RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

За Сталинград!
12 июня 2014 г.

За Сталинград!

Против только фашисты и их двоюродные братья — либералы
Город имени вождя
11 апреля 2016 г.

Город имени вождя

10 апреля 1925 года город Царицын стал СТАЛИНГРАДОМ
Танки Дмитрия Донского
7 марта 2018 г.

Танки Дмитрия Донского

Православная Церковь не только молилась за Победу в Великой Отечественной войне, но и помогала бойцам материально
Во славу русского Флага
9 февраля 2018 г.

Во славу русского Флага

9 февраля 1904 года совершили легендарный подвиг экипажи крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец»
Дело Суворова живёт!
24 ноября 2017 г.

Дело Суворова живёт!

В день рождения русского генералиссимуса РОО «Московские суворовцы» прислали в РГК свое поминальное молитвенное слово
Главная » Подвиги в наследство » Победа «железного Ушакова»

Победа «железного Ушакова»

3 марта 1799 года вошел в историю России взятием неприступной крепости острова Корфу.

Славной победой русского оружия мы обязаны адмиралу Федору Федоровичу Ушакову.
Победа «железного Ушакова»

Так – штурмом одного из лучших фортификационных сооружений своей эпохи – объединенный русско-турецкий флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова завершил освобождение греческих Ионических островов от французского владычества. Скоро взятие Корфу привело к созданию Республики Семи остров, которая находилась под протекторатом России и Турции и стала опорной базой для русской средиземноморской эскадры.
Французская революция привела к серьёзным военно-политическим изменениям в Европе. Сначала революционная Франция оборонялась, отбивая нападения соседей, но вскоре перешла к наступлению. Или, как сказали бы сегодня, к «экспорту революции». В 1796-1797 гг. французская армия под началом молодого и талантливого французского генерала Наполеона Бонапарта захватила Северную Италию. В мае 1797 года французы захватили принадлежавшие Венецианской республике Ионические острова (Корфу, Занте, Кефалония, св. Мавры, Цериго и другие), которые были расположены вдоль западного побережья Греции. Ионические острова имели большое стратегическое значение: контроль над ними позволял господствовать на Адриатическом море и Восточном Средиземноморье.
В 1798 году Наполеон начал новый завоевательный поход. Французская экспедиционная армия направилась на захват Египта. Оттуда Наполеон планировал повторить поход Александра Македонского. В его «программу-минимум» входили Палестина и Сирия. При удачном развитии боевых действий французы рассчитывали двинуться к Константинополю, а затем в Персию и Индию.
По пути в Египет Наполеон захватил Мальту, которая, по сути, тогда принадлежала России. Захват французами Мальты был воспринят императором Павлом I как открытый личный вызов. Именно Павел был великим магистром Мальтийского ордена. Вскоре последовал и ещё один повод для вмешательства России в средиземноморские дела. После высадки французских войск в Египте, который формально был в составе Османской империи, Порта попросила Россию о помощи. Павел решил выступить против Франции, которая в России считалась рассадником революционных идей. Российская империя вошла в состав Второй антифранцузской коалиции. Активными участниками коалиции стали также Англия и Турция. 23 декабря 1798 года Россия и Порта подписали договор, по которому турецкие проливы и морские порты становились открытыми для русских кораблей.
Но ещё до заключения официального договора о русско-турецком союзе в Петербурге было принято решение послать в Средиземное море корабли Черноморского флота. К тому времени (лето 1798 года) Черноморская эскадра под началом вице-адмирала Ушакова находилась в длительном походе, лишь изредка посещая главную свою базу, Севастополь. 4 августа, когда эскадра подошла к берегам родного Крыма «для налития пресной воды», на флагманский корабль поднялся курьер из столицы. Он передал Ушакову приказ императора Павла I: немедленно отправляться к Дарданеллам и при просьбе Порты о помощи, оказать турецкому флоту содействие в борьбе с французами. Уже 12 августа эскадра вышла в поход. В её составе было 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судна. Десантные силы составляли 1700 морских гренадер Черноморских флотских батальонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища. Правда, вскоре после выхода в море, из-за полученных в результате шторма повреждений два корабля пришлось отправить назад, в Севастополь.
Когда эскадра Ушакова прибыла в Босфор, к адмиралу немедленно прибыли представители турецкого правительства. Совместно с английским послом начались переговоры о плане действий союзных флотов в Средиземном море. В результате переговоров было решено, что эскадра Ушакова направится к западному побережью Ионических островов, и её главной задачей будет освобождение Ионических островов от французов.
Для совместных действий с русской эскадрой из состава османского флота была выделена эскадра турецких кораблей под началом вице-адмирала Кадыр-бея, которая поступала под командование Ушакова. Кадыр-бей должен был «почитать нашего вице-адмирала яко учителя». Собственно, иначе и быть не могло. Федор Федорович Ушаков к тому времени неоднократно доказал туркам, что в Черном море есть только один флот-победитель – русский.
Но вот бывшие противники становились союзниками. Под начало Ушакова шла турецкая эскадра – 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Стамбул взял на себя обязательства обеспечивать русские корабли всем необходимым.
Из состава объединенного русско-турецкого флота Ушаков выделил 4 фрегата и 10 канонерских лодок, которые под командованием капитана 1-го ранга А. А. Сорокина направились к Александрии для блокады французов. Таким образом, Россия и Турция поддерживали союзников.
И вот эскадра Ушакова вышла из Дарданелл и двинулась к Ионическим островам. Освобождение островов началось с Цериго. Вечером 30 сентября адмирала Ушаков предложил французам сложить оружие. Противник пообещал драться «до последней крайности». Утром 1 октября начался артиллерийский обстрел крепости Капсали. Первоначально французская артиллерия активно отвечала, но когда русский десант приготовился к штурму, французское командование прекратило сопротивление. Через две недели русский флот подошел к острову Занте. Два фрегата подошли к берегу и подавили приморские батареи противника. Затем был высажен десант. Совместно с местными жителями русские моряки окружили крепость. Французский комендант полковник Люкас, видя безнадежность положения, капитулировал. Сдалось в плен около 500 французских офицеров и солдат. Русским морякам пришлось защищать французов от справедливой мести местных жителей. Надо сказать, оккупанты-французы вели себя как дикари, грабежи и насилия были обычным делом. Помощь местного населения, которое хорошо знало воды, местность, все тропинки и подходы, была весьма кстати. После освобождения острова Занте, Ушаков разделил эскадру на три отряда. Четыре корабля под командованием капитана 2-го ранга Д. Н. Сенявина пошли к острову св. Мавры, шесть кораблей под началом капитана 1-го ранга И. А. Селивачева отправились к Корфу, и пять кораблей капитана 1-го ранга И. С. Поскочина – к Кефалонии. В Кефалонии французы сдались без боя. Французский гарнизон бежал в горы, где был пленен местными жителями. На острове св. Мавры французы отказались сдаваться. Сенявин высадил десантный отряд с артиллерией. После 10-дневной бомбардировки и прибытия эскадры Ушакова, французский комендант полковник Миолет пошел на переговоры. 5 ноября французы сложили оружие.
После освобождения острова св. Марфы Ушаков направился к Корфу. Первым к острову Корфу прибыл отряд капитана Селивачева: 3 линейных корабля, 3 фрегата и ряд мелких кораблей. Отряд прибыл к острову 24 октября 1798 года. 31 октября к острову прибыл отряд капитана 2-го ранга Поскочина. 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединённого русско-турецкого флота под началом Ушакова. В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей под началом контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом, союзная эскадра имела в своем составе 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и значительно число небольших судов.

Крепость Корфу располагалась на восточном побережье в центральной части острова и состояла из целого комплекса мощных укреплений. Город с древних времен считался ключом к Адриатике и был хорошо укреплен. Французские инженеры дополнили старые укрепления последними достижениями фортификационной науки.

Со стороны моря город был защищен крутым берегом. Кроме того, он был со всех сторон обнесён высоким двойным валом и рвом. На всем протяжении вала располагались рвы. Также со стороны суши город защищало три форта: Сан-Сальвадор, Сан-Роке и Абраам-фрот. Самым мощным был Сан-Сальвадор, который состоял из вырубленных в скалах казематов, соединенных подземными ходами. С моря город прикрывал хорошо защищенный остров Видо. Он представлял собой высокую гору, господствующую над Корфу. На подходах к Видо со стороны моря были установлены боновые заграждения с железными цепями.

Командовал обороной города губернатор островов дивизионный генерал Шабо и генеральный комиссар Дюбуа. Гарнизоном Видо командовал бригадный генерал Пиврон. Перед прибытием к острову русской эскадры Дюбуа перевёл на Корфу значительную часть войск с других островов. Французы имели 3 тыс. солдат, 650 орудий. Видо защищали 500 солдат и 5 артиллерийских батарей. Кроме того, пространство между островами Корфу и Видо служило стоянкой для французских кораблей. Здесь располагалась эскадра из 9 вымпелов. Французская эскадра имела до 200 орудий.

По прибытии к Корфу корабли Селивачева начали блокаду крепости. Три корабля заняли позиции у Северного пролива, остальные – у Южного. Французам предложили капитулировать, но предложение о сдаче было отвергнуто. 27 октября французы провели разведку боем. Корабль «Женерос» сблизился с русским кораблем «Захарий и Елизавета» и открыл огонь. Русские ответили, французы не рискнули продолжить сражение и повернули обратно. Кроме того, русские корабли захватили французский 18-пушечный бриг и три транспорта, которые пытались прорваться к крепости.

Несколько русских кораблей подошли к порту Гуви, расположенному в 6 км к северу от Корфу. Здесь располагался поселок со старой верфью. В этой гавани русские моряки организовали береговой пункт базирования, возвели земляные укрепления и установили артиллерийские батареи. На северном берегу, на горе Оливет, также расположилась батарея русских. С холма было удобно обстреливать передовые форты вражеской крепости. 15 ноября батарея открыла огонь по крепости. Еще одна батарея встала к югу от крепости.

Французское командование рассчитывало на неприступные укрепления крепости, и было уверено, что русские моряки не смогут вести длительную осаду и оставят Корфу. Штурм крепости с суши также исключался. Генерал Шабо старался измотать осаждающих, держа их в напряжении и изо дня в день проводя вылазки и артиллерийские обстрелы.

Во многом это были верные расчёты. Осаждающие испытывали огромные трудности с сухопутными войсками, артиллерией и снабжением. Однако русской эскадрой руководил железный Ушаков. И французскую крепость осаждали русские, а не турки. Поэтому расчёт не оправдался.

Всю основную тяжесть осады Корфу несли на своих плечах русские моряки. Помощь турецкой эскадры была ограниченной. Кадыр-бей не хотел рисковать своими кораблями и старался воздерживаться от прямых столкновений с противником. Ушаков писал: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность … не впускаю, да и сами они к тому не охотники». К тому же, османы не выполняли возложенные на них боевые задачи. Так, в ночь на 26 января линейный корабль «Женерос», выполняя приказ Наполеона, прорвался из Корфу. Французы покрасили паруса в черный цвет - для маскировки. Русское дозорное судно обнаружило противника и дало об этом сигнал. Ушаков приказал Кадыр-бею гнаться за врагом, но тот проигнорировал это указание. Тогда на османский флагман отправили лейтенанта русского флота Метаксу - дабы принудить османов выполнить приказ адмирала. Но турки так и не снялись с якоря. «Женерос» спокойно ушёл.

Блокада крепости ослабляла её гарнизон. Но было очевидно, что для захвата Корфу нужен штурм. А для штурма не было необходимых сил и средств. Как отмечал Ушаков, флот находился в отдалении от баз снабжения и сильно нуждался. Русские моряки были лишены всего, что требовалось для обычных боевых действий, не говоря уж о штурме первоклассной крепости. В течение месяцев матросы жили на голодном пайке. Ни из Османской империи, ни из России поставок провианта не было. Брать пример с османов и французов - грабить местное население - русские воины никогда себе не позволяли. Также, вопреки обещаниям османского командования, Турция не выделила необходимого числа сухопутных войск для осады Корфу. Плохо дело обстояло с осадной сухопутной артиллерией и боеприпасами. Ушаков приказал беречь имеющие снаряды, стрелять только при крайней необходимости.

Матросы на кораблях были раздеты, нуждались в обмундировании. Ушаков ещё в самом начале похода сообщил в Адмиралтейство, что моряки не получили жалованье, мундиров и мундирных денег на год. Имеющее обмундирование пришло в негодность, способов к исправлению ситуации не было. Многие не имели и обуви. Когда же эскадра получила деньги, оказалось: от них нет никакой пользы. Чиновники прислали бумажные ассигнации. Такие деньги никто не принимал, даже при значительном сокращении их цены. Поэтому их отправили обратно в Севастополь.

Ситуация усугублялась тем, что Петербург пытался руководить эскадрой. Приходили приказы, повеления Павла и высших сановников, которые уже устарели, не отвечали военно-политической ситуации или обстановке на Средиземноморском театре военных действий.

В феврале 1799 года положение русской эскадры несколько улучшилось. На Корфу прибыли корабли, которые отправили ранее для выполнения различных поручений. Привезли несколько отрядов вспомогательных турецких войск. 23 января (3 февраля) 1799 г. на южной стороне острова стали возводить новые батареи. Поэтому Ушаков решил перейти от осады к решительному штурму крепости. 14 (25) февраля начались последние приготовления к штурму. Матросов и солдат обучали приемам преодоления различных преград, применения штурмовых лестниц. В большом количестве были изготовлены лестницы.

Сначала Ушаков решил взять остров Видо, который он называл «ключом к Корфу». Корабли эскадры должны были подавить береговые батареи противника, а затем высадить десант. Одновременно противника должны были атаковать отряды расположенные на острове Корфу. Они должны были ударить по фортам Абраам, св. Рока и Сальвадор. Большинство командиров полностью одобрило план Ушакова. Только несколько османских командиров назвали план операции «несбыточным». Однако они были в меньшинстве.

17 февраля корабли получили приказ: при первом удобном ветре атаковать противника. Наутро в 7 часов с корабля «Святой Павел» раздались два выстрела. Это был сигнал сухопутным отрядам на Корфу начать обстрел укреплений противника. Затем начали выдвигаться на позиции корабли – для атаки вражеских батарей. При этом флот Кадыр-бея располагался на некотором отдалении, не рискуя вплотную приблизиться к французским орудиям.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 сентебря
вторник
2018

В этот день:

Подвиг генерала Раевского

25 сентября 1771 года родился Николай Николаевич Раевский (ум. 1829), русский генерал, герой Отечественной войны 1812 года. За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи: на Кавказе, в войнах с Турцией, Швецией, Францией, в польской, молдавской, финской кампаниях. Дослужился до генерала от кавалерии.

Подвиг генерала Раевского

25 сентября 1771 года родился Николай Николаевич Раевский (ум. 1829), русский генерал, герой Отечественной войны 1812 года. За тридцать лет безупречной службы участвовал во многих крупнейших сражениях эпохи: на Кавказе, в войнах с Турцией, Швецией, Францией, в польской, молдавской, финской кампаниях. Дослужился до генерала от кавалерии.

Всенародная слава пришла к Раевскому после подвига, совершенного 23 июля 1812 года у деревни Салтановка (11 км вниз по Днепру от Могилёва). Дело было так.

Корпус Раевского в течение десяти часов сражался с пятью дивизиями корпуса Даву. Бой шёл с переменным успехом. В критический момент Раевский лично повёл в атаку Смоленский полк со словами: "Солдаты! Я и мои дети откроем вам путь к славе! Вперед за царя и отечество!" Рядом с Николаем Николаевичем в этот момент шли сыновья: 17-летний Александр и 11-летний Николай. В этом бою Раевский был ранен картечью в грудь, но его самоотверженность вдохновила солдат, которые обратили противника в бегство.

Хрестоматийным стал и бой за батарею Раевского, который считается одним из ключевых эпизодов Бородинского сражения. Генерал дошел до Парижа и принимал участие в битве за столицу Франции.

После войны Раевский жил в Киеве, где был расквартирован вверенный ему 4-й пехотный корпус. Почти ежегодно Раевский с семьёй путешествовал в Крым. Там через сына познакомился и подружился с молодым с А. С. Пушкиным.

Скончался Николай Николаевич Раевский от старых ран 16 (28) сентября 1829 года в селе Болтышка Чигиринского уезда Киевской губернии в возрасте 58 лет.

 

Начало обороны Севастополя

25 сентября 1854 года началась героическая оборона Севастополя в Крымской войне. Вражеские силы планировали завершить штурм города в течение недели, однако обороноспособность русских войск была недооценена.

Начало обороны Севастополя

25 сентября 1854 года началась героическая оборона Севастополя в Крымской войне. Вражеские силы планировали завершить штурм города в течение недели, однако обороноспособность русских войск была недооценена.

Напомним, в июне — июле 1854 года превосходящие силы флота союзников (Англия, Франция, Турция и Сардиния) — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя. В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками союзников двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями.

1 сентября 1854 года была произведена высадка десанта возле Евпатории. После высадки войска союзников двинулись в сторону Севастополя.

У входа в Севастопольскую бухту было затоплено несколько старых кораблей, что не дало возможности врагам войти в неё. Экипажи остальных судов российского флота пошли на усиление гарнизона; корабельные орудия установили на берегу.

Оборона Севастополя была поручена адмиралам Павлу Степановичу Нахимову и Владимиру Алексеевичу Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Все фортификационные работы велись под руководством инженер-подполковника Эдуарда Ивановича Тотлебена, ставшего душой обороны. Во время осадных работ союзники несли много потерь от огня гарнизона и от частых вылазок, производившихся с замечательной отвагой.

5 (17) октября последовала первая бомбардировка Севастополя. Общий урон российских войск составил 1250 человек; у союзников выбыло из строя 900—1000 человек. Нашей незаменимой потерей была смерть Владимира Алексеевича Корнилова, смертельно раненного на Малаховом кургане. Общие итоги бомбардировки вселили уверенность в русских, что Севастополь можно отстоять малыми силами. И наоборот, вражеским войскам

от надежды на лёгкое торжество пришлось отказаться.

 

Герои Чернобыля

25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно), В. П. Правику (посмертно).

Герои Чернобыля

25 сентября 1986 года за мужество, героизм и самоотверженные действия, проявленные при ликвидации аварии на Чернобыльской АЭС, Президиум Верховного Совета СССР присвоил звание Героя Советского Союза майору внутренней службы Л. П. Телятникову, лейтенантам внутренней службы В. Н. Кибенку (посмертно), В. П. Правику (посмертно).

Леонид Петрович Телятников родился 25 января 1951 года в посёлке Введенка Мендыгаринского района Кустанайской области (ныне Казахстан). Русский. Член КПСС с 1978 года. В 1983 году был назначен начальником военизированной пожарной части № 2 по охране Чернобыльской АЭС. Л. П. Телятников вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Кибенком, В. Правиком и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения. Умер от рака 2 декабря 2004 года, похоронен на Байковом кладбище в Киеве.

Виктор Николаевич Кибенок родился в семье потомственного пожарного 17 февраля 1963 года в посёлке Ивановка Нижнесерогозского района Херсонской области. Украинец.

Вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Правиком, Л. Телятниковым и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения более 1000 рентген (смертельная доза 400 рентген), был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

 

Владимир Павлович Правик родился 13 июня 1962 года в Чернобыле в семье служащего. Украинец.

Вместе с другими пожарными (В. Игнатенко, В. Кибенком, Л. Телятниковым и др.) принимал участие в тушении пожара в первые часы после аварии на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Во время тушения получил высокую дозу облучения, был отправлен на лечение в Москву, где и скончался в 6-й клинической больнице 11 мая 1986 года. Похоронен на Митинском кладбище в Москве.

Со времен Чернобыльской аварии к государственным наградам были представлены 70 тысяч ликвидаторов. 

Смотрите оригинал материала наhttp://www.1tv.ru/news/social/175367
 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии