RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Война после войны
22 июня 2014 г.

Война после войны

22 июня 1941 года объединенные силы Европы во главе с Гитлером вероломно без объявления боевых действий напали на СССР
Квест вам вместо Сталинграда!
3 февраля 2018 г.

Квест вам вместо Сталинграда!

В ходе торжеств, посвященных 75-летию победы под Сталинградом, Владимир Путин принял участие в открытии квеста по событиям Сталинградской битвы
Генерал-истребитель Речкалов
9 февраля 2016 г.

Генерал-истребитель Речкалов

9 февраля 1920 года родился Дважды Герой Советского Союза Григорий Андреевич РЕЧКАЛОВ
«Русский синдром» американского адмирала
22 мая 2019 г.

«Русский синдром» американского адмирала

22 мая 1949 года с воплем «Русские идут!» покончил с собой, выпрыгнув с 16 этажа, первый министр обороны США Джеймс Форрестол.
Девушка в тельняшке
28 мая 2016 г.

Девушка в тельняшке

28 мая 2014 года родилась единственная женщина - командир взвода морской пехоты в годы Великой Отечественной войны гвардии полковник Евдокия Завалий
Главная » Подвиги в наследство » Не прозевать начало войны

Не прозевать начало войны

На сайте Министерства обороны РФ опубликована большая подборка воспоминаний советских военачальников о начале Великой Отечественной войны

Они ранее широко не публиковались и представляют большой интерес.
Не прозевать начало войны

Точнее, это даже не воспоминания в обычном понимании этого слова. В 1952 г. начальник Главного военно-научного управления Генерального штаба Советской Армии генерал-полковник А.П. Покровский, мотивируя это необходимостью разработки истории Великой Отечественной войны, направил ряду военачальников бывших Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов перечень из пяти вопросов, ответы на которые и содержит опубликованная подборка.

Вопросы, заданные маршалам и генералам, были следующие:
1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы? Если этот план был доведен до войск, то когда и что было сделано командованием и войсками по обеспечению выполнения этого плана?
2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий?
3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня? Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано?
4. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях?
5. Насколько штаб части был подготовлен к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Из содержания вопросов следует, что руководство Генерального штаба пыталось разобраться в очень сложном и запутанном вопросе начального периода войны, прежде всего с развёртыванием войск по «Плану обороны государственной границы 1941 года». Не исключено, что такое разбирательство инициировал сам И.В. Сталин, если вспомнить его беседу с руководством Генштаба и главными редакторами журналов «Военная мысль» и «Военный вестник» в марте 1945 г. относительно необходимости обобщения и освоения богатейшего опыта войны и в целом пристальный интерес вождя к военному искусству. Начальный период войны был одним из самых малоизученных и в то же время потенциально одним из самых ёмких с точки зрения актуального, не стареющего для всех времён опыта.

Поступившие в Генштаб материалы за авторством известных советских военачальников свидетельствуют о значительных просчётах политического и военного руководства при подготовке к отражению ожидавшегося германского нашествия.

Взять первый же вопрос о том, насколько полно командующие и командиры были посвящены в планы обороны государственной границы. Одни сообщили, что план был доведен до них заблаговременно и у них была возможность разработать свои собственные планы с построением боевых порядков и определением боевых участков. Другие ответили, что с планом заранее ознакомлены не были, а получили его в запечатанных пакетах накануне, а то и непосредственно в первые дни войны, когда обстановка изменилась кардинальным образом.
Так, командующий войсками 8-й армии ПрибОВО П.П. Собенников вспоминал: «Получив в марте 1941 года назначение на должность, я, к сожалению, в это время ни в Генеральном штабе, ни по прибытии в г. Ригу в штаб Прибалтийского особого военного округа, не был информирован о «Плане обороны Государственной границы 1941 года». По прибытии в штаб 8-й армии в г. Иелгава, я также не нашел никаких указаний по этому вопросу. У меня складывается впечатление, что вряд ли к этому времени (март 1941 г.) таковой план существовал… Лишь 28 мая 1941 года (эту дату я помню отлично) я, будучи вызван… в штаб округа, был, буквально наспех, ознакомлен с «Планом обороны». Все это происходило в большой спешке и несколько нервной обстановке. … План представлял довольно объёмистую, толстую тетрадь, напечатанную на машинке… Мои записи, а также записи моего начальника штаба были отобраны… К сожалению, после этого никаких указаний не последовало и даже своих рабочих тетрадей мы не получили».
Здесь передана, пожалуй, типичная картина. А ведь генерал Собенников – далеко не второстепенная фигура, он – командующий армией, которых в составе округа, ставшего 22 июня 1941 г. Северо-Западным фронтом, было на момент формирования последнего всего-то три.

Не лучше картина складывалась и в Киевском ОВО. По свидетельству командира 45-й стрелковой дивизии 5-й армии Г.И. Шерстюка, командующий армией приказал ему: «План обороны госграницы, места КП и НП в нужный момент получите в закрытом пакете; подготовку… отмобилизования в гарнизонах дивизии запрещаю, т.к. это даст повод к панике».

Из ответов на второй вопрос трудно составить более или менее целостное представление о том, как Красная армия действовала в последние дни перед германским нападением. В Белорусском ОВО (Западном фронте) до момента нападения врага никаких указаний или распоряжений о подъёме войск и выводе их для занятия оборонительных рубежей от вышестоящего командования, в том числе штаба округа, получено не было. До момента нападения все части находились в местах своей дислокации. Например, командир 86-й стрелковой дивизии получил личное приказание командира 5-го стрелкового корпуса собрать штаб дивизии, штабы полков и батальонов только в 1.00 ночи 22 июня. Правда, тут же предписывалось части по боевой тревоге не поднимать и ждать особого приказа. Лишь через час он получил приказ вскрыть пакет командира корпуса, хранящийся у него в сейфе, после чего поднял дивизию по боевой тревоге. По ещё одному свидетельству – начальника оперативного отдела штаба 12-й армии того же БОВО генерал-майора Б.А. Фомина, «оборона границы до начала боевых действий дивизиями не занималась».

Аналогичная ситуация сложилась в Киевском ОВО, несмотря даже на случаи обстрела немецкими самолетами советских военнослужащих и боёв с пограничниками. Соединениям и частям 5-й армии из штаба поступило указание: «На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять… немцы кое-где начали вести бой с нашими погранзаставами. Это очередная провокация. На провокацию не идти. Войска поднять по тревоге, но патронов на руки не давать».

Добавим от себя, что ответы военачальников не позволяют сколько-нибудь определённо говорить о существовании директивы начальника Генерального штаба от 18 июня 1941 г. о приведении в боевую готовность войск западных округов. Упоминание о ней имеется в материалах скоротечного судебного процесса над командованием Западным фронтом – в показаниях бывшего начальника связи генерала А.Т. Григорьева. Однако самим документом историки до сих пор не располагают. В итоге трудно прийти к какому-то определённому выводу, как шло выдвижение войск приграничных военных округов на оборонительные рубежи, делалось ли это в каждом округе, а то и гарнизоне самостоятельно, либо не делалось вовсе.

Последнее тоже вовсе не исключено. О каком приведении войск в должную степень боевой готовности можно говорить, если, по воспоминаниям упомянутого выше командующего 8-й армией ПрибОВО генерала Собенникова, «личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что ʺначались маневрыʺ».

Тяжело читать эти документы, ставшие теперь достоянием широких кругов любителей истории (профессионалам они были известны и ранее). После ознакомления с ними уже не удивляешься, почему так неудачно, даже катастрофически сложился для Красной армии ход событий первых дней войны.

Этим событиям даны оценки в фундаментальном 12-томном труде «Великая Отечественная война 1941–1945 годов»: «Условием достижения этого успеха (в отражении германской агрессии. – Ю.Р.) было своевременное завершение оперативного развертывания войск, включавшего выдвижение соединений армий прикрытия в назначенные им полосы, занятии и оборудование участков и районов обороны. Однако такое решение советским руководством принято не было… Мероприятия по отражению первых ударов противника в оперативных планах разрабатывались Генеральным штабом недостаточно полно, а содержание оборонительных действий в оперативно-стратегическом масштабе не отрабатывалось вообще… Решение о приведении Вооруженных сил в полную боевую готовность следовало принять и осуществить своевременно. Отсутствие такого решения привело к чрезвычайно тяжелым последствиям, в значительной мере предопределившим крупные неудачи и поражения Красной Армии в начальном периоде войны».

Теперь это уже давняя, отделённая от нас 76 годами история. Однако история должная стать для нас поучительной, чтобы июнь сорок первого никогда не повторился. Извлечение уроков из неё в своё время было затруднено природой человека – победители всегда расточительны. На упомянутой выше встрече с военными учёными в марте 1945 г. И.В. Сталин обратил внимание именно на это: «Мы получили огромный военный опыт, такой опыт, которого нигде нет… Мы сидим на золоте нашего опыта, но порой его лучше и скорее изучают за рубежом». Это указание вождя оказалось по сути проигнорированным, и опрос военачальников начался, как видим, лишь в 1952 г.

Сегодня крайне необходимо вернуться к тем материалам. Да, за минувшие десятилетия коренным образом изменились средства и способы вооружённой борьбы, облик вооружённых сил, стали иными люди. Однако проблема внезапности нападения и готовности к его отражению не просто остаётся, но приобретает особую остроту. Достаточно вспомнить американскую наступательную доктрину «быстрого глобального удара», ориентирующую вооружённые силы США на поражение важнейших объектов противника в течение приблизительно часа.

 

Юрий Рубцов (https://www.fondsk.ru)

 

 

.
9 июля 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
18 октября
пятница
2019

В этот день:

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Крепость Кронштадт

18 октября 1723 года на острове Котлин Петром I заложена крепость Кронштадт, главная база Балтийского флота, «… которая заключала бы в себя весь город и все портовые сооружения, и служила бы делу обороны со всех сторон».

Тогда же и город на острове Котлин был назван Кронштадтом, что означает «Город—крепость» или «Укреплённый город».

В 1723—1747 годах построена центральная крепость, окружающая Кронштадт с моря и суши. В январе 1733 года при морском госпитале открылась госпитальная лекарская школа — первое военно-морское медицинское учебное заведение страны.

После катастрофического пожара 23 июля 1764 года Кронштадт восстанавливался по генеральному плану, составленному архитектором С. И. Чевакинским. В 1783 году Екатерина II хотела перевести адмиралтейство из Санкт-Петербурга в Кронштадт; комплекс зданий Кронштадтского адмиралтейства был построен в 1780—1790-х годах по проектам архитекторов М. Н. Ветошникова, В. И. Баженова и Ч. Камерона. Павел I отменил этот проект. В 1786 году открылось Морское офицерское собрание, ставшее центром культурной жизни Кронштадта.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

Тарутинский бой

18 октября 1812 года в районе села Тарутино Калужской области произошло сражение между русскими войсками под командованием фельдмаршала Кутузова и французскими войсками.

 Победа при Тарутине была первой победой русских войск в Отечественной войне 1812 года после Бородинского сражения. Успех укрепил дух русской армии, перешедшей в контрнаступление.
Цель Тарутинского боя не была достигнута полностью, но её результат оказался успешным, и ещё большее значение имел успех для подъёма духа русских войск. Прежде в ходе войны ни в одном сражении у любой из сторон (даже при Бородино) не было такого количества захваченных пушек, как в этом — 36 или 38 орудий. В письме царю Александру I Кутузов сообщает о 2 500 убитых французах, 1 000 пленных, и ещё 500 пленных на следующий день взяли казаки при преследовании. Свои потери Кутузов оценил в 300 убитых и раненых.

 

 


Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

Первый лайнер Аэрофлота

18 октября 1929 года состоялся первый полёт пассажирского самолёта «К-5» конструктора К. А. Калинина. «К-5» стал первым российским пассажирским самолётом, который строился большой серией.

 Основной самолёт Аэрофлота до 1940 года. Всего было построено 258 самолётов этого типа.

К разработке «К-5» Калинин приступил в 1926 г., прототип был построен в 1929 г. Машину подняли в воздух пилот М.А. Снегирёв и бортмеханик П.Н. Власов. В качестве третьего члена экипажа полетел сам Калинин. Случилось это на харьковском аэродроме "Сокольники". Самолёт оказался лёгок в управлении, хорошо слушался руля. 30 мая 1930 К-5 перелетел в Москву, где выдержал экзамен перед государственной комиссией. Госкомиссия установила, что самолёт вполне отвечает предъявленным требованиям. Дальность до 1000 км, скорость до 200 км в час.

 

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Арест Рихарда Зорге

18 октября 1941 года в Токио в результате предательства был арестован советский разведчик Рихард Зорге.

Японские радиопеленгаторы регулярно засекали выходившую в эфир радиостанцию группы Зорге. Засечь точно работающий передатчик, или даже приблизиться к нему достаточно близко, японцам так и не удалось. Мнение о провале группы как следствие успешно работавших пеленгаторов — это не более чем художественный вымысел. Первая радиограмма была перехвачена в 1937 году. С тех пор донесения перехватывались регулярно. Однако, расшифровать ни одну из перехваченных радиограмм японцы так и не смогли.

И только после того, как на первом же допросе радист Макс Клаузен выдал всё, что он знал о кодах шифрования, японцы смогли расшифровать и прочитать всю подборку перехваченных донесений за несколько лет. Эти донесения фигурировали в материалах следствия, и по ним обвиняемые давали свои пояснения.

Всего по делу группы Зорге было арестовано 35 человек, привлечено к суду 17. Дознание длилось до мая 1942 года. 16 мая 1942 года официальные обвинения были предъявлены первым 7 обвиняемым: Зорге, Одзаки, Максу Клаузену, Вукеличу, Мияги, Сайондзи и Инукаи. Остальным обвинения были предъявлены позднее. Приговоры основным обвиняемым были вынесены 29 сентября 1943 года. Зорге и Одзаки были приговорены к смертной казни через повешение, Вукелич и Клаузен — к пожизненному тюремному заключению, Мияги умер в тюрьме ещё до вынесения приговора. Подробно: http://rosgeroika.ru/podvigi-v-nasledstvo/2013/september/povesit-na-royalnoj-strune?searched=%D1%80%D0%B8%D1%85%D0%B0%D1%80%D0%B4+%D0%B7%D0%BE%D1%80%D0%B3%D0%B5&advsearch=allwords&highlight=ajaxSearch_highlight+ajaxSearch_highlight1+ajaxSearch_highlight2

 

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

«Интервью» у Венеры

18 октября 1967 года межпланетная станция «Венера-4», запущенная 12 июня 1967 года, достигла цели.

Спускаемый аппарат с набором научной аппаратуры благополучно отделился и впервые в истории космонавтики провел прямые измерения состава атмосферы Венеры при спуске в ней на парашюте.    Спускаемый аппарат мог работать при температуре вплоть до +425°C и при давлении до 10 атмосфер, причем для увеличения шансов на успех он десантировался на ночную сторону планеты. Перед стартом он был подвергнут стерилизации с целью предотвращения переноса на Венеру земных микроорганизмов.

Сигнал прекратился внезапно через 95 минут после начала спуска, на 25-26 км ниже начальной точки, когда за бортом было +280°C и 15 атмосфер. Сначала всем казалось, что это и был момент посадки и что «Венере-4» удалось дойти до поверхности в рабочем состоянии. И лишь через несколько недель стало ясно, что в действительности на высоте около 28 км аппрарат был раздавлен атмосферным давлением, оказавшимся намного больше предусмотренного при конструировании станции.

Лишь «Венера-7», запущенная 17 августа 1970 года, благополучно достигла поверхности планеты. Она разрабатывалась и строилась с учетом опыта полетов предыдущих АМС. Спускаемый аппарат был сконструирован заново, и он должен был работать не менее 30 минут на поверхности при температуре до +540°С и давлении до 150 атмосфер. Теоретические значения, полученные для поверхности планеты были такими: 500°С и 100 атмосфер, так что спускаемый аппарат был построен с запасом. На всякий пожарный случай.

Спустя 120 суток после старта, 15 декабря 1970 года, станция «Венера-7» достигла планеты.

15 декабря в 8 часов 34 минут 10 секунд спускаемый аппарат впервые в мире совершил мягкую посадку на поверхность Венеры. В общей сложности он передавал на Землю информацию в течение 53 минут, в том числе около 20 минут непосредственно с поверхности Венеры. Измеренная температура у поверхности Венеры составила 475°±20°С; она соответствовала давлению 90±15 атмосфер.

В 1975 году спускаемый модуль зонда "Венера-9" передал первые черно-белые фотографии поверхности планеты. И, наконец, первые цветные изображения были получены в 1982 году "Венерой-13".

Американцы далеко отстали от СССР в исследовании Венеры. Лишь в 1967 году через день после посадки советской "Венеры-4" мимо планеты на расстоянии 4000 км пролетел американский "Маринер-5". На околовенерианскую орбиту впервые США вышли с помощью аппарата «Пионер-Венера-1», запущенного 20 мая 1978 года, который проработал до августа 1992 года и осуществлял, в частности, радиолокационное картографирование планеты.

Американская пресса вынуждена была констатировать: "Русские побили США в борьбе за очень большое количество первых мест в освоении космоса: первые спутники, запуск первых животных и первого человека, первый выход в открытый космос, первая посадка зонда на Марсе, первый зонд к Венере, первая орбитальная станция, первый полет вокруг Луны».

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии