RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Поход к Маршалу Язову
16 ноября 2014 г.

Поход к Маршалу Язову

Как флотские офицеры собирали средства на пропитание бывшему министру обороны СССР
Лицемерие англосаксов
15 декабря 2016 г.

Лицемерие англосаксов

15 декабря 1941 года министр иностранных дел Великобритании Антони Иден побывал в освобожденном от фашистов Клину
Привести в исполнение
23 июня 2014 г.

Привести в исполнение

Против украинских фашистов Коломойского, Авакова, Яроша и других в России возбуждены уголовные дела и они объявлены в международный розыск
Мальчишка, поймавший генерала
24 января 2020 г.

Мальчишка, поймавший генерала

24 января 1943 года в бою с европейскими фашистами погиб юный партизан Лёня Голиков
Освобождение Киева
6 ноября 2019 г.

Освобождение Киева

6 ноября 1943 года западно-европейские фашисты были выбиты из « Матери городов русских»
Главная » Подвиги в наследство » Те, кто не предали...

Те, кто не предали...

15 марта 1917 года император Николай II был отстранен от Престола (некоторые утверждают, что отрёкся, но это не доказано)

Многие, в том числе, и профессиональные историки, до сих пор уверены, что обстоятельства этого события, бесспорно, предопределившего судьбу страны, еще предстоит очистить от наслоений лжи и разномастных идеологических подтасовок.
Те, кто не предали...

Выяснить не для того, чтобы впасть в очередное «сослагательное наклонение»: что было бы, если бы… Впрочем, почти век спустя после этого события в сослагательном наклонении пребывает огромное количество граждан. То ли еще будет через год… Страна так и не наигралась в «противостояние».
Конечно, нам не привыкать быть наказанными за незнание уроков истории. Саму историю нам не привыкать упрямо покрывать толстым слоем идеологической штукатурки. Действительно, под штукатуркой удобно не замечать очевидного – механизма разрушения страны. И продолжать фантазировать. Например, об «искупительной жертве».
Беда, однако, не в фантазиях, а в не сделанных за сто лет выводах. А еще в нашем общем нежелании замечать – под этой самой разноцветной штукатуркой – людей, которые как раз сто лет назад не стали ни белыми, ни красными. Людей, просто сохранивших верность присяге. Неужели этого факта – верности однажды данной присяге – недостаточно, чтобы заслужить элементарное уважение потомков?
В годовщину отречения императора Николая Солдатский храм предлагает вспомнить именно о таких людях.
Когда-то генерал Антон Иванович Деникин писал, вспоминая реакцию армии на события ранней весны 1917 года: «Многим кажется удивительным и непонятным тот факт, что крушение векового монархического строя не вызвало среди армии, воспитанной в его традициях, не только борьбы, но даже отдельных вспышек. Что армия не создала своей Вандеи… Мне известны только три эпизода резкого протеста: движение отряда генерала Иванова на Царское Село, организованное Ставкой в первые дни волнений в Петрограде, выполненное весьма неумело и вскоре отмененное, и две телеграммы, посланные государю командирами 3-го конного и гвардейского конного корпусов, графом Келлером и ханом Нахичеванским. Оба они предлагали себя и свои войска в распоряжение государя для подавления «мятежа».
Конечно, автор «Очерков русской смуты» хорошо знал, что значит присягу нарушить. Он сделал свой выбор. И все-таки не дай никому Бог воевать против собственной страны – чтобы потом скитаться по чужим. А вот генералы Федор Артурович Келлер и Гусейн Хан Нахичеванский со своей страной остались навсегда. Да, очень скоро оба исчезли в огне братоубийственной Гражданской войны. И все же… Они не изменили присяге!
«Мне казалось всегда отвратительным и достойным презрения, когда люди для личного блага, наживы или личной безопасности готовы менять свои убеждения, а таких людей громадное большинство». Эти слова принадлежат Федору Келлеру. Он напишет их в 1917-м. После того, как откажется присягнуть Временному правительству. Еще недавно современники называли его «первой шашки России», «золотым клинком империи». Эти оценки он заслужил не в кабинетах, не благодаря удачной конъюнктуре и связям, а на полях сражений Первой мировой войны. К лету 1914 года Фёдор Артурович считался лучшим русским кавалерийским военачальником.
Еще недавно о Келлере с восторгом рассказывали газеты и журналы. Им восхищались при дворе и в обществе, а мальчишки из богатых семейств просто убегали из дому на фронт: «служить у Келлера». Но очень скоро в этом самом обществе самым модным украшением окажется красный бант. Для подавляющего большинства (того самого, о котором и напишет Келлер) – ненадолго. И лишь украшением. «Веянием»… Подъем сменится апатией, апатия – предательством. Предательство – испытаниями и бегством, для многих – смертью. Впрочем, большинство во все времена одинаково. Оно привыкло возносить на пьедесталы и свергать, не думая о последствиях. Даже о персональных. Оно даже не задумывается, что присяга – не просто слова.
«Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то там Временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить армию и Россию», - скажет в мартовские дни 1917 года Келлер солдатам и офицерам своего 3 конного корпуса. Корпуса геройского, два года наводившего ужас на австро-венгерские войска и… преданного своему командиру. Историки пишут, что «неожиданность ошеломила всех». «И только в нескольких группах солдат и интеллигенции - писарей, технических команд, санитаров - царило приподнятое настроение».
Вполне предсказуемая ситуация для начала 17-года? Не совсем так. 3 конный корпус в те дни – один из самых боеспособных в стремительно разрушающейся Русской армии. Здесь знающие вкус тяжелейших побед Юго-Западного фронта солдаты верят своему командиру.
Командиру, оказавшемуся одиночкой? Очень скоро неуступчивый, «странный» Келлер окажется костью в горле не только для Временного правительства. «Переговорщиками» в принципиальном вопросе о приведении корпуса к «новой» присяге к Келлеру приедут его бывшие боевые товарищи. В частности, генерал Маннергейм (тот самый Маннергейм, который впоследствии не однажды отметится в войнах против своей «бывшей Родины». И тот самый, которого иные «монархисты» до сих пор считают своим знаменем). Ответ Келлера будет коротким и ясным: «Я христианин, и думаю, что грешно менять присягу».
Это будет решение именно Келлера. Он никак не распространит его на вверенный 3 конный корпус. Он уйдет в отставку, на прощание сказав своим солдатам: «Переживали мы с Вами вместе и горе, и радости, хоронили наших дорогих покойников, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество, радовались достигнутыми с БОЖЬЕЙ помощью неоднократным успехам над врагами. Не один раз бывали сами ранены и страдали от ран. Сроднились мы с Вами. Горячее же спасибо всем Вам за Ваше доверие ко мне, за Вашу любовь, за Вашу всегдашнюю отвагу и слепое послушание в трудные минуты боя. Дай Вам Господи силы и дальше служить также честно и верно своей Родине, всегдашней удачи и счастья. Не забывайте своего старого и крепко любящего Вас командира корпуса. Помните то, чему он Вас учил. Бог Вам в помощь».
Келлер уедет к своей семье, в Харьков. Монархист, конечно, он не примет новую революцию. Но когда в 1918-м Россия покроется язвами Гражданской войны, он откажет эмиссарам Деникина присоединиться к Белому движению. Но правы историки Гражданской войны, когда говорят: русское офицерство оказалось в ситуации выбора без возможности выбора.
Ни минуты не смирившийся с позором Брестского мира и глубоко переживавший распад Российской империи – страны, которой присягал, осенью 1918-го Келлер окажется в ставшем «независимым» Киеве. В этом городе, оккупированном немцами, он, понимавший, что такое Малороссия и отказывавшийся принимать новое государство под названием Украина, так и не найдет общего языка с гетманом Павлом Скоропадским, бывшим генерал-лейтенантом Русской императорской армии. Позднее Скоропадский вспоминал: «Его правые убеждения, ненавистничество ко всему украинскому меня пугали. Я знал, что он горяч и что он поведет свою политику, а она до добра не доведет […]. С первого же дня, не имея на то даже права, он отменил все положения, выработанные нами для армии, он вернул все старые уставы императорской армии».
Правда, с гетманом у Келлера будут общие враги. Не немцы, нет. С немцами, в отличие от Келлера, Скоропадский умел ладить. И даже не маячившие где-то далеко, за горизонтом, красные.
1 декабря 1918 года в Киев войдут войска так называемой Украинской народной республики, больше известные как петлюровцы. Один из участников тех событий вспоминал позднее: «Когда оставленное всеми русское офицерство металось по Киеву в поисках, кому бы вверить свою судьбу, одному из нас пришла мысль обратиться к графу Келлеру, жившему тогда на частной квартире, с просьбою стать во главе остатков войск и вывести их из города. Граф, отлично понимавший всю трудность и даже безнадежность такой попытки, не счел, однако, возможным не прийти на зов русских офицеров».
После неудачной попытки небольшого отряда русских офицеров под его началом, генерал Келлер, вместе с двумя своими боевыми товарищами, полковником Андреем Пантелеевым и штаб-ротмистром Николаем Ивановым, укроется в Михайловском монастыре.
Из Киева уйдут немцы. Гетман Скоропадский, как известно, бежит вместе с ними. Немцам все-таки надо отдать должное. Келлеру они тоже предложили свою помощь в спасении от петлюровцев. Шестидесятилетний старик, он отказался: для Келлера несовместимым с честью было переодевание в немецкую шинель. Не мог он смириться и с тем, чтобы для спасения жизни снять императорский подарок - Георгиевскую шашку и Георгия с шеи, чтобы эти предметы не бросались в глаза.
Осознавая, какой конец его ждет, Фёдор Артурович стал готовиться к достойному окончанию своего земного пути. В ночь с 20 на 21 декабря 1918 года генерал граф Келлер и сопровождавшие его штаб-ротмистр Иванов и полковник Пантелеев были расстреляны петлюровцами недалеко от Софийского собора в Киеве. В городе начались массовые казни и грабежи. Тела же убитых были найдены епископом Нестором Камчатским в морге Анатомического театра и похоронены под чужими именами в Покровском монастыре. Могилы не сохранились…
***
Судьба другого потомственного военного и – единственного за всю историю Русской императорской армии генерала-мусульманина, Гусейн Хана Нахичеванского, тоже поначалу будет складываться звёздно – в буквальном смысле. Еще в десятилетнем возрасте он будет зачислен в пажи к Высочайшему двору. Это обстоятельство позволит Гусейн Хану закончить Пажеский Его Императорского Величества Корпус и службу начать в лейб-гвардии.
В воспоминаниях современников он поначалу и предстает таким - удачливым и расторопным. Впрочем, Нахичеванский – на своем месте. В поездках по России он, русский офицер и мусульманин, сопровождает, например, шаха Персии. Нахичеванский вообще – создатель в нашей армии кавказских частей. Вскоре собранный им 2-й Дагестанский конный полк отличится в действиях против японских войн. Сам командир удостоится ордена святого Георгия 4 степени – очень уважаемой боевой офицерской награды тех лет.
Был ли Нахичеванский любимцем императора? Да, был. Так и командовал он самыми боевыми частями Русской армии, хоть очень часто их и называли «туземными». Впрочем, кавказская кавалерия заслуженно была любима русскими императорами.
Еще один штрих к портрету Гусейн Хана. В июле 1907 года генерал-майор Нахичеванский, мусульманин, организовал сбор средств на строительство полковой православной Церкви Святой Ольги. Церковь была построена в память о битве под Фридландом. В этой битве когда-то отличился Лейб-Гвардии Конный полк, который сейчас был под началом Нахичеванского.
Кавалерия Нахичеванского действительно была ударной силой Русской армии. 3 мая 1915 года: «На фронте отступающих частей 3-й армии на линии реки Вислицы подошел конный корпус хана Нахичеванского и на глазах пехотных частей под ураганным огнем германской артиллерии, пулеметов и ружейной стрельбы двинулся в атаку на противника. Вид несущейся в атаку конницы поднял дух не только в частях пехоты, но и раненые поднимались и готовы были с конницей бежать на противника».
Год с небольшим спустя вновь сформированный Гвардейский кавалерийский корпус принимает участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Считается, корпус этот Николай II задумывал как личную гвардию. В его состав входили лучшие гвардейские части. Не вылезавшие, впрочем, с передовой. Но после Брусиловского прорыва корпус Нахичеванского был отправлен в глубокий тыл. Причина – отсутствие фуража и провианта в прифронтовой полосе. И… невозможность тыловыми службами подвезти необходимое…
Показательно: весной 1917-го, когда части Гвардейского кавалерийского корпуса приводили к присяге Временному правительству, принять ее отказался не только Нахичеванский, но и многие из его подчиненных. Сам он тогда же был отстранен от командования – как подозревавшийся в монархических настроениях. По иронии судьбы, приказ об отстранении был подписан легендарным Алексеем Алексеевичем Брусиловым, на тот момент - Верховным Главнокомандующим… Впрочем, «на тот момент» - буквально. Вскоре разложенная агитацией армия провалит июньское наступление на фронте, и Брусилов поста Главковерха лишится…
Что касается Гусейн Хана Нахичеванского, то до осени 1917-го он будет числиться в резерве чинов, а потом выйдет в отставку. В каком-либо противостоянии новой власти участия не примет. Он будет арестован в мае 1918-го. Позднее его имя будет значиться в списке лиц, взятых в заложники в ответ на убийство председателя Петроградской ЧК Моисея Урицкого. Дата гибели Нахичеванского неизвестна. Могилы его нет. В историю России Гусейн Хан, этнический азербайджанец, войдет как один из немногих русских офицеров, сохранивших верность присяге…
***
Сообщество «Солдатский храм» и Российский героический календарь нередко упрекают в том, что для одних мы – «недостаточно белые», для других – «недостаточно красные». Предполагаем упреки и в связи с этой публикацией. Конечно же, появившейся не случайно: в день отречения императора Николая II мы вспоминаем тех воинов, кто остался верен данной когда-то клятве. Полагаем, именно верность присяге, верность слову отличает людей военных от множества остальных. Хотя бывают, конечно, исключения...

 

Серафим Берестов, "Солдатский храм" (https://vk.com/ruvoin)
Сергей Турченко, Российский героический календарь (http://rosgeroika.ru/)

 

.
15 марта 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
23 октября
пятница
2020

В этот день:

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Генерал армии Дмитрий Павлов

23 октября 1897 года родился Дмитрий Григорьевич Павлов (расстрелян 1941), советский военачальник, генерал армии (22 февраля 1941), Герой Советского Союза (21 июня 1937).

Родился в семье крестьянина. В Первую мировую войну добровольцем ушёл на фронт, дослужился до старшего унтер-офицера. Был ранен в 1916 году и взят в немецкий плен. Освобождён после окончания войны. С 1919 года в Красной армии, в Гражданскую войну с 1918 по 1920 год был командиром взвода, эскадрона, помощником командира полка. Вступил в ВКП (б) в 1919 году. Окончил 24-ю Омскую пехотную школу имени Коминтерна (1922), Военную академию им. М. В. Фрунзе (октябрь 1925 по июнь 1928) и академические курсы при Военно-технической академии (1931).

С 21 июня 1941 года — командующий войсками Западного фронта. После разгрома значительной части войск фронта в Белостокско-Минском «котле» 30 июня 1941 года отстранён от командования и 4 июля арестован. 22 июля 1941 года, решением военного трибунала "за трусость, самовольное оставление стратегических пунктов без разрешения высшего командования, развал управления войсками, бездействие власти", был приговорён к высшей мере наказания и расстрелян. Похоронен на подмосковном полигоне НКВД. В 1957 году посмертно реабилитирован и восстановлен в звании.

Маршал авиации Владимир Судец

23 октября 1904 года родился Владимир Александрович Судец (ум. 1981), маршал авиации, командующий Дальней авиацией (1955—1962), главнокомандующий войсками ПВО (1962—1966), Герой Советского Союза, Народный герой Югославии, Герой МНР.

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

Арктическая Одиссея «Георгия Седова»

23 октября 1937 года начался 812-дневный арктический рейд советского ледокола «Георгий Седов».

В 1937 году научная экспедиция на «Георгии Седове» занималась исследовательскими работами в Карском море и в море Лаптевых в районе Ново-Сибирских островов. Программа исследований была почти закончена, когда «Георгий Седов» послали на помощь судам каравана, застрявшим в тяжёлых льдах юго-западной части моря Лаптевых.

Здесь собралось несколько ледокольных пароходов, но их усилия были тщетны: наступала ранняя зима, и пробитые ледоколами каналы быстро затягивались молодым льдом.

«Георгий Седов», «Садко» и «Малыгин» не смогли выйти изо льдов. 30 октября пришёл приказ начальника Главсевморпути о переходе на зимовочное положение. Опыта зимовки ни у кого из 217 человек не было.

10 ноября была выведена из эксплуатации машина, погасили топки, перешли на отопление с помощью камельков (буржуйка), освещение — керосинка (летучая мышь) и свечи. 3 апреля 1938 года из Тикси вылетели самолёты звена Героя Советского Союза Алексеева — «Н-170», «Н-171», «Н-172» (летчики Г. К. Орлов, П. Г. Головин). Не пробыв и двух часов после посадки на льдах, отправились обратно (эвакуировав 22 человека). От Тикси их отделяло 1100 км. Для второго рейса была создана промежуточная база (замёрзшая лагуна острова Котельного). 18 апреля «Н-170» и «Н-172» Алексеев и Головин вывезли 83 пассажира. 26 апреля в последний свой рейс — 79 человек. После этого на кораблях осталось по 11 человек. (33 во всём караване).

24 июня после осмотра водолазом Николаевым руля «Георгия Седова» было установлено, что тот повреждён одним из сжатий: судно потеряло возможность самостоятельно управляться. 28 августа 1938 года к каравану подошёл ледокол «Ермак» (капитан М. Я. Сорокин). После нескольких неудачных попыток буксировать «Георгия Седова», он отправился в ледовою разведку, но вскоре потерял один из винтов (лопнул вал и вместе с движителем ушёл на дно). Руководством было принято решение «Ермаку» возвращаться вместе с «Садко» и «Малыгиным», оставив «Георгия Седова» на вторую зимовку. 30 августа корабли ушли.

13 сентября в Главсевморпути приняли решение послать к «Седову» новый ледокол «Иосиф Сталин», а 17 сентября — и «Литке». Подойдя 23 сентября к «Седову» на 60 миль из-за тяжёлой ледовой обстановки (крупнобитый лёд 7 баллов, туман) ледоколы остановись. 24 сентября их отозвали обратно.

С 26 на 27 сентября в результате подвижек льда «Седову получил крен 18° на правый борт, под водой оказалось сливное отверстие холодильника. Забортная вода стала поступать внутрь судна. Несмотря на принятые меры, поступление воды прекратить не удалось и к полночи крен достиг 30°. В таком состоянии ледокол продолжал дрейф. Только в январе 1940 года уже в Гренландсом море (Северо-Западнее Шпицбергена) к дрейфующему пароходу

подошёл ледокол «Иосиф Сталин» и вывел его на чистую воду.

Дрейф продолжался 812 дней. Пройденный путь 3307 миль. 21 января суда добрались до Баренцбурга на Шпицбергене.

3 февраля 1940 года ледокол «Георгий Седов» награждён орденом Ленина. В тот же день был подписан Указ Президиума Верховного Совета СССР: "1. За проведение героического дрейфа, выполнение обширной программы научных исследований в труднейших условиях Арктики и проявленные при этом мужество и настойчивость присвоить звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда»:

1. Бадигину Константину Сергеевичу — капитану ледокольного парохода «Георгий Седов».

2. Трофимову Дмитрию Григорьевичу — помполиту ледокольного парохода «Георгий Седов».

3. Ефремову Андрею Георгиевичу — старшему помощнику капитана.

4. Буйницкому Виктору Харлампиевичу — гидрографу.

5. Токареву Сергею Дмитриевичу — второму механику.

6. Алферову Всеволоду Степановичу — третьему механику.

7. Полянскому Александру Александровичу — радисту.

8. Бекасову Николаю Михайловичу — радисту.

9. Буторину Дмитрию Прокопьевичу — боцману.

10. Недзвецкому Иосифу Марковичу — машинисту.

11. Шарыпову Николаю Сергеевичу — машинисту.

12. Соболевскому Александру Петровичу — врачу.

13. Гаманкову Ефрему Ивановичу — матросу.

14. Гетману Ивану Ивановичу — кочегару.

15. Мегеру Павлу Власовичу — повару.

2. Выдать единовременную денежную награду Бадигину К. С., Трофимову Д. Г., Ефремову А. Г., Буйницкому В. Х., Токареву С. Д., Алферову В. С., Полянскому А. А., Бекасову Н. М., Буторину Д. П., Недзвецкому И. М., Шарыпову Н. С., Соболевскому А. П., Гаманкову Е. И., Гетману И. И. и Мегеру П. В. по 25.000 рублей каждому".

 

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Кровавый «Норд-Ост»

23 октября 2002 года почти в самом центре Москвы вооруженные до зубов чеченские террористы захватили Театральный центр на Дубровке. В этот момент там шел мюзикл «Норд-Ост». В здании находилось более 900 человек, среди которых 100 детей. Во время штурма погибли более 130 заложников.

Подробно:

http://rosgeroika.ru/geroi-nashego-vremeni/2013/october/podlost-i-geroizm-na-dubrovke

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии