RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Война после войны
22 июня 2014 г.

Война после войны

22 июня 1941 года объединенные силы Европы во главе с Гитлером вероломно без объявления боевых действий напали на СССР
Сталинградская Победа
2 февраля 2019 г.

Сталинградская Победа

2 февраля 1943 года полным разгромом вражеской группировки закончилась Великая Сталинградская битва.
 Первый космический извозчик
15 мая 2018 г.

Первый космический извозчик

15 мая 1957 года запущена первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета – легендарная Р-7.
Трусливый циркуляр рейхсмаршала Геринга
18 сентября 2018 г.

Трусливый циркуляр рейхсмаршала Геринга

Больше всего фашистские лётчики боялись чисто советского приема ведения боя — воздушного тарана
Русские, объединяйтесь!
21 ноября 2013 г.

Русские, объединяйтесь!

21 ноября 1905 года в Петербурге учреждён Союз русского народа, который существует и сегодня
Главная » Подвиги в наследство » Газета, спасшая жизнь Рокоссовскому

Газета, спасшая жизнь Рокоссовскому

13 февраля 1813 года вышел в свет «Русский инвалид» – печатный орган военного ведомства дореволюционной России.

Мало кто знает, что его сегодняшняя преемница - газета Западного военного округа «На страже Родины» (структурное подразделение центрального органа Министерства обороны РФ «Красная звезда»).
Газета, спасшая жизнь Рокоссовскому

Что общего у этих двух изданий? Могут сказать, что газеты «прописаны» по одному адресу – в здании Главного штаба на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге. Кто-то добавит, что обе газеты одна – выпускалась, а вторая выпускается для военных. И оба ответа эти будут неполными. Дело в том, что это одна и та же газета, которая существует в Санкт-Петербурге более двух веков.

«Отрицаясь от всякой выгоды…»

Отечественная война 1812 года вызвала в России большой патриотический подъём. Сотни больных и раненых возвращались в столицу империи Санкт-Петербург, тысячи вдов и сирот числились жертвами войны. Все они нуждались в помощи, но она не всегда до них доходила. Чиновник юстиц-коллегии Павел Павлович Пезаровиус позднее вспоминал: «В это время овладело мною жгучее желание чем-нибудь обратить внимание всех и каждого на то, какою благодарностию мы обязаны нашим героям-защитникам. Наконец, в январе 1813 года пришла мне мысль издавать газету и тем самым не только довести до всеобщего сведения великие дела наших воинов, но и помочь деньгами 50 или 100 инвалидам при проезде через Петербург».
За предприятие Пезаровиус взялся без особых средств и определённого плана, но с мыслью, чтобы доход от издания за вычетом издержек «употребить на вспоможение инвалидам, солдатским вдовам и сиротам». Первый номер газеты – её издатель назвал «Русский инвалид» - вышел 1 февраля 1813 года (старый стиль). Наполнял газету Пезаровиус исключительно собственными статьями.
К концу первого месяца в редакцию поступило 2.160 рублей. Из них 1.300 рублей выслала императрица Мария Фёдоровна вместе с другими особами императорской фамилии. Известия с театра военных действий, которые Пезаровиус благодаря своему сотруднику-цензору помещал у себя раньше, нежели они появлялись в других газетах, придавали «Русскому инвалиду» большой вес в глазах читателей, в результате подписка росла и достигла 800 человек – немалый показатель для тех времён.
Доброе дело нашло немало сторонников. Граф Растопчин, к примеру, передал собранные москвичами 42 тысячи рублей, петербургское купечество выделило 20 тысяч. В 1814 году основной капитал издания составил уже 300 тысяч рублей.
18 августа того же года указом императора Александра I был учреждён Комитет по оказанию помощи инвалидам (в 1914 году стал именоваться Александровский комитет о раненых). Пезаровиус по собственной инициативе передал комитету 395 тысяч рублей и 1.200 подопечных инвалидов, получающих пособие. В ведении этого комитета оказался «Русский инвалид», и все доходы от издания газеты перечислялись на его нужды.
Одновременно с появлением первого номера «Русского инвалида» на русском языке вышла и его немецкая копия, в которой точно дублировались все материалы основной газеты. Вдобавок при ней рассылались частные объявления на русском, немецком и французском языках. После того, как «Русский инвалид» перешел в ведение Александровского комитета о раненых, было решено «по желанию некоторых обитателей польских провинций» организовать выпуск еще одного дубля газеты на польском языке. Таким образом, с начала 1817 года П. П. Пезаровиус стал редактором газеты, выходившей одновременно на трех языках: русском, немецком и польском. Однако эти выпуски газеты не окупались, и спустя четыре года их издание прекратилась.
А основной выпуск газеты на русском языке выходил сначала еженедельно, с 1814 года – 2 раза в неделю, а в 1816 году газета стала ежедневной. Когда издание окрепло, Пезаровиус намеревался прекратить участие в ней. Но высочайший на его имя рескрипт, в котором император выражал уверенность, что Пезаровиус «не престанет и впредь продолжать полезный труд свой», заставил его остаться редактором. И был он им с небольшим перерывом до самой своей смерти в 1847 году. По указу Николая I он был похоронен с воинскими почестями на лютеранском Смоленском кладбище в Санкт-Петербурге.
Одной из особенностей «Русского инвалида» было обилие всевозможных приложений. Это «Новости литературы» (1822–1826), «Литературные прибавления» (1831–1839), «Литературная газета» (1840–1849), «Современное слово» (1862), «Еженедельное прибавление» (1864–1865), в который привлекались самые именитые авторы.
В «Литературном прибавлении» к «Русскому инвалиду» публиковался Александр Сергеевич Пушкин. К примеру, при жизни Пушкина был опубликован отрывок из поэмы «Полтава» (1829, № 87). В октябре 1931 года здесь (№ 79) был опубликован первый отзыв Пушкина на повесть Гоголя «Вечера на хуторе близ Диканьки». Отсюда начинается дружба двух великих литераторов России. А в № 1 от 2 января 1837 года печатается его стихотворение «Аквилон» - последняя прижизненная публикация поэта. В № 5 от 30 января появился первый и самый знаменитый некролог. «Солнце нашей поэзии закатилось! Пушкин скончался, скончался во цвете лет, в середине своего великого поприща!... Более говорить о сем не имеем силы, да и не нужно; всякое Русское сердце знает всю цену этой невозвратимой потери…» Десять пронзительных прощальных строк.
После появления «Песни про купца Калашникова», напечатанной без имени автора в «Литературном прибавлении» (1838, №18) к «Русскому инвалиду» Белинский писал: «Не знаем имени автора этой песни, которую можно назвать поэмою в роде поэм Кирши Данилова, но если это первый опыт молодого поэта, то не боимся попасть в лживые предсказатели, сказавши, что наша литература приобретает сильное и самобытное дарование». После этого Лермонтов официально вошел в русскую литературу.
На страницах «Русского инвалида» и приложений к газете появляются стихи Баратынского, Тютчева, Дениса Давыдова, Некрасова, а также рецензии, переводы на исторические и литературные темы. На публикации в газете «Русский инвалид» ссылались и использовали их в своем творчестве Пушкин, Достоевский, Толстой, многие другие отечественные писатели.

Печатный орган Военведа

До 1862 года «Русский инвалид» состоял в ведении Комитета по оказанию помощи инвалидам, затем стал официальным изданием Военного министерства, с 1869 года - Генерального штаба. Выпускался он вместе с «Военным сборником» редакцией, которой в 1899–1904 годах руководил генерал-майор А.А. Поливанов, будущий военный министр. Тираж издания был около 7 тысяч экземпляров, и оно выходило ежедневно, кроме «дней, следующих за праздниками». Размещалась редакция в здании Главного штаба на Дворцовой площади. Часть дохода от издания газеты по-прежнему продолжает отчисляться в инвалидный капитал.
В газете печатались приказы, распоряжения по военному ведомству они вступали в силу с момента поступления газеты в войска. Здесь давались сведения об иностранных войсках, содержались статьи по военным вопросам. Газета печатала приказы о перемещениях и награждениях офицерского состава, и таким образом всякий мог следить за прохождением сослуживцев.
Официальной военной газетой царской России «Русский инвалид» оставался вплоть до 1917 года. С июля 1917 года она называется «Армия и Флот свободной России».
Под Красным знаменем

После Октябрьской революции преемник «Русского инвалида» газета «Армия и Флот свободной России» продолжила своё существование. В приказе № 12 по военному ведомству, подписанном народным комиссаром по военным и морским делам Н.И. Подвойским, говорилось: «Согласно постановлению Совета по военным и морским делам, назначаю унтер-офицера К.С. Еремеева редактором и комиссаром газеты «Армия и Флот свободной России». Главный редактор газеты «Армия и Флот свободной России» генерал Лебедев увольняется от должности редактора названной газеты». Однако под редакторством К.С. Еремеева не вышло ни одного номера военной газеты под титулом «Армия и Флот свободной России». 21 ноября (4 декабря) у военной газеты в очередной раз новое название «Армия и Флот Рабочей и Крестьянской России», и теперь она является печатным органом Совета Народных Комиссаров по военным и морским делам. Под таким названием вышло 46 номеров.
После решения о создании Красной Армии вновь сменился титул газеты и с 18 (31) января она стала выходить как «Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот». В этом номере на первой полосе был впервые опубликован принятый 15 января 1918 года Декрет СНК о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
Переезд Советского правительства из Петрограда в Москву вновь изменил судьбу газеты и её редакционного коллектива. 30 апреля 1918 года редакция газеты сообщила читателю: «Сегодня на 74-м номере наша газета «Рабочая и Крестьянская Красная Армия и Флот» как официальный орган Совета Народных Комиссаров по военным и морским делам прекращает своё существование».
Как орган СНК газета действительно прекратила своё существование. Но её редакция как цельный творческий организм сохранилась. Более того, на следующий день, 1 мая 1918 года, она выпустила газету, которая стала печатным органом Петроградской трудовой коммуны. Теперь она называлась «Красная Армия». Возглавлял редколлегию всё тот же Константин Степанович Еремеев. Кстати, он являлся одно время командующим войсками Петроградского военного округа (декабрь 1917 – март 1918). Примечательно, что Еремееву принадлежит создание геральдического знака-символа Красной Армии – красной звезды. Может быть, по этой причине одно из названий газеты в будущем и стало «Красная звезда».
Газета «Красная Армия» просуществовала до 31 июля 1918 года. Вместо неё стал выходить «Вооружённый народ». На смену еженедельнику 7 сентября 1919 года пришла газета «Боевая правда». Она начала издаваться как орган политического отдела 7-й армии, а с 20-го номера, вышедшего 30 сентября 1919 года, и как орган политико-просветительного управления Петроградского военного округа. Одной из зародившихся тогда традиций военной печати было привлечение к творческому участию в окружной газете известных писателей. Поэт Демьян Бедный опубликовал в «Красной Армии» свою быль «Ах вы, сени мои, сени» и «Батраки». В 1919 году в «Боевой правде» стали работать К. Федин и А. Лебеденко. Специально для газеты Ленинградского военного округа писал Алексей Толстой…
С 10 ноября 1921 года газету Петроградского военного округа переименовали в «Красную звезду». Да-да, в «Красную звезду» – с 1924 года в РККА было две «Красных звезды» – Наркомата обороны в Москве и Петроградского военного округа в Ленинграде.
В 1938 году Политуправление РККА решило устранить однотипные названия военных газет, и в результате 4 февраля 1938-го газета Ленинградского военного округа вышла под названием «На страже Родины». С первого дня советско-финской войны она освещала ход боевых действий и заслуженно первой среди окружных газет – 7 апреля 1940 года – была удостоена ордена Красного Знамени.

Колыбель Васи Тёркина

В это время на её страницах появляется отдел «Прямой наводкой». Среди материалов нередко помещались сатирические произведения, подписанные псевдонимом Вася Тёркин. Вася Тёркин снискал любовь и популярность среди бойцов. Его именем они стали называть товарищей, проявивших в схватках с врагом хитрость и находчивость. Создал легендарный образ большой отряд авторов – настражевцев: А. Твардовский, С. Маршак, С. Михалков, Н. Тихонов, В. Саянов, А. Прокофьев, Ц. Солодарь, С. Вашенцев, Н. Щербаков, М. Дудин, А. Флит, Б. Лихарев, В. Иванов, Н. Кутько, С. Рыбаков, В. Зотов, В. Шатихзин, а также художники Б. Брискин, Ф. Фомичев и Б. Лео. Впоследствии Твардовский включил свои стихи, написанные во время «Зимней войны» в газете «На страже Родины», в поэму «Василий Тёркин».
Газета спасла жизнь будущему Маршалу Советского Союза К.К. Рокоссовскому. Он был арестован и более двух лет провёл в «Крестах», обвинялся в связях с японской и польской разведками: его якобы завербовал в шпионы близкий друг Юшкевича, бежавший позднее в Польшу. На судебном заседании Рокоссовский заявил, что знал Юшкевича, пояснил, что тот, геройски сражаясь в рядах Красной Армии, погиб в 1920 году на Перекопе, при этом сослался на «Красную звезду», которая рассказывала о его подвиге. Заседание военной коллегии отложили, чтобы найти нужный номер газеты. Возможно, именно это промедление спасло жизнь Константину Константиновичу, репрессивная машина обратила взоры на других командиров. Впоследствии, в марте 1940-го, его освободили и вернули в армию. Одна из тысяч судеб, в которых газета сыграла свою роль.
С началом Великой Отечественной войны окружная газета стала фронтовой. В боях, на передовой собирали журналисты материал для своей газеты. В войсках фронта было много призванных из Татарстана и Казахстана. Газету стали делать с дополнительными выпусками: с ноября 1942 года – на татарском и казахском языках. Выходили выпуски фронтовой газеты на таджикском, армянском и грузинском языках.
В разные годы в газете служили, работали, печатались на ее страницах Максим Горький, Алексей Толстой, Александр Твардовский, Константин Федин, Николай Тихонов, Михаил Дудин, Всеволод Кочетов, Анатолий Луначарский. В числе авторов газеты выступали известные военачальник Михаил Фрунзе, Борис Шапошников, Михаил Тухачевский, все командующие войсками Ленинградского военного округа. В числе авторов газеты выступали известные военачальники Михаил Фрунзе, Борис Шапошников, Михаил Тухачевский, Леонид Говоров, все командующие войсками Ленинградского, а впоследствии Западного военного округа.
Газета «На страже Родины» была неотъемлемой частью культурной жизни Ленинграда. Литературное объединение, занятия в котором вел, в том числе и Михаил Дудин, посещали многие будущие писатели и поэты. Стихи мастера «деревенской прозы» Василия Белова впервые публикуются в окружной газете – эту подборку он предъявил приемной комиссии Литинститута.
* * *

Газеты с титулом «Русский инвалид» в разное время выпускались и во многих городах России. В Федеральном агентстве по печати и массовым коммуникациям зарегистрированы общероссийская газета «Русский инвалид» в Москве, региональные – в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и Ижевске. Каждое из вышеназванных изданий полагает себя продолжателем газеты, созданной в 1813 году. И каждое из них действительно продолжает благородное дело, начатое Павлом Павловичем Пезаровиусом два с лишним столетия назад. Но только газета ЗВО «На страже Родины», утратившая имя, полученное при рождении, является истинным преемником основанной в 1813 году благотворительной газеты.

 

Сергей ПОРОХОВ
13 февраля 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 октября
воскресенье
2019

В этот день:

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Один из руководителей национально-освободительного движения армян Исраэл Ори(1658—1711) в свое время выдвинул идею, что для своего освобождения от персидских и османских захватчиков армянские земли должны ориентироваться на Российскую империю.

С этой целью он встретился с Петром I и передал ему письмо сюникских меликов, в котором говорилось: «У нас нет иной надежды, кроме как на Бога и на Вашу страну». Пётр I в свою очередь пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Но сделать этого не успел. С начала XVIII в. армяне Эриванского ханства, подвластного мусульманским ханам тюркского происхождения, вели борьбу за национальное освобождение. В этой борьбе их поддержали грузинский царь Вахтанг VI, а также население Гянджи. Армянские повстанцы Эриванского ханства активно участвовали в русско-иранских войнах 1804—1813, 1826—1828 годов на стороне Российской империи. В октябре 1827 года русские войска предприняли штурм Эривани. Персияне активно отстреливались, но из-за низкого уровня артиллерии, и отчасти из-за того что к пушкам были приставлены армяне, артиллерия нередко била «по своим». Российское войско было хорошо осведомлено армянами о происходящем в крепости и полностью подготовлено к финальной вылазке. В результате 13 октября 1827 года Эривань была взята генералом Паскевичем, получившим за это титул графа Эриванского. После падения Эривани российские войска быстро заняли оставшуюся часть ханства. 10 февраля 1828 года персидский шах официально передал Эриванское ханство Российской империи.

 

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 180 до 200 бэр.

Это была первая авария на советских атомных подлодках. Впоследствии K-8 ждала печальная судьба: в апреле 1970 года она затонула в Бискайском заливе, унеся жизни 52 моряков.

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Это случилось после того, как Сталин её отвоевал. Напомним. 22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее - через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов - такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. После 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР - главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом

военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами - казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, - продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, - сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, - сказал он, - всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии