RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Три славы актёра
8 мая 2014 г.

Три славы актёра

35 лет назад не стало Алексея Смирнова
Поклон Серафиму Саровскому
1 августа 2017 г.

Поклон Серафиму Саровскому

1 августа 1754 года родился один из самых почитаемых русских святых
Штурмана военной авиации
24 марта 2017 г.

Штурмана военной авиации

24 марта в России отмечается День штурманской службы Военно-воздушных сил.
Поклон Ивану Туркеничу
25 февраля 2014 г.

Поклон Ивану Туркеничу

По инициативе выпускников Житомирского ВУРЭ ПВО два года назад под Житомиром поставлен памятник из полесского гранита одному из русских Иванов, освобождавших Европу от фашистской чумы.
Патриарх Кирилл нацелил на Победу в грядущей войне
7 мая 2013 г.

Патриарх Кирилл нацелил на Победу в грядущей войне

Предстоятель в преддверии суровых испытаний призвал молодежь брать пример с Александра Невского, Дмитрия Донского, Георгия Жукова, Александра Матросова, Зои Космодемьянской
Главная » Подвиги в наследство » «Приказываю — умереть!»

«Приказываю — умереть!»

90 лет назад 17 марта 1926 ушел из жизни легендарный генерал Алексей Алексеевич Брусилов

Названный его именем прорыв Юго-Западного фронта в 1916 году - яркое доказательство непревзойденного воинского мастерства и мужества русского солдата (а проигрыш в Первой мировой войне — на совести политиков).
«Приказываю — умереть!»

Кроме Брусиловского прорыва, в анналы истории военного искусства вошел как образец жестокой командирской воли приказ Брусилова начдиву 12-й кавалерийской дивизии А. М. Каледину от 29 августа 1914 года— "умереть, но умирать не сразу, а продержаться до вечера", что было вызвано неумолимой боевой необходимостью.
Гвозди бы делать из этих людей!
* * *
Алексей Алексеевич р
одился в Тифлисе в семье русского генерала Алексея Николаевича Брусилова. По окончании Пажеского корпуса служил в драгунском полку. Участник русско-турецкой войны 1877—1878 годов на Кавказе. Отличился при взятии турецких крепостей Ардаган и Карс, за что получил орден Святого Станислава 3-й и 2-й степеней и орден Святой Анны 3-й степени. Затем — служба в Санкт-Петербурге. Дослужился до начальника Офицерской кавалерийской школы. Брусилов стал известен не только в России, но и за границей как выдающийся знаток кавалерийских езды и спорта. Служивший в школе под его началом перед русско-японской войной К. Маннергейм вспоминал: "Он был внимательным, строгим, требовательным к подчинённым руководителем и давал очень хорошие знания. Его военные игры и учения на местности по своим разработкам и исполнению были образцовыми и донельзя интересными".

19 апреля 1906 года стал начальником 2-й гвардейской кавалерийской дивизии. С 5 января 1909 года — командир 14-го армейского корпуса. С 15 мая 1912 года — помощник командующего войсками Варшавского военного округа. С 15 августа 1913 года — командир 12-го армейского корпуса. В день объявления Германией войны России, 19 июля (1 августа) 1914 года, А. А. Брусилов был назначен командующим 8-й армией, которая уже через несколько дней приняла участие в Галицийской битве. 15—16 августа 1914 года нанёс в ходе Рогатинских боёв поражение 2-й австро-венгерской армии, взяв в плен 20 тысяч человек и 70 орудий. 20 августа взят Галич. 8-я армия принимает активное участие в боях у Равы-Русской и в Городокском сражении. В сентябре 1914 года командовал группой войск из 8-й и 3-й армий. 28 сентября — 11 октября его армия выдержала контратаку 2-й и 3-й австро-венгерских армий в боях на реке Сан и у города Стрый. В ходе успешно завершившихся боёв взято в плен 15 тысяч вражеских солдат, и в конце октября 1914 года его армия вступила в предгорья Карпат. В начале ноября 1914 года, оттеснив войска 3-й австро-венгерской армии с позиций на Бескидском хребте Карпат, занял стратегический Лупковский перевал. В Кросненском и Лимановском сражениях разбил 3-ю и 4-ю австро-венгерские армии. В этих боях его войска взяли в плен 48 тысяч пленных, 17 орудий и 119 пулемётов. В феврале 1915 года в сражении у Болигрод-Лиски сорвал попытки противника деблокировать свои войска, осаждённые в крепости Перемышль, взяв в плен 130 тысяч чел. В марте овладел главным Бескидским хребтом Карпатских гор и к 30 марта завершил операцию по форсированию Карпат. В начале сентября 1915 года в сражении при Вишневце и Дубно нанёс поражение противостоящим ему 1-й и 2-й австро-венгерским армиям. 10 сентября его войска взяли Луцк, а 5 октября — Чарторыйск.
С 17 марта 1916 года — главнокомандующий Юго-Западного фронтом. В июне 1916 года провёл успешное наступление Юго-Западного фронта, применив при этом неизвестную ранее форму прорыва позиционного фронта, заключавшуюся в одновременном наступлении всех армий. Главный удар в соответствии с планом, разработанным Брусиловым, был нанесён 8-й армией под командованием генерала А. М. Каледина в направлении города Луцка. Прорвав фронт на 16-километровом участке Носовичи — Корыто, русская армия 25 мая (7 июня) заняла Луцк, а ко 2 (15) июня разгромила 4-ю австро-венгерскую армию эрцгерцога Иосифа Фердинанда и продвинулась на 65 км. Эта операция вошла в историю под названием Брусиловский прорыв (также встречается под первоначальным названием Луцкий прорыв).
Во время Февральской революции поддержал смещение Николая II и приход к власти Временного правительства. Был горячим сторонником создания так называемых «ударных» и «революционных» частей. 22 мая (4 июня) 1917 года Брусилов отдал приказ по фронту № 561, в котором говорилось: " Для поднятия революционного наступательного духа армии является необходимым сформирование особых ударных революционных батальонов, навербованных из волонтёров в центре России, чтобы этим вселить в армии веру, что весь русский народ идёт за нею во имя скорого мира и братства народов с тем, чтобы при наступлении революционные батальоны, поставленные на важнейших боевых участках, своим порывом могли бы увлечь за собой колеблющихся".
22 мая 1917 года назначен Временным правительством Верховным главнокомандующим вместо генерала Алексеева. После провала июньского наступления Брусилова сняли с поста Верховного главнокомандующего и заменили генералом Корниловым.
С 1920 года в Красной армии. Возглавлял Особое совещание при главнокомандующем всеми вооружёнными силами Советской Республики, вырабатывавшее рекомендации по укреплению Красной армии. В сентябре 1920 года совместно с М. И. Калининым, В. И. Лениным, Л. Д. Троцким и С. С. Каменевым подписал воззвание к офицерам армии барона Врангеля. В воззвании содержался призыв к прекращению Гражданской войны и гарантировалась амнистия всем, переходящим на сторону советской власти.
А. А. Брусилов скончался 17 марта 1926 года в Москве от воспаления лёгких в возрасте 72 лет. Похоронен со всеми воинскими почестями у стен Смоленского собора Новодевичьего монастыря.
Из воспоминаний Брусилова о прорыве:
«11 мая я получил телеграмму начальника штаба верховного главнокомандующего, в которой он мне сообщал, что итальянские войска потерпели настолько сильное поражение, что итальянское высшее командование не надеется удержать противника на своем фронте и настоятельно просит нашего перехода в наступление, чтобы оттянуть часть сил с итальянского фронта к нашему; поэтому, по приказанию государя, он меня спрашивает, могу ли я перейти в наступление и когда. Я ему немедленно ответил, что армии вверенного мне фронта готовы и что, как я раньше говорил, они могут перейти в наступление неделю спустя после извещения. На этом основании доношу, что мною отдан приказ 19 мая перейти в наступление всеми армиями, но при одном условии, на котором особенно настаиваю, чтобы и Западный фронт одновременно также двинулся вперед, дабы сковать войска, против него расположенные. Вслед за тем Алексеев пригласил меня для разговора по прямому проводу. Он мне передал, что просит меня начать атаку не 19 мая, а 22-го, так как Эверт может начать свое наступление лишь 1 нюня. Я на это ответил, что и такой промежуток несколько велик, но с ним мириться можно при условии, что дальнейших откладываний уже не будет. На это Алексеев мне ответил, что он гарантирует мне, что дальнейших откладываний не будет. И тотчас же разослал телеграммами приказания командующим армиями, что начало атаки должно быть 22 мая на рассвете, а не 19-го.
21 мая вечером Алексеев опять пригласил меня к прямому проводу. Он мне передал, что несколько сомневается в успехе моих активных действий вследствие необычного способа, которым я его предпринимаю, то есть атаки противника одновременно во многих местах вместо одного удара всеми собранными силами и всей артиллерией, которая у меня распределена по армиям. Алексеев высказал мнение, не лучше ли будет отложить мою атаку на несколько дней для того, чтобы устроить лишь один ударный участок, как это уже выработано практикой настоящей войны. Подобного изменения плана действий желает сам царь, и от его имени он и предлагает мне это видоизменение. На это я ему возразил, что изменять мой план атаки я наотрез отказываюсь и в таком случае прошу меня сменить. Откладывать вторично день и час наступления не нахожу возможным, ибо все войска стоят в исходном положении для атаки, и, пока мои распоряжения об отмене дойдут до фронта, артиллерийская подготовка начнется. Войска при частых отменах приказаний неизбежно теряют доверие к своим вождям, а потому настоятельно прошу меня сменить. Алексеев мне ответил, что верховный уже лег спать и будить его ему неудобно, и он просит меня подумать. Я настолько разозлился, что резко ответил: «Сон верховного меня не касается, и больше думать мне не о чем. Прошу сейчас ответа». На это генерал Алексеев сказал: «Ну, Бог с вами, делайте как знаете, а я о нашем разговоре доложу государю императору завтра». На этом наш разговор и кончился. Должен пояснить, что все подобные мешавшие делу переговоры по телеграфу, письмами и т. п., которых я тут не привожу, мне сильно надоели и раздражали меня. Я очень хорошо знал, что в случае моей уступчивости в вопросе об организации одного удара этот удар несомненно окончится неудачей, так как противник непременно его обнаружит и сосредоточит сильные резервы для контрудара, как во всех предыдущих случаях. Конечно, царь был тут ни при чем, а это была система Ставки с Алексеевым во главе - делать шаг вперед, а потом сейчас же шаг назад».
С рассветом 22 мая на назначенных участках начался сильный артиллерийский огонь по всему Юго-Западному фронту...
Должен признать, что везде наша артиллерийская атака увенчалась полным успехом... Я не буду, как и раньше, подробно описывать шаг за шагом боевые действия этого достопамятного периода наступления вверенных мне армий; скажу лишь, что к полудню 24 мая было нами взято в плен 900 офицеров, свыше 40 000 нижних чинов, 77 орудий, 134 пулемета и 49 бомбометов; к 27 мая нами уже было взято 1240 офицеров, свыше 71 000 нижних чинов и захвачено 94 орудия, 179 пулеметов, 53 бомбомета и миномета и громадное количество всякой другой военной добычи.
Но в это же время у меня снова состоялся довольно неприятный разговор с Алексеевым. Он меня опять вызвал к телеграфному аппарату, чтобы сообщить, что вследствие дурной погоды Эверт 1 июня атаковать не может, а переносит свой удар на 5 июня. Конечно, я был этим чрезвычайно недоволен, что, не стесняясь, и высказал, а затем спросил, могу ли я, по крайней мере, быть уверенным, что хоть 5 июня Эверт наверняка перейдет в наступление. Алексеев ответил мне, что в этом не может быть никакого сомнения, но 5 июня опять меня вызвал к телеграфному аппарату, чтобы сообщить иное: по новым данным, разведчики Эверта доносили, что против его ударного участка собраны громадные силы противника и многочисленная тяжелая артиллерия, а потому Эверт считает, что атака на подготовленном им месте ни в коем случае успешной быть не может, что, если ему прикажут, он атакует, но при убеждении, что он будет разбит; Эверт просит разрешения государя перенести пункт атаки к Барановичам, где, по его мнению, атака его может иметь успех, и, принимая во внимание все вышесказанное, государь император разрешил Эверту от атаки воздержаться и возможно скорее устроить новую ударную группу против Барановичей. На это я ответил, что случилось то, чего я боялся, то есть, что я буду брошен без поддержки соседей и что, таким образом, мои успехи ограничатся лишь тактической победой и некоторым продвижением вперед, что на судьбу войны никакого влияния иметь не будет. Неминуемо противник со всех сторон будет снимать свои войска и бросать их против меня, и, очевидно, что в конце концов я буду принужден остановиться. Считаю, что так воевать нельзя и что даже если бы атаки Эверта и Куропаткина не увенчались успехом, то самый факт их наступления значительными силами на более или менее продолжительное время сковал войска противника против них и не допустил бы посылку резервов с их фронтов против моих войск... Алексеев мне возразил: «Изменить решения государя императора уже нельзя» — и добавил, что Эверту дан срок атаковать противника у Барановичей не позже 20 июня. «Зато, — сказал Алексеев, — мы вам пришлем в подкрепление два корпуса». Я закончил нашу беседу заявлением, что такая запоздалая атака мне не поможет, а Западный фронт опять потерпит неудачу по недостатку времени для подготовки удара и что если бы я вперед знал, что это так и будет, то наотрез отказался бы от атаки в одиночку...
Я хорошо понимал, что царь тут ни при чем, так как в военном деле его можно считать младенцем, и что весь вопрос состоит в том, что Алексеев, хотя отлично понимает, каково положение дел и преступность действий Эверта и Куропаткина, но, как бывший их подчиненный во время японской войны, всемерно старается прикрыть их бездействие и скрепя сердце соглашается с их представлениями...
Будь другой верховный главнокомандующий — за подобную нерешительность Эверт был бы немедленно смещен и соответствующим образом заменен, Куропаткин же ни в каком случае в действующей армии никакой должности не получил бы. Но при том режиме, который существовал в то время, в армии безнаказанность была полная, и оба продолжали оставаться излюбленными военачальниками Ставки.
Все это время я получал сотни поздравительных и благодарственных телеграмм от самых разнообразных кругов русских людей. Всё всколыхнулось. Крестьяне, рабочие, аристократия, духовенство, интеллигенция, учащаяся молодежь — все бесконечной телеграфной лентой хотели мне сказать, что они — русские люди и что сердца их бьются заодно с моей дорогой, окровавленной во имя родины, но победоносной армией. И это было мне поддержкой и великим утешением. Это были лучшие дни моей жизни, ибо я жил одной общей радостью со всей Россией. Насколько я помню, если не первой, то одной из первых была телеграмма с Кавказа от великого князя Николая Николаевича: «Поздравляю, целую, обнимаю, благословляю». Прочитав эту телеграмму, я был сильно взволнован, настолько она меня тронула. Он, наш бывший верховный главнокомандующий, не находил слов, чтобы достаточно сильно выразить свою радость по поводу наших побед. Я объясняю себе свое волнение тем, что нервы мои были слишком измучены предыдущими переживаниями в столкновениях с людьми совсем иного склада. И только несколько дней спустя мне подали телеграмму от государя, в которой стояло всего несколько сухих и сдержанных слов благодарности".


Издание: Брусилов А.А. Воспоминания. — М.: Воениздат, 1963.

Книга на сайте: http://militera.lib.ru/memo/russian/brusilov/index.html

 

.
17 марта 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
21 июля
суббота
2018

В этот день:

Подвиг русского резерва на острове Люцаусгольм

21 июля 1891 года на латышском острове Люцаусгольм в нижнем течении Западной Двины у Риги на добровольные пожертвования был воздвигнут памятник с короной и вензелем ПЕТРА I и надписью: «Памяти 400 русских воинов, геройски павших при защите острова в 1701 году».

Подвиг русского резерва на острове Люцаусгольм

21 июля 1891 года на латышском острове Люцаусгольм в нижнем течении Западной Двины у Риги на добровольные пожертвования был воздвигнут памятник с короной и вензелем ПЕТРА I и надписью: «Памяти 400 русских воинов, геройски павших при защите острова в 1701 году».

 Почти два столетия этот героический эпизод Северной войны находился в забвении, пока упоминание о нем не было обнаружено в шведских документах.

В 1701 году шведская армия разбила у Риги почти вдвое превосходившую ее по численности саксонскую армию, которой командовал фельдмаршал Штейнау. В помощь саксонцам был направлен князь Аникита Иванович РЕПНИН с 18 солдатскими и 1 стрелецким полками численностью около 20 000 человек. Большая часть русских осталась у Кокенгаузена (совр. Кокнесе), к саксонцам отправился отряд в 400 человек, но самоуверенность фельдмаршала в своем превосходстве над шведами была так велика, что он приказал русским оставаться в резерве, а части отряда занять лежащие у левого берега реки острова.

Но Штейнау потерпел поражение. Во время панического бегства о русском отряде на Люцаусгольме никто не вспомнил. Оставить свою позицию русские отказались. Шведы атаковали, но встретили ожесточенное сопротивление. Карл XII подоспел к месту боя уже тогда, «когда все было кончено, только двадцать человек продолжали держаться в небольшом редуте: их спасло появление короля, который велел пощадить их жизнь».

 

Разгром Турции на Черном море

21 июля 1774 года Османская империя подписала с Россией Кючук-Кайнарджийский договор

Разгром Турции на Черном море

21 июля 1774 года Османская империя подписала с Россией Кючук-Кайнарджийский договор

В результате - Турция выплатила России контрибуцию в 4,5 млн рублей, а также уступила северное побережье Чёрного моря вместе с двумя важными портами.

Турция первая начала войну в 1768 году. Предлогом стал отказ России выполнить требование турецкой стороны вывести свои войска из Польши. Турция, обеспокоенная ростом русского влияния в Польше, в конце 1768 года объявила России войну. Поначалу боевые действия не отличались особой активностью. Первые серьезные победы русского оружия начались в 1770 году. Русская армия под командованием Петра Румянцева и Александра Суворова разгромила турецкие войска в битвах при Ларге, Кагуле и Козлуджи, а средиземноморская эскадра русского флота под командованием Алексея Орлова и Григория Спиридова нанесла поражение турецкому флоту в Хиосском сражении и при Чесме. В результате войны, закончившейся победой Российской империи, в её состав вошли Новороссия и северный Кавказ, а Крымское ханство перешло под её протекторат. Молдавия и Валахия фактически перешли под российское покровительство.

Адмирал флота Владимир Касатонов

21 июля 1910 года родился Владимир Афанасьевич КАСАТОНОВ (ум. 10.06.1989), адмирал флота, командующий Черноморским и Северным флотами, Герой Советского Союза.

Адмирал флота Владимир Касатонов

21 июля 1910 года родился Владимир Афанасьевич КАСАТОНОВ (ум. 10.06.1989), адмирал флота, командующий Черноморским и Северным флотами, Герой Советского Союза.

Он родился в городе Петергофе (ныне город Петродворец). На службе в ВМФ с 1927 года. После окончания Военно-морского училища имени М. В. Фрунзе был назначен штурманом подводной лодки Балтийского флота. В 1933—1939 годах — помощник командира, командир подводной лодки, командир дивизиона подводных лодок Тихоокеанского флота. После окончания Военно-морской академии назначен начальником штаба отдельного дивизиона подводных лодок Балтийского флота. В этой должности встретил Великую Отечественную войну, во время которой дослужился до начальника отдела оперативного управления Главного штаба ВМФ.

С декабря 1955 года — командующий Черноморским флотом, а с февраля 1962 года — командующий Северным флотом. С июня 1964 года — первый заместитель Главнокомандующего и член Военного совета Военно-Морского Флота СССР. Касатонов внёс большой вклад в испытания новых кораблей и в изучение условий действий сил флота в арктических районах. В 1966 году в качестве старшего командира участвовал в первом в истории советского ВМФ подводном кругосветном походе атомных подводных лодок, за что был удостоен звания Героя Советского Союза.

Народная артистка России Людмила Зайцева

21 июля 1946 года официальная дата рождения Людмилы Васильевны ЗАЙЦЕВОЙ (на самом деле она родилась в ноябре), народной артистки России

Народная артистка России Людмила Зайцева

21 июля 1946 года официальная дата рождения Людмилы Васильевны ЗАЙЦЕВОЙ (на самом деле она родилась в ноябре), народной артистки России

Она снялась в более 60 фильмах, особенно запомнилась зрителям в роли сержанта Кирьяновой в военно-патриотической ленте «А зори здесь тихие...»

Людмила Зайцева родилась на Кубани. В 1970 году окончила Щукинское училище. С 1976 года — в театре-студии киноактёра. Первой ролью Людмилы Зайцевой было эпизодическое появление в фильме Андрея Кончаловского «История Аси Клячиной, которая любила, да не вышла замуж». Первую главную роль Зайцева сыграла в фильме «Здравствуй и прощай» (1972) Виталия Мельникова. За роль в фильме «Праздники детства» (1982), снятый по рассказам Василия Шукшина, актриса была удостоена Государственной приемии СССР. Среди других известных ролей — роль сержанта Кирьяновой в «А зори здесь тихие...», Пелагеи в картине «Кадкина всякий знает», главные роли в фильмах «Дождь в чужом городе», «Затерянные в песках», роль матери главной героини в «Маленькой Вере». В послеперестроечные годы Людмила Зайцева почти не снималась в кино, и только в последние несколько лет она вернулась на киноэкраны. В 1997 году она с успехом сыграла роль Ефросиньи в драме Виталия Мельникова «Царевич Алексей», а затем Екатерину Иоанновну в сериале Светланы Дружининой «Тайны дворцовых переворотов». На выборах Президента РФ в 1996 году была доверенным лицом Геннадия Зюганова, ездила в рамках его избирательной кампании с концертными бригадами по стране. В 1998 подписала письмо комитета «За нравственное возрождение Отечества».

С мужем — сценаристом и кинорежиссером Геннадием Ворониным прожила почти 50 лет. Овдовела в 2011 году. Дочь — актриса Василиса Воронина.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии