RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Обида Героя
5 ноября 2017 г.

Обида Героя

4 ноября 1943 года кубанский казак Пётр Здоровец при форсировании Сиваша совершил подвиг и был представлен к высшей награде Родины
«Музыка мира и войны»
17 июня 2020 г.

«Музыка мира и войны»

О кинотрелогии с таким названием рассказывает постоянный автор и друг РГК журналист Анатолий Яковлевич Журин
Расстрелять перед строем...
20 октября 2019 г.

Расстрелять перед строем...

20 октября 1941 года командующий войсками 43 Армии генерал-майор Голубев подписал страшный приказ, который обнаружен в архиве Министерства обороны
Маршал Мерецков
28 апреля 2020 г.

Маршал Мерецков

75-дневная Вахта Памяти в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. День шестьдесят второй.
Подвиг «Червоной Украины»
12 ноября 2019 г.

Подвиг «Червоной Украины»

12 ноября 1941 года в Севастополе на этот легендарный крейсер вышли в атаку 28 фашистских пикирующих бомбардировщиков. Потом еще и еще...
Главная » Подвиги в наследство » Победа «железного Ушакова»

Победа «железного Ушакова»

3 марта 1799 года вошел в историю России взятием неприступной крепости острова Корфу.

Славной победой русского оружия мы обязаны адмиралу Федору Федоровичу Ушакову.
Победа «железного Ушакова»

Так – штурмом одного из лучших фортификационных сооружений своей эпохи – объединенный русско-турецкий флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова завершил освобождение греческих Ионических островов от французского владычества. Скоро взятие Корфу привело к созданию Республики Семи остров, которая находилась под протекторатом России и Турции и стала опорной базой для русской средиземноморской эскадры.
Французская революция привела к серьёзным военно-политическим изменениям в Европе. Сначала революционная Франция оборонялась, отбивая нападения соседей, но вскоре перешла к наступлению. Или, как сказали бы сегодня, к «экспорту революции». В 1796-1797 гг. французская армия под началом молодого и талантливого французского генерала Наполеона Бонапарта захватила Северную Италию. В мае 1797 года французы захватили принадлежавшие Венецианской республике Ионические острова (Корфу, Занте, Кефалония, св. Мавры, Цериго и другие), которые были расположены вдоль западного побережья Греции. Ионические острова имели большое стратегическое значение: контроль над ними позволял господствовать на Адриатическом море и Восточном Средиземноморье.
В 1798 году Наполеон начал новый завоевательный поход. Французская экспедиционная армия направилась на захват Египта. Оттуда Наполеон планировал повторить поход Александра Македонского. В его «программу-минимум» входили Палестина и Сирия. При удачном развитии боевых действий французы рассчитывали двинуться к Константинополю, а затем в Персию и Индию.
По пути в Египет Наполеон захватил Мальту, которая, по сути, тогда принадлежала России. Захват французами Мальты был воспринят императором Павлом I как открытый личный вызов. Именно Павел был великим магистром Мальтийского ордена. Вскоре последовал и ещё один повод для вмешательства России в средиземноморские дела. После высадки французских войск в Египте, который формально был в составе Османской империи, Порта попросила Россию о помощи. Павел решил выступить против Франции, которая в России считалась рассадником революционных идей. Российская империя вошла в состав Второй антифранцузской коалиции. Активными участниками коалиции стали также Англия и Турция. 23 декабря 1798 года Россия и Порта подписали договор, по которому турецкие проливы и морские порты становились открытыми для русских кораблей.
Но ещё до заключения официального договора о русско-турецком союзе в Петербурге было принято решение послать в Средиземное море корабли Черноморского флота. К тому времени (лето 1798 года) Черноморская эскадра под началом вице-адмирала Ушакова находилась в длительном походе, лишь изредка посещая главную свою базу, Севастополь. 4 августа, когда эскадра подошла к берегам родного Крыма «для налития пресной воды», на флагманский корабль поднялся курьер из столицы. Он передал Ушакову приказ императора Павла I: немедленно отправляться к Дарданеллам и при просьбе Порты о помощи, оказать турецкому флоту содействие в борьбе с французами. Уже 12 августа эскадра вышла в поход. В её составе было 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судна. Десантные силы составляли 1700 морских гренадер Черноморских флотских батальонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища. Правда, вскоре после выхода в море, из-за полученных в результате шторма повреждений два корабля пришлось отправить назад, в Севастополь.
Когда эскадра Ушакова прибыла в Босфор, к адмиралу немедленно прибыли представители турецкого правительства. Совместно с английским послом начались переговоры о плане действий союзных флотов в Средиземном море. В результате переговоров было решено, что эскадра Ушакова направится к западному побережью Ионических островов, и её главной задачей будет освобождение Ионических островов от французов.
Для совместных действий с русской эскадрой из состава османского флота была выделена эскадра турецких кораблей под началом вице-адмирала Кадыр-бея, которая поступала под командование Ушакова. Кадыр-бей должен был «почитать нашего вице-адмирала яко учителя». Собственно, иначе и быть не могло. Федор Федорович Ушаков к тому времени неоднократно доказал туркам, что в Черном море есть только один флот-победитель – русский.
Но вот бывшие противники становились союзниками. Под начало Ушакова шла турецкая эскадра – 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Стамбул взял на себя обязательства обеспечивать русские корабли всем необходимым.
Из состава объединенного русско-турецкого флота Ушаков выделил 4 фрегата и 10 канонерских лодок, которые под командованием капитана 1-го ранга А. А. Сорокина направились к Александрии для блокады французов. Таким образом, Россия и Турция поддерживали союзников.
И вот эскадра Ушакова вышла из Дарданелл и двинулась к Ионическим островам. Освобождение островов началось с Цериго. Вечером 30 сентября адмирала Ушаков предложил французам сложить оружие. Противник пообещал драться «до последней крайности». Утром 1 октября начался артиллерийский обстрел крепости Капсали. Первоначально французская артиллерия активно отвечала, но когда русский десант приготовился к штурму, французское командование прекратило сопротивление. Через две недели русский флот подошел к острову Занте. Два фрегата подошли к берегу и подавили приморские батареи противника. Затем был высажен десант. Совместно с местными жителями русские моряки окружили крепость. Французский комендант полковник Люкас, видя безнадежность положения, капитулировал. Сдалось в плен около 500 французских офицеров и солдат. Русским морякам пришлось защищать французов от справедливой мести местных жителей. Надо сказать, оккупанты-французы вели себя как дикари, грабежи и насилия были обычным делом. Помощь местного населения, которое хорошо знало воды, местность, все тропинки и подходы, была весьма кстати. После освобождения острова Занте, Ушаков разделил эскадру на три отряда. Четыре корабля под командованием капитана 2-го ранга Д. Н. Сенявина пошли к острову св. Мавры, шесть кораблей под началом капитана 1-го ранга И. А. Селивачева отправились к Корфу, и пять кораблей капитана 1-го ранга И. С. Поскочина – к Кефалонии. В Кефалонии французы сдались без боя. Французский гарнизон бежал в горы, где был пленен местными жителями. На острове св. Мавры французы отказались сдаваться. Сенявин высадил десантный отряд с артиллерией. После 10-дневной бомбардировки и прибытия эскадры Ушакова, французский комендант полковник Миолет пошел на переговоры. 5 ноября французы сложили оружие.
После освобождения острова св. Марфы Ушаков направился к Корфу. Первым к острову Корфу прибыл отряд капитана Селивачева: 3 линейных корабля, 3 фрегата и ряд мелких кораблей. Отряд прибыл к острову 24 октября 1798 года. 31 октября к острову прибыл отряд капитана 2-го ранга Поскочина. 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединённого русско-турецкого флота под началом Ушакова. В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей под началом контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом, союзная эскадра имела в своем составе 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и значительно число небольших судов.

Крепость Корфу располагалась на восточном побережье в центральной части острова и состояла из целого комплекса мощных укреплений. Город с древних времен считался ключом к Адриатике и был хорошо укреплен. Французские инженеры дополнили старые укрепления последними достижениями фортификационной науки.

Со стороны моря город был защищен крутым берегом. Кроме того, он был со всех сторон обнесён высоким двойным валом и рвом. На всем протяжении вала располагались рвы. Также со стороны суши город защищало три форта: Сан-Сальвадор, Сан-Роке и Абраам-фрот. Самым мощным был Сан-Сальвадор, который состоял из вырубленных в скалах казематов, соединенных подземными ходами. С моря город прикрывал хорошо защищенный остров Видо. Он представлял собой высокую гору, господствующую над Корфу. На подходах к Видо со стороны моря были установлены боновые заграждения с железными цепями.

Командовал обороной города губернатор островов дивизионный генерал Шабо и генеральный комиссар Дюбуа. Гарнизоном Видо командовал бригадный генерал Пиврон. Перед прибытием к острову русской эскадры Дюбуа перевёл на Корфу значительную часть войск с других островов. Французы имели 3 тыс. солдат, 650 орудий. Видо защищали 500 солдат и 5 артиллерийских батарей. Кроме того, пространство между островами Корфу и Видо служило стоянкой для французских кораблей. Здесь располагалась эскадра из 9 вымпелов. Французская эскадра имела до 200 орудий.

По прибытии к Корфу корабли Селивачева начали блокаду крепости. Три корабля заняли позиции у Северного пролива, остальные – у Южного. Французам предложили капитулировать, но предложение о сдаче было отвергнуто. 27 октября французы провели разведку боем. Корабль «Женерос» сблизился с русским кораблем «Захарий и Елизавета» и открыл огонь. Русские ответили, французы не рискнули продолжить сражение и повернули обратно. Кроме того, русские корабли захватили французский 18-пушечный бриг и три транспорта, которые пытались прорваться к крепости.

Несколько русских кораблей подошли к порту Гуви, расположенному в 6 км к северу от Корфу. Здесь располагался поселок со старой верфью. В этой гавани русские моряки организовали береговой пункт базирования, возвели земляные укрепления и установили артиллерийские батареи. На северном берегу, на горе Оливет, также расположилась батарея русских. С холма было удобно обстреливать передовые форты вражеской крепости. 15 ноября батарея открыла огонь по крепости. Еще одна батарея встала к югу от крепости.

Французское командование рассчитывало на неприступные укрепления крепости, и было уверено, что русские моряки не смогут вести длительную осаду и оставят Корфу. Штурм крепости с суши также исключался. Генерал Шабо старался измотать осаждающих, держа их в напряжении и изо дня в день проводя вылазки и артиллерийские обстрелы.

Во многом это были верные расчёты. Осаждающие испытывали огромные трудности с сухопутными войсками, артиллерией и снабжением. Однако русской эскадрой руководил железный Ушаков. И французскую крепость осаждали русские, а не турки. Поэтому расчёт не оправдался.

Всю основную тяжесть осады Корфу несли на своих плечах русские моряки. Помощь турецкой эскадры была ограниченной. Кадыр-бей не хотел рисковать своими кораблями и старался воздерживаться от прямых столкновений с противником. Ушаков писал: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность … не впускаю, да и сами они к тому не охотники». К тому же, османы не выполняли возложенные на них боевые задачи. Так, в ночь на 26 января линейный корабль «Женерос», выполняя приказ Наполеона, прорвался из Корфу. Французы покрасили паруса в черный цвет - для маскировки. Русское дозорное судно обнаружило противника и дало об этом сигнал. Ушаков приказал Кадыр-бею гнаться за врагом, но тот проигнорировал это указание. Тогда на османский флагман отправили лейтенанта русского флота Метаксу - дабы принудить османов выполнить приказ адмирала. Но турки так и не снялись с якоря. «Женерос» спокойно ушёл.

Блокада крепости ослабляла её гарнизон. Но было очевидно, что для захвата Корфу нужен штурм. А для штурма не было необходимых сил и средств. Как отмечал Ушаков, флот находился в отдалении от баз снабжения и сильно нуждался. Русские моряки были лишены всего, что требовалось для обычных боевых действий, не говоря уж о штурме первоклассной крепости. В течение месяцев матросы жили на голодном пайке. Ни из Османской империи, ни из России поставок провианта не было. Брать пример с османов и французов - грабить местное население - русские воины никогда себе не позволяли. Также, вопреки обещаниям османского командования, Турция не выделила необходимого числа сухопутных войск для осады Корфу. Плохо дело обстояло с осадной сухопутной артиллерией и боеприпасами. Ушаков приказал беречь имеющие снаряды, стрелять только при крайней необходимости.

Матросы на кораблях были раздеты, нуждались в обмундировании. Ушаков ещё в самом начале похода сообщил в Адмиралтейство, что моряки не получили жалованье, мундиров и мундирных денег на год. Имеющее обмундирование пришло в негодность, способов к исправлению ситуации не было. Многие не имели и обуви. Когда же эскадра получила деньги, оказалось: от них нет никакой пользы. Чиновники прислали бумажные ассигнации. Такие деньги никто не принимал, даже при значительном сокращении их цены. Поэтому их отправили обратно в Севастополь.

Ситуация усугублялась тем, что Петербург пытался руководить эскадрой. Приходили приказы, повеления Павла и высших сановников, которые уже устарели, не отвечали военно-политической ситуации или обстановке на Средиземноморском театре военных действий.

В феврале 1799 года положение русской эскадры несколько улучшилось. На Корфу прибыли корабли, которые отправили ранее для выполнения различных поручений. Привезли несколько отрядов вспомогательных турецких войск. 23 января (3 февраля) 1799 г. на южной стороне острова стали возводить новые батареи. Поэтому Ушаков решил перейти от осады к решительному штурму крепости. 14 (25) февраля начались последние приготовления к штурму. Матросов и солдат обучали приемам преодоления различных преград, применения штурмовых лестниц. В большом количестве были изготовлены лестницы.

Сначала Ушаков решил взять остров Видо, который он называл «ключом к Корфу». Корабли эскадры должны были подавить береговые батареи противника, а затем высадить десант. Одновременно противника должны были атаковать отряды расположенные на острове Корфу. Они должны были ударить по фортам Абраам, св. Рока и Сальвадор. Большинство командиров полностью одобрило план Ушакова. Только несколько османских командиров назвали план операции «несбыточным». Однако они были в меньшинстве.

17 февраля корабли получили приказ: при первом удобном ветре атаковать противника. Наутро в 7 часов с корабля «Святой Павел» раздались два выстрела. Это был сигнал сухопутным отрядам на Корфу начать обстрел укреплений противника. Затем начали выдвигаться на позиции корабли – для атаки вражеских батарей. При этом флот Кадыр-бея располагался на некотором отдалении, не рискуя вплотную приблизиться к французским орудиям.

Русские корабли утопили несколько галер с находящимися на них войсками, которые были предназначены для укрепления гарнизона Видо, а также серьезно повредили французский линейный корабль, поспешивший укрыться у стен крепости.

Первоначально французы храбро сражались. Они были уверены, что против атаки с моря батареи неприступны. Каменные парапеты и земляные валы их хорошо защищали. Однако по мере продолжения боя растерянность в рядах врагов росла. Русские корабли залп за залпом наносили удары по французским батареям и не собирались отступать. Потери французов росли, гибли канониры, выбывали из строя орудия. К 10 часам французские батареи значительно снизили интенсивность огня. Французские артиллеристы стали покидать свои позиции и убегать вглубь острова.
Ушаков приказал начать подготовку по выгрузке десанта. Десантные группы на баркасах и шлюпках направились к острову. Под прикрытием корабельной артиллерии суда стали высаживать десант. Первая группа высадилась между второй и третьей батареями, где корабельная артиллерия нанесла по противнику наиболее сильный удар. Второй отряд высадили между третьей и четвертой батареями, а третий у первой батареи. Всего на берег высадили около 2,1 тыс. десантников (из них около 1,5 тыс. были русскими воинами). Закрепившись на берегу, десантники стали теснить врага, захватывая одну позицию за другой. Они двигались к батареям, которые были главными узлами сопротивления. Сначала была захвачена третья батарея, затем русский флаг подняли над самой сильной, второй батареей. Французские суда, расположенные у Видо, были захвачены. Французские солдаты побежали к южной стороне острова, надеясь сбежать на Корфу. Но русские корабли преградили путь французским гребным судам. Около полудня пала первая батарея. Французы не выдержали натиска русских моряков и сдались.

К 14 часам сражение было завершено. Остатки французского гарнизона сложили оружие. Турки и албанцы, озлобленные упорным сопротивлением французов, начали было резать пленных. Защитили их русские.

Из 800 человек оборонявших остров 200 человек было убито, в плен взяли 402 солдата, 20 офицеров и коменданта острова бригадного генерала Пиврона. Около 150 человек смогли сбежать на Корфу. Русские потери составили 31 человек убитыми и 100 ранеными, турки и албанцы потеряли 180 человек.

Захват Видо предопределил исход штурма Корфу. На острове Видо были поставлены русские батареи, которые открыли огонь по Корфу. Пока шёл бой за Видо, русские батареи на Корфу с утра вели обстрел укреплений противника. Обстрел крепости вели и несколько кораблей, которые не участвовали в штурме Видо. Затем десантные отряды начали штурм французских передовых укреплений. Местные жители показали тропинки, которые позволяли обойти заминированные подходы. У форта Сальвадор завязался рукопашный бой. Но первую атаку французы отбили. Тогда с кораблей на Корфу высадили подкрепления. Штурм вражеских позиций возобновили. Матросы действовали героически. Под огнем противника пробирались к стенам, ставили лестницы и взбирались на укрепления. Несмотря на отчаянное сопротивление французов, все три передовых форта были захвачены. Французы бежали к основным укреплениям.

К вечеру 18 февраля (1 марта) бой стих. Видимая легкость, с которой русские моряки взяли Видо и передовые форты, деморализовала французское командование. Французы, потеряв около 1 тыс. человек за одни день боя, решили, что сопротивление бессмысленно. На следующий день к кораблю Ушакова прибыла французская шлюпка. Адъютант французского командующего предложил перемирие. Ушаков предложил в 24 часа сдать крепость. Вскоре из крепости сообщили, что согласны сложить оружие.

20 февраля (3 марта по новому стилю) 1799 года акт о капитуляции был подписан.

Взятие Корфу. Итоги

22 февраля (5 марта) французский гарнизон в числе 2931 человек, включая 4 генералов, сдался. Адмиралу Ушакову были переданы французские знамена и ключи от Корфу. Трофеями России стали около 20 боевых и вспомогательных судов, включая линейный корабль «Леандр», фрегат «Лабрюн», бриг, бомбардирский корабль, три бригантины и другие суда. На укреплениях и в арсенале крепости были захвачены 629 орудий, около 5 тыс. ружей, свыше 150 тыс. ядер и бомб, более полумиллиона патронов, большое количество различного снаряжения и продовольствия.

Согласно условиям капитуляции французы, сдав крепость со всеми орудиями, арсеналами и магазинами, сохранили свободу. Они только поклялись не воевать против России и её союзников в течение 18 месяцев. Французов отправили в Тулон. Но это условие не касалось сотни евреев, которые сражались вместе с французами. Их отправили в Стамбул.

Союзные войска потеряли 298 человек убитыми и ранеными, из которых 130 русских и 168 турок и албанцев. Государь Павел произвел Ушакова в адмиралы и наградил бриллиантовыми знаками ордена святого Александра Невского. Османский султан направил фирман с похвалой и подарил челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), соболью шубу и 1000 червонцев на мелкие расходы. Ещё 3500 червонцев прислал для команды.

Услышав известие об успешном штурме Корфу, непобедимый фельдмаршал Александр Васильевич Суворов воскликнул: «Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: зачем я не был при Корфу хоть мичманом!».

«Все приятели и неприятели имеют к нам уважение и почтение», - отмечал Победитель, адмирал Федор Федорович Ушаков, автор до сих пор непревзойденной военно-морской десантной операции.

О самом русском острове Греции
Между тем, жители расположенного в Ионическом море Греческого архипелага направили российскому императору Павлу I просьбу взять их под свое покровительство. Россия не могла пойти на такой шаг, поскольку это вызвало бы недовольство союзнической Турции. Ушаков был вынужден убеждать ионических греков не спешить присоединяться к России, хотя они, сообщал адмирал в направляемых в Петербург рапортах, ходят по улицам с российскими флагами и к неудовольствию турок скандируют: «Государь наш император Павел Петрович». Успокоить экспансивных островитян было непросто. «Политические обстоятельства понудили меня, – писал Ушаков, – уговаривать их всячески, что... послали нас единственно освободить их от зловредных французов и сделать вольными на прежних правах... Сим успокаиваются они только потому, что надеются на будущее время непременно остаться под Россиею».

Вскоре архипелаг был провозглашен Республикой семи соединенных островов. Ушаков стал одним из авторов Конституции этого государства. Конституция эта, по единодушному признанию современников, оказалась самой демократической в тогдашней Европе... Ирония судьбы: в борьбе с республиканской Францией российская монархия даровала ионическим грекам символ демократии – Конституцию.

При подготовке использованы материалы:

В.Ганичев. «Флотовождь. Штрихи истории и страницы жизни адмирала Федора Ушакова» (М., «Роман-газета», №№ 6, 7. 1992);

А.Самсонов. Штурм неприступной морской крепости Корфу («Военное обозрение», 04.03.2014) - top.war.ru

 

"Солдатский храм" (https://vk.com/ruvoin)

.
3 марта 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 октября
пятница
2020

В этот день:

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Родился в семье крестьянина. В Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт, дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в немецкий плен. Освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна (1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (октябрь 1925 по июнь 1928) и академические курсы при Военно-технической академии (1931).

С 21 июня 1941 года — командующий войсками Западного фронта. После разгрома значительной части войск фронта в Белостокско-Минском «котле» 30 июня 1941 года отстранён от командования и 4 июля арестован. 22 июля 1941 года, решением военного трибунала "за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти", был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Похоронен на подмосковном полигоне НКВД. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

Маршал авиации Владимир Судец

23 октября 1904 года родился Владимир Александрович Судец (ум. 1981), маршал авиации, командующий Дальней авиацией (1955—1962), главнокомандующий войсками ПВО (1962—1966), Герой Советского Союза, Народный герой Югославии, Герой МНР.

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

В 1937 году научная экспедиция на «Георгии Седове» занималась исследовательскими работами в Карском море и в море Лаптевых в районе Ново-Сибирских островов. Программа исследований была почти закончена, когда «Георгий Седов» послали на помощь судам каравана, застрявшим в тяжёлых льдах юго-западной части моря Лаптевых.

Здесь собралось несколько ледокольных пароходов, но их усилия были тщетны: наступала ранняя зима, и пробитые ледоколами каналы быстро затягивались молодым льдом.

«Георгий Седов», «Садко» и «Малыгин» не смогли выйти изо льдов. 30 октября пришёл приказ начальника Главсевморпути о переходе на зимовочное положение. Опыта зимовки ни у кого из 217 человек не было.

10 ноября была выведена из эксплуатации машина, погасили топки, перешли на отопление с помощью камельков (буржуйка), освещение — керосинка (летучая мышь) и свечи. 3 апреля 1938 года из Тикси вылетели самолёты звена Героя Советского Союза Алексеева — «Н-170», «Н-171», «Н-172» (летчики Г. К. Орлов, П. Г. Головин). Не пробыв и двух часов после посадки на льдах, отправились обратно (эвакуировав 22 человека). От Тикси их отделяло 1100 км. Для второго рейса была создана промежуточная база (замёрзшая лагуна острова Котельного). 18 апреля «Н-170» и «Н-172» Алексеев и Головин вывезли 83 пассажира. 26 апреля в последний свой рейс — 79 человек. После этого на кораблях осталось по 11 человек. (33 во всём караване).

24 июня после осмотра водолазом Николаевым руля «Георгия Седова» было установлено, что тот повреждён одним из сжатий: судно потеряло возможность самостоятельно управляться. 28 августа 1938 года к каравану подошёл ледокол «Ермак» (капитан М. Я. Сорокин). После нескольких неудачных попыток буксировать «Георгия Седова», он отправился в ледовою разведку, но вскоре потерял один из винтов (лопнул вал и вместе с движителем ушёл на дно). Руководством было принято решение «Ермаку» возвращаться вместе с «Садко» и «Малыгиным», оставив «Георгия Седова» на вторую зимовку. 30 августа корабли ушли.

13 сентября в Главсевморпути приняли решение послать к «Седову» новый ледокол «Иосиф Сталин», а 17 сентября — и «Литке». Подойдя 23 сентября к «Седову» на 60 миль из-за тяжёлой ледовой обстановки (крупнобитый лёд 7 баллов, туман) ледоколы остановись. 24 сентября их отозвали обратно.

С 26 на 27 сентября в результате подвижек льда «Седову получил крен 18° на правый борт, под водой оказалось сливное отверстие холодильника. Забортная вода стала поступать внутрь судна. Несмотря на принятые меры, поступление воды прекратить не удалось и к полночи крен достиг 30°. В таком состоянии ледокол продолжал дрейф. Только в январе 1940 года уже в Гренландсом море (Северо-Западнее Шпицбергена) к дрейфующему пароходу

подошёл ледокол «Иосиф Сталин» и вывел его на чистую воду.

Дрейф продолжался 812 дней. Пройденный путь 3307 миль. 21 января суда добрались до Баренцбурга на Шпицбергене.

3 февраля 1940 года ледокол «Георгий Седов» награждён орденом Ленина. В тот же день был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР: "1. За проведение героического дрейфа, выполнение обширной программы научных исследований в труднейших условиях Арктики и проявленные при этом мужество и настойчивость присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

1. Бадигину Константину Сергеевичу — капитану ледокольного парохода «Георгий Седов».

2. Трофимову Дмитрию Григорьевичу — помполиту ледокольного парохода «Георгий Седов».

3. Ефремову Андрею Георгиевичу — старшему помощнику капитана.

4. Буйницкому Виктору Харлампиевичу — гидрографу.

5. Токареву Сергею Дмитриевичу — второму механику.

6. Алферову Всеволоду Степановичу — третьему механику.

7. Полянскому Александру Александровичу — радисту.

8. Бекасову Николаю Михайловичу — радисту.

9. Буторину Дмитрию Прокопьевичу — боцману.

10. Недзвецкому Иосифу Марковичу — машинисту.

11. Шарыпову Николаю Сергеевичу — машинисту.

12. Соболевскому Александру Петровичу — врачу.

13. Гаманкову Ефрему Ивановичу — матросу.

14. Гетману Ивану Ивановичу — кочегару.

15. Мегеру Павлу Власовичу — повару.

2. Выдать единовременную денежную награду Бадигину К. С., Трофимову Д. Г., Ефремову А. Г., Буйницкому В. Х., Токареву С. Д., Алферову В. С., Полянскому А. А., Бекасову Н. М., Буторину Д. П., Недзвецкому И. М., Шарыпову Н. С., Соболевскому А. П., Гаманкову Е. И., Гетману И. И. и Мегеру П. В. по 25.000 рублей каждому".

 

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Подробно:

http://rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2013/october/podlost-i-geroizm-na-dubrovke

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии