RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Суворов — русское чудо
24 ноября 2013 г.

Суворов — русское чудо

24 ноября — день вечной памяти нашего величайшего соотечественника Александра Васильевича Суворова — непобедимого генералиссимуса и образцового гражданина России
Анекдоты о фашистах
11 декабря 2018 г.

Анекдоты о фашистах

9 декабря 1941 года советские войска освободили от европейской своры город Тихвин
Бриг «Меркурий» против двух линкоров
26 мая 2014 г.

Бриг «Меркурий» против двух линкоров

185 лет назад 26 апреля 1829 года наш 18-пушечный корабль храбро сразился с турецкими 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем» - и победил их!
Великая Победа
9 мая 2018 г.

Великая Победа

9 мая 1945 года советский народ победоносно завершил в Берлине Великую Отечественную войну против фашистской Германии и её европейских пособников, продолжавшуюся 1418 дней и ночей.
В 17 девических лет...
20 февраля 2018 г.

В 17 девических лет...

20 февраля 1926 года родилась Зинаида Мартыновна ПОРТНОВА, юная партизанка-разведчица
Главная » Подвиги в наследство » Укротитель Наполеона

Укротитель Наполеона

16 сентября (нов. стиль) 1745 года родился величайший полководец России Михаил Илларионович Кутузов

Он был главнокомандующим русской армией во время Отечественной войны 1812 года и первым в истории России полным кавалером ордена Святого Георгия.
Укротитель Наполеона


Публикуем выдержки из обширной статьи академика
Е.В. Тарле "МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ - ПОЛКОВОДЕЦ И ДИПЛОМАТ".

Война грянула. Неприятель вошел в Смоленск и двинулся оттуда прямо на Москву. Волнение в народе, беспокойство и раздражение в дворянстве, нелепое поведение потерявшей голову Марии Федоровны и царедворцев, бредивших эвакуацией Петербурга, — все это в течение первых дней августа 1812 г. сеяло тревогу, которая возрастала все больше и больше. Отовсюду шел один и тот же несмолкаемый крик: «Кутузова!»
«Оправдываясь» перед своей сестрой, Екатериной Павловной, которая точно так же не понимала Кутузова, не любила и не ценила его, как и ее брат, Александр писал, что он «противился» назначению Кутузова, но вынужден был уступить напору общественного мнения и «остановить свой выбор на том, на кого указывал общий глас» ...
О том, что творилось в народе, в армии при одном только слухе о назначении Кутузова, а потом при его прибытии в армию, у нас есть много известий. Неточно и неуместно было бы употреблять в данном случае слово «популярность». Несокрушимая вера людей, глубоко потрясенных грозной опасностью, в то, что внезапно явился спаситель, — вот как можно назвать это чувство, непреодолимо овладевшее народной массой. «Говорят, что народ встречает его повсюду с неизъяснимым восторгом. Все жители городов выходят навстречу, отпрягают лошадей, везут на себе карету; древние старцы заставляют внуков лобызать стопы его; матери выносят грудных младенцев, падают на колени и подымают их к небу! Весь народ называет его спасителем».
8 августа 1812 г. Александр принужден был подписать указ о назначении Кутузова главнокомандующим российских армий, действующих против неприятеля, на чем повелительно настаивало общее мнение армии и народа. А ровно через 6 дней, 14 августа, остановившись на станции Яжембицы по дороге в действующую армию, Кутузов написал П. В. Чичагову, главному командиру Дунайской армии, необыкновенно характерное для Кутузова письмо. Это письмо — одно из замечательных свидетельств всей широты орлиного кругозора и всегдашней тесной связи между стратегическим планом и действиями этого полководца, каким бы фронтом, главным или второстепенным, он ни командовал. Кутузов писал Чичагову, что неприятель уже около Дорогобужа, и делал отсюда прямой вывод: «Из сих обстоятельств вы легко усмотреть изволите, что невозможно ныне думать об... каких-либо диверсиях, но все то, что мы имеем, кроме первой и второй армии, должно бы действовать на правый фланг неприятеля, дабы тем единственно остановить его стремлением. Чем долее будут переменяться обстоятельства в таком роде, как они были поныне, тем сближение Дунайской армии с главными силами делается нужнее». Но ведь все усилия Кутузова в апреле и все условия заклюенного Кутузовым 16 мая 1812 г. мира и клонились к тому, чтобы тот, кому суждена грозная встреча с Наполеоном, имел право и возможность рассчитывать на Дунайскую армию! Письмо Чичагову вместе с тем обличает беспокойство: как бы этот всегда снедаемый честолюбием и завистью человек не вздумал пустить освобожденную Кутузовым Дунайскую армию на какие-либо рискованные, а главное, ненужные авантюры против Шварценберга. Стратег Кутузов твердо знал, что Дунайская армия скорее сможет влиться в состав русских войск, действующих между Дорогобужем и Можайском, чем Шварценберг — дойти до армии Наполеона. А дипломат Кутузов предвидел, что хотя «союз» Наполеона со своим тестем был выгоден французскому императору тем, что заставит Александра отвлечь на юго-запад часть русских сил, но что фактически никакой реальной роли ни в каких боевых столкновениях австрийцы играть не будут.
Вот почему Кутузову нужна была, и притом как можно скорее. Дунайская армия на его левом фланге, на который, как он предвидел еще за несколько дней до прибытия на театр военных действий, непременно будет направлен самый страшный удар правого фланга Наполеона.
Приближался момент, когда главнокомандующий должен был удостовериться, что царский любимец Чичагов ни малейшего внимания не обратит на просьбу своего предшественника по командованию Дунайской армией и что если можно ждать сколько-нибудь существенной помощи и увеличения численного состава защищавшей московскую дорогу армии, то почти исключительно от московского и смоленского ополчений.
Как бы мы ни старались дать здесь лишь самую сжатую, самую общую характеристику полководческих достижений Кутузова, но, говоря о Бородине, мы допустили бы совсем непозволительное упущение, если бы не обратили внимания читателя на следующее. На авансцене истории в этот грозный момент стояли друг против друга два противника, оба отдававшие себе отчет в неимоверном значении того, что поставлено на карту. Оба делали все усилия, чтобы в решающий момент получить численное превосходство. Но один из них — Наполеон, которому достаточно приказать, чтобы все, что зависит от людской воли, было немедленно и беспрекословно исполнено. А другой — Кутузов, которого, правда, царь «всемилостивейше» назначил якобы неограниченным повелителем и распорядителем всех действующих против Наполеона русских во оруженных сил, оказывался на каждом шагу скованным, затрудненным и стесненным именно в этом гнетуще важном вопросе о численности армии. Он требует, чтобы ему как можно скорее дали новоформируемые полки, и получает от Александра следующее: «Касательно упоминаемого вами распоряжения о присоединении от князя Лобанова-Ростовского новоформируемых полков, я нахожу оное к исполнению невозможным».
Кутузов знал, что, кроме двух армий, Багратиона и Барклая, которые поступили под его личное непосредственное командование 19 августа в Цареве-Займище, у него имеются еще три армии: Тормасова, Чичагова и Витгенштейна, — которые формально обязаны ему повиноваться столь же беспрекословно и безотлагательно, как, например, повиновались Наполеону его маршалы. Да, формально, но не фактически. Кутузов знал, что повелевать ими может и будет царь, а он сам может не приказывать им, но только увещевать и уговаривать, чтобы они поскорее шли к нему спасать Москву и Россию. Вот что он пишет Тормасову: «Вы согласиться со мной изволите, что в настоящие критические для России минуты, тогда как неприятель находится в сердце России, в предмет действий ваших не может уже входить защищение и сохранение отдаленных наших Польских провинций». Этот призыв остался гласом вопиющего в пустыне: армию Тормасова соединили с армией Чичагова и отдали под начальство Чичагова. Чичагову Кутузов писал: «Прибыв в армию, я нашел неприятеля в сердце древней России, так сказать под Москвою. Настоящий мой предмет есть спасение Москвы самой, а потому не имею нужды изъяснять, что сохранение некоторых отдаленных польских провинций ни в какое сравнение с спасением древней столицы Москвы и самих внутренних губерний не входит».
Чичагов и не подумал немедленно откликнуться на призыв. Интереснее всего вышло с третьей (из этих бывших «на отлете» от главных кутузовских сил) армией—Витгенштейна. «Данного Кутузовым графу Витгенштейну повеления в делах не отыскалось», — деликатно замечает решительно ни в чем и никогда не укоряющий Александра Михайловский-Данилевский.
Нужна была бородинская победа, нужно было победоносное, истребляющее французскую армию непрерывное контрнаступление с четырехдневным ужасающим разгромом лучших наполеоновских корпусов под Красным, нужен был гигантски возросший авторитет первого и уж совсем бесспорного победителя Наполеона, чтобы Кутузов получил фактическую возможность взять под свою властную руку все без исключения «западные» русские войска и чтобы Александр убедился, что он уже не может вполне свободно мешать Чичагову и Витгенштейну выполнять повеления главнокомандующего. Тормасов, лишившись командования своей (3-й обсервационной) армией, прибыл в главную квартиру и доблестно служил и помогал Кутузову.
Путы, препятствия, западни и интриги всякого рода, бесцеремонное, дерзкое вмешательство царя в военные распоряжения, поощрявшееся сверху непослушание генералов — все это превозмогли две могучие силы: беспредельная вера народа и армии в Кутузова и несравненные дарования этого истинного корифея русской стратегии и тактики. Русская армия отходила на восток, но она отходила с боями, нанося противнику тяжелые потери.
Но до лучезарных дней полного торжества армии пришлось пережить еще очень много: нужно было простоять долгий августовский день по колена в крови на Бородинском поле, шагать прочь от столицы, оглядываясь на далекую пылающую Москву, нужно было в самых суровых условиях в долгом контрнаступлении провожать незваных гостей штыком и пулей.
Цифровые показания, дающиеся в материалах Военно-ученого архива. («Отечественная война 1812 г.», т. XVI. Боевые действия в 1812 г., № 129), таковы: «В сей день российская армия имела под ружьем: линейного войска с артиллериею 95 тысяч, казаков — 7 тыс., московского ополчения — 7 тыс. и смоленского — 3 тыс. Всего под ружьем 112 тыс. человек». При этой армии было 640 артиллерийских орудий. У Наполеона числилось в день Бородина войска с артиллерией более 185 тысяч. Но как молодая гвардия (20 тысяч человек), так и старая гвардия с ее кавалерией (10 тысяч человек) находились все время в резерве и в сражении непосредственно участия не принимали.
Во французских источниках признают, что непосредственное участие в бою, если даже совсем не считать старую и молодую гвардию, с французской стороны принимало около 135—140 тысяч человек. Следует заметить, что сам Кутузов в своем первом же донесении царю после прибытия в Царево-Займище считал, что у Наполеона не то, что 185 тысяч, но даже и 165 тысяч быть не могло, а численность русской армии в этот момент он исчислял в 95 734 человека. Но уже за несколько дней, прошедших от Царева-Займища до Бородина, к русской армии присоединились из резервного корпуса Милорадовича 15 589 человек и еще «собранных из разных мест 2 000 человек», так что русская армия возросла до 113 323 человек. Сверх того, как извещал Александр Кутузова, должно было прибыть еще около 7 тысяч человек.
Фактически, однако, готовых к бою, вполне обученных вооруженных регулярных сил у Кутузова под Бородином некоторые исследователи считают, едва ли точно, не 120, а в лучшем случае около 105 тысяч человек, если совсем не принимать во внимание в этом подсчете ополченцев и вспомнить, что казачий отряд в 7 тысяч человек вовсе не был введен в бой. Но ополченцы 1812 г. показали себя людьми, боеспособность которых оказалась выше всяких похвал.
Когда еще слабо обученные ополченцы подошли, то в непосредственном распоряжении Кутузова оказалось до 120 тысяч, а по некоторым, правда, не очень убедительным, подсчетам, даже несколько больше. Документы вообще расходятся в показаниях. Конечно, Кутузов отдавал себе полный отчет в невозможности приравнивать ополченцев к регулярным войскам. Но все-таки ни главнокомандующий, ни Дохтуров, ни Коновницын вовсе не снимали со счетов это наспех собранное ополчение. Под Бородином, под Малоярославцем, под Красным в течение всего контрнаступления, поскольку, по крайней мере, речь идет о личном мужестве, самоотвержении, выносливости, ополченцы старались не уступать регулярным войскам.
Русских ополченцев 12-го года успел оценить и враг. После кровопролитнейших боев у Малоярославца, указывая угрюмо молчавшему Наполеону на устланное телами французских гренадеров поле битвы, маршал Бессьер убедил Наполеона в полной невозможности атаковать Кутузова на занятой им позиции: «И против каких врагов мы сражаемся? Разве вы не видели, государь, вчерашнего поля битвы? Разве не заметили, с какой яростью русские рекруты, еле вооруженные, едва одетые, шли там на смерть?» А в обороне Малоярославца именно ополченцы играли значительную роль. Маршал Бессьер был убит в боях 1813 г.
Война 1812 г. не походила ни на одну из тех войн, которые до тех пор приходилось вести русскому народу с начала XVIII столетия. Даже во время похода Карла XII сознание опасности для России не было и не могло быть таким острым и широко распространенным во всех слоях народа, как в 1812 г.
Мы будем дальше говорить о контрнаступлении Кутузова, окончательно сокрушившем наполеоновское нашествие, а сейчас отметим тот любопытный, небывалый до тех пор факт, что еще до Бородина, когда громадные силы неприятеля неудержимым потоком шли к Шевардину, русские предпринимали одно за другим удачные нападения на отбившиеся отряды французов, истребляли фуражиров и, что самое удивительное, умудрялись в эти дни общего отступления русской армии брать пленных.
За четыре дня до Бородина, в Гжатске, Наполеон оставил непререкаемое документальное свидетельство, что он жестоко встревожен этими постоянными нападениями. Вот что приказал он разослать по армии своему начальнику штаба, маршалу Бертье: «Напишите генералам, командующим корпусами армии, что мы ежедневно теряем много людей вследствие недостаточного порядка в способе добывания провианта. Необходимо, чтобы они согласовали с начальниками разных частей меры, которые нужно принять, чтобы положить предел положению вещей, угрожающему армии гибелью. Число пленных, которых забирает неприятель, простирается до нескольких сотен ежедневно; нужно под страхом самых суровых наказаний запретить солдатам удаляться». Наполеон приказал, отправляя людей на фуражировку, «давать им достаточную охрану против казаков и крестьян».
Уже эти действия арьергарда Коновницына, откуда и выходили в тот момент партии смельчаков, приводивших в смущение Наполеона, показывали Кутузову, что с такой армией можно надеяться на успех в самых трудных положениях.
Кутузов не сомневался, что предстоящее сражение будет стоить французской армии почти стольких же потерь, сколько и русской. На самом деле после сражения оказалось, что французы потеряли гораздо больше. Тем не менее решение Кутузова осталось непоколебимым, и нового сражения перед Москвой он не дал.
Как можем мы теперь с полной уверенностью определять основные цели Кутузова? До войны 1812 г., в тех войнах, в которых Кутузову приходилось брать на себя роль и ответственность главнокомандующего, он решительно никогда не ставил перед собой слишком широких конечных целей. В 1805 г. никогда не говорил о разгроме Наполеона, о вторжении во Францию, о взятии Парижа,— т. е. о всем том, о чем мечтали легкомысленные царедворцы в ставке императоров Александра I и Франца I. Или, например, в 1811 г. он вовсе не собирался брать Константинополь. Но теперь, в 1812 г., положение было иным. Основная цель повелительно ставилась всеми условиями войны: закончить войну истреблением армии агрессора. Трагизм всех губительных для французов ошибок и просчетов Наполеона заключался в том, что он не понял, до какой степени полное уничтожение его полчищ является для Кутузова не максимальной, а минимальной программой и что все грандиозное здание всеевропейского владычества Наполеона, основанное на военном деспотизме и державшееся военной диктатурой, заколеблется после гибели его армии в России. И уже тогда может стать исполнимой в более или менее близком будущем и другая («максимальная») программа: именно уничтожение его колоссальной хищнической империи.
Программа нанесения тяжелого удара армии врага, с которой Кутузов, не высказывая ее в речах, явился в Царево-Займище, начала осуществляться в первой своей части у Шевардина и под Бородином. Несмотря на то, что уже кровавое побоище под Прейсиш-Эйлау 8 февраля 1807 г. показало Наполеону, что русский солдат несравним с солдатом какой бы то ни было другой армии, шевардинский бой поразил его, когда на вопрос, сколько взято пленных после длившихся целый день кровопролитных схваток, он получил ответ: «Никаких пленных нет, русские в плен не сдаются, ваше величество».
А Бородино на другой день после Шевардина затмило все сражения наполеоновской долгой эпопеи: оно вывело из строя почти половину французской армии.
Вся диспозиция Кутузова была составлена так, что французы могли овладеть сначала Багратионовыми флешами, а затем Курганной высотой, защищавшейся батареей Раевского, лишь ценой совсем неслыханных жертв. Но дело было не только в том, что к этим основным потерям прибавились еще новые потери в разных иных пунктах великой битвы; дело было не только в том, что около 58 тысяч французов остались на поле боя и между ними 47 лучших генералов Наполеона, — дело было в том, что уцелевшие около 80 тысяч французских солдат совсем уже не походили по духу и настроению на тех, кто подошел к Бородинскому полю. Уверенность в непобедимости императора пошатнулась, а ведь эта уверенность до этого дня никогда не покидала наполеоновскую армию — ни в Египте, ни в Сирии, ни в Италии, ни в Австрии, ни в Пруссии и нигде вообще. Не только безграничная отвага русских людей, отразивших 8 штурмов у Багратионовых флешей и несколько подобных же штурмов у батареи Раевского, изумила видавших виды наполеоновских гренадеров, но они не могли забыть и постоянно потом вспоминали момент незнакомого им до того чувства паники, охватившей их, когда внезапно, повинуясь никем не предвиденному — ни неприятелем, ни даже русским штабом — приказу Кутузова, Платов с казачьей конницей и Первый кавалерийский корпус Уварова неудержимым порывом налетели на глубокие тылы Наполеона. Сражение окончилось, и Наполеон первым отошел от места грандиозного побоища.
Первая цель Кутузова была достигнута: у Наполеона осталось около половины его армии. В Москву он вошел, имея, по подсчету Вильсона, 82 тысячи человек. Отныне для Кутузова были обеспечены долгие недели, когда, отойдя в глубь страны, можно было численно усилить кадры, подкормить людей и лошадей и восполнить бородинские потери. А главный, основной стратегический успех Кутузова при Бородине и заключался в том, что страшные потери французов сделали возможным пополнение, снабжение, реорганизацию русской армии, которую главнокомандующий затем и двинул в грозное, сокрушившее Наполеона контрнаступление.


Евгений Тарле
16 сентября 2015 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
20 сентебря
пятница
2019

В этот день:

Казнь подпоручика Василия Мировича

20 сентября (нов.ст.) 1764 года подпоручик Семеновского полка Василий Мирович был приговорен к смертной казни.

Казнь подпоручика Василия Мировича

20 сентября (нов.ст.) 1764 года подпоручик Семеновского полка Василий Мирович был приговорен к смертной казни.

Этот 24-летний офицер пытался освободить из заключения императора Ивана VI Антоновича, низложенного Елизаветой Петровной. История этой трагедии такова. В 1732 году Анна Иоанновна объявила, что трон наследует потомок по мужской линии её племянницы Елизаветы, дочери герцогини мекленбургской.

В августе 1740 года у той родился сын Иоанн Антонович. После смерти Анны Иоанновны двухмесячный младенец был провозглашен императором. Царствование его продолжалось 1 год и 16 дней. Иоанна Антоновича свергла с престола дочь Петра Великого Елизавета Петровна в 1741 году. Годом позже маленький император превратился в арестанта Шлиссельбургской крепости. В последствии предпринималось много попыток освободить свергнутого императора и вновь возвести его на престол. Последняя попытка обернулась для молодого заключённого гибелью. В 1764 году, когда уже царствовала Екатерина II, подпоручик В. Я. Мирович, нёсший караульную службу в Шлиссельбургской крепости, склонил на свою сторону часть гарнизона, чтобы освободить Ивана. Однако стражникам Ивана капитану Власьеву и поручику Чекину была выдана секретная инструкция умертвить арестанта, если его будут пытаться освободить (даже предъявив указ императрицы об этом), поэтому в ответ на требование Мировича о капитуляции они закололи Ивана и только потом сдались.

Мирович был арестован. 1 сентября 1764 года Екатерина II издала Манифест о казни путем четвертования подпоручика Смоленского пехотного полка Василия Мировича. Однако Высочайшее собрание (сенат) не согласилось с чрезвычайной на их взгляд жестокостью Екатерины. К тому же столь кровавые меры могли вызвать в народе, сочувствовавшем Мировичу, нежелательное волнение. 20 сентября Собрание вынесло приговор: «Мировичу отсечь голову и, оставя тело его народу на позорище до вечера, сжечь оное вместе с эшафотом. Из прочих виновных разных нижних чинов прогнать сквозь строй, а капралов сверх того написать вечно в солдаты в дальние команды».

Очевидец казни рассказывал: «Мирович, ведомый на казнь, увидел любопытствующий народ, сказал находившемуся близ него священнику: «Посмотрите, батюшка, какими глазами смотрит на меня народ. Совсем бы иначе на меня смотрели, если бы мне удалось мое предприятие». Прибыв на место казни, он спокойно взошел на эшафот. Сняв с шеи крест с мощами, отдал провожавшему его священнику, прося молиться о душе его. Сняв с руки перстень, подал его палачу, убедительно прося его сколько можно удачнее исполнить свое дело и не мучить его. Потом сам, подняв свои длинные белокурые волосы, лег на плаху. Палач был из выборных, испытан прежде в силе и ловкости и... не заставил страдать несчастного».

Создание министерств при Александре I

20 сентября 1802 года император Александр I издал Манифест “Об учреждении министерств” взамен устаревших коллегий.

Создание министерств при Александре I

20 сентября 1802 года император Александр I издал Манифест “Об учреждении министерств” взамен устаревших коллегий.

Первых российских министерств было восемь: военное, морское, иностранных дел, внутренних дел, юстиции, финансов, коммерции и народного просвещения. Министром юстиции стал выдающийся поэт XVIII века Гавриил Державин, что свидетельствует об уровне подбора кадров (не то, что ныне).  Кстати, сегодня в значительно меньшей по территории и населению России только заместителей у премьера Медведева восемь штук, да плюс двадцать один министр! А толку?

 

Кормишь людей гадостью — будешь расстрелян!

20 сентября 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О вредителях по мясу и др.».

Кормишь людей гадостью — будешь расстрелян!

20 сентября 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление «О вредителях по мясу и др.».

Дело в том, что сталинскими спецслужбами была выявлена группа подонков, поставляющих на стол трудящимся некачественные продукты. Эти преступления были расследованы, виновные осуждены. И.В. Сталин в это время отдыхал в Сочи. 13 сентября в целях обеспечения гласности он написал письмо в политбюро: «Надо бы все показания вредителей по мясу, рыбе, консервам и овощам опубликовать немедля». В ответ — вышло постановление. Оно предписывало к 22 сентября выделить по полторы полосы в основных газетах под «ряд статей, разъясняющих сущность этого дела и указывающих на то, что работа… шайки полностью разоблачена и приняты все меры к исправлению последствий». Еще через пять дней следовало «опубликовать приговор ОГПУ о расстреле всех участников вредительской организации».
Сегодня в "демократической" России людей кормят гадостью безнаказанно.

 

Историческая навигация ледокола «Литке»

20 сентября 1934 года советский ледокол «Литке» (капитан Н. М. Николаев) завершил первое плавание Северным морским путём, совершенное за одну навигацию.

Историческая навигация ледокола «Литке»

20 сентября 1934 года советский ледокол «Литке» (капитан Н. М. Николаев) завершил первое плавание Северным морским путём, совершенное за одну навигацию.

 «Литке» не крушил лёд тяжестью корпуса, а ударами своего острого форштевня проделывал во льду трещину и затем вклинивался в неё, расширял до нужных пределов. Такие суда в терминологии первой половины XX века было принято называть ледорезами.

 

Смерть космонавта Германа Титова

20 сентября 2000 года скоропостижно скончался Герман Степанович Титов (р. 1935), космонавт СССР № 2.

Смерть космонавта Германа Титова

20 сентября 2000 года скоропостижно скончался Герман Степанович Титов (р. 1935), космонавт СССР № 2.

Герман Титов родился 11 сентября 1935 года в селе Верхнее Жилино Косихинского района Алтайского края. С июля 1953 года - в армии. В 1955 году закончил 9-ю военную авиационную школу лётчиков (Кустанай), а в 1957 году — Сталинградское военное авиационное училище, после чего служил в летных частях ВВС Ленинградского военного округа. В 1960 году был зачислен в Первый отряд космонавтов, где стал дублёром Юрия Гагарина. С 6 по 7 августа 1961 года Герман Титов совершил космический полёт продолжительностью 1 сутки 1 час, сделав 17 оборотов вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров. В полёте имел позывные «Орёл».

Последнее интервью Германа Степановича, а также рассказ о том, как он умер, читайте у нас на сайте по электронному адресу: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/august/german-titov-samyij-molodoj-kosmonavt-v-mire?searched=%D0%A2%D0%B8%D1%82%D0%BE%D0%B2&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1

 

 

Молимся за Аню Сергееву

20 сентября 2008 года после тяжелой и продолжительной болезни отошла ко Господу известная православная журналистка и поэтесса Анна Сергеева.

Молимся за Аню Сергееву

20 сентября 2008 года после тяжелой и продолжительной болезни отошла ко Господу известная православная журналистка и поэтесса Анна Сергеева.

Будучи одной из руководительниц общественного движения «Народный Собор» и учредительницей Совета Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций "Народная Защита", она показывала пример самоотверженной борьбы с либеральным олигархическим беспределом в России.

Несмотря на молодость, Аня Сергеева успела при жизни получить поэтическое признание. В 2005 году она стала дипломантом Всероссийского фестиваля православной музыки и поэзии «Серебряная псалтирь». Но, пожалуй, наибольшую известность и признательность в обществе она получила за свою активную жизненную позицию. Об этом свидетельствуют теплые слова некролога: «Центральный Совет Движения «Народный Собор» извещает, что 20 сентября 2008 года, в субботу, в канун праздника Рождества Пресвятой Богородицы, после тяжелой и продолжительной болезни ушла из жизни Анна Сергеева – православный, светлый человек и несгибаемый боец за наше общее дело.

Вместе с мужем Владимиром Сергеевым она была учредительницей и членом Совета Межрегиональной ассоциации правозащитных организаций «Народная Защита», входила в руководство движения «Народный Собор».

Аня была в числе организаторов защиты долгопрудненских милиционеров (восставших против засилья наркобаронов), которые в результате оказались на свободе, активно участвовала в борьбе против кощунственных антироссийских и антиправославных выставок, была среди инициаторов возбуждения уголовного дела в отношении руководства Сахаровского центра.

Аня Сергеева известна и как православная поэтесса, дипломант всероссийского фестиваля православной музыки и поэзии «Серебряная псалтирь – 2005». А ее журналистские материалы публиковались в ряде известных патриотических СМИ.

Движение «Народный Собор» выражает глубокие соболезнования родным и близким новопреставленной рабы Божией Анны. Да упокоит Господь её светлую и чистую душу!».

Сопредседатель "Народного Собора" Олег Кассин так охарактеризовал Аню: "Анна и Владимир Сергеевы несколько лет назад создали православную организацию "Народная защита", она также была членом возглавляемого протоиереем Александром Шаргуновым "Комитета за нравственное возрождение Отечества". Могу сказать, что Анна была стойким православным бойцом. Она участвовала в акции по закрытию кощунственной выставки "Осторожно, религия", была среди инициаторов возбуждения уголовного дела в отношении Сахаровского центра, акции по защите долгопрудненских милиционеров, которые, благодаря ей оказались на свободе. Свое жизненное и поэтическое кредо Анна выразила в замечательном четверостишии:

В земном поклоне пред иконой замираю,

Сплетая призрачную вязь из слов молитвы…

Я каждый день с заходом солнца умираю,

И воскресаю с новым днем для новой битвы!"

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии