RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Красная ромашка
4 апреля 2020 г.

Красная ромашка

75-дневная Вахта Памяти в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов: день сороковой.
Штопор Арцеулова
7 октября 2019 г.

Штопор Арцеулова

7 октября 1916 года внук художника Айвазовского впервые в истории авиации вывел самолет из смертельного вращения
Рождение  ПВО России
28 апреля 2019 г.

Рождение ПВО России

28 апреля 1915 года была сформирована отдельная батарея для обороны Императорской резиденции от воздухоплавательных аппаратов под командованием подполковника В. Мальцева
За Сталинград!
12 июня 2014 г.

За Сталинград!

Против только фашисты и их двоюродные братья — либералы
Тайна «Московского пионера»
4 апреля 2016 г.

Тайна «Московского пионера»

На дне озера Бор-Лазава обнаружена легендарная боевая машина, построенная на средства столичной молодежи
Главная » Подвиги в наследство » На безымянной высоте

На безымянной высоте

А в донесении, направленном в штаб дивизии к исходу дня, говорилось: «интенсивный огонь и ожесточенное сопротивление противника не ослабевают. Дважды наши подразделения были обстреляны «скрипачами». Пехота противника непрерывно контратакует».

Вторые сутки шел бой, но решительного успеха полку добиться не удавалось. Встал вопрос: как прорвать оборону противника? Как взять высоту?

— …Высоту нужно брать штурмом. Другого выхода нет, – говорили солдаты и офицеры третьего батальона.

— И только ночью, — уточнил младший лейтенант Е.И. Порошин.

Приказ, который получил младший лейтенант Е.И. Порошин от командира полка подполковника Е.Г. Салова, был краток: «В составе штурмовой группы прорваться на высоту и совместно с восьмой ротой, которая пойдёт следом, и вторым батальоном активными действиями заставить врага поверить, что главный удар и на этот раз будет наноситься через высоту…». Каждый понимал, что штурмовая группа примет на себя основной удар.

«…А там, на обратном скате Безымянной высоты, «за огненной чертой», кипел бой. Тяжелое дыхание этой схватки слышалось всю ночь. Поняв, что советские солдаты ворвались на высоту, гитлеровское командование немедленно бросило против смельчаков все, что можно, и вдобавок резервные подразделения. Еще раньше открыли огонь минометы и артиллерия. С правого и левого флангов гитлеровцы начали обходить группу Порошина. Вскоре стало ясно, что фашисты кругом, в том числе и в траншеях, из которых недавно были выбиты».

«Гитлеровцы были совсем близко. Как нужна хотя бы небольшая передышка, чтобы перезарядить автоматы.

Тогда истекающий кровью Николай Иванович Голенкин решил ценой собственной жизни вырвать у врага передышку для товарищей. Сжав зубы, он встал во весь рост и, держа автомат правой рукой — левая висела, как плеть, — устремился на врагов. Окровавленный, почерневший от пороховой копоти и пыли, страшный и грозный в своем гневе, он, пошатываясь, шел и шел, непрерывно поливая врагов автоматными очередями… Дрогнули фашисты перед невиданным мужеством не богатырского на вид рядового советского солдата, идущего на смерть и бессмертие. Огненные нити вражеских трассирующих пуль скрестились у Голеникна на груди. Изрешеченный пулями, он сделал еще шаг вперед и, словно споткнувшись, упал среди врагов, сраженный, но не сломленный…»

…Утром 139-я стрелковая дивизия успешно прорвала оборону и неудержимо двинулась на Запад, а подразделения полка ворвались на высоту и увидели следы тяжелого боя. Среди множества вражеских трупов лежали герои-добровольцы. Те, кто видел их, сделали в книге боевой истории дивизии запись, которая кончалась словами: «Даже умирая, наши герои делали шаг вперед. Все они лежали головой на запад».

«21 сентября 1943 года командир полка подполковник Е.Г. Салов направил в штаб дивизии донесение, в котором, подводя итоги боев за высоту, писал:»На подступах к водному рубежу р. Десны противник укрепил высоту 224.1, которая остановила наступающие подразделения 718-го стрелкового полка. Жестокий бой за высоту шел в течение двух суток. Неоднократные попытки атаковать высоту были отбиты противником. Мною было принято решение организовать группу прорыва, в которую добровольно пошли… (перечисляются восемнадцать фамилий).

Несмотря на ожесточенный бой, группа прорвала оборону, вклинилась в расположение противника и заняла высоту. Противник организовал контратаку в составе до 300 солдат и офицеров. Восемнадцать смельчаков вели непрерывный бой в течение всей ночи. Заняв высоту, группа сковала значительные силы противника, что дало возможность основным силам нанести врагу жестокий удар с фланга и отбросить его за реку Десну».

«Со временем подвиг на Безымянной высоте превратился в легенду. О нем рассказывали на фронте и в тылу. Когда 139-я стрелковая дивизия освободила Рославль, то ее воины услышали от местных жителей такое «сказание»: гитлеровцы были уверены, что на высоту «русские бросили свежую бронированную часть». Брат одного из героев офицер Г.Д. Кигель 26 июня 1944 года во время боев под Могилевом слышал от лежавшего с ним в окопе раненого офицера, что у легендарных восемнадцати на груди были броневые щиты.

— От них пули отскакивали, — уверял лейтенант. – Знаю! Это в соседнем полку было. Там панцирная рота коммунистов была».

«После войны эту легенду привезли в Сибирь солдаты, освобождавшие Украину, Молдавию. Они уверяли, что порошинцы дрались именно там, на карпатских высотах. Рассказ был настолько убедительным, что в него поверили не только живущие в Новосибирске родные Евгения Ивановича Порошина – тезки погибшего на Безымянной (они долгое время считали, что погиб их сын), но и сибирская газета, опубликовавшая заметку о том, что этот подвиг совершен в Карпатах.

Так и кочевала легенда с одного фронта на другой, а с фронта — в тыл».

Герои

«Когда 139-й стрелковой дивизии было присвоено наименование Рославльской, Родина салютовала ее солдата. Это был салют в честь погибших сибиряков-добровольцев. Вот их имена: младший лейтенант Евгений Иванович Порошин, старшина Петр Иванович Панин, старшие сержанты Даниил Алексеевич Денисов и Роман Емельянович Закомолдин, сержанты Николай Федорович Даниленко и Борис Давыдович Кигель, рядовые Николай Иванович Гопенкин, Дмитрий Ильич Ярута, Иван Иванович Куликов, Емельян Иванович Белоконов, Дмитрий Агеевич Шляхов, Гавриил Андреевич Воробьев, Элюша Яковлевич Липовецер, Петр Андреевич Романов, Александр Алексеевич Артамонов и Татарии Налывкович Касабиев. Участники боя были награждены орденом Отечественной войны I степени (посмертно)».

«В живых остались двое — Герасим Ильич Лапин и Константин Николаевич Власов.

…В ту памятную ночь сорок третьего года они двое чудом остались живы. Кончились гранаты и патроны. Герасим Лапин пополз к убитому товарищу посмотреть, не осталось ли в магазине его автомата патронов. И тут взрывная волна отбросила Герасима Ильича в сторону. Контуженный и оглушенный, он сумел пробежать еще несколько метров и упал в яму, заросшую терновником. Очнулся перед рассветом от холода и сырости. В голове страшно шумело, сильная боль сковала тело. Стиснув зубы, Лапин стал карабкаться вверх — каждое движение требовало от него немалых усилий. Он неоднократно терял сознание и снова сползал вниз. Недалеко слышались выстрелы. Герасим Ильич пополз туда, где, по его расчетам, должен быть родной полк.

— Ну и повезло же тебе! — сказали подобравшие его бойцы. — Живым из кромешного ада вернулся…

Константин Николаевич Власов был на другом фланге. Израсходовав патроны и гранаты, он пополз на рубеж, де сражались ранее и где, по его расчетам, у погибших на пашне товарищей могли остаться боеприпасы. Власов не ошибся: четыре гранаты вселили в сержанта уверенность, что он может продержаться какое-то время.

— На худой конец подорву себя и фашистов. Только не позор плена, — решил Константин Николаевич и пополз в лощину, где около ручья, метрах в четырехстах от большака, виднелся редкий кустарник… Там, в кустарнике, фашисты и обнаружили его на рассвете…».

В последующем Герасим Ильич Лапин дважды был ранен и дважды возвращался в полк.

Константин Николаевич Власов в ноябре 43-го оказался у белорусских партизан, куда «прибыл» из Бобруйского лагеря военнопленных, совершив побег во время транспортировки пленных по железной дороге.

Встретились они только в мае 66-го в Москве. А в октябре 66-го открывали памятник на Безымянной. «Они подошли, осторожно сняли с него покрывало, и все собравшиеся увидели монумент: двух воинов, один из них возлагает венок на могилу, второй стоит со скорбным лицом».

Страницы:  «  1 2 3 4 5  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 июля
воскресенье
2020

В этот день:

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

Вертолет Михаила Ломоносова

12 июля 1754 года Михайло Ломоносов продемонстрировал модель вертолета

В протоколе собраний конференции Российской Академии наук записано: «Почтеннейший советник Ломоносов показал изобретенную им машинку, которую называет воздухобежной (аэродромической) и которой устройство должно быть таково, что силой крыльев, движимых пружиной, подобной тем, какие обыкновенно бывают в часах, двигающихся горизонтально в противоположных направлениях, машина давит на воздух и поднимается по направлению к верхнему региону воздуха для того, чтобы, достигнув верхнего воздуха, можно было производить исследования метеорологическими приборами, прикрепленными к этой воздухобежной (аэродромической) машине. Машина была подвешена на веревке, натянутой между двумя блоками, и удерживалась в равновесии грузиками, подвешенными с противоположной стороны. При заведенной пружине быстро поднималась вверх. Это обещало желаемый эффект. По словам изобретателя, этот эффект увеличится, если увеличится мощность пружины, если больше будет дистанция между двумя парами крыльев и коробка, в которой помещается пружина, для наименьшего веса будет выполнена из дерева, о чем, как полагается, он обещал сам позаботиться».

 

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

Спасательный поход ледокола «Красин»

12 июля 1928 года советским ледоколом "Красин" спасен экипаж дирижабля «Италия»

При возвращении с Северного полюса потерпел катастрофу дирижабль «Италия». Оставшиеся в живых члены экспедиции генерала Умберто Нобиле и он сам оказались среди ледяной пустыни. Из всех судов, посланных на выручку, лишь «Красин» смог добраться до ледового лагеря экспедиции и спасти людей.

На обратном пути он оказал помощь германскому пассажирскому судну «Монте Сервантес» с полутора тысячами пассажиров на борту, которое получило пробоины, налетев на льдину. За этот героический поход ледокол был награждён орденом «Трудового Красного Знамени».

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

В США через Северный полюс

12 июля 1937 года стартовал беспосадочный перелет самолета «АНТ-25» по маршруту Москва - Северный полюс - США.

Его осуществил экипаж в составе летчиков М. ГРОМОВА, А. ЮМАШЕВА и штурмана С. ДАНИЛИНА. «АНТ-25» приземлился через 62 часа 17 минут в Сан-Джасинто на границе с Мексикой, установив новый мировой рекорд дальности полета по прямой линии. Экипаж мог продолжать полет и дальше, но не было соглашения на пересечение американо-мексиканской границы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

Операция «Кутузов»

12 июля 1943 года началось контрнаступление советских войск в ходе Курской битвы.

В его центре была Орловская стратегическая наступательная операция под кодовым названием «Кутузов». Она проходила с 12 июля по 18 августа 1943 года. Войска Западного и Брянского фронтов в первые два дня наступления прорвали тактическую зону обороны противника на Орловско-Курской дуге. Наступление развернулось в широкой полосе, что позволило Центральному фронту нанести удар в направлении Кром. 29 июля был освобожден Болхов, а к утру 5 августа — Орёл. К 18 августа советские войска подошли к оборонительному рубежу противника «Хаген» восточнее Брянска. 15 фашистких дивизий были полностью разгромлены. Советские войска продвинулись на 150-170 километров. С крупным поражением группы армий «Центр» под Орлом рухнули планы немецкого командования по использованию орловского плацдарма для удара в восточном направлении. Контрнаступление начало перерастать в общее наступление Красной Армии на запад.

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

"Демонстратор-2"

12 июля 2002 года с АПЛ "Рязань" запущен уникальный космический аппарат

Это надувное тормозное устройство парашютного типа многоразового использования для спускаемых космических устройств. Его предшественники, надувные конструкции для входа в атмосферу и обеспечения мягкой посадки, разрабатывались в СССР и за рубежом еще с начала так называемой Лунной гонки. «Демонстратор» намного совершеннее их и первоначально был создан для доставки на Красную планету малых автоматических исследовательских станций, в частности, отечественной «Марс-96».

Он представляет собой надувную двухкаскадную оболочку, снабженную средствами тепловой защиты и гашения удара при посадке. Его использование не требует обычного парашюта и тяжелого теплозащитного щита для доставки человека из космоса на Землю. «Демонстратор» изготовлен из термостойкого материала и наполняется газообразным азотом.

«Демонстратор-2» - единственный в мире космический многоразовый спускаемый аппарат, который можно запускать на орбиту с борта подводной лодки, используя в качестве ракеты-носителя конверсионную модель межконтинентальной баллистической ракеты типа РСМ-50 (SS-N-18 по классификации НАТО), получившей название «Волна». Она используется для экспериментальных пусков, а также для вывода сверхмалых спутников на низкую околоземную орбиту и обоснованно признается достаточно дешевой ракетой-носителем для вывода аппарата на орбиту. Пуск с борта атомной подводной лодки в подводном состоянии позволяет в еще большей степени удешевить запуск (подводная лодка выступает в качестве «морского космодрома»).

 

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Памяти адмирала Нахимова

12 июля 1855 года умер от ран Павел Степанович Нахимов

Произошло это во время Крымской войны. В июне — июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.

Гибель адмирала Нахимова

В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

“Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

Штуцерная пуля ударила в лицо, пробила череп и вышла у затылка.

Он уже не приходил в сознание. Его перенесли на квартиру. Прошел день, ночь, снова наступил день. Лучшие наличные медицинские силы собрались у его постели. Он изредка открывал глаза, но смотрел неподвижно и молчал. Наступила последняя ночь, потом утро 30 июня (12 июля н.ст.) 1855 года. Толпа молчаливо стояла около дома. Вдали грохотала бомбардировка.

Вот показание одного из допущенных к одру умирающего: “Войдя в комнату, где лежал адмирал, я нашел у него докторов, тех же, что оставил ночью, и прусского лейб-медика, приехавшего посмотреть на действие своего лекарства. Больной дышал и по временам открывал глаза; но около 11 часов дыхание сделалось вдруг сильнее; в комнате воцарилось молчание. Доктора подошли к кровати. „Вот наступает смерть“, — громко и внятно сказал Соколов, вероятно не зная, что около меня сидел его племянник П. В. Воеводский... Последние минуты Павла Степановича оканчивались! Больной потянулся первый раз и дыхание сделалось реже... После нескольких вздохов он снова вытянулся и медленно вздохнул... Умирающий сделал еще конвульсивное движение, еще вздохнул три раза, и никто из присутствующих не заметил его последнего вздоха. Но прошло несколько тяжких мгновений, все взялись за часы, и, когда Соколов громко проговорил: ,,Скончался“, — было 11 часов 7 минут... Герой Наварина, Синопа и Севастополя, этот рыцарь без страха и укоризны, окончил свое славное поприще”.

Матросы толпились вокруг гроба целые сутки днем и ночью, целуя руки мертвеца, сменяя друг друга, уходя снова на бастионы и возвращаясь к гробу, как только их опять отпускали. Вот письмо одной из сестер милосердия, живо восстанавливающее пред нами переживаемый момент. “Во второй комнате стоял его гроб золотой парчи, вокруг много подушек с орденами, в головах три адмиральских флага сгруппированы, а сам он был покрыт тем простреленным и изорванным флагом, который развевался на его корабле в день Синопской битвы. По загорелым щекам моряков, которые стояли на часах, текли слезы. Да и с тех пор я не видела ни одного моряка, который бы не сказал, что с радостью лег бы за него”.

Похороны Нахимова навсегда запомнились очевидцами. “Никогда я не буду в силах передать тебе этого глубоко грустного впечатления. Море с грозным и многочисленным флотом наших врагов. Горы с нашими бастионами, где Нахимов бывал беспрестанно, ободряя еще более примером, чем словом. И горы с их батареями, с которых так беспощадно они громят Севастополь и с которых они и теперь могли стрелять прямо в процессию; но они были так любезны, что во все это время не было ни одного выстрела. Представь же себе этот огромный вид, и над всем этим, а особливо над морем, мрачные, тяжелые тучи; только кой-где вверху блистало светлое облако. Заунывная музыка, грустный перезвон колоколов, печально-торжественное пение.... Так хоронили моряки своего Синопского героя, так хоронил Севастополь своего неустрашимого защитника”.

(Историк Тарле Е.В.)

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Герой Халхин-Гола

12 июля 1939 года погиб комбриг Михаил Яковлев

Сегодня отмечается день памяти Михаила Павловича Яковлева (1903-1939), участника боев на Халхин-Голе, командира танковой бригады, Героя Советского Союза.
С 13 лет, закончив 4 класса школы, Михаил пошел работать подручным литейщика на завод в Ленинграде. С марта 1921 года в Красной Армии, в хозвзводе пулеметных курсов. Участвовал вместе с курсантами в ликвидации антоновских банд. Через два месяца Яковлев был направлен в пехотную школу. По окончании ее с отличием, началось быстрое продвижение по службе: командир взвода, командир роты, командир батальона в 32-м полку 11-й Ленинградской стрелковой дивизии. С апреля 1931 года — командир учебного батальона 11-го Алма-Атинского стрелкового полка. В 1935—1936 годах командир стрелково-пулеметного батальона 9-й отдельной мотомехбригады. После окончания в 1937 году Ленинградских бронетанковых курсов усовершенствования комсостава имени А.С.Бубнова, в сентябре 1938 года был назначен командиром 11-й танковой бригады.
Участник боев с японскими войсками в Монголии на реке Халхин-Гол с 11 мая 1939 года. Отличился в бою 3-5 июля 1939 года с превосходящими силами японских войск, захватившими господствующую высоту — гору Баин-Цаган и прилегающие к ней участки местности, что создавало угрозу для основной группировке советско-монгольских войск. Погиб в бою 12 июля 1939 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 августа 1939 года «за умелое и мужественное командование танковой бригадой и личный героизм, проявленный в Баинцаганском сражении с японскими милитаристами», комбригу Яковлеву Михаилу Павловичу посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии