RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Оболганный за отца
11 марта 2018 г.

Оболганный за отца

11 марта 1943 года не вернулся с боевого задания летчик-истребитель гвардии старший лейтенант Леонид Хрущёв
Зеки — фронту
22 октября 2016 г.

Зеки — фронту

В октябре 1941 года началось досрочное освобождение и отправка на фронт узников Гулага, в котором на момент начала войны находилось около 2,3 миллиона человек.
Виражи княгини Шаховской
17 ноября 2017 г.

Виражи княгини Шаховской

17 ноября 1889 года родилась первая в России женщина-военный лётчик, погибшая в пьяной драке
Назначение - дерзкий прорыв
10 марта 2016 г.

Назначение - дерзкий прорыв

В Российскую армию возвращаются штурмовые саперные роты
МиГи против «Фантомов»
4 июня 2015 г.

МиГи против «Фантомов»

4 июня 1965 года наши летчики открыли боевой счет в небе Вьетнама, сбив F-4B ВВС США
Главная » Подвиги в наследство » Штопор Арцеулова

Штопор Арцеулова

Сто лет назад 7 октября 1916 года внук художника Айвазовского впервые в истории авиации вывел самолет из смертельного вращения

До того дня штопор был проклятием для военной авиации.
Штопор Арцеулова

Сегодня авиационный мир отмечает столетие события, которое справедливо считают началом новой эпохи покорения человеком неба. 7 октября 1916 года Константин Арцеулов, русский военный летчик и инструктор авиашколы под Севастополем, поднялся на двухкилометровую высоту и сознательно ввел самолет в штопор. Курсанты и публика с замиранием сердца следили, как, вращаясь, стремительно приближается к земле машина. И когда уже казалось, что катастрофы не избежать, пилот взял управление на себя и хладнокровно вывел самолет из падения. Это был поистине смертельный номер!

 

До того дня штопор был проклятием для военной авиации. Стоило пилоту слегка ошибиться, сбросить скорость или резко отклонить руль, как самолет моментально валился на крыло и начинал вращаться, ввинчиваться в воздух по вертикали вниз, будто штопор в пробку. Немногие из счастливчиков, оставшихся в живых после крушения, в один голос уверяли, что управлять вращающейся машиной совершенно невозможно. Штопор — это приговор к высшей мере.

 

Поначалу, когда самолеты летали совсем низко и медленно, пилоты имели шанс отделаться травмами. Но с появлением аэропланов Ньюпора, Фармана и Морана, развивавших невиданную по тем временам скорость до 90 километров в час, эти шансы устремились к нулю. Так, только в Гатчинской военно-авиационной школе в 1913 году погибли, не сумев вывести самолет из штопора, капитан Дмитриев и поручик Серов, годом позже — пилоты Стояновский, Синельников и Артемьев...

 

Но вот в севастопольскую авиашколу был определен ротмистр Константин Арцеулов. Боевой летчик после ранения возглавил отделение подготовки пилотов-истребителей. Сын моряка и внук знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского прежде служил на авиационном заводе Щетинина в Петербурге, одновременно обучался в летной школе и занимался планеризмом. Однако войну он начал командиром кавалерийского взвода и только в 1915 году стал военным летчиком. За два года геройский офицер был отмечен пятью орденами, имел на счету 18 побед в воздушных боях над немецкими асами. Но в Севастополе Арцеулова ждала головная боль. В первые же недели при учебных полетах разбились шесть пилотов, свалившись в штопор на самолетах «Фарман-40».

 

«Эти случаи вызвали среди инструкторов Севастопольской школы горячие споры, — вспоминал Арцеулов. — Как начальник отделения летчиков высшей квалификации — истребителей я считал своим долгом сделать все возможное для выяснения сущности явления, чтобы найти средства выхода из него».

 

И у него это получилось. Как рассказал «Труду» бывший летчик-испытатель Мстислав Листов, Арцеулов понял главное: не надо пытаться сразу же выравнивать штопорящий самолет! При падении встречный поток обтекает крылья под большими углами, что и приводит к неуправляемому вращению. Для восстановления контроля над машиной Арцеулов решил устранить боковое скольжение, а рулем высоты опустить нос, чтобы самолет набрал скорость для маневра. Это представлялось пилотам того времени совершенно противоестественным. Опускание носа во всех инструкциях описывалось как смертельно опасный маневр, неизбежно ведущий к катастрофе.

 

И вот солнечным октябрьским утром Арцеулов поднял в воздух «Ньюпор», чтобы проверить свои выводы на практике. Сам он так рассказывал о том полете: «Сделал вираж, чтобы еще раз вспомнить приемы, которые, как я предполагал, выведут самолет из штопора. Потом сбавил газ, задрал самолет, выключил мотор. И достаточно было немножко тронуть педаль, как самолет свалился на левое крыло — и завертелся в штопоре. Конечно, впечатление было не особенно приятное. Поэтому сейчас же применил свои приемы, чтобы вывести самолет: ручку отдал от себя и сильно дал ногу, обратную вращению штопора. И вскоре почувствовал, что на рулях появилось давление воздуха. Самолет я остановил!»

 

Константин Константинович еще не раз повторил свой рискованный маневр, прежде чем подготовил докладную записку со своими наработками. На заседании ученого совета Качинской авиашколы Арцеулов зачитал свой доклад столь убедительно, что командование постановило: «Ввести прохождение штопора в программу обучения учеников истребительного отделения школы». Цена этого решения — тысячи сохраненных пилотских жизней.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 декабря
вторник
2018

В этот день:

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

Гимн «Боже, Царя храни!»

18 декабря 1833 годы был впервые исполнен Гимн Российской империи «Боже, Царя храни!». Правда, тогда он назывался «Молитва русского народа». А с 31 декабря 1833 года стал официальным гимном Российской Империи под новым названием «Боже, Царя храни!» и просуществовал до Февральской революции 1917 года.

 

История создания Гимна такова. В 1833 году по указанию императора Николая I состоялся своего рода закрытый конкурс на новый Гимн России. Из поэтов в нем участвовали Нестор Кукольник, Василий Жуковский и некоторые другие, из композиторов — Михаил Глинка, Алексей Львов и пр. В итоге царю понравилась работа Львова и Жуковского: во-первых, звучит как молитва, гимн так и назывался поначалу — «Молитва русского народа»; во-вторых, мелодия простая, легко запоминающаяся.

Напомним текст этого произведения.

 

Боже, Царя храни!

Сильный, державный,

Царствуй на славу нам,

Царствуй на страх врагам,

Царь православный.
Боже, Царя храни!

Боже, Царя храни!

Славному долги дни

Дай на земли!
Гордых смирителю,

Слабых хранителю,

Всех утешителю -

Всё ниспошли!
Перводержавную

Русь Православную

Боже, храни!
Царство ей стройное,

В силе спокойное, -

Все ж недостойное,

Прочь отжени!

О, провидение,

Благословение

Нам ниспошли!
К благу стремление,

В счастье смирение,

В скорби терпение

Дай на земли!

 

 

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

Рекорд подводной скорости

18 декабря 1970 года советской советская атомная подводная лодка К-162 установила мировой рекорд скорости для субмарин — 44,7 узла (82,78 км/час), который не превзойден до сих пор.

В декабре 1959 года, после выхода постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок», в ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») была начата работа по созданию скоростной подводной лодки нового поколения, с титановым корпусом, с усовершенствованной атомной энергетической установкой и с возможностью запуска крылатых ракет из подводного положения (для вооружения лодки в 1960 году было начато проектирование ПКР П-70 Аметист).

Подлодка предназначалась для нанесения ракетных и торпедных ударов по авианосным соединениям противника. Также планировалось изучение новых конструкционных материалов, в частности — титанового сплава для корпуса лодки. Первоначально главным конструктором был назначен Н. Н. Исанин, позже его сменил Н. Ф. Шульженко. При проектировании лодки решением руководства было запрещено использовать уже освоенные приборы, автоматику, оборудование. Это решение повлекло за собой значительное увеличение сроков разработки проекта и удорожание работ, а также обусловило уникальность получившегося корабля.

В 1961 году начался выпуск рабочих чертежей после утверждения технического проекта. А

28 декабря 1963 года в цехе №42 под заводским номером 501 была заложена экспериментальная крейсерская подводная лодка К-162. 21 декабря 1968 года лодку спустили на воду, а 31 декабря 1969 года был подписан приемный акт и корабль вступил в строй.

25 сентября — 4 декабря 1971 года К—162 овершила дальний поход на полную автономность в Атлантический океан (от Гренландского моря до Бразильской впадины), во время которого продемонстрировала высокие скоростные качества, преследуя ударный авианосец США «Саратога». Во время похода на борту находилось 129 человек (вместо 83 по штату). За два с половиной месяца лодка всплывала на поверхность всего один раз.

 

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Отец советской атомной бомбы

18 декабря 1996 года скончался Юлий Борисович Харитон (р. 1904), советский и российский физик и физикохимик, главный теоретик советского проекта атомной бомбы, трижды Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и трёх Сталинских премий.

Юлий Борисович Харитон родился в Петербурге 14 февраля (27 февраля по новому стилю). В 1939—1941 годах Юлий Харитон и Яков Зельдович впервые осуществили расчет цепной реакции деления урана.

Участвовал в атомном проекте с 1945 года, распоряжением ГКО СССР от 20 августа 1945 года № 9887сс/ов был включён в состав Технического совета Специального комитета. Ему в составе группы учёных (А. И. Алиханов (председатель), Ландау, А. Б. Мигдал, С. А. Рейнберг, М. А. Садовский, С. С. Васильев и А. П. Закощиков) на заседании 30 ноября 1945 года было поручено проанализировать все имеющиеся материалы о последствиях применения атомных бомб в Хиросима и Нагасаки и определить эффективность фактора взрывной волны, фактора теплового и фактора радиоактивного излучения.

С 1946 года Харитон — главный конструктор и научный руководитель КБ-11 (Арзамас-16) в Сарове при Лаборатории № 2 АН СССР. К работе над реализацией ядерно-оружейной программы под его руководством были привлечены лучшие физики СССР. В обстановке строжайшей секретности в Сарове велись работы, завершившиеся испытанием советских атомной (1949) и водородной (1953) бомб. В последующие годы работал над сокращением веса ядерных зарядов, увеличением их мощности и повышением надёжности.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии