RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Герой семьи – герой страны. Премьера рубрики
21 марта 2016 г.

Герой семьи – герой страны. Премьера рубрики

«Солдатский храм»(https://vk.com/ruvoin), в содружестве с которым работает «Российский героический календарь», начинает новый проект
Император Александр II Освободитель
29 апреля 2018 г.

Император Александр II Освободитель

29 апреля 2018 года отмечается 200-летие со дня рождения русского Царя Александра II
Памяти Юрия Мажорова
17 февраля 2019 г.

Памяти Юрия Мажорова

14 февраля 2019 года ушел из этой жизни ветеран Великой Отечественной войны генерал Юрий Николаевич Мажоров
Памятник Маршалу Рокоссовскому
7 мая 2015 г.

Памятник Маршалу Рокоссовскому

В преддверии 70-й годовщины Великой Победы в Москве наконец-то открыли памятник Герою Советского Союза Маршалу Советского Союза Константину Константиновичу Рокоссовскому.
Сага о Великой и всесокрушающей любви
20 августа 2017 г.

Сага о Великой и всесокрушающей любви

Будущего матроса Владимира Путина призвали на службу в 1939 году
Главная » Подвиги в наследство » Взятие Кёнигсберга

Взятие Кёнигсберга

9 апреля 1945 года сокрушительной победой Красной армии закончился штурм города-крепости, который фашисты считали неприступным

Разгромлена 130-тысячная группировка немцев, 92 тысяч немецких солдат и офицеров пленено. Гитлеровцы потеряли убитыми до 42 тысяч военнослужащих.
Взятие Кёнигсберга

Сводка Совинформбюро 9 апреля 1945 года: «Войска 3-го Белорусского фронта после упорных уличных боёв завершили разгром Кенигсбергской группы немецких войск и сегодня, 9 апреля, штурмом овладели крепостью и главным городом Восточной Пруссии КЁНИГСБЕРГ - стратегически важным узлом обороны немцев на Балтийском море… Остатки Кенигсбергского гарнизона во главе с комендантом крепости - генералом от инфантерии ЛЯШ и его штабом сегодня, в 21 час 30 минут, прекратили сопротивление и сложили оружие».

Так пал царственный и гордый Кёнигсберг. Город, породивший «Drang nach Osten» — «натиск на Восток», «колыбель прусского милитаризма». Всё просто: «Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (Матф., 26: 52)
С тех пор как Восточную Пруссию захватили рыцари ордена Тевтонов в середине века тринадцатого, она неизменно фигурирует на картах больших сражений. И в веке двадцатом проявился её захватнический, милитаристский характер. Здесь сохранились еще следы первой мировой войны. Здесь, в цитадели германского милитаризма, готовились кадры для новых захватнических войн. Отсюда ринулись на нашу страну фашистские орды. И наконец, ставка Гитлера, прозванная им «волчья яма» («Вольфсшанце»), тоже находилась в Восточной Пруссии.
В течение долгих лет гитлеровцы создавали в Восточной Пруссии многополосную, глубоко эшелонированную систему полевых и долговременных укреплений. В годы второй мировой тысячи пленных изо всех захваченных стран, угнанных в фашистское рабство, были сведены в Восточной Пруссии в специальные рабочие команды.
Сотни тысяч из них так и остались лежать в этой земле, неизвестные, непогребенные, без последнего доброго слова. Это их руками были отрыты десятки тысяч километров траншей, противотанковых рвов, установлены проволочные препятствия, созданы мощные взрывные заграждения. После Сталинградской и Курской битв еще больше сил было брошено на создание непроходимых укреплений. В общую систему немецкой обороны были включены хутора и крупные населенные пункты. Пулеметные гнезда и амбразуры буквально повсюду: на крышах конюшен и колокольнях, в подвалах и мансардах. Каждый дом был превращен в крепость, каждый подвал ощетинился дулами автоматов.
Города-бастионы прикрывались с востока многоэтажными фортами. Эти железобетонные подземные сооружения, увенчанные бронированными кулаками — панцерверками, лежали на пути к главной цитадели Восточной Пруссии, городу-крепости Кенигсбергу. Министр пропаганды Третьего Рейха доктор Геббельс объявил Кёнигсберг “неприступной крепостью, о которую сломают зубы азиатско-еврейские полчища современных гуннов”.
«Ночная рубашка Кёнигсберга» - так фортовые укрепления города-крепости назывались с конца XIX века. Именно форты, включая межфортовые укрепления, окруженные рвами, колючей проволокой, минами – представляли собой первый вал укреплений. 15 фортов, названных именами немецких полководцев и государственных деятелей, должны были остановить советские войска, окружившие город. За полутораметровыми стенами, в окружении труднопроходимых рвов, эти железобетонные монстры ждали атаки… Пушки, установленные поверх укреплений, должны были перекрывать выстрелами расстояния между ними. Шесть уровней траншей усиливали оборонительные укрепления.
Кроме всего прочего – Восточная Пруссия почти вся лежит ниже уровня моря и гитлеровцы, отступая, взорвали несколько дамб, поэтому на северо-востоке нашим войскам зачастую приходилось пробираться по колено, а кое где и по пояс, в воде.
Сопротивление гитлеровцев было полно ожесточения и отчаяния. Восточная Пруссия имела для Германии важнейшее политическое и стратегическое значение, поэтому гитлеровцы сосредоточили там значительные силы и отступать без боя не собирались. «Гитлер неоднократно лично инспектировал оборонительные сооружения в Восточной Пруссии, и это еще раз свидетельствовало о том, как тщательно готовились здесь немцы к обороне», – пишет в своих мемуарах генерал К.Н. Галицкий, командующий 11 гвардейской армией.
Несмотря на стремительное наступление и усиленную артподготовку, Кёнигсберг с ходу взять не удалось, хотя окружена крепость была еще 26 января 1945 года. Уже 30 января танковая дивизия "Великая Германия" и одна пехотная дивизия со стороны Бранденбурга (ныне поселок Ушаково) и 5-я танковая дивизия и одна пехотная дивизия со стороны Кёнигсберга оттеснили войска наступающей 11-й гвардейской армии на 5 километров от залива Фришес-Хафф, деблокировав Кёнигсберг с юго-запада. 19 февраля встречными ударами вдоль северного берега залива Фришес-Хафф со стороны Фишхаузена (ныне город Приморск) и Кенигсберга была прорвана оборона 39-й армии и восстановлено сообщение Кенигсберга с Земландским полуостровом. В последние годы появились рассуждения на тему о том, что бедные немцы, голодные и отчаявшиеся, в большинстве своем – просто беженцы и «несчастные мирные жители», были раздавлены превосходящими силами наступающих советских войск. Но обратимся к фактам.
На начало штурма Кёнигсберга, к 6 апреля 1945 года, гарнизон крепости составлял порядка 130 тысяч человек. Это около 52,7 тысяч человек личного состава строевых частей при 819 орудиях, 49 танках и САУ. Кроме них, в крепости были дислоцированы специальные и тыловые части, а также подразделения «фольксштурма». Пленные сообщали, что среди оборонявшихся было много призванных с военных заводов, военнослужащих ВВС, автомобильных подразделений, артиллеристов и военных моряков. Эти нестроевые части тоже принимали участие в боевых действиях.
Оперативная сводка Совинформбюро за 10 апреля подтверждает эти данные: «…за время боев по ликвидации Кенигсбергской группировки немцев, т. е. с 6-го по 10-ое апреля, взято в плен всего более 92 тысяч немецких солдат и офицеров. За тот же период немцы потеряли убитыми до 42 тысяч солдат и офицеров».
Из стенограммы допроса, проводившегося начальником следственного отдела разведуправления Генерального штаба Красной Армии подполковником юстиции Ивановым плененного тогда же коменданта крепости Отто фон Ляша: "Общая численность подчинённых мне войск вместе с фольксштурмом и полицейскими частями составляла более 100 тыс. человек", и несколько позже – "Мы потеряли всю 100-тысячную армию под Кёнигсбергом. Раненых было до 30 тыс. человек, убитых тоже было много".
Исследования архивных данных по численности советских войск на момент начала штурма, позволяют сделать вывод – численность наступавших составляла приблизительно 106,6 тысяч человек личного состава.
Так что оставим в стороне подлые вымыслы псевдопатриотов и «борцов за правду». Ни о каких «превосходящих силах» не могло быть и речи. В любом случае – архивные данные, так же как и труды генерала Галицкого и маршалов Баграмяна и Василевского, генерал-полковника Людникова и командира 557-го Мазурского стрелкового полка полковника Федотова, научные исследования доктора исторических наук, действительного члена Академии военных наук, Академии военно-исторических наук, руководителя центра РИСИ Г. В. Кретинина - находятся в свободном доступе.
30 марта была подписана директива на штурм Кенигсберга. К штурму города привлекались три армии: 11-я гвардейская, 43-я и 50-я армии.
Итак, утром 6 апреля 1945 года советские войска 3-го Белорусского фронта пошли на решающий штурм Кенигсберга. Мощный артиллерийский обстрел начал операцию. В виду низкой облачности авиация не смогла поддержать артиллеристов в первый день штурма, но в дальнейшем летчики-балтийцы сделали многое для успешного продвижения наших войск.
Форты – эти каменные стражи крепости, сдавались один за другим. Некоторые из них были просто снесены мощными артиллерийскими залпами, в других – гарнизон сдавался, видя мощную атаку и слыша приближающиеся артиллерийские удары. Но битва отнюдь не была легкой! Мемориал 1200 гвардейцев, основанный еще в майские дни 1945 года, напоминает нам о наших потерях, наших незаживающих ранах. О них же говорят и братские могилы, которых так много по всей Калининградской области…
«Боевые друзья, гвардейцы! На штурм Кенигсберга! Во имя полной победы над врагом Родина приказывает нам разрубить последний укрепленный узел Восточной Пруссии, сокрушить крепость Кенигсберг и завершить разгром восточно-прусской группировки гитлеровских войск. Стремительно штурмуйте и разбивайте укрепления врага. Смело врывайтесь на улицы города и всеми средствами громите вражеские опорные пункты, ломайте сопротивление противника. Славные воины штурмовых отрядов и групп, бесстрашно штурмуйте крепость Кенигсберг, дерзко блокируйте вражеские форты, доты, разбивайте его бастионы. Настойчиво ведите бой за каждый дом, очищайте квартал за кварталом весь город Кенигсберг, беспощадно уничтожайте проклятых фашистов до полного их истребления!» - с этими словами из обращения к войскам Военных советов фронта и армии шли в бой наши солдаты и офицеры.
В течении первых двух суток первая линия обороны - фортовый пояс, была сломлена, за исключением нескольких особенно укрепленных – 5-го форта, «Король Фридрих-Вильгельм III», сдавшегося лишь 8 апреля (http://vk.com/ruvoin?w=wall-98877741_1092),8,10, 11-го фортов, оставленных в тылу.
Основой второй линии стали многочисленные каменные здания на окраинах города. Немцы забаррикадировали улицы, построили на перекрестках железобетонные колпаки, установили большое количество противотанковых и штурмовых орудий. Фашисты лихорадочно возводили новые укрепления, баррикадировали улицы, взрывали мосты. Гарнизону крепости было приказано держаться любой ценой. В ночь на 7 апреля фашистское командование попыталось наладить нарушенное управление и привести в порядок свои потрепанные части. С утра 7 апреля развернулись жаркие бои в пригородах и в самом Кенигсберге. Отчаявшийся враг предпринимал яростные контратаки, бросая в бой наскоро сколоченные отряды фольксштурма.
Преодолев упорное сопротивление врага на внутреннем оборонительном обводе крепости, 43-я армия очистила северо-западную часть города. Одновременно 11-я гвардейская армия, наступая с юга, форсировала реку Прегель.
Находившийся в это время в 1-й гвардейской Московской дивизии корреспондент газеты «Правда» так описывает переправу: «Гвардия генерала Галицкого форсировала Прегель в кромешной тьме. Орудия прямой наводки, множество пулеметов били с правого берега Прегель на левый. Набережные были охвачены огнем, точно камень вдруг загорелся. Рушились, трещали здания. А внизу под ливнем снарядов и пуль, на темной стремнине широкой реки плыли гвардейцы полковника Толстикова. Использовали все, что только могло держаться на воде: плоты, бочки, бревна, лодки, амфибии, огромные баллоны, наполненные воздухом, качались на гребнях кипящей от разрывов реки. На плотах плыли пушки»
Третья линия обороны проходила в самом городе, по линии старой крепостной стены. Здесь находились бастионы, равелины, башни с кирпичной кладкой в 1-3 м толщиной, подземные казармы и склады боеприпасов и продовольствия.
В этих условиях, вспоминал затем генерал И.Х. Баграмян, «самая, пожалуй, трудная миссия выпала на этот раз на долю начальника инженерных войск генерала В.В. Косырева. Ведь в обеспечении преодоления таких укреплений, которые были созданы вокруг города и в самом городе, инженерные войска должны были сыграть не менее важную роль, чем авиация и артиллерия… С началом штурма инженерные войска должны были разминировать и восстанавливать пути для продвижения танков, артиллерии и других видов боевой техники, а затем разминировать улицы города и построить переправы через реку Прегель и многочисленные глубокие каналы. И вся эта работа была тщательно спланирована и своевременно выполнена».
Сражение в городе распалось на множество мелких боев, исход которых зависел от самостоятельных и решительных действий каждого воина. Вот исторические факты, подвиги, рассказанные непосредственными участниками боев:

самолеты противника атаковали зенитную батарею, младший сержант С.Г. Шарапов, разглядев лицо немецкого пилота в кабине «фокке-вульфа», открыл огонь. Сбитый самолет упал вблизи его орудия.
Медалью «Зa боевые заслуги» наградили сержанта А.М. Коваленко, вынесшего из горевшего банка двадцать три мешка иностранной валюты, и рядового Е.М. Гришина, спасшего от огня тонну печеного хлеба и полторы тонны повидла.
Из рук в руки передавали рукописную листовку-молнию о подвиге младшего сержанта Б.Я. Лямина, первым водрузившего красный флаг на вышке зоопарка, здания и вольеры которого были разрушены, а из всех животных уцелели только четыре: лань, барсук, осёл и раненый бегемот, которого окрестили Гансом. Благодаря усилиям ветеринаров бегемот выжил и стал символом зоопарка. За взятие зверинца около шестидесяти солдат 366-го стрелкового полка стали кавалерами ордена Славы.
Старшина медицинской службы Галина Лагутина рассказала, что в дни штурма она была занята перевязкой раненых, когда на санитарный пункт прибежал взволнованный боец: «Сестричка! Старшина! Идите скорее в подвал. Там дети». Под низкими кирпичными сводами, куда через оконца-бойницы едва пробивалась узкая полоска света, она увидела множество истощенных подростков. Трудно было поверить, что они еще живы. Из перерезанных вен ручейками стекала кровь в подставленные тазы: фашисты брали её для своих раненых. Детей вынесли на руках и, покормив, отправили в тыловой госпиталь на излечение. А на левом берегу реки Прегель гвардейцы захватили судостроительную верфь Шихау — целый город из кирпича, бетона и стали,— освободив тысячи изможденных, голодных и больных узников — итальянцев, французов, бельгийцев, поляков, украинцев и русских, насильно угнанных в Германию. Наступавшие с севера части заняли товарную станцию, на путях которой стояли вагоны с пятью тысячами военнопленных из разных стран Европы, ожидавших своей отправки в Пиллау…
К исходу 8 апреля генералу О. Ляшу стало ясно, что падение крепости — дело нескольких дней. Один за другим сдавались окруженные форты, укрепленные и превращенные в ДОТы дома, старинные башни.
Бункер на Параденплац не спас коменданта. К вечеру 9 апреля генерал Отто фон Ляш принял решение о полной капитуляции. Рассказывает один из участников событий апреля 1945 года майор запаса Владимир Маркович Шпитальник: «В третьем часу ночи мы пересекли линию фронта. Необычную колонну представляла наша группа. Впереди шагал советский подполковник Яновский, за ним вышагивал комендант Кёнигсберга генерал от инфантерии Ляш, генерал-лейтенант Ганс Миклош, офицер генерального штаба Гюго Зюскинд, полковники, ординарцы, адъютанты. Мы с Федорко замыкали колонну. Встретил нас командир дивизии генерал-майор Герой Советского Союза Цыганов. Пленных тут же препроводили в штаб корпуса, а оттуда в ставку 3-го Белорусского фронта к Маршалу Советского Союза Александру Михайловичу Василевскому».

Утром 10 апреля был водружен красный флаг на башне «Дона», ставший символом Победы!
Всего четверо суток продержалась «колыбель прусского милитаризма»! Гитлер в ярости заочно приговорил отто фон Ляша к смертной казни за капитуляцию.
9 апреля 1945 года в 24.00 Москва салютовала войскам 3-го Белорусского фронта 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий.
Указом Президиума ВС СССР от 9 июня 1945 года была учреждена медаль «За взятие Кёнигсберга», единственная медаль подобного рода, учрежденнная не за взятие столицы государства, а за взятие города-крепости.

Источники:  «Дорогами Победы. Штурм Кенигсберга», И. Гладилин;

«Правда о штурме Кёнигсберга», Г. В. Кретинин, журнал « ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ СТРАТЕГИИ» № 2 (11) 2012; Портал «Военная литература".

Светлана Ляхова, "Солдатский храм" (https://vk.com/ruvoin)

.
9 апреля 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 июня
среда
2019

В этот день:

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

Афонское сражение

19 июня 1807 года состоялось Афонское сражение между русской Средиземноморской эскадрой под командованием вице-адмирала Д. Н. Сенявина и турецким флотом в районе полуострова Афон в Эгейском море.

У русской эскадры Д.Н. Сенявина имелось10 линейных кораблей, у турецкой эскадры под командованием капудан-паши Сейит-Али - 9 линейных кораблей, 5 фрегатов и 5 других судов. В Афонском сражении турецкий флот потерял 3 линейных корабля и 4 фрегата. Хотя полного уничтожения турецкого флота достичь не удалось, он надолго перестал существовать как серьезная боевая сила. Русская эскадра потерь в судах не имела. Победа русского флота в Афонском сражении заставила Турцию ускорить подписание перемирия с Россией.

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Женские «батальоны смерти»

19 июня 1917 года по предложению унтер-офицера Марии БОЧКАРЕВОЙ в Российской армии был сформирован первый женский «батальон смерти». В обращении Московского женского союза говорилось: «Женская рать будет тою живою водой, которая заставит очнуться русского богатыря».

Всего было сформировано два женских пехотных «батальона смерти» и несколько команд. В них вошли более трех тысяч женщин. Один из этих батальонов оказался в числе последних защитников Временного правительства в дни Октябрьского переворота в Петрограде. В январе 1918 года женские батальоны формально распустили, но многие их участницы продолжили службу в частях белогвардейских армий.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

Космонавт-астроном Виктор Пацаев

19 июня 1933 года родился Виктор Иванович ПАЦАЕВ (погиб 1971), советский космонавт, Герой Советского Союза, первый астроном в мире, работавший за пределами земной атмосферы.

В 1971 году совершил полет в качестве инженера-исследователя космического корабля «Союз-11» и орбитальной космической станции «Салют-1». Полет продолжался 23 суток 18 часов 21 минуту 43 секунды. При спуске произошла разгерметизация спускаемого аппарата «Союза-11», экипаж, в составе Георгия Добровольского, Владислава Волкова и Виктора Пацаева погиб.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии