RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Осенённый духом героизма
15 декабря 2013 г.

Осенённый духом героизма

К 110-летию Русско-японской войны: подвиг генерала Романа Исидоровича Кондратенко
Победа Фёдора Ушакова над Гасан-пашой
11 сентября 2018 г.

Победа Фёдора Ушакова над Гасан-пашой

11 сентября - День воинской славы России: в честь победы русской эскадры над турецкой у мыса Тендра в1790 году
Судьба нелегала Маневича
20 февраля 2015 г.

Судьба нелегала Маневича

20 февраля 1965 года выдающемуся советскому разведчику Льву Ефимовичу Маневичу было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно
Именные танки: Малютка в «Малютке»
16 ноября 2015 г.

Именные танки: Малютка в «Малютке»

16 ноября 1943 года геройски погибла боевая машина, построенная на деньги, которые собрали советские дети
Рассекреченное письмо
29 декабря 2013 г.

Рассекреченное письмо

45 лет назад 30 декабря 1968 года умер Маршал Советского Союза Кирилл Мерецков
Главная » Подвиги в наследство » Удар по логову фашизма

Удар по логову фашизма

75 лет назад советские летчики морской авиации Балтийского флота впервые в Великой Отечественной войне отбомбились по Берлину

Это произошло через полтора месяца после нападения Германии на СССР.
Удар по логову фашизма

Вечером 7 августа 1941 года 13 тяжело нагруженных ДБ-3ф взлетели с аэродрома Кагул на острове Эзель и взяли курс на Берлин. Командовал воздушной операцией полковник Евгений Преображенский, он же возглавлял флагманскую группу. Вторую группу вёл капитан Гречишников, третью - капитан Ефремов, штурманом флагманского экипажа летел один из лучших специалистов авиации Балтфлота капитан Хохлов.

На подступах к Берлину немцы посчитали наши самолёты за свои, сбившиеся с пути. Огня не открывали, предлагали сесть на один из ближайших аэродромов. Загипнотизированные геббельсовской пропагандой о разгроме советской авиации, дежурные наблюдательных постов пришли в себя только тогда, когда на улицах Берлина начали рваться советские бомбы. Возникла настоящая неразбериха. Воспользовавшись этим, наши самолёты, освободившись от смертоносного груза, легли на обратный курс. В том историческом полёте, в ночь с 7 на 8 августа 1941 года, над Берлином побывало пять самолётов 1-го минно-торпедного авиаполка во главе с его командиром Преображенским. Остальные отбомбились по германскому городу-порту Штеттину.

Наутро немецкие радиостанции сообщили в эфир о попытке 150 английских самолётов прорваться к Берлину, а немецкие газеты информировали: «Английская авиация бомбардировала Берлин. Имеются убитые и раненые. Сбито 6 английских самолетов». На это английское министерство иностранных дел ответило через прессу: «Германское сообщение о бомбежке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация со своих аэродромов не поднималась ввиду неблагоприятных метеоусловий». Только тогда немецкая разведка доложила: к Берлину прорвались советские бомбардировщики.
Гитлер поначалу не поверил. Он считал, что такой налёт под силу только англичанам, которые имели современнейшие по тем временам самолёты, дислоцировавшиеся в досягаемости до Берлина. Однако совместный англо-американский воздушный налёт на столицу рейха будет осуществлен только 17 августа 1943 года!

Об этом РГК подробно рассказал в статье http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2015/august/udaryi-vozmezdiya. Но в первых налетах на Берлин участвовали также летчики из подмосковных аэродромов под командованием Героя Советского Союза М.В. Водропьянова. Летчикам 81-й авиадивизии предстояло лететь на Берлин после балтийцев, когда фашисты уже были готовы к отражению воздушной атаки. Это значительно усложняло задачу. К тому же на подготовку к удару Сталин дал дивизии всего сутки. В результате первый полёт на Берлин летчиков Подмосковья хотя и был результативным закончился для многих трагично. Вот как об этом рассказано в воспоминаниях авиационного штурмана из Жуковского Георгия Молчанова:

"В своих воспоминаниях "По логову фашизма" я рассказываю о формировании и боевой работе 412 ДБАП ОН (Дальне-бомардировочного авиационного полка особого назначения), принимавшего участие в налете на г.Берлин в августе 1941 года.
Командовал полком, генерал-майор авиации тов. Лебедев Викторин Иванович. Я был заместителем штурмана полка.
Пусть этот эпизод о боевой работе личного состава и рабочего коллектива завода, принимавшего активное участие в соадании полка напомнит современному летному составу условия и на какой материальной часта приходилось выполнять боевые задания летному составу в начале Великой Отечественной Войны.

В субботу 21 июня 1941 года, возвратившись из полета, рабо­тал я тогда на одном из подмосковных аэродромов, наша постоянная бригада рыбаков-любителей отправилась на ночь в район нового водоема.
Рыбалка как никогда была удачной. Уже в 20 часов была приготовлена отличнейшая уха и когда с соответствующим "оформлением" была употреблена - район рыбалки огласился задорными песнями и частушками. Как всегда неторопясь ,рыбачили до 10 часов.

В 12 часов из района рыбалки большаком выехали на шоссе, и тут нашему взору представилась следующая картина:спереди и сзади нас, вытянулась большая колонна танков и автомашин. До остановки колонны мы не могли уяснить,что означало это движение - думал: видно части следуют для участия в маневрах.

Вскоре колонна остановилась и на над вопрос: что это маневры? Последовал ответ от командира бронеавтомобиля: "Какой хрен маневры. Гитлер без объявления войны напал на Советский Союз сегодня на рассвете".

Это сообщение навсегда осталось тяжелым воспоминанием. Теперь надо было как можно быстрее добраться в гарнизон.Но колонна не давала возможности бистро двигаться. Наконец, в 14 часов 22 июня мы достигли горнизона.
Переодевшись, как по боевой тревоге, помчались на аэродром. Там уже происходило формирование боевых частей. Нашим начальни­ком был тов.Стерлигов Б.В. Его мы встретили на пути к его каби­нету. Он обрадовался нашему появлению и строго-настрого приказал штурманам Торгману, Зайцеву, мне и еще некоторым товарищам никуда ни на какую из формирующихся здесь на месте частей (полков) "не наниматься". Ждите приказа будете работать в стра­тегической авиации.

Друзья мои (летчики,штурманы), узнав о том,что нам запрещено "наниматься" в те части, куда они ухе были определены - подшучивали "Состаришься ты, Жорка, пока дождешься стратегической, где она? Расскажи, может, мы пойдем туда? " Да, они были правы, не было ее нали­цо, ее надо было создать.

Шли томительные безрадостные дни. Друзья, получившие назна­чение, облетывали самолеты, готовясь к боевым вылетам. А  мы ждали. Наконец, наступил приказ. Нас отправляют в тыл в город Казань, на один из заводских аэродромов для формирования 412-го ДБА11 ОН, в распоряжение командира полка тов.Лебедева В.И.

На формирование полка прибывали люди не только из строевых частей ВВС, но и летно-подъемный состав ГВФ, молодые техники, меха­ники, досрочно окончившие военно-технические училища. Прибывали и штурманы, досрочно окончившие академию.

Предстояла большая, кропотливая и ответственная работа по формированию и сколачиванию боевого полка. А что представляли собой летательные аппараты, на которых экипажи должны были выполнятьстратегические задания?

На "Красной линейке" аэродрома угрюмо стояли 4-ре четырех­моторные бомбардировщики ПЕ-8,недавно дислоцировавших на аэродромах подвергшихся бомбардировкам немецкой авиации, случайно уцелевшие и перегнанные в тыл для 412 ДБАП ОН. Самолеты подлежали ремонту и качественному заводскому осмотру. Два новых самолета ПЕ-8 красовались в цехе завода и вот-вот должны войти на "красную линейку". Такой материальной частью располагал наш полк.

Приказ командующего ВВС гласил: В кратчайший срок создать дальнебомбардировочный полк ОН, укомплектовав его лучшими кад­рами ВВС и ГВФ. Выполняя поставленную задачу личный состав полка совместно с заводскими бригадами принимал активное участие в доработках и подготовке материальной часта самолетов. С летно-подъемным составом тщательно изучался район предполагаемых боевых операций,проводились розыгрыши полетов раз­личных вариантов маршрутов и целей. Но конкретной задачи полк все еще не имел.

Наконец настал день когда "красная линейка" имела уже шесть ПЕ-8. Этот день принес нам и другую новость, полк по приказу командующего ВВС вошел в состав формирующейся 81-ой Дальне-бомбардировочной Авиационной дивизии особого назначения.Второй полк этой дивизии должен был дислоцироваться на соседнем с нами аэродроме ГВФ и укомплектовался средними бомбардировщиками СР-2. Тогда же на самолете ЛИ-2 прибыл для приема нашего полка коман­дир дивизии Герой Советского Союза тов.Водопьянов М.В.(назначен­ный на эту должность по его личной просьбе И.В.Сталиным).

В тот же день т. ВОДОПЬЯНОВЫМ была объявлена боевая тревога (без подъема самолетов в воздух). Проверка показала, что полк неготов выполнять боевую задачу. Командир дивизии поставил полку трехдневный срок готовности. Еще с большим энтузиазмом заводские бригады и личный сос­тав полка работал, выполняя поставленную задачу. Конкретной зада­чи полка и дивизии никто не знал, но я, лично,почемуто думал о Берлине, и в памяти вертелась песня времен гражданской войны:"Даешь Варшаву!Даешь Берлин! Мы врезалися в Крым! ". Три дня не так уж много времени,скоро будет все ясно, а песенка о Берлине преследовала, и я с удовольствием ее напевал.

Прошло не три, а пять томительных дней и ночей. 10 августа окрестности заводского аэродрома наполнились гулом моторов. 2-я авиаэскадрилья (командир Курбан А.А.) стартовала на аэрод­ром подскока в район города Ленинграда. По плану через 30 минут после 2-ой, должна вылетать 1-я эскадрилья.

Полет эскадрильи тов.Курбана выполнялся нормально, на высоте 400-600 метров при сильной "болтанке". Все было на "большой", но этому "большому" испортило оценку отсутствие связи между ведомыми кораблями и с точками вылета и посадки. Самолетные рации были в порядке,но бортрадисты двухсторонней связи не имели. Авиаэскадрилья по-настоящему должна была возвратиться на аэродром вылета.
В течение всего полета рации заводского аэродрома и аэродрома "подскока" трубили приказ командующего ВВС о прекращении полёта и возвращении на аэродром вылета, т.к.перебазировать полк на аэродром "подскока" было решено не за день, а в день вылета на боевое задание.

Не имея связи, авиаэскадрилья произвела посадку к исходу дня на аэродроме ''подскока". 1-ой авиаэскадрильи вылет в этот день на аэродром "подскока" был запрещен. Линия фронта от аэродрома "подскока" проходила недалеко, поэтому наши экипажи сразу оказались в прифронтовой обстановке. В воздухе на высотах 3-4 км то и дело сновали немецкие развед­чики.Наши истебители попарно взлетали для перехвата их. Неоднократно завязывались воздушные бои.Один разведчик был сбит. Настро­ение наших экипажей было не совсем хорошим,т.к.командующий ВВС дал соответствуюиий "надрай" за отсутствие связи и преждевременную посадку на аэродроме "подскока". Но А.А.Курбан(ему всегда была присуща веселость) не унывал. Ничего братцы! Все будет хорошо! Завтра искупим свою вину.

К полудню II августа на аэродроме "подскока" произвела посад­ку 1-я автоэскадрилья. На самолете Си-47 с полевым штабом прибыл командующий ВВС т.ЖИГАРЕВ П.Ф.. Тут же поступило устное распоряже­ние: заправить боевые корабли горючим "по пробку", немедленно приступить к подвеске ФАБ-500 по б штук на корабль, личный состав вооружить автоматами, на борту иметь боекомплекты патронов и ручные гранаты из расчета 6 штук на члена экипажа, снабдить экипаж однодневным бортпайком и иметь 15-ти дневный НЗ.

Судя по предварительным распоряжениям - готовилось грандиозное и важное боевое задание.

В 18 часов по условному сигналу - в одном из помещений аэродрома были собраны боевые экипажи /экипаж корабля состоял из 12 человек/.
О готовности дивизии выполнять боевое задание доложил командующему ВВС т.ЖИГАРЕВУ П.Ф., командир дивизии т.ВОДОПЬЯНОВ /2-й полк на самолетах ЕР-2 должен вылетать с аэродрома базирования/. Командующий поздравил личный состав полков с успешным завершением формирования, пожелал успешной боевой работы и к общему удивлению всего личного состава зачитал обращение /лично написанное от руки/ и.В.СТАЛИНЫМ. Содержание его дословно не помню, а в общем оно сводилось к следующему: "Летчики, штурманы, бомбардиры, стрелки!! Фашистская клика в своей прессе все чаще и чаще обманывает мирное население Германии, говоря, что Военно-воздушные Силы Советского Союза уничтожены, ни один самолет не может появиться над территорией Германии. Население может быть спокойно". Боевые орлы! Славные соколы! Вы должны доказать что Советская авиация - была есть и способна бомбить любую точ­ку или объект фашистской Германии. Обрушьте свои смертоносные грузы на ЛОГОВО ФАШИЗМА - БЕРЛИН! Точка прицеливания центр города!" И.СТАЛИН

Письмо Сталина было конкретизировано боевым распоряжением командующего ВВС: вылет по готовности, но не позднее 20 часов. Очередность - 1-я авиаскадрилья т.ПУСЕП /на борту командир дивизии Герой Советского Союза Т.ВОДОПЬЯНОВ М.В./, 2-я эскадрилья:

т.КУРВАН. Взлеты со стоянок /без выруливания на старт/ в любом направлении. Интервал между взлетом I минута.
Зашуршали карты, штурманы и летчики прокладывали маршруты, уточняли и дополняли навигационные планы полетов. Остальной состав заканчивал подготовку кораблей. До вылета оставались считанные минуты.
Прибыл офицер связи от командующего. Вы готовы к вылету? /обратился он к Курбану/ Так точно! Командующий приказал, Вашей авиаэскадрильи, вылетать первой /1-я задерживается/. Повторяю взлеты кораблей с места стоянок, интервал I минута.

Экипаж! Внимание! Взлетаем! Отмечаю время - 20ч.30м. За нами с установленным интервалом взлетают остальные корабли нашей авиаэскадрильи. Наши корабли без круга или на ИПМ /Лужская губа, обозначенная приводной радиостанцией/, далее с постепенным набором заданной высоты до 6500м. Самолета должны были пройти по маршруту: остров Рюген - слияние реки Варты с рекой Одер и далее прямая на Берлин.

Лучи заходящего солнца потухали на фоне водной поверхности Балтики. Самолет над морем проходил траверз Таллина. Весь экипаж настороженно следил за воздухом. Командир корабля т.Курбан по СПУ передал. "Ведение боя с воздушным противником и управление огнен возлагаю на штурмана корабля". Команда принята. Стрелки огневых точек также доловили ясность команды. Мы входим в сумерки.

Вскоре последовал доклад "пушкаря" башенной установки. "Справа по борту, значительно выше пикируют наш самолет два истребителя" И-16. Мгновенье и весь экипаж увидел пролетевших над нами 2-х "ишаков"/так называли в то время И-16/. Неужели наши истребители не узнали самолет ПЕ-8. Доклады стрелков "истребители готовятся к повторной атаке". Внимание! Стрелкам правого борта при повторной атаке и открытии истребителями огня, быть готовыми открыть огонь. "Ишаки" в пикировании. С больиой дистанции открыли огонь. Как барабанная трель отдались в самолете короткие очереди наших стрелковых установок. Трасса очередей отлично была видна на фоне сумеречного неба. Истребители, не повредив корабль, снова пронеслись над нами и с резким разворотом ушли со снижением. Атака произведена на высоте 1200-1300м. Корабль продолжал выполнять заданный маршрут с набором высоты. Остальные наши корабли прошли траверз Таллина без встречи с истребителями.

Сумерки сгустились, хорошо видны очертания берегов Балтики, острова. Земля как бы уснула. Все затемнено, только кое-где видны зарницы артиллерийского огня и в прибрежной зоне Балтики поблескивали лучи фар автоколонн. Корабль на подхо­де к острову Рюген, высота 6500м. Все ближе и ближе цель. Левый разворот - курс на юг, а там еще один разворот вправо и корабль должен выйти от слияния р.Варты с Одером на БК /боевой курс/. На территории Германии спокойно, точно в мирное время, отлично просматриваются реки, озера, населен­ные пункты и незатемненные города. Вывожу корабль на БК. До цели считанные минуты. Песня снова не выходит из ума "Даешь Берлин". Проверяю и уточняю навигационные расчеты, путевую, истинную скорости, снос, угод прицеливания.

Саша! Видишь впереди нас Логово? Вижу Жорка! Все в твоих руках. Действуй! Экипаж! Внимание! Под нами ЛОГОВО ФАШИЗМА! Произвожу бомбометание! Как биение сердца отсчитываются импуль­сы отделяющихся ФАБ-500. Одна. Две. Три. Четыре. Пять.... Неужели проворонил отсчет шестой. Нет. Бортинженер доложил - одна бомба висит. Корабль в правом развороте, видны взрывы наших бомб. Несколько раз провожу отработку сбрасывателя, но безрезультатно. 500 кг. взрывчатки не хотелось везти с собой назад. Бортинженер пробрался к бомбе, принял все меры вплоть до применения молотка и зубила, но бомба висела. Последовал доклад "крюк замка основательно перекошен - бомбу отделять не могу". Закройте люки.
Видные разрывы сброшенных серий последующих кораблей. Берлин уже очнулся. Работает громадное количество мощных зенитных прожекторов. Заградительный огонь ЗА и МЗА, но к нашему счастью разрывы ниже эшелонов наших бомбардировщиков. Видно, что ПВО врага не разгадали нашу высота и весь огонь сосредоточили примерно на 4500-5000 м.высоты.

Даю команду, особенно следить за воздухом, возможны атаки истребителей.
Чувствовалось приподнятое настроение экипажа, то и дело по СПУ прослушивались в адрес немцев откровенные неласковые пожелания.

Вышли на остр.РЮГЕН. В воздухе спокойно. Берлин остался далеко позади. Зарницы бомбовых взрывов, заградительный огонь зениток и бешено перекрещивающие лучи прожекторов долго наблюдали члены экипажа от цели к о.Рюген. В развороте, пос­ле о.Рюген, отказал 4-й двигатель. Дизель заклинило - запуск невозможен. Самолет начало трясти. Не меняя эшелона идем на трех двигателях курсом на КЕМ. Под нами Балтийское море, а впереди виднеется ниже нашего эшелона черная гряда сплошных облаков. Скорость и курс начали "гулять". Постепенно снизились до верхней кромки облаков, высота 1200-1250 м., прибли­жался рассвет. Задача была - выйти точно к аэродрому "подскова", обойти ПВО Лениграда.

Радиополукомпас показывает, что приводная станция впереди, определяю расчетное место. Не меняя курса продолжаем полет по верхней кромке облаков. Индикатор курса PПK-2 показал пролет радиостанции/ под нами должна быть Лужская Губа/ Команда:снижаться под облака. Плотный слой облачности, сильная болтанка, пилотировать самолет на трех двигателях очень сложно. Иду землю или море, не отрываясь в тоже время от высотомера. Стрелка быстро вращаясь показывает - 500, 400, 300, 200 м. Высота 160м., вижу водную гладь Балтики.
В правом развороте виден берег залива, но что это? с моря /видимо с подлодки/ и с берега видны трассы зенитного огня, незамедлительно уходим с набором высоты, командир ввел самолет в облака о курсом на юг. Шли в облаках - принято решение - через 5-7 м.снова выходить под облака. Выходим под облака. Высота 400, 300, 200, 150 - докладываю - вижу землю, под нами..... /недоговорил лес/ метнулся из кабины штурмана в центроплан. "Сдохли" еще два двигателя. Как падал самолет - ни я, никто из экипажа не мог видеть и определить т.к. к моменту отказа еще двух двигателей высота была менее 100м. Мысль успела отра­ботать - В люке бомба. Амба всему экипажу. Оглушительный треск. Как эхо проносится в голове. Б – о-м-б-а-а-а!

Мертвая тишина. Я вижу Сашу Курбана с закрытыми глазами и крепко охваченный обоими руками штурвал притянутый к груди. Что с тобой командир? Он медленно открыл глаза и виновато улыбнулся. Первый вопрос. Этапах? Бомба? Команда мне - "Жорка действуй". "Я напрягся на всю мощь своего голоса, крикнул - "Экипаж отзовись"! Кто жив выходи из самолета!". Послышались ее всех точек самолета ответы, голоса, но казались они какими то заглушенными, неуверенными. Каждый видимо удивлялся, что падая в такой "коробочке", да еще со взрывчаткой остался жив. Самолет лежал распластавшись между громадных сосен, большая часть его была как бы замаскирована обломками верхушек и боль­ших крон деревьев. Кабина штурмана, принявшая лобовой удар о сосны, была сплюснута в "лепешку". Земля вокруг самолета как бы паровала. К нашему общему восхищения весь экипаж был невредим, не считая отдельных ушибов и синяков. Все двенадцать, кто как мог выкарабкались из самолета, с унылым видом группируясь около командира корабля.

Командир принял решение: штурману отправиться на разведку местности, установить связь с ближайшим аэродромом, передать телефонограмму. Для связи с экипажем взять одного стрелка.

Мы направились выполнять задание командира, взяв курс на восток. Вскоре мы вышли на большак и тут же заметили убегающего от нас в лес мужчину, на оклик "стой" продолжал удирать, но мой стрелок все»же настиг его и под угрозой пистолета вывел его ко мне. Колхозник, как он представился нам, принял нас за немцев, поэтому и удирал.

Наконец мы вместе с ним вышли десной тропой на опушку леса перед нами был населенный пункт с 2-х этажной каменной школой. В школе находился пост ВНОС. Определив действительное место аварии /пока боец поста устанавливал связь с ближайшим аэродромом я составил телефонограмму командиру полка Лебедеву В.И.
"Задание выполнили, при возвращении южнее 30 км.КПМ. В резуль­тате отказа 3-х двигателей потерпели аварию. Экипаж невредим жду указаний, нахожусь пост ВНОС – МОЛЧАНОВ".

Донесение было передано на ближайший аэродром ПВО, а от туда на аэродром "подскока". Как потом выяснилось, донесение поступило командиру полка с незначительным искажением его концовки. Было: "Экипаж невредим, Жду указаний, погиб Молчанов". Отправив к месту аварии связного, я в расположении поста ВНОС уснул крепким сном.

В наше распоряжение, кроме мед.помощи с ближайшего аэрод­рома ПВО была прислана бортовая автомашина. Командир принял решение вместе со мной, оставив на месте аварии остальной экипаж во главе со 2-м летчиком Чурилиным/ добираться до аэрод­рома "подскока", что бы застать командующего ВВС.
На аэродроме ПВО командир истребительного полка любезно предоставил нам самолет ПО-2 /на автомашине в Ленинград ехать было рискованно, т.к. мы не имели документов/. На ПО-2 "пробрив" около 40 км. благополучно возвратились на аэродром вылета. Розыскав КП - командир корабля т.Курбан доложил командующему ВВС т.ЖИГАРЕВУ П.Ф., о выполнении экипажем Правительственного задания и обо веем происшедшем после выполнения задания.

Тут же на КП мы были информированы командиром полка о выполнении заданий остальными экипажами, о том как истребители нашей ПВО при следовании по маршруту на Берлин сбили два корабля ПЕ-8, на одном из которых находился командир диви­зии Герой Советского Союза т. ВОДОПЬЯНОВ М.В.

15 августа экипажи имевшие корабли /а их осталось три/ возвращались в тыл на заводской аэродром. Остальные экипажи доставлялись туда же на транспортных самолетах.

На рассвете 16 августа меня разбудил командир полка В.И.ЛЕБЕДЕВ, сообщил, что получена телеграмма - тебя срочно доставить любым самолетом в штаб ВВС. Зачем? Почему? Не ясно.

В полдень на самолете СБ-47 прибыл т.Голованов для знакомства с полками ЕР-2 и ПЕ-8, которые были переданы в АДД, командующим которой был назначен Главный Маршал Авиации т.А.Е.ГОЛОВАНОВ.
Доложено было ему, что срочно требуют   штурмана   Молчанова , а не на чем доставить, он ответил "я в курсе дела", к вечеру буду возвращаться и доставлю его куда следует". На вопрос зачем я вызываюсь, т. Голованов ответил, не волнуйся все узнаешь на месте. Так в этот день я познакомился с Головановым.

С наступлением темноты на самолете командующего АДД приземлились на подмосковном аэродроме, где был расположен штаб АДД. Командующий приказал мне явиться за получением дальнейших указаний к начальнику штаба. На следующий день я был доставлен в Москву в штаб ВВС и поступил в распоряжение Героя Советского Союза М.М.ГРОМОВА

Нашей группе летного состава предстояла Правительственная командировка в США - получить и перегнать закупленные для АДД бомбардировщики.
Тогда же мы узнали по радио и из центральных газет, что за выполнение особо важного Правительственного задания группа летного состава /в том числе и экипаж к-ра Курбана А.А./, указом Президиума Верховного Совета СССР - награждены ордена­ми "Красное Знамя"

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
22 сентебря
суббота
2018

В этот день:

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Аляска — русская земля

22 сентября 1784 года русские первопроходцы основали первое постоянное поселение на Аляске. Это послужило началом образования Русской Америки (совокупность владений Российской империи в Северной Америке, включавшая Аляску, Алеутские острова, Александровский архипелаг и поселения на тихоокеанском побережье современных США (Форт-Росс).

Первыми русскими, которые со стороны Сибири открыли Аляску (Америку), были члены экспедиции Семена Дежнева в 1648 году. В 1732 году Михаил Гвоздев на боте «Святой Гавриил» совершил плавание к берегам «Большой земли» (северо-западной Америки), первым из европейцев достиг побережья Аляски в районе мыса Принца Уэльского. Гвоздев определил координаты и нанес на карту около 300 км побережья полуострова Сьюард, описал берега пролива и острова, лежащие в нём. В 1741 году экспедиция Беринга на двух пакетботах «Святой Петр» (Беринг) и «Святой Павел» (Чириков) исследовала Алеутские острова и берега Аляски. В 1784 году на остров Кадьяк (Бухта Трех Святителей) прибыла экспедиция Шелихова в составе трех галиотов («Три святителя», «Св. Симеон» и «Св. Михаил»). «Шелиховцы» основали здесь первое постоянное поселение (Северо-восточная компания), начали усиленно осваивать остров, подчиняя местных эскимосов (конягов), способствуя распространению православия среди туземцев и внедряя ряд сельскохозяйственных культур (картофель, репа).

Параллельно с компанией Шелихова Аляску осваивала конкурирующая с ним компания купца Лебедева-Ласточкина. Снаряженный им галиот «Св. Георгий» (Коновалов) прибыл в 1791 году в залив Кука, а его экипаж основал Николаевский редут. В 1792 году «лебедевцы» основали поселение на берегах озера Илиамна и снарядили экспедицию Василия Иванова к берегам реки Юкон.

С 1808 года столицей русской Америки становится Ново-Архангельск. Фактически управление американскими территориями ведется Российско-американской компанией, главный штаб которой находился в Иркутске, официально Русская Америка включена в состав сначала Сибирского генерал-губернаторства, а после его разделения в 1822 году на Западное и Восточное, в состав Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

11 сентября 1812 года русский купец Иван Кусков основал Форт-Росс (в 80 км к северу от Сан-Франциско в Калифорнии), ставший самым южным форпостом русской колонизации Америки. Формально эта земля принадлежала Испании, однако Кусков купил её у индейцев. Вместе с собой он привел 95 русских и 80 алеутов.

C 9 июля 1799 по 18 октября 1867 года Аляска с прилегающими к ней островами находилась под управлением Русско-американской компании.

Начало Крымской войны (1853—1856) ставило русские колонии в Северной Америке в чрезвычайно трудное положение, поскольку русская Аляска граничила с британской Канадой. Боевые действия на Дальнем Востоке в этот период показали абсолютную незащищённость восточных земель Российской империи и в особенности Аляски. Дабы не потерять даром территорию, которую невозможно было защитить и освоить в обозримом будущем, было принято решение о её продаже. В январе 1841 года Форт-Росс был продан гражданину Мексики Джону Саттеру. А в 1867 году США выкупили Аляску за 7 200 000 долларов.

 

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

Александр Суворов - «Генерал Вперед»

22 сентября 1789 года осуществелен разгром турецкой армии русско-австрийскими войсками под командованием генерала А. В. Суворова в битве при Рымнике в ходе Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

 Османская империя планировала в этой войне вернуть себе земли, отошедшие к России в ходе Русско-турецкой войны 1768—1774 годов, в том числе и Крым. Война закончилась победой России и заключением Ясского мира. Битва при Рымнике - одно из главных сражений Русско-турецкой войны 1787—1791 годов.

В состав отряда Суворова входили 9 не полностью укомплектованных батальонов пехоты, 9 эскадронов карабинеров, 2 казачьих полка и тысяча арнаутов (итого около 6,5 тыс. человек). Корпус принца Кобургского включал в себя 10 батальонов пехоты и 30 эскадронов кавалерии (всего около 18 тыс. человек). Таким образом, численность объединённых русско-австрийских войск составляла приблизительно 25 тыс. солдат и офицеров.

В составе объединенных отрядов Юсуф-паши было более 100 тысяч штыков и сабель. Но Суворов, переправившись через Рымну в ночь на 22 сентября, сразу же повел войска в наступление. Турки не ожидали такой отваги и дрогнули. Значительная часть войск рассеялась, преследуемая русскими отрядами. За смелые и решительные наступательные действия против превосходящих сил противника австрийцы прозвали Суворова «Генерал Вперёд».

Потери войска Юсуф-паши только убитыми в день сражения составили не менее 15 тысяч человек. Потери русско-австрийских войск не превышали 500 человек.

Победа при Рымнике стала одной из наиболее блистательных побед Александра Суворова. За победу в ней он был возведён Екатериной II в графское достоинство с названием Рымникский, получил бриллиантовые знаки Андреевского ордена, шпагу, осыпанную бриллиантами с надписью «Победителю визиря», бриллиантовый эполет, драгоценный перстень и Орден Святого Георгия 1-й степени.

 

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Форсирование Днепра

22 сентября 1943 года на рассвете войска Центрального и Воронежского фронта начали переправу и захват плацдармов на правом берегу Днепра. К этому моменту Советские войска заняли противоположный от немецких войск берег практически на протяжении 300 километров.

Все немногие штатные плавсредства были использованы войсками, но их катастрофически не хватало. Поэтому основные силы форсировали Днепр на подручных средствах: рыбацких лодках, импровизированных плотах из бревен, бочек, стволов деревьев и досок.

Большой проблемой была переправа тяжёлой техники: на многих плацдармах войска не смогли быстро переправлять её в достаточном количестве на плацдармы, что вело к затяжным боям по их обороне и расширению и увеличивало потери советских войск.

Первый плацдарм на правом берегу Днепра был завоёван 22 сентября 1943 в районе слияния Днепра и реки Припяти, в северной части фронта. Почти одновременно 3-я гвардейская танковая армия и 40-я армия Воронежского фронта добились такого же успеха южнее Киева. 24 сентября ещё одна позиция на западном берегу была отвоевана недалеко от Днепродзержинска, 28 сентября — ещё одна рядом с Кременчугом. К концу месяца было создано 23 плацдарма на противоположном берегу Днепра, некоторые из них — 10 километров в ширину и 1-2 километра в глубину. Всего Днепр к 30 сентября форсировали 12 советских армий. Так же было организовано множество ложных плацдармов цель которых была имитация массовой переправы и рассредоточение огневой мощи немецкой артиллерии.

После этого советские войска практически создали новый укрепрайон на завоеванных плацдармах, фактически закопавшись в землю от огня противника, и прикрывая своим огнем подход новых сил.

Значительную помощь советским войскам в ходе форсирования Днепра оказали партизаны: в общей сложности, в Битве за Днепр приняли участие 17 332 украинских советских партизан, которые совершали нападения на подразделения немецких войск, вели разведку, служили проводниками для переправившихся подразделений советских войск.

За форсирование Днепра 2438 воинам было присвоено звание Героя Советского Союза, что больше, чем суммарное количество награждённых за всю предыдущую историю награды. Такое массовое награждение за одну операцию было единственным за всю историю войны. Беспрецедентное количество награждённых также отчасти объясняется директивой Ставки ВГК от 9 сентября 1943, гласившей: "В ходе боевых операций войскам Красной Армии приходится и придётся преодолевать много водных преград. Быстрое и решительное форсирование рек, особенно крупных, подобных реке Десна и реке Днепр, будет иметь большое значение для дальнейших успехов наших войск. За форсирование такой реки, как река Десна в районе Богданове (Смоленской области) и ниже, и равных Десне рек по трудности форсирования представлять к наградам:

1. Командующих армиями — к ордену Суворова 1-й степени.

2. Командиров корпусов, дивизий, бригад — к ордену Суворова 2-й степени.

3. Командиров полков, командиров инженерных, сапёрных и понтонных батальонов — к ордену Суворова 3-й степени.

За форсирование такой реки, как река Днепр в районе Смоленск и ниже, и равных Днепру рек по трудности форсирования названных выше командиров соединений и частей представлять к присвоению звания Героя Советского Союза".

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии