RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Автор «Девятого вала»
29 июля 2017 г.

Автор «Девятого вала»

29 июля 2017 года — 200 лет самому военно-морскому художнику России Ивану Константиновичу Айвазовскому
39 штурмов Пскова
17 февраля 2020 г.

39 штурмов Пскова

17 февраля 1582 года победой русского духа закончилась самая длительная в истории осадная баталия
Тайны полета Юрия Гагарина
12 апреля 2019 г.

Тайны полета Юрия Гагарина

12 апреля 1961 года советский человек, коммунист впервые в истории человечества поднялся в космос
Несбыточные мечты о покорении России
17 июня 2016 г.

Несбыточные мечты о покорении России

17 июня 1941 был отдан приказ вооружённым силам Германии начать осуществление плана «Барбаросса» с утра 22 июня.
Поклон «королю застоя»
19 декабря 2019 г.

Поклон «королю застоя»

19 декабря 1906 года родился Леонид Ильич Брежнев
Главная » Подвиги в наследство » Генерал Иван Панфилов

Генерал Иван Панфилов

18 ноября 1941 года погиб легендарный комдив-316, которого солдаты называли Батей

В деревне Гусеново близ Волоколамска ему установлен памятник на месте, где в ноябре 1941 года располагался штаб дивизии.
Генерал Иван Панфилов

 Панфилов погиб от осколка немецкой мины. Вот как впоследствии описывал этот трагический случай маршал бронетанковых войск М.Е Катуков: «Утром 18 ноября два десятка танков и цепи мотопехоты снова стали окружать деревню Гусенево. Здесь в это время находился КП Панфилова — наспех отрытая землянка рядом с крестьянской избой. Немцы обстреливали деревню из миномётов, но огонь был неприцельным, и на него не обращали внимания.

Панфилов принимал группу московских корреспондентов. Когда ему сообщили о танковой атаке противника, он поспешил из землянки на улицу. За ним последовали другие работники штаба дивизии. Не успел Панфилов подняться на последнюю ступеньку землянки, как рядом грохнула мина. Генерал Панфилов стал медленно оседать на землю. Его подхватили на руки. Так, не приходя в сознание, он умер на руках своих боевых товарищей. Осмотрели рану: оказалось, крошечный осколок пробил висок».

О Панфилове написано немало. Мне довелось познакомиться с младшей дочерью прославденного генерала, которая помогла связаться по телефону с Валентиной Ивановной Панфиловой – старшей дочерью героя, живущей в Алма-Ате, и Сергеем Ивановичем Усановым – бывшим комиссаром артдивизиона Панфиловской дивизии. С их помощью попытаемся воссоздать, так сказать, неофициальный образ Ивана Васильевича.

Перед войной

- С моей матушкой Марией Ивановной Панфиловой (Коломиец) отец познакомился в 1921 году, - начала Валентина Ивановна, - в украинском городке Овидиополе. Туда с фронтов гражданской войны передислоцировали красноармейский отряд под его командованием.28-летний краском ходил в поиске мест для постоя подчиненных. В одной из них и встретился с местной красавицей Марией. Через несколько недель прямо в штабе отряда сыграли свадьбу. С того дня и до самой Великой Отечественной родители не разлучались, куда бы Ивана Васильевича ни бросала служба.
Он тогда был уже опытным командиром. В империалистическую дослужился до фельдфебеля. В гражданскую в дивизии В. И. Чапаева был командиром отряда конной разведки. Кстати, интересное совпадение. Когда в 1941-м под Москвой Иван Васильевич командовал 316-й стрелковой дивизией, в его подчинении служил командиром артиллерийского дивизиона сын Чапаева.
Довоенный послужной список отца можно представить по местам рождения детей. Я родилась в Киеве, где он учился в школе красных командиров. Евгения в Оше, где отец начинал борьбу с басмачеством. Владилен в Кызил-Кие, Галина – недалеко от Ашхабада, Майя - в Чарджоу. Мать вместе с нами моталась за отцом везде, говорила: «Куда иголочка, туда и ниточка». И никогда не была обузой. Варила бойцам еду, обстирывала их. Хорошо помню, как мы кочевали с места на место. Детей мал мала меньше – погружали в корзины, которые связывали веревками и навешивали на спины верблюдов.

Впервые мама рассталась с отцом в 1941-м. И то только потому, что работала в то время председателем райисполкома и партийная дисциплина не позволила ей сбежать к нему на фронт. Но душой она была всегда рядом. Часто писала письма. Да какие! Настоящие русские женщины, как бы они ни любили мужей, в годину суровой опасности для Отечества никогда не пожелают им схорониться, отсидеться, а, благословляют на риск и даже на смерть, если она неизбежна. Такой была мама.

Из письма М.И. Панфиловой мужу: «Ваня, мне как-то не хотелось об этом говорить, и я верю и надеюсь: мы дождемся дня радостной победы, заживем мы тогда опять весело и счастливо, как жили, и будем радоваться нашим деткам, и что мы с тобой не зря прожили на свете. Ваня, а если все же придется погибнуть за нашу Родину, то погибни так, чтобы и песни можно было запеть и стихи сложить о славном герое. Ваня, я об этом не думаю, но все же это война и жестокая война, нам ко всему нужно быть готовыми, и вот мои истинные пожелания как мужу и другу…»

На фронте

- На фронт с отцом уехала я, - продолжала Валентина Ивановна. - Он недолго противился. Мама тоже. Мне ведь было уже 18! Только один был уговор никому не показывать родственной связи. Мы и не показывали. Благодаря этому я о папе многое узнала как бы со стороны. Служила в санбате, и раненые, не стесняясь, обсуждали своего комдива. Чувствовалось, любили, «батей» звали.
- Авторитет Панфилова в частях, любовь к нему бойцов начали зарождаться еще в Казахстане, где 316-я формировалась, - рассказал мне Сергей Иванович Усанов. – Обо всех нюансах и не расскажешь. Есть вроде бы мелочи, но многого они стоят. В дивизии, например, собрались представители 33 народностей СССР. Так Иван Васильевич, несмотря на загруженность службой, изучал некоторые языки, подчеркивая: «Я с подчиненным должен уметь хотя бы двумя словами на его наречии перекинуться».
Нашу дивизию из разноязыких и малограмотных людей Панфилов сумел сколотить в несколько месяцев. Очень важно то, что он знал, чему нужно учить солдат в первую очередь: выходить один на один с танком и подбивать его. Панфилов организовал в своих частях группы истребителей танков. Он дал им методику боя. Он добился того, что каждый боец ею овладел. И когда мы говорим о геройстве горстки панфиловцев, остановивших у разъезда Дубосеково крупное танковое соединение фашистов и уничтоживших 50 боевых машин, то здесь видятся отблески подвига Панфилова. А когда вспоминаем, что 316-я дивизия меньше, чем за месяц боев уничтожила 30 тысяч фашистских солдат и офицеров, более 150 танков, то подвиг Панфилова встает во всей полноте. Если бы тогда такого результата добился каждый комдив, то уже в ноябре 1941 года Гитлеру не было чем воевать!

Из письма И. В. Панфилова жене: «Москву врагу не сдадим. Уничтожаем гада тысячами и танки – сотнями. Дивизия бьется хорошо. Мурочка, работай не покладая рук для укрепления тыла. Твой наказ и мое слово я доблестно выполняю… Дивизия будет гвардейской! Целую тебя, мой друг и любящая жена».

Гибель комдива

- Панфилов не был блиндажным командиром, - продолжал Усанов. – Большую часть времени он проводил в полках и даже в батальонах, при чем в тех, которые в том момент испытывали наиболее ожесточенный напор противника. Это не показная безрассудная храбрость, а понимание боевой целесообразности такого поведения. С одной стороны – личный командный опыт комдива здорово помогал исправлять положение на трудных участках, с другой – его появление в критический момент боя сильно поднимал дух солдат и офицеров.
- 18 ноября 1941 года, - вспоминала Валентина Ивановна, - в медпункт привезли группу тяжело раненных. Один из них был в сознании. Он скрипел зубами, стонал. Я пыталась его успокоить: потерпи, сейчас сделают операцию.
- Эх, сестрица да разве тебе понять мою боль? Ведь не руку и не ногу мне жалко. Сердце кровью обливается. Батю нашего убило…
- Он, сердечный, как многие, не знал, что «батя» – это мой папка. Позже узнала, что он погиб во время очередной фашисткой атаки. Выскочил из командного пункта побежал на НП дивизии. Маленький осколок мины вонзился прямо в висок.
- Накануне гибели, - продолжал рассказ Усанов, - исполнились заветные желания Ивана Васильевича. Помню, как на КП принесли газеты с Указом Президиума Верховного Совета СССР о награждении дивизии орденом Красного Знамени и преобразования ее в 8-ю гвардейскую. Слезы радости выступили на глазах Панфилова. Он вытер их и сказал: «Не стыжусь. Большое дело. Это партия всем нам руку пожала и живым, и мертвым. Пойдите, да так и скажите людям».

А уже после гибели Панфилова ему было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). Вот строки из представления: «В борьбе с немецкими захватчиками на подступах к Москве дивизия вела ожесточенные бои с превосходящими в четыре раза силами противника. В течение месяца части дивизии не только удерживали свои позиции, но и стремительными контратаками разгромили 2-ю танковую, 29-ю моторизованную, 11-ю и 110-ю пехотные дивизии».
Такой результативности немногим удалось достичь даже в победном 1945 –м. Вот почему по личному указанию Сталина тело гвардии генерал-майора И.В. Панфилова было для торжественной панихиды доставлено в Москву, в Центральный Дом Советской Армии. Прах героя захоронен на Новодевичьем кладбище в общей могиле с прахом боевого друга славного кавалериста Л. Доватора и аса московского неба В. Талалихина

Наследство

- Папа оставил нам наследство особой цены, - говорит Мария Ивановна. – Я стихов не пишу, но одно из души вырвалось:
Он нам оставил ценности все те,
которые не купишь на прилавке.
И не достанешь в магазинной давке.
В подарок их подавно не дают.
Он нам оставил СОВЕСТЬ, ЧЕСТЬ и ТРУД.

Автобиография

Родился в 1893 году в городе Петровске Саратовской области в семье служащего. Отец – Василий Захарович – занимался конторским трудом по найму, умер в 1912 году. Мать – Александра Степановна – домашняя хозяйка, умерла в 1904 году. Есть брат Дмитрий Васильевич Панфилов – кандидат ВКП(б), работает в облпотребсоюзе города Саратова. Родственников за границей не проживало и не проживает. Женат с 1921 года на Коломиец Марии Ивановне, имею детей: дочь Валентина – 15 лет, дочь Евгения – 13 лет, сын Владилен – 10 лет, дочь Галина – 7 лет и дочь Майя – 5 лет. Жена – кандидат ВКП(б) с 1937 года, орденоносец «Знака Почета», до сентября 1938 года работала инструктором по женработе политотдела Ташкентского гарнизона, в данное время не работает в связи с моим переводом и ее болезнью. Отец жены, Коломиец Иван Устинович, с 1904 по 1916 год работал грузчиком в Одесском порту, с 1916 по 1919 год работал чернорабочим в г. Овидиополе Одесской области; с 1919 года – член с/х коммуны «Красная Заря», умер в 1922 году. Мать – Варвара Парфентьевна – домохозяйка, умерла в 1916 году. Сестра Надежда – домохозяйка, замужем за слесарем трамвайного депо г. Ташкента Сапаевым Александром, вторая сестра Клавдия – член ВЛКСМ, работает на кирпичном заводе в г. Одессе. Родственники ее за границей не проживают.
Самостоятельно начал работать с 1905 года, работал в г. Саратове по найму до 1915 года. С 1915 года служил в старой армии, последний чин – фельдфебель.
До 1905 года учился в 4-классном городском училище г. Пет­ровска, ввиду смерти матери выбыл со 2-го класса.
Во время Февральской революции служил в 168-м запасном батальоне г. Инсар, в марте 1917 года был отправлен на Юго-Западный фронт, где был зачислен в 638-й Ольтинский полк. В дни Октябрьской революции был на фронте, во время Октябрьского переворота полк был по приказу Временного правительства с фронта снят и должен был выступить на защиту Учредительного собрания, этот приказ полк выполнить отказался и провозгласил лозунг: «Вся власть – Советам!»
Член ВКП(б) с августа 1920 года, выдан партбилет Печерским райкомом в г. Киеве. Партбилет № 0291274.
Член горсовета г. Ярославля с января по март 1924 года, кандидат в члены президиума партячейки Памирского отряда с октября 1926 года по август 1927 года, член полкового бюро ВКП(б) 6 гсп с 1929 по 1930 год, член горсовета г. Ош с 1930 по 1931 год, член партбюро 8-го б-на местн. стр. войск, член партбюро 9-го гсп с 1932 по 1937 год. Член президиума горсовета г. Чарджоу с 1933 по 1937 год. Партвзысканий не было и не имею, в других партиях не состоял.
В троцкистской, правой, национал-шовинистической и прочих контрреволюционных организациях не состоял. Отклонений от генеральной линий партии и колебаний не было.
В период борьбы с оппозицией состоял рядовым членом парт­организации, принимал участие в осуждении на партсобраниях, в белорусско-толмачевской группировке не участвовал.
В РККА вступил добровольно в 1918 году в г. Саратове, зачислен в 1-й Саратовский советский полк, в котором прослужил до февраля 1920 года в должности от командира взвода до командира роты, в составе полка участвовал на фронтах: против чехословаков – после занятия Самары полк был переброшен на Уральский фронт; март–август 1919 года на Восточном фронте – против Колчака, по ликвидации колчаковщины, полк был переброшен в августе месяце на Южный фронт под Царицын, где пробыл до марта 1920 года. Выбыл из полка по болезни тифом в отпуск, г. Петровск.
В апреле 1920 года, не закончив отпуска, добровольно с отрядом убыл на польский фронт, где был зачислен в 100-й стр. полк командиром взвода, по заключении перемирия с Польшей дивизия была отправлена под Ленинград для формирования, в сентябре 1920 года – на Украину для борьбы с бандитизмом. По ликвидации банд полк переименован в 183-й пограничный батальон, где и был до откомандирования в школу, т.е. до октября 1921 года. Прибыл в Высшую объединенную военную школу г. Киева в декабре месяце, где и был зачислен слушателем пехотного отделения. После успешного окончания школы в 1923 году был назначен в 52-й Ярославский стрелковый полк, в пол­ку прослужил с октября 1923 года по март 1924 года в дол­ж­ностях комвзвода, комроты. В апреле 1924 года добровольно убыл на Туркестанский фронт, где и нахожусь по настоящее время в должностях: в 1-м Туркестанском стрелковом полку с апреля по октябрь 1924 года – командира стрелковой роты, с октября 1924 года по август 1925 года – начальника полковой школы.
С августа 1925 года по август 1937 года – командир стр. роты, начальник постов Западного Памира – Памирский отряд. В 4-м турк. стр. полку с августа 1927 года по апрель 1928 года – начальник полковой школы.
В 6-м турк. стр. полку с апреля 1928 года по апрель 1931 года – командир батальона.
В 1929 году участвовал по особому заданию в операции против басмачей на территории САВО в должности начальника штаба отряда.
8-й отдельный стр. батальон местных стр. войск с июня 1931 года по декабрь 1932 года – командир и комиссар батальона. 9-й Краснознаменный горно-стр. полк с декабря 1932 года по август 1937 года – командир полка, с августа 1937 года по октябрь 1938 года – начальник квартирного отдела САВО.
С октября 1938 года – военный комиссар Киргизской ССР.
Награды. За боевые заслуги на польском фронте награжден орденом Красного Знамени №1160.
За отличную работу и боевые подвиги по ликвидации басмачей на территории САВО в 1929 году награжден орденом Красного Знамени №617.
То же – револьвером «Парабеллум», прик. САВО №103.
В 1938 году награжден юбилейной медалью «XX лет РККА».
За стрелковую подготовку батальона весной 1932 года награжден месячным окладом, протокол №10-РВС САВО.
За отличную боевую подготовку батальона осенью 1932 года награжден охотничьим ружьем, приказ 287/139.
За хорошую боевую подготовку 9 гсп награжден командованием дивизии в 1933 году месячным окладом.
То же – в 1934 году – велосипедом.
То же – в 1935 году – фотоаппаратом.
За активную оборонную работу Центр. Сов. ОАХ Туркм. ССР – знаком активиста ОАХ.
То же на транспорте – награжден грамотой и присвоено звание почетного машиниста депо станции Чарджоу и ряд ценных подарков.
За границей никогда и нигде не был. Органами Сов. власти осужден не был, под судом и следствием не состоял.
Военный комиссар Кир. ССР, полковник ПАНФИЛОВ.
26 ноября 1938 года.

 

Сергей Турченко
17 ноября 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 января
воскресенье
2021

В этот день:

Первый морской устав

24 января (нов. ст.) 1720 года Петр I издал указ о значении флота в системе вооруженных сил и о создании первого морского устава.

Первый морской устав

24 января (нов. ст.) 1720 года Петр I издал указ о значении флота в системе вооруженных сил и о создании первого морского устава.

 В документе, в частности, говорилось: «того ради сей воинской морской устав учиняли, дабы всякий знал свою должность, и неведением никто б не отговаривался». Этот устав с некоторыми изменениями и дополнениями просуществовал  до 1853 года.

Морской устав Петра I состоял из пяти книг. Книга первая содержала положения «О генерал-адмирале и всяком аншеф-командующем», о чинах его штаба. В документе были помещены статьи, определяющие тактику эскадры. Эти указания носили явный отпечаток воззрений голландских адмиралов той эпохи и отличались не очень жестким регламентированием правил и норм, которые вытекали из свойств и возможностей флотского оружия той поры в различных условиях морского боя. Подобная осторожность была предусмотрена, чтобы не стеснять инициативы командующих — это проходит через весь устав красной линией.

Книга вторая содержала постановления о старшинстве чинов, о почестях и внешних отличиях кораблей, «о флагах и вымпелах, о фонарях, о салютах и флагах торговых...».

Книга третья раскрывала организацию боевого корабля и обязанности должностных лиц на нем. Статьи о капитане (командире корабля) определяли его права и обязанности, а также содержали указания о тактике корабля в бою. Последние имели ту особенность, что почти не касались тактики ведения одиночного боя, пре­дусматривая главным образом действия корабля в линии с другими судами.

Книга четвертая состояла из шести глав: глава I — «О благом поведении на корабле»; глава II — «О слугах офицерских, сколько кому иметь надлежит»; глава III — «О раздаче провианта на кораб­ле»; глава IV — «О награждении»: «...дабы всякий служащий во флоте ведал и был благонадежен, чем за какую службу на­гражден будет». Эта глава определяла награды за взятие неприятельских судов, вознаграждение раненных в бою и состарившихся на службе; главы V и VI — о разделении добычи при захвате неприятельских судов.

Книга пятая — «О штрафах» — состояла из 20 глав и представляла собой судебный и дисциплинарный уставы. Наказания отличались жестокостью, характерной для нравов того времени. За разные провинности предусматривались такие наказания, как «розстреляние», килевание (протаскивание провинившегося под днищем корабля), которое, как правило, заканчивалось для наказуемого мучительной смертью, «биение кошками» и так далее. «Ежели кто, стоя, на своей вахте, — говорилось в уставе, — найдется спящ на пути, едучи против неприятеля, ежели он офицер, лишен будет живота, а рядовой жестоко наказан будет кошками у шпиля.. А ежели оное случится не под неприятелем, то офицеру служить в рядовых один месяц, а рядовой спускай будет трижды с раины. Кто придет на вахту пьян, ежели офицер, то за первый раз вычетом на один месяц жалованья, за другой на два, за третий лишением чина на время, или вовсе по разсмотрению дела; а ежели рядовой, тот будет наказан биением у мачты».

К Морскому уставу были приложены формы ведомостей судовой отчетности, Книга сигналов и Правила дозорной службы. Морской устав Петра I с незначительными изменениями и дополнениями просуществовал почти полтораста лет и выдержал восемь изданий. По нему российский флот плавал и воевал до самой Крымской войны и только когда пар оттеснил парус, и нарезные орудия встали на место гладкоствольных, вышел новый устав 1853 года.

Расказачивание по-Свердлову

24 января 1919 года Оргбюро ВКП(б), рассматривая идею расказачивания, приняло директиву: «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах».

Расказачивание по-Свердлову

24 января 1919 года Оргбюро ВКП(б), рассматривая идею расказачивания, приняло директиву: «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах».

Документ, подписанный Яковом (Янкелем, Иешуа-Соломоном) Свердловым требовал
«провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно». Далее следовали такие пункты.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо ,прямое или косвенное, участие с борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

4. Уровнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести разоружение, расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах; впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенные в те или иные поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящее указание.

Вслед за этой директивой в газете Троцкого “Известия народного комиссариата по военным делам ” появилась статья Вацетиса, в которой автор, стремясь перечеркнуть многовековые заслуги казачества перед Отечеством, писал: “У казачества нет заслуг перед Русским народом и русским государством. У казачества есть заслуги перед темными силами русизма... По своей боевой подготовке казачество не отличалось к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить свойства между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира”.

И далее следовал откровенный призыв к террору против казачества: “Стомиллионный российский пролетариат не имеет никакого нравственного права применять к Дону великодушие: Дон необходимо обезлошадить, обезоружить, обезнагаить. На всех их революционное пламя должно навести страх, ужас, и они, как евангельские свиньи, должны быть сброшены в Чёрное море”.

Развивая эти террористические планы, Троцкий заявил на собрании политкомиссаров Южного фронта в Воронеже: “Казачество – опора трона. Уничтожить казачество как таковое, расказачить казачество – вот наш лозунг. Снять лампасы, запретить именоваться казаком, выселить в массовом порядке в другие области”.

Итоги расказачивания были подведены в 1926 году. Только на Дону было уничтожено 800 тысяч казаков. От дореволюционной численности осталось 45 процентов. В других казачьих регионах выжили от 10 до 25 процентов.

Немного о тех, кто возглавил уничтожение казачества.

Я́ков Миха́йлович Све́рдло́в (имя при рождении согласно одним источникам — Ешуа-Соломон Мовшевич Свердлов, согласно другим — Янкель Мираимович Свердлов) - по данным Википедии - председатель ВЦИК, председатель Оргбюро ЦК РКП (б). Основной “кадровик” ленинцев, “мозг партии”. Главный организатор “красного террора”, ритуального убийства царской семьи и “расказачивания”, автор политики раскола деревни на враждующие лагеря бедняков и кулаков. Умер при странных обстоятельствах (по официальной версии скончался от “испанки”, по неофициальным - зверски избит московскими рабочими).

Троцкий (Бронштейн) Лев (Лейба) Давыдович (Давидович), нарком по военным и морским делам, председатель РВС РСФСР. Непосредственный организатор Октябрьской революции, идеолог “красного террора”, создатель троцкистского Четвёртого интернационала. Наиболее знаковая фигура мирового еврейства. Ликвидирован в Мексике при помощи ледоруба Героем Советского Союза Меркадером по заданию Сталина.

Первые результаты расказачивания ужасают: в 1926 году на Дону осталось не более 45% от дореволюционного казачьего населения, в Уральском войске около 10%, в других войсках – до 25%. Были уничтожены практически все казаки старше 50-ти лет – гордый народ-воин был лишен памяти и традиций.

Теракт в Домодедово

24 января 2011 года произошел теракт в аэропорту Домодедово, осуществлённый террористом-смертником 20-летним жителем Ингушетии Магомедом Евлоевым по кличке «Сейфулах» в зале международных прилётов.

Теракт в Домодедово

24 января 2011 года произошел теракт в аэропорту Домодедово, осуществлённый террористом-смертником 20-летним жителем Ингушетии Магомедом Евлоевым по кличке «Сейфулах» в зале международных прилётов.

 По данным Минздравсоцразвития РФ, 37 человек погибло, ранения разной степени тяжести получили 130 человек.

24 января 2011 года примерно в 16:32 в толпе встречающих произошёл взрыв. В центре оказались пассажиры из России и ряда других стран.
По сообщению агентства «Росбалт», у спецслужб была информация о появлении в Москве террориста-смертника: «Спецслужбы знали, что в одном из московских аэропортов будет совершён террористический акт. Оперативники искали 3 подозреваемых, но им удалось проникнуть на территорию аэропорта, отследить момент взрыва, который произвёл их сообщник, и покинуть аэропорт».

28 марта в Назрани были задержаны братья Илес и Ислам Яндиевы, которые находились в розыске по подозрению в организации взрыва в «Домодедово». 30 марта Ленинский районный суд Владикавказа санкционировал их арест. По версии следствия, именно Яндиевы встретили террориста-смертника Магомеда Евлоева в Москве и привезли его в аэропорт 24 января. 28 марта в горно-лесистой местности республики Ингушетия была проведена операция по ликвидации одной из баз подготовки боевиков, которая, по данным ФСБ, активно использовалась в том числе и для подготовки террористов-смертников. Вначале базу атаковали с вертолета, несколько боевиков были убиты, другие попытались скрыться, тогда с другого вертолета был произведен ещё один пуск ракет. Спецназ в это время перекрывал горные тропы и блокировал район. Спецназовцы обнаружили на базе оружие, радиостанции, мобильные телефоны, взрывчатку и гранаты. Всего в ходе операции было уничтожено 17 боевиков. Среди них, по всей видимости, несколько лидеров бандгрупп, в их числе Аслан Бютукаев, который отвечал за подготовку смертников. В ингушском селе Верхний Алкун была проведена ещё одна спецоперация после того, как задержанные Яндиевы рассказали, что житель села Аслан Цечоев снабжал горные базы боевиков продуктами и лекарствами. Оказавший сопротивление Цечоев был убит.

20 августа 2012 года Московский областной суд приступил к рассмотрению в закрытом режиме уголовного дела о терракте а аэропорту Домодедово. На скамье посудимых Ахмед Евлоев, Башир Хамхоев, братья Илез и Ислам Яндиевы. 18 ноября 2012 года оглашен приговор: младший брат смертника Ахмед Евлоев получил всего 10 лет колонии общего режима, остальные пособники террориста проведут за решёткой всю оставшуюся жизнь.

16 сентября 2011 г. в Стамбуле из пистолета, снабженного глушителем, были убиты Рустам Альтемиров, Заурбек Амриев и Берг-Хаж Мусаев рядом с домом, где они жили. Рустам Альтемиров числился в России в федеральном розыске по обвинению в организации ряда терактов, в том числе в московском аэропорту «Домодедово». Предполагается, что Берг-Хаж Мусаев — это боевик по кличке «амир Хамзат», соратник Доку Умарова, который непосредственно подготовил Магомеда Евлоева к совершению взрыва. Турецкая полиция подозревала в совершении этого убийства 55-летнего российского гражданина, известного как Александр Жирков. Он скрылся, но в его номере в отеле полицейские нашли документы, пистолет с глушителем, маску и прибор ночного видения.

Леонтий Тупицын: жизнь - за товарищей

24 января 1944 года в районе Тосно Ленинградской области (пос.Ульяновка) совершил подвиг самопожертвования Тупицын Леонтий Яковлевич

Леонтий Тупицын: жизнь - за товарищей

24 января 1944 года в районе Тосно Ленинградской области (пос.Ульяновка) совершил подвиг самопожертвования Тупицын Леонтий Яковлевич

 

В своё время он не был награждён. И только после того, как были обнародованы документы поисковой группы, президент РФ 6 мая 1994 года присвоил ему (посмертно) звание Героя России.

 

Л.Я.Тупицын родился в 1895 году деревне Тупичане Орического района Кировской области. В семье был младшим из девяти братьев. В молодости семь лет служил в армии. До самой Великой Отечественной войны бессменно избирался депутатом сельсовета. В колхозе был и косцом, и пахарем, и председателем. Служил помощником пулемётчика в 947 полку 268 стрелковой дивизии.

Награжден медалью «За оборону Ленинграда». Погиб 24 января 1944 года в бою за поселок Ульяновка, под Ленинградом, в Тосненском районе.

До начала операции по снятию блокады Ленинграда 268-я дивизия держала оборону в районе деревни Гонтовая Липка. После того, как под Ораниембаумом в районе Пулковских высот наши войска перешли в наступление, резко изменилась обстановка и на минском участке фронта. Чтобы не попасть в окружение, фашистское командование решило вывести свои дивизии из этого района и дать нам бой в ряде заранее заготовленных опорных пунктов. Одним из таких пунктов был поселок Ульяновка. Через него и расположенную здесь станцию Саблино проходили Октябрьская железная дорога, шоссе Москва- Ленинград и железнодорожная ветка Мга-Гатчина. Вокруг посёлка гитлеровцы вырыли траншеи, оборудовали открытые огневые точки, расставили минные поля.

Все 900 дней блокады Ленинграда стояла на его защите героическая 268 дивизия. Её войны принимали участие в самых решающих, самых тяжелых боях за город Ленина: Ивановский пятачок, Красноборская операция, прорыв блокады, освобождение важного железнодорожного узла Мги… И, наконец, бой за Ульяновку.

Один из опорных пунктов немцев был возле поселка Ульяновка. Ворваться в поселок было не просто: надо было броском по льду под огнём противника через реку перебежать, вскарабкаться на крутой берег и, помчавшись по ложбине, взобраться на гору. А там, в дзотах, вражеские пулеметчики. Кроме того, у немцев здесь были замаскированы два танка и три бронемашины. Бои за Ульяновку продолжались трое суток, наша дивизия потеряла в них 98 человек убитыми, 499 ранеными. Только в первые сутки противник 14 раз переходил в контратаки. Отбивали их исключительно силами пехоты, потому что из-за взорванных немцами мостов, из-за покореженных дорог отстали наши артиллеристы, минометчики. В первый день боев и совершил здесь свой героический подвиг Л.Я.Тупицын.

В те дни серые тучки весели над землей. То и дело шел мокрый снег, переходивший порою в дождь… Ворваться в поселок было непросто: через реку броском перескочить, вскарабкаться на крутой берег, дальше ложбину перебежать, ней на гору взобраться. А там враг с пулеметами, в дотах и дзотах. Кроме того у него тут оказались бронемашины, два танка…

Стрелковые роты в ту пору более чем на половину были укомплектованы восемнадцатилетними. В одном из политдонесений говорилось о прибывшем в дивизию пополнении: «Рядовой состав- 1925 года рождения. До этого в боях не бывали…». Для молодых рабочих, колхозников, вчерашних школьников Ульяновка стала первым экзаменом на мужество.

Огонь вражеского дзота прижал к земле наступавшее подразделение. Появилась угроза срыва атаки. Уничтожить особо опасную огневую точку врага выпала рядовому Тупицыну. Ему удалось незаметно подползти к дзоту, метнуть гранату. На какое-то время вражеский пулемет умолк. Бойцы поднялись и снова устремились вперед. Но неожиданно из амбразуры противника опять брызнула свинцовая струя. Находившийся уже у самого дзота Тупицын поднялся и с гранатой в руке кинулся к бойнице. Тут раздался взрыв и сраженный последней очередью пулемета упал наш герой. Потрясенные подвигом своего товарища, бойцы вновь устремились вперёд.
В Подольском архиве Министерства обороны в журнале боевых действий 268-й дивизии запись от 24 января гласит: «Боец 947 сп Тупицын при форсировании р.Тосны своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота и героической смертью обеспечил продвижение своего подразделения вперед».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии