RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Владимир Ильич Ленин
22 апреля 2019 г.

Владимир Ильич Ленин

22 апреля 1870 года родился основатель первого в мире государства рабочих и крестьян
Разгром турецкой армады у мыса Тендра
28 августа 2016 г.

Разгром турецкой армады у мыса Тендра

28 августа 1790 года началось знаменитое сражение эскадры Федора Ушакова с турецким флотом, который был разбит наголову
Что может защитить реформированная ПВО
31 июля 2013 г.

Что может защитить реформированная ПВО

65 лет назад войска ПВО страны были выделены в самостоятельный вид Вооруженных Сил СССР.
Подвиги матроса Кошки
25 февраля 2019 г.

Подвиги матроса Кошки

25 февраля 1882 года скончался отставной матрос Петр Маркович Кошка, самый известный герой обороны Севастополя из низших чинов.
Кто победил Японию
3 сентября 2015 г.

Кто победил Японию

Китай празднует День Победы Советского Союза над Японией, а в России это уже не праздник?
Главная » Подвиги в наследство » Победа «железного Ушакова»

Победа «железного Ушакова»

3 марта 1799 года вошел в историю России взятием неприступной крепости острова Корфу.

Славной победой русского оружия мы обязаны адмиралу Федору Федоровичу Ушакову.
Победа «железного Ушакова»

Так – штурмом одного из лучших фортификационных сооружений своей эпохи – объединенный русско-турецкий флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова завершил освобождение греческих Ионических островов от французского владычества. Скоро взятие Корфу привело к созданию Республики Семи остров, которая находилась под протекторатом России и Турции и стала опорной базой для русской средиземноморской эскадры.
Французская революция привела к серьёзным военно-политическим изменениям в Европе. Сначала революционная Франция оборонялась, отбивая нападения соседей, но вскоре перешла к наступлению. Или, как сказали бы сегодня, к «экспорту революции». В 1796-1797 гг. французская армия под началом молодого и талантливого французского генерала Наполеона Бонапарта захватила Северную Италию. В мае 1797 года французы захватили принадлежавшие Венецианской республике Ионические острова (Корфу, Занте, Кефалония, св. Мавры, Цериго и другие), которые были расположены вдоль западного побережья Греции. Ионические острова имели большое стратегическое значение: контроль над ними позволял господствовать на Адриатическом море и Восточном Средиземноморье.
В 1798 году Наполеон начал новый завоевательный поход. Французская экспедиционная армия направилась на захват Египта. Оттуда Наполеон планировал повторить поход Александра Македонского. В его «программу-минимум» входили Палестина и Сирия. При удачном развитии боевых действий французы рассчитывали двинуться к Константинополю, а затем в Персию и Индию.
По пути в Египет Наполеон захватил Мальту, которая, по сути, тогда принадлежала России. Захват французами Мальты был воспринят императором Павлом I как открытый личный вызов. Именно Павел был великим магистром Мальтийского ордена. Вскоре последовал и ещё один повод для вмешательства России в средиземноморские дела. После высадки французских войск в Египте, который формально был в составе Османской империи, Порта попросила Россию о помощи. Павел решил выступить против Франции, которая в России считалась рассадником революционных идей. Российская империя вошла в состав Второй антифранцузской коалиции. Активными участниками коалиции стали также Англия и Турция. 23 декабря 1798 года Россия и Порта подписали договор, по которому турецкие проливы и морские порты становились открытыми для русских кораблей.
Но ещё до заключения официального договора о русско-турецком союзе в Петербурге было принято решение послать в Средиземное море корабли Черноморского флота. К тому времени (лето 1798 года) Черноморская эскадра под началом вице-адмирала Ушакова находилась в длительном походе, лишь изредка посещая главную свою базу, Севастополь. 4 августа, когда эскадра подошла к берегам родного Крыма «для налития пресной воды», на флагманский корабль поднялся курьер из столицы. Он передал Ушакову приказ императора Павла I: немедленно отправляться к Дарданеллам и при просьбе Порты о помощи, оказать турецкому флоту содействие в борьбе с французами. Уже 12 августа эскадра вышла в поход. В её составе было 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судна. Десантные силы составляли 1700 морских гренадер Черноморских флотских батальонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища. Правда, вскоре после выхода в море, из-за полученных в результате шторма повреждений два корабля пришлось отправить назад, в Севастополь.
Когда эскадра Ушакова прибыла в Босфор, к адмиралу немедленно прибыли представители турецкого правительства. Совместно с английским послом начались переговоры о плане действий союзных флотов в Средиземном море. В результате переговоров было решено, что эскадра Ушакова направится к западному побережью Ионических островов, и её главной задачей будет освобождение Ионических островов от французов.
Для совместных действий с русской эскадрой из состава османского флота была выделена эскадра турецких кораблей под началом вице-адмирала Кадыр-бея, которая поступала под командование Ушакова. Кадыр-бей должен был «почитать нашего вице-адмирала яко учителя». Собственно, иначе и быть не могло. Федор Федорович Ушаков к тому времени неоднократно доказал туркам, что в Черном море есть только один флот-победитель – русский.
Но вот бывшие противники становились союзниками. Под начало Ушакова шла турецкая эскадра – 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Стамбул взял на себя обязательства обеспечивать русские корабли всем необходимым.
Из состава объединенного русско-турецкого флота Ушаков выделил 4 фрегата и 10 канонерских лодок, которые под командованием капитана 1-го ранга А. А. Сорокина направились к Александрии для блокады французов. Таким образом, Россия и Турция поддерживали союзников.
И вот эскадра Ушакова вышла из Дарданелл и двинулась к Ионическим островам. Освобождение островов началось с Цериго. Вечером 30 сентября адмирала Ушаков предложил французам сложить оружие. Противник пообещал драться «до последней крайности». Утром 1 октября начался артиллерийский обстрел крепости Капсали. Первоначально французская артиллерия активно отвечала, но когда русский десант приготовился к штурму, французское командование прекратило сопротивление. Через две недели русский флот подошел к острову Занте. Два фрегата подошли к берегу и подавили приморские батареи противника. Затем был высажен десант. Совместно с местными жителями русские моряки окружили крепость. Французский комендант полковник Люкас, видя безнадежность положения, капитулировал. Сдалось в плен около 500 французских офицеров и солдат. Русским морякам пришлось защищать французов от справедливой мести местных жителей. Надо сказать, оккупанты-французы вели себя как дикари, грабежи и насилия были обычным делом. Помощь местного населения, которое хорошо знало воды, местность, все тропинки и подходы, была весьма кстати. После освобождения острова Занте, Ушаков разделил эскадру на три отряда. Четыре корабля под командованием капитана 2-го ранга Д. Н. Сенявина пошли к острову св. Мавры, шесть кораблей под началом капитана 1-го ранга И. А. Селивачева отправились к Корфу, и пять кораблей капитана 1-го ранга И. С. Поскочина – к Кефалонии. В Кефалонии французы сдались без боя. Французский гарнизон бежал в горы, где был пленен местными жителями. На острове св. Мавры французы отказались сдаваться. Сенявин высадил десантный отряд с артиллерией. После 10-дневной бомбардировки и прибытия эскадры Ушакова, французский комендант полковник Миолет пошел на переговоры. 5 ноября французы сложили оружие.
После освобождения острова св. Марфы Ушаков направился к Корфу. Первым к острову Корфу прибыл отряд капитана Селивачева: 3 линейных корабля, 3 фрегата и ряд мелких кораблей. Отряд прибыл к острову 24 октября 1798 года. 31 октября к острову прибыл отряд капитана 2-го ранга Поскочина. 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединённого русско-турецкого флота под началом Ушакова. В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей под началом контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом, союзная эскадра имела в своем составе 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и значительно число небольших судов.

Крепость Корфу располагалась на восточном побережье в центральной части острова и состояла из целого комплекса мощных укреплений. Город с древних времен считался ключом к Адриатике и был хорошо укреплен. Французские инженеры дополнили старые укрепления последними достижениями фортификационной науки.

Со стороны моря город был защищен крутым берегом. Кроме того, он был со всех сторон обнесён высоким двойным валом и рвом. На всем протяжении вала располагались рвы. Также со стороны суши город защищало три форта: Сан-Сальвадор, Сан-Роке и Абраам-фрот. Самым мощным был Сан-Сальвадор, который состоял из вырубленных в скалах казематов, соединенных подземными ходами. С моря город прикрывал хорошо защищенный остров Видо. Он представлял собой высокую гору, господствующую над Корфу. На подходах к Видо со стороны моря были установлены боновые заграждения с железными цепями.

Командовал обороной города губернатор островов дивизионный генерал Шабо и генеральный комиссар Дюбуа. Гарнизоном Видо командовал бригадный генерал Пиврон. Перед прибытием к острову русской эскадры Дюбуа перевёл на Корфу значительную часть войск с других островов. Французы имели 3 тыс. солдат, 650 орудий. Видо защищали 500 солдат и 5 артиллерийских батарей. Кроме того, пространство между островами Корфу и Видо служило стоянкой для французских кораблей. Здесь располагалась эскадра из 9 вымпелов. Французская эскадра имела до 200 орудий.

По прибытии к Корфу корабли Селивачева начали блокаду крепости. Три корабля заняли позиции у Северного пролива, остальные – у Южного. Французам предложили капитулировать, но предложение о сдаче было отвергнуто. 27 октября французы провели разведку боем. Корабль «Женерос» сблизился с русским кораблем «Захарий и Елизавета» и открыл огонь. Русские ответили, французы не рискнули продолжить сражение и повернули обратно. Кроме того, русские корабли захватили французский 18-пушечный бриг и три транспорта, которые пытались прорваться к крепости.

Несколько русских кораблей подошли к порту Гуви, расположенному в 6 км к северу от Корфу. Здесь располагался поселок со старой верфью. В этой гавани русские моряки организовали береговой пункт базирования, возвели земляные укрепления и установили артиллерийские батареи. На северном берегу, на горе Оливет, также расположилась батарея русских. С холма было удобно обстреливать передовые форты вражеской крепости. 15 ноября батарея открыла огонь по крепости. Еще одна батарея встала к югу от крепости.

Французское командование рассчитывало на неприступные укрепления крепости, и было уверено, что русские моряки не смогут вести длительную осаду и оставят Корфу. Штурм крепости с суши также исключался. Генерал Шабо старался измотать осаждающих, держа их в напряжении и изо дня в день проводя вылазки и артиллерийские обстрелы.

Во многом это были верные расчёты. Осаждающие испытывали огромные трудности с сухопутными войсками, артиллерией и снабжением. Однако русской эскадрой руководил железный Ушаков. И французскую крепость осаждали русские, а не турки. Поэтому расчёт не оправдался.

Всю основную тяжесть осады Корфу несли на своих плечах русские моряки. Помощь турецкой эскадры была ограниченной. Кадыр-бей не хотел рисковать своими кораблями и старался воздерживаться от прямых столкновений с противником. Ушаков писал: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность … не впускаю, да и сами они к тому не охотники». К тому же, османы не выполняли возложенные на них боевые задачи. Так, в ночь на 26 января линейный корабль «Женерос», выполняя приказ Наполеона, прорвался из Корфу. Французы покрасили паруса в черный цвет - для маскировки. Русское дозорное судно обнаружило противника и дало об этом сигнал. Ушаков приказал Кадыр-бею гнаться за врагом, но тот проигнорировал это указание. Тогда на османский флагман отправили лейтенанта русского флота Метаксу - дабы принудить османов выполнить приказ адмирала. Но турки так и не снялись с якоря. «Женерос» спокойно ушёл.

Блокада крепости ослабляла её гарнизон. Но было очевидно, что для захвата Корфу нужен штурм. А для штурма не было необходимых сил и средств. Как отмечал Ушаков, флот находился в отдалении от баз снабжения и сильно нуждался. Русские моряки были лишены всего, что требовалось для обычных боевых действий, не говоря уж о штурме первоклассной крепости. В течение месяцев матросы жили на голодном пайке. Ни из Османской империи, ни из России поставок провианта не было. Брать пример с османов и французов - грабить местное население - русские воины никогда себе не позволяли. Также, вопреки обещаниям османского командования, Турция не выделила необходимого числа сухопутных войск для осады Корфу. Плохо дело обстояло с осадной сухопутной артиллерией и боеприпасами. Ушаков приказал беречь имеющие снаряды, стрелять только при крайней необходимости.

Матросы на кораблях были раздеты, нуждались в обмундировании. Ушаков ещё в самом начале похода сообщил в Адмиралтейство, что моряки не получили жалованье, мундиров и мундирных денег на год. Имеющее обмундирование пришло в негодность, способов к исправлению ситуации не было. Многие не имели и обуви. Когда же эскадра получила деньги, оказалось: от них нет никакой пользы. Чиновники прислали бумажные ассигнации. Такие деньги никто не принимал, даже при значительном сокращении их цены. Поэтому их отправили обратно в Севастополь.

Ситуация усугублялась тем, что Петербург пытался руководить эскадрой. Приходили приказы, повеления Павла и высших сановников, которые уже устарели, не отвечали военно-политической ситуации или обстановке на Средиземноморском театре военных действий.

В феврале 1799 года положение русской эскадры несколько улучшилось. На Корфу прибыли корабли, которые отправили ранее для выполнения различных поручений. Привезли несколько отрядов вспомогательных турецких войск. 23 января (3 февраля) 1799 г. на южной стороне острова стали возводить новые батареи. Поэтому Ушаков решил перейти от осады к решительному штурму крепости. 14 (25) февраля начались последние приготовления к штурму. Матросов и солдат обучали приемам преодоления различных преград, применения штурмовых лестниц. В большом количестве были изготовлены лестницы.

Сначала Ушаков решил взять остров Видо, который он называл «ключом к Корфу». Корабли эскадры должны были подавить береговые батареи противника, а затем высадить десант. Одновременно противника должны были атаковать отряды расположенные на острове Корфу. Они должны были ударить по фортам Абраам, св. Рока и Сальвадор. Большинство командиров полностью одобрило план Ушакова. Только несколько османских командиров назвали план операции «несбыточным». Однако они были в меньшинстве.

17 февраля корабли получили приказ: при первом удобном ветре атаковать противника. Наутро в 7 часов с корабля «Святой Павел» раздались два выстрела. Это был сигнал сухопутным отрядам на Корфу начать обстрел укреплений противника. Затем начали выдвигаться на позиции корабли – для атаки вражеских батарей. При этом флот Кадыр-бея располагался на некотором отдалении, не рискуя вплотную приблизиться к французским орудиям.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 июля
вторник
2019

В этот день:

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Захват японцами адмирала Головнина

16 июля 1811 года во время исследования Курильских островов на шлюпе «Диана» был вероломно захвачен в плен японцами Василий Михайлович ГОЛОВНИН, русский мореплаватель и путешественник, вице-адмирал; член-корреспондент Петербургской Академии наук.

Головнин и его единомышленники успешно совершили тяжелый переход от Кронштадта до Камчатки. Предпринятое ими изучение местности было сопряжено с большими трудностями. Постоянные туманы, обрывистые и скалистые берега, отсутствие удобной, укрытой от ветров якорной стоянки часто лишали моряков возможности проникнуть в глубь того или иного острова. Все было преодолено. Результаты исследований В. М. Головнина были значительны. Он составил точную карту Курильских островов, уточнив сведения о них, собранные другими русскими мореплавателями и учеными. Головнин точно установил, что Курильская гряда состоит из двадцати четырех островов, а не из двадцати одного, как это считали ранее.

В конце путешествия «Диана» подошла к длинной косе, составляющей восточную сторону гавани острова Кунашир, и стала на якорь. Головнин с семью матросами отправился на остров. Японцы встретили его с притворным радушием, пригласили в крепость, а когда ничего не подозревавшие Головнин и его спутники вошли в нее, японцы неожиданно напали на невооруженных русских моряков и захватили их в плен. Больше всего Головнина возмущало коварство и вероломство японцев. «От чистого сердца и от желания им добра поехал я к ним в крепость, как друг их, а теперь что они с нами делают. Я менее мучился бы, — писал он позже в своих «Записках», — если б был причиной только моего собственного несчастья, но еще семь человек подчиненных также от меня страдают».
Вскоре русских моряков перевели с острова Кунашир в город Хакодатэ на острове Матсмай (Хоккайдо) и заключили в тюрьму. Головнина посадили в отдельную темную и сырую камеру.
Но и в этих условиях Головнин не прекращал своих научных занятий. Все, что он наблюдал во время прогулок и узнавал из разговоров с охранниками, Головнин заносил в свой оригинальный «журнал» из ниток, облегчавший ему запоминание. Каждому примечательному событию, о котором Головнину удалось узнать, в этом «журнале» соответствовала нитка определенного цвета. (Нитки выдергивались из манжет, подкладки мундира или шарфа). Эти нитки искусно сплетались в узелок. Только благодаря этому «дневнику» Головнин впоследствии написал свое замечательное произведение «Записки флота капитана Головнина о приключениях его в плену у японцев в1811,1812 и 1813 годах», опубликованное в 1818 г. и впоследствии переведенное почти на все европейские языки. В книге содержатся исключительной ценности сведения о нравах и обычаях японцев, об их культуре. Это был первый обстоятельный труд о Японии.

Пленники пытались бежать, но их поймали и снова заточили в тюрьму, охрана была усилена. Условия содержания стали еще хуже.

Тем временем «Диана» ушла к русским берегам. Заместитель Головнина Рикорд выехал в Иркутск, откуда предполагал отправиться в Петербург. Он узнал в Иркутске, что перед правительством было возбуждено ходатайство об организации экспедиции для спасения из плена Головнина и всех находившихся с ним людей. Возвратившись весной 1812 года из Иркутска в Охотск, Рикорд начал спешно готовиться к плаванию. «Диана» была отремонтирована, экипаж ее увеличен на 11 человек. В распоряжение Рикорда были выделены бриг «Зотик» и транспорт «Павел». Командирами этих судов были назначены офицеры с «Дианы». Решено было захватить с собой в плавание шесть японцев с судов, потерпевших крушение у русских берегов, чтобы обменять их на Головнина и его спутников.

22 июля 1812 года «Диана» в сопровождении брига «Зотик» вышла к острову Кунашир. Но попытки Рикорда завязать переговоры с японскими властями успеха не имели. Японцы, узнавшие о вторжении армии Наполеона в Россию, резко отвергли предложения русских начать переговоры об освобождении пленников. Рикорд возвратился на Камчатку. Пролив между островами Райкоку и Матау, которым проходила «Диана», еще не нанесенный на карты, Рикорд назвал именем Головнина.
В 1813 году «Диана» вновь подошла к острову Кунашир. Через захваченного японского купца Рикорду удалось начать переговоры об освобождении русских моряков. На этот раз японцы проявили большую сговорчивость. Еще за несколько месяцев до прибытия «Дианы» они изменили свое отношение к русским пленным: перевели их в более удобные помещения, улучшили условия содержания. Более того, японские чиновники и охрана начали проявлять заискивающую учтивость, немало удивив этим Головнина и его друзей. Такая перемена объяснялась тем, что весть о славной победе русской армии, разгромившей полчища Наполеона и изгнавшей остатки разбитой французской армии из пределов России, долетела и до Страны восходящего солнца. Успехи русских войск произвели на японское правительство такое сильное впечатление, что оно, по-видимому, готово было пересмотреть свое отношение к России, неоднократно пытавшейся установить экономические и политические связи со своим восточным соседом.
1 октября 1813 года, после более чем двухлетнего пребывания в плену, Головнин и его товарищи были наконец освобождены. В 1814 году Головнин возвратился в Петербург.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

Начало великих походов 1819 года

16 июля 1819 года из Кронштадта вышли в океанский поход сразу 4 русских шлюпа.

 «Открытие» и «Благонамеренный» под командованием М. Н. ВАСИЛЬЕВА и Г. С. ШИШМАРЕВА ушли в арктические воды для исследования Северного морского пути из Берингова пролива в Атлантический океан, а «Восток» и «Мирный» под командой Ф. Ф. БЕЛЛИНСГАУЗЕНА и М. П. ЛАЗАРЕВА направились в кругосветное плавание в Антарктику для поисков Южного материка.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

Конец фашистского крейсера «Ниобе»

16 июля 1944 года советской морской авиацией в финском порту Котка был уничтожен немецкий крейсер ПВО «Ниобе». Он был переоборудован из нидерландского бронепалубного крейсера "Гелдерланд" типа «Холланд», который при вторжении германской армии в Голландию достался немцам в качестве трофея.

После модернизации крейсер имел внушительное зенитное вооружение из восьми 105-мм, четырёх 40-мм и шестнадцати 20-мм стволов. Стоявший в финском порту Котка «Ниобе» представлял для советской авиации серьезную опасность. Для его уничтожения была собрана армада из более 130 самолётов под общим руководством Героя Советского Союза В.И. Ракова. 16 июля 1944 года в результате массированного налёта «Ниобе» пошёл ко дну. Это самый крупный фашистский корабль, потопленный советскими морскими летчиками.

 

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

О реабилитации казачества

16 июля 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принял постановление «О реабилитации казачества».

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 16 июля 1992 г. N 3321-1

О РЕАБИЛИТАЦИИ КАЗАЧЕСТВА (в ред. Федерального "закона" от 26.06.2007 N 118-ФЗ)
Исходя из требований "Закона" РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", в целях полной реабилитации казачества и создания необходимых условий для его возрождения как исторически сложившейся культурно-этнической общности Верховный Совет Российской Федерации постановляет:

1. Отменить как незаконные все акты в отношении казачества, принятые начиная с 1918 года, в части, касающейся применения к нему репрессивных мер.

2. Реабилитация отдельных казаков, незаконно подвергшихся уголовному преследованию и репрессиям в административном порядке, производится индивидуально в соответствии с "Законом" РСФСР "О реабилитации жертв политических репрессий".

3. Признать за казачеством права на:

возрождение традиционного социально-хозяйственного уклада жизни и культурных традиций при соблюдении законодательства и общепринятых прав человека;

установление территориального общественного самоуправления в местах компактного проживания казаков в традиционных для казачества формах в соответствии с "Законом" Российской Федерации "О местном самоуправлении в Российской Федерации";

абзац утратил силу. - Федеральный "закон" от 26.06.2007 N 118-ФЗ;

(см. текст в предыдущей "редакции")

восстановление традиционных наименований населенных пунктов и местностей, улиц, площадей, объектов культуры, просвещения, производственных и иных объектов на основе свободного волеизъявления всех групп населения в местах компактного проживания казачества на основании действующего законодательства;

создание общественных казачьих объединений с исторически сложившимися названиями, в том числе землячеств, союзов и других; их регистрацию и деятельность в общем порядке, установленном для общественных объединений граждан.

Права, указанные в настоящем пункте, обеспечиваются Верховным Советом Российской Федерации, Верховными Советами республик в составе Российской Федерации, краевыми, областными Советами народных депутатов, Советами народных депутатов автономной области, автономных округов, Московским и Санкт-Петербургским городскими Советами народных депутатов и исполнительными органами соответствующих уровней.

4. Перечисленные в "пункте 3" настоящего Постановления положения не должны ущемлять права каких-либо других групп населения или отдельных граждан и не означают наделение казачества какими-либо привилегиями, которые могут толковаться как сословные.

Никто не может быть принуждаем к казачьему укладу жизни.

5. Установить, что сооружения, памятные места, иные объекты и предметы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни казачества, произведения материального и духовного творчества казачества, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, являются общероссийским достоянием казачества и охраняются государством в соответствии с действующим законодательством.

6. Рекомендовать Правительству Российской Федерации:

разработать совместно с общественными объединениями казаков комплексную государственную программу возрождения казачества, согласовав ее с соответствующими органами государственной власти и управления;

в срок до 1 ноября 1992 года с участием представителей республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и общественных объединений казаков разработать нормативные акты, регулирующие порядок применения "пункта 3" настоящего Постановления.

7. Рекомендовать республикам в составе Российской Федерации, краям, областям, автономной области, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу обеспечить необходимые условия для реализации комплексной государственной программы возрождения казачества; рассмотреть возможность создания комитетов (комиссий) по делам казачества.

8. Ввести в действие настоящее Постановление с момента опубликования.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии