбрость» («георгиевскими» медалями) III и IV степеней.

Во время Гражданской войны возглавлял местный партизанский отряд, боровшийся на Украине с немецкими оккупантами вместе с отрядами А. Я. Пархоменко, затем был бойцом 25-й Чапаевской дивизии на Восточном фронте, где занимался разоружением казаков, участвовал в боях с армиями генералов А. И. Деникина и Врангеля на Южном фронте.

В 1921—1926 годах — помощник уездного военкома, уездный военком, военком Павлоградского округа Екатеринославской губернии (с 1926 года — Днепропетровская область Украины). Одновременно в 1925—1926 — председатель сельскохозяйственной артели в селе Вербки. С 1926 года — директор Павлоградского военно-кооперативного хозяйства, затем — председатель сельскохозяйственного кооператива в Путивле, с 1935 — заведующий дорожным отделом Путивльского райисполкома, с 1937 — председатель Путивльского горисполкома Сумской области Украинской ССР.

Участник Великой Отечественной войны с сентября 1941 года. Один из организаторов партизанского движения на Украине — командир Путивльского партизанского отряда, а затем — соединения партизанских отрядов Сумской области. Также к партизанскому движению был причастен его брат, Семен Артемьевич.

В 1941—1942 годах соединением Ковпака были осуществлены рейды в тылу врага по Сумской, Курской, Орловской и Брянской областям, в 1942—1943 годах — рейд из брянских лесов на Правобережную Украину по Гомельской, Пинской, Волынской, Ровенской, Житомирской и Киевской областям; в 1943 году — Карпатский рейд. Сумское партизанское соединение под командованием Ковпака прошло с боями по тылам немецко-фашистских войск более 10 тысяч километров, разгромило гарнизоны противника в 39 населённых пунктах. Рейды Ковпака сыграли большую роль в развёртывании партизанского движения против немецких оккупантов.

31 августа 1942 года был лично принят Сталиным и Ворошиловым в Москве, где вместе с другими партизанскими командирами участвовал в совещании. Партизанскому соединению Ковпака была поставлена задача совершить рейд за Днепр с целью расширения партизанской борьбы на Правобережную Украину. В апреле 1943 года С. А. Ковпаку было присвоено воинское звание «генерал-майор». В январе 1944 года Сумское партизанское соединение было переименовано в 1-ю Украинскую партизанскую дивизию имени С. А. Ковпака под командованием П. П. Вершигоры.

 

Погибли за Армению

11 декабря 1988 года вблизи Ленинакана разбился самолет «Ил-76» со спасателями, летевшими на помощь жертвам землетрясения в Армении. Все 78 человек на борту авиалайнера погибли. Тысячи советских людей самоотверженно спасали армян в Ленинакане.

Погибли за Армению

11 декабря 1988 года вблизи Ленинакана разбился самолет «Ил-76» со спасателями, летевшими на помощь жертвам землетрясения в Армении. Все 78 человек на борту авиалайнера погибли. Тысячи советских людей самоотверженно спасали армян в Ленинакане.

Этот подвиг был «отблагодарен» с лихвой. 10 июля 1992 года в армянском Ленинакане вероломно и подло, из засады расстреляны русские десантники, отказавшиеся сдать министерству обороны Армении вверенное им вооружение. Российская военная техника была бандитски захвачена у регулярной воинской части Российской армии. «Акция» проходила под общим руководством официальных лиц армянской республики, в частности, заместителя министра обороны армении генерала Н.Абрамяна. До сих пор преступники не задержаны, хотя их имена известны. Российской стороне даже не принесены извинения.

 

«Демократическая» бойня

11 декабря 1994 года, по решению Ельцина и его окружения, Российские войска вступили на территорию Чечни, на что, впрочем, имели юридическое право, поскольку де-юре это была территория России.

«Демократическая» бойня

11 декабря 1994 года, по решению Ельцина и его окружения, Российские войска вступили на территорию Чечни, на что, впрочем, имели юридическое право, поскольку де-юре это была территория России.

Предыстория вкратце такова. В августе 1991 года руководство Чечено-Ингушетии поддержало ГКЧП.

6 сентября 1991 года бывший генерал Советской армии Дудаев объявил о роспуске республиканских государственных структур, его сторонники штурмом захватили здание Верховного Совета, телецентр и Дом радио. Ельцин злорадствовал: так им и надо, раз поддержали ГКЧП. Но сценарий закрутился супер кровавый. По этому поводу глава Чеченской Республики Завгаев Д. Г. высказался в 1996 году на заседании Государственной Думы так:

«На территории Чечено-Ингушской Республики (сегодня она разделена) война началась осенью 1991 года, именно война против многонационального народа, когда преступный криминальный режим при некоторой поддержке тех, кто сегодня здесь тоже проявляет нездоровый интерес к ситуации, залил кровью этот народ. Первой жертвой происходящего стал именно народ этой республики, и чеченцы прежде всего. Война началась тогда, когда среди бела дня был убит Виталий Куценко, председатель Грозненского городского совета, во время заседания Верховного Совета республики. Когда на улице был застрелен Беслиев, проректор государственного университета. Когда был убит Канкалик, ректор этого же государственного университета. Когда ежедневно осенью 1991 года на улицах Грозного находили убитыми до 30 человек. Когда начиная с осени 1991 года и до 1994 года морги Грозного были до потолка забиты, делались объявления по местному телевидению с просьбой забрать, установить, кто там находится, и так далее».

Период правления Дудаева характеризуется этническими чистками против всего нечеченского населения. В 1991—1994 годах нечеченское (прежде всего — русское) население Чечни подвергалось убийствам, нападениям и угрозам со стороны чеченцев. В июле 1999 года министерство по делам национальностей России сообщило, что в Чечне с 1991 по 1999 годы было убито более 21 тыс. русских (не считая погибших в ходе военных действий), захвачено более 100 тыс. квартир и домов, принадлежащих представителям нечеченских этносов, более 46 тыс. человек были фактически превращены в рабов. У них отбиралось имущество и паспорта при попустительстве республиканских и федеральных властей.

Меры нужно было принимать решительные, но Ельцин начал «раздавать суверенитеты», а затем «вдарил», и такой удар определялся как «меры по поддержанию конституционного порядка». С 11 декабря по февраль шли кровопролитные бои. Когда же, наконец, субсидируемые из-за рубежа боевики были изгнаны из Грозного, Ельцин под давлением своего ненасытного окружения, сделал им поблажку, выпустив на арену генерала Лебедя, который подписал позорные Хасавюртовские соглашения, что узаконило вывод российских войск. Чечня вновь стала де-факто независимым, но де-юре непризнанным ни одной страной мира (в том числе Россией) государством. Разрушенные дома и сёла не восстанавливались, экономика — исключительно криминальная, впрочем, криминальная она была не только в Чечне, так, по утверждению бывшего депутата Константина Борового, взятки в строительном бизнесе по подрядам Министерства обороны, во время Первой чеченской войны, доходили до 80 % от суммы договора. Из-за этнических чисток и боевых действий Чечню покинуло (или было убито) практически всё нечеченское население. В республике начался межвоенный кризис и рост ваххабизма, в дальнейшем приведшие к вторжению в Дагестан, а затем и к началу Второй чеченской войны.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии