RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Резидент в Тегеране
17 февраля 2019 г.

Резидент в Тегеране

17 февраля 1924 года родился Георгий Андреевич Вартанян, советский разведчик-нелегал, Герой Советского Союза
Огненный подвиг Алексея Гаранина
28 июня 2019 г.

Огненный подвиг Алексея Гаранина

28 июня 1943 года 22-летний командир авиационного полка гвардии капитан Алексей Дмитриевич Гаранин направил свой горящий самолёт на склад боеприпасов противника
Бессмертный рядовой
5 февраля 2019 г.

Бессмертный рядовой

5 февраля 1924 года в городе Екатеринославе (ныне Днепропетровск) родился Александр Матросов
Освобождение Рудольфа Абеля
10 февраля 2016 г.

Освобождение Рудольфа Абеля

10 февраля 1962 года на мосту Глиникер-Брюкке, соединяющем Берлин и Потсдам, произошел обмен великого советского разведчика на американского шпиона
Отец «Зверобоев»
3 марта 2016 г.

Отец «Зверобоев»

3 марта 1906 года родился Лев Израилевич Горлицкий - знаменитый советский конструктор боевой техники.
Главная » Подвиги в наследство » Адмиралу Нахимову — слава!

Адмиралу Нахимову — слава!

215 лет назад 5 июля 1802 года родился Павел Степанович НАХИМОВ (умер от ранения 12.7.1855), прославленный русский адмирал.

С его именем связаны величайшие победы Русского Военного Флота.
Адмиралу Нахимову — слава!

Он родился в селе Городок Вяземского уезда Смоленской губернии в дворянской семье. В 1815 году поступил в Морской кадетский корпус. Во время учебы совершил кругосветное плавание на фрегате «Крейсер». Во время похода был произведён в лейтенанты.

В 1827 году отличился в Наваринском сражении (командовал батареей на линейном корабле «Азов»), за что был награждён орденом св. Георгия IV класса и произведён в капитан-лейтенанты. В 1828 году вступил в командование корветом «Наварин». В 1845 году произведён в контр-адмиралы и назначен командиром бригады кораблей. В 1852 году он стал вице-адмиралом, начальником флотской дивизии. Во время Крымской войны, командуя эскадрой Черноморского флота, Нахимов в штормовую погоду обнаружил и заблокировал главные силы турецкого флота в Синопе, и, умело проведя всю операцию, разгромил их в Синопском сражении 1853 года.

Он геройски погиб во время Крымской войны. Случилось это так.
В июне - июле 1854 года превосходящие силы флота Англии, Франции, Турции и Сардинии — 34 линейных корабля и 55 фрегатов (в том числе большинство паровых) блокировали русский флот (14 линейных парусных кораблей, 6 фрегатов и 6 пароходо-фрегатов) в бухте Севастополя.
В период Севастопольской обороны Нахимов хотя и числился командиром флота и порта, но с февраля 1855 года, после затопления флота, защищал, по назначению главнокомандующего, южную часть города, с удивительной энергией руководя обороной и пользовался величайшим нравственным влиянием на солдат и матросов, звавших его «отцом-благодетелем».
28 июня (10 июля) 1855 года, во время одного из объездов передовых укреплений был смертельно ранен пулей в голову на Малаховом кургане. Скончался 30 июня (12 июля) 1855 года. Похоронен в склепе Владимирского собора в Севастополе.

Историк Тарле Е.В. Так описал славную гибель Павла Степановича Нахимова:

«В конце августа 1854 года десантный флот с наземными войсками двинулся к крымским берегам. Численность десантных войск составляла 62 тысячи человек со 134 полевыми и 73 осадными орудиями. Оборона Севастополя была поручена на первое время адмиралам Нахимову и Корнилову, в распоряжении которых оставалось 18 тысяч человек — преимущественно флотских экипажей. Пока эти великие адмиралы были живы, европейские агрессоры, имея 4-кратное превосходство в силах, были не в состоянии что-либо поделать с защитниками Севастополя. К сожалению, Владимир Алексеевич Корнилов погиб 17 октября 1854 года. 12 июля 1855 года настал славный черед Павла Степановича Нахимова, который получил смертельное ранение на 3-м бастионе.

 

Нахимов поехал на 3-й бастион потому, что узнал о начавшемся усиленном обстреле этого укрепления. Прибыв на бастион, Нахимов сел на скамье у блиндажа начальника, вице-адмирала Панфилова. Кругом стояло несколько флотских и пехотных офицеров, толковали о служебных делах. Вдруг раздался крик сигналиста: бомба! Все бросились в блиндажи, кроме Нахимова, который, беспрестанно твердя своим подчиненным о благоразумной осторожности и самосохранении, сам остался на скамье и не пошевельнулся при взрыве бомбы, осыпавшей осколками, землей и камнями то место, где прежде стояли офицеры. Когда миновала опасность, все вышли из блиндажа, разговор возобновился, о бомбе и в помине не было.

 

Но вот оба всадника оказались уже на Малаховом кургане, и на том именно бастионе, где пал в октябре Корнилов и который с тех пор назывался Корниловским.

 

Нахимов тут соскочил с коня, матросы и солдаты бастиона сейчас же окружили его.

 

Здорово, наши молодцы! Ну, друзья, я смотрел вашу батарею, она теперь далеко не та, какой была прежде, она теперь хорошо укреплена! Ну, так неприятель не должен и думать, что здесь можно каким бы то ни было способом вторично прорваться. Смотрите же, друзья, докажите французу, что вы такие же молодцы, какими я вас знаю, а за новые работы и за то, что вы хорошо деретесь, — спасибо!” На матросов, по наблюдению окружавших, навеки запомнивших все, что случилось в роковой день, речь и уже самое появление их общего любимца произвели обычное бодрящее, радостное впечатление. Поговорив с матросами, Нахимов отдал приказание начальнику батареи и пошел по направлению к банкету, у вершины бастиона. Его догнали офицеры и всячески стали задерживать, зная, как он в последнее время ведет себя на банкетах. Начальник 4-го отделения прямо заявил Нахимову, что “все исправно” и что ему нечего беспокоиться, хотя Нахимов ни его и никого вообще ни о чем не спрашивал, а шагал все вперед и вперед.

 

Капитан Керн, не зная, что только придумать, чтобы увести Нахимова от неминуемой смерти, сказал, что идет богослужение в бастионе, так как завтра праздник Петра и Павла (именины Нахимова); так вот, не угодно ли пойти послушать? “Я вас не держу-с!” — ответил Нахимов.

 

Дошли до банкета. Нахимов взял подзорную трубу у сигнальщика и шагнул на банкет. Его высокая сутулая фигура в золотых адмиральских эполетах показалась на банкете одинокой, совсем близкой, бросающейся в глаза мишенью прямо перед французской батареей. Керн и адъютант сделали еще последнюю попытку предупредить несчастье и стали убеждать Нахимова хоть пониже нагнуться или зайти к ним за мешки, чтобы смотреть оттуда. Нахимов, не отвечая, стоял совершенно неподвижно и все смотрел в трубу в сторону французов. Просвистела пуля, уже явно прицельная, и ударилась около самого локтя Нахимова в мешок с землей. “Они сегодня довольно метко стреляют”, — сказал Нахимов, и в этот момент грянул новый выстрел. Адмирал без единого стона упал на землю, как подкошенный.

 

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
13 октября
воскресенье
2019

В этот день:

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Как Армения стала русской

13 октября 1827 года русские войска под командованием генерала ПАСКЕВИЧА взяли Эривань, что стало кульминацией многочисленных попыток Российской империи по установлению контроля над Закавказьем.

Один из руководителей национально-освободительного движения армян Исраэл Ори(1658—1711) в свое время выдвинул идею, что для своего освобождения от персидских и османских захватчиков армянские земли должны ориентироваться на Российскую империю.

С этой целью он встретился с Петром I и передал ему письмо сюникских меликов, в котором говорилось: «У нас нет иной надежды, кроме как на Бога и на Вашу страну». Пётр I в свою очередь пообещал оказать армянам помощь по окончании войны со Швецией. Но сделать этого не успел. С начала XVIII в. армяне Эриванского ханства, подвластного мусульманским ханам тюркского происхождения, вели борьбу за национальное освобождение. В этой борьбе их поддержали грузинский царь Вахтанг VI, а также население Гянджи. Армянские повстанцы Эриванского ханства активно участвовали в русско-иранских войнах 1804—1813, 1826—1828 годов на стороне Российской империи. В октябре 1827 года русские войска предприняли штурм Эривани. Персияне активно отстреливались, но из-за низкого уровня артиллерии, и отчасти из-за того что к пушкам были приставлены армяне, артиллерия нередко била «по своим». Российское войско было хорошо осведомлено армянами о происходящем в крепости и полностью подготовлено к финальной вылазке. В результате 13 октября 1827 года Эривань была взята генералом Паскевичем, получившим за это титул графа Эриванского. После падения Эривани российские войска быстро заняли оставшуюся часть ханства. 10 февраля 1828 года персидский шах официально передал Эриванское ханство Российской империи.

 

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Рукопашная с реактором на К-8

13 октября 1960 года на атомной подводной лодке K-8 Северного флота, которая отрабатывала задачи боевой подготовки на полигонах Баренцева моря, произошла авария: в одном из реакторов разорвалась труба контура охлаждения, в результате чего возникла утечка теплоносителя. Экипаж был вынужден перейти на резервную систему охлаждения, чтобы предотвратить расплав активной зоны реактора.

Тем не менее, произошёл выброс радиоактивного газа, в результате которого у троих членов экипажа были выявлены видимые признаки острой лучевой болезни, многие члены экипажа получили дозы от 180 до 200 бэр.

Это была первая авария на советских атомных подлодках. Впоследствии K-8 ждала печальная судьба: в апреле 1970 года она затонула в Бискайском заливе, унеся жизни 52 моряков.

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Вторая сдача Порт-Артура

13 октября 1954 года Н.С. Хрущев сдал без боя нашу старейшую и важнейшую базу на Тихом океане

Это случилось после того, как Сталин её отвоевал. Напомним. 22 августа 1945 года 27 самолетов 117-го авиаполка Военно-Воздушных Сил Тихоокеанского Флота поднялись в воздух и взяли курс на порт Дальний. На борту каждого из них было по 36 человек. Штурман одного из гидросамолетов так вспоминал об этой операции: «Наш маршрут пролегал над морем, далее - через Корейский полуостров, вдоль побережья Северного Китая, а перед портом Дальний пошли на снижение. Волнение моря при нашей посадке составляло около двух баллов - такая погода была нам только на руку. Гидросамолеты садились один за другим в бухте порта Дальний. Десантники пересаживались на надувные шлюпки, на которых плыли к пирсу. После этого десант действовал согласно боевой задаче: занял судостроительный завод, сухой док (сооружение, где ремонтируют корабли), складские помещения. Береговая охрана тут же снималась и заменялась своими часовыми. Одновременно с этим наше командование принимало капитуляцию японского гарнизона. Вскоре сюда же прибыли части 6-й Гвардейской танковой армии и части 39-й армии и освободили весь Ляодунский полуостров с городами Далянь и Порт-Артур».

Как известно, борьба за этот порт велась с начала XX века. Китайцы в конце концов сдали его России в аренду на 25 лет. Но в 1904 году в результате предательства некоторых российских политиков и генералов мы потеряли Порт-Артур. После 1945 года важнейшая для Тихоокеанского флота база была снова передана Пекином нашей стране – на сей раз на 30 лет. К тому времени главный противник на Тихом океане у нас сменился. Им стали Соединенные Штаты, ввязавшиеся в гражданскую войну на Корейском полуострове. Снова Москва потратила гигантские средства на освоение Порт-Артура. К 1950 году состав новой советской военно-морской базы в Желтом море, возглавляемой контр-адмиралом Ципановичем, был таков: отдельный дивизион сторожевых кораблей из шести ленд-лизовских американских фрегатов типа «Такома». (Вскоре фрегаты были возвращены американцам, когда они своим ходом перешли из Порт-Артура в японский порт Майдзуру); бригада торпедных катеров из нескольких десятков боевых единиц различных типов отечественной и зарубежной постройки; бригада подводных лодок в составе двенадцати ПЛ; бригада охраны водного района в составе шести тральщиков и шести больших охотников за подводными лодками. В гарнизон входили части и соединения нашей 39-й общевойсковой армии. Обеспечивали корабли многочисленные береговые части и подразделения, а также 194-я бомбардировочная дивизия, в которую входили 126 самолётов Ту-2 выпуска 1944-1948 годов. В общем, гарнизон был внушительным и позволял Советскому Союзу на дальних тихоокеанских рубежах эффективно противостоять военно-морским силам США, опиравшимся на базы в Японии.

Но осенью 1954 года гарнизон Порт-Артура в очередной раз был предан … теперь уже высшей московской властью. Туда прилетела правительственная делегация во главе с первым секретарем ЦК КПСС Никитой Хрущевым. Вместе с ним прибыли Булганин, Микоян, Шверник, первый заместитель министра обороны СССР - главнокомандующий ВМФ Кузнецов, командующий Дальневосточным военным округом Малиновский и другие.

13 октября Хрущев объявил об очередной сдаче Порт-Артура. Вот как вспоминал об этом

военный контрразведчик генерал М. Белоусов: «…С начала доклада В. Шевцова, командующего 39-й армией, не прошло и трех минут, как Хрущев с силой ударил ладонью по столу и буквально крикнул: «Хватит болтать! Ты лучше мне скажи, зачем вы здесь стоите?»

Вся наша портартурская группа насторожилась… Командующий, будучи человеком степенным и уважительным… как-то недоверчиво еще раз посмотрел на Хрущева и спокойно сказал: «Для защиты дальневосточных рубежей нашей Родины». Хрущев снова обрывает его и сердито заявляет: «Это политика царская, империалистическая. Кого же и от кого вы собираетесь здесь защищать? Ты мне лучше скажи, сколько надо времени, чтобы здесь не осталось ни одного вашего солдата, даже вашего духа». Швецов молчал… В это время вошел маршал Малиновский, только что прилетевший из Приморья… Хрущев продолжал: «Так сколько же месяцев вам, командарм, надо, чтобы убраться отсюда?»

Швецов ответил: «Месяца три-четыре». Присутствующий генерал Пенионожко бросил реплику: «Мало!»

Хрущев: «Даю пять. И чтобы по истечении этого срока никого из вас не осталось. А теперь давайте перейдем к разговору: что китайцам продавать, а что так отдать».

Булганин, Микоян и Кузнецов вели себя пока спокойно. Можно было полагать, что этот вопрос с руководством КНР ими уже обговорен… А Хрущев продолжал: «Все то, что здесь (имеется в виду на Квантуне) построено русским царем, нами и японцами - казармы, склады, дома, водохранилища и т. п., – отдать китайцам бесплатно. А то, что мы привезли сюда из Советского Союза, - продать». А. М. Пенионожко попросил разрешения задать вопрос «Как я понял, - сказал он, -дорогостоящее отдать, а мелочевку продать?»

Отвечать на этот вопрос стал Булганин: «Да, вы поняли правильно…» А Никита Сергеевич продолжал: «Все вооружение, всю технику и боеприпасы – продать!»

В этот разговор наконец вмешался Малиновский. «Никита Сергеевич, - сказал он, - всю боевую технику продать нельзя. Здесь у нас есть один полк с новыми танками Т-52 и одна эскадрилья с новыми истребителями-перехватчиками, я их заберу к себе в округ».

Хрущев согласился. Затем сделал заявление Кузнецов: «В нашей базе тоже есть один дивизион с новейшими быстроходными и дорогостоящими бронекатерами. Эту технику тоже не следовало бы продавать». Но Хрущев ответил: «Продать!»

Потом Хрущеву задал вопрос Швецов: «А что нам делать с теми снарядами и трехдюймовками (имелись в виду 76-мм орудия), которые сюда завезены еще к началу русско-японской войны?». Хрущев: «Продать!»

Закончилось тем, что только в нашем «ведомстве» китайцам были отданы даром десятки торпедных катеров, шесть токарных и строгальных станков, столько же металлообрабатывающих, кузница, электроцех со всем оборудованием. Одним словом, мы оставили буквально все, начиная с танков, подводных лодок, казарм, боезапаса и заканчивая подушкой, кружкой, ложкой».

Зачем же Хрущ сделал эту подлость России?

Дело в том, что когда Сталин был еще у власти, западные лидеры активно обсуждали вопрос о том, как изменить мир после явно приближавшейся кончины генералиссимуса. В январе 1953 года переговоры на эту тему в Вашингтоне провели британский премьер Уинстон Черчилль и президент США Гарри Трумэн. Решено было нарисовать постсталинскому руководству Советского Союза радужную картину: вы выводите свои войска из Австрии, Финляндии и Китая. Взамен мы снимем экономические санкции с ослабленного войной СССР и помогаем ускорить социально-экономическое развитие вашей страны. В подтверждение искренности намерений, Запад и впрямь ослабил такие санкции в мае 1953 года. Чтобы пряник был более осязаем, после смерти Сталина для СССР были открыты новые коммерческие кредитные линии в странах-членах НАТО, Австралии и Новой Зеландии. Взамен Запад просил сущую малость: продемонстрировать хотя бы небольшой отход от сталинской политики и сокращение советского военного присутствия в Китае и на Балтике. Хрущев, как дешевка, повелся на эти коврижки. С 1954 года прекратилось издание произведений Сталина. В конце 1955 года было упразднено созданное по инициативе Сталина, Жданова и Молотова Информационное Бюро коммунистических и рабочих партий. Затем состоялся антисталинский ХХ съезд. Хрущ легко и бездумно пожертвовал Порт-Артуром в угоду США. В ответ получил, естественно, пинок. Подрывная работа Запада против СССР вскоре даже усилилась. В 1958-1959 гг. в США были приняты резолюция Конгресса «О порабощенных народах». В соответствии с этим документом началась разработка планов расчленения СССР на несколько марионеточных государств в ближайшей перспективе. Американские войска и не подумали оставлять свои военные базы в Японии, Южной Корее, на Тайване и Филиппинах. По признанию заокеанских военных, именно отсутствие Советского Союза в Порт-Артуре стало одним из «стимулов» американской агрессии в Индокитае в 1966-1974 годах. Да и памятные для нашего народа события на острове Даманский в 1969 году вряд ли произошли, если бы советские самолеты стояли бы на аэродромах в паре часов лета от Пекина.

Кстати, генерал Стессель, сдавший Порт-Артур японцам в 1904 году, был приговорен в России к смертной казни. Суд установил, что в течение всего периода обороны Стессель не руководил действиями гарнизона по защите крепости, а, наоборот, сознательно готовил её к сдаче. Хрущев получил более тяжкое наказание: он остался в памяти народной продажным болваном — в назидание нынешним любителям разбазаривать российские земли.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии