RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Командир атомохода «К-153»
6 апреля 2020 г.

Командир атомохода «К-153»

7 апреля в России отмечается День памяти о погибших моряках-подводниках.
Реактивные тараны
18 июля 2013 г.

Реактивные тараны

18 июля 1981 года советский летчик капитан Валентин Александрович КУЛЯПИН таранным ударом на реактивном самолете Су-15ТМ сбил воздушного нарушителя Государственной границы СССР.
Морской авиации посвящается
30 октября 2016 г.

Морской авиации посвящается

27 октября 2016 года в Московском Культурном центре-Библиотеке им. А. де Сент-Экзюпери состоялся торжественный вечер, посвященный празднованию столетия авиации Военно-морского Флота России
Предательство Победы
9 мая 2020 г.

Предательство Победы

Бывший эксперт отдела по обороне и безопасности при президенте СССР, ветеран афганской войны, член Союза писателей России генерал-майор в отставке Леонид Петухов размышляет о драматизме нынешнего Великого Праздника
Памяти Юрия Мажорова
17 февраля 2019 г.

Памяти Юрия Мажорова

14 февраля 2019 года ушел из этой жизни ветеран Великой Отечественной войны генерал Юрий Николаевич Мажоров
Главная » Подвиги в наследство » Не прозевать начало войны

Не прозевать начало войны

На сайте Министерства обороны РФ опубликована большая подборка воспоминаний советских военачальников о начале Великой Отечественной войны

Они ранее широко не публиковались и представляют большой интерес.
Не прозевать начало войны

Точнее, это даже не воспоминания в обычном понимании этого слова. В 1952 г. начальник Главного военно-научного управления Генерального штаба Советской Армии генерал-полковник А.П. Покровский, мотивируя это необходимостью разработки истории Великой Отечественной войны, направил ряду военачальников бывших Прибалтийского, Киевского и Белорусского особых военных округов перечень из пяти вопросов, ответы на которые и содержит опубликованная подборка.

Вопросы, заданные маршалам и генералам, были следующие:
1. Был ли доведен до войск в части, их касающейся, план обороны государственной границы? Если этот план был доведен до войск, то когда и что было сделано командованием и войсками по обеспечению выполнения этого плана?
2. С какого времени и на основании какого распоряжения войска прикрытия начали выход на государственную границу и какое количество из них было развернуто для обороны границы до начала военных действий?
3. Когда было получено распоряжение о приведении войск в боевую готовность в связи с ожидавшимся нападением фашистской Германии с утра 22 июня? Какие и когда были отданы войскам указания во исполнение этого распоряжения и что было сделано?
4. Почему большая часть артиллерии корпусов и дивизий находилась в учебных лагерях?
5. Насколько штаб части был подготовлен к управлению войсками и в какой степени это отразилось на ходе ведения операций первых дней войны?

Из содержания вопросов следует, что руководство Генерального штаба пыталось разобраться в очень сложном и запутанном вопросе начального периода войны, прежде всего с развёртыванием войск по «Плану обороны государственной границы 1941 года». Не исключено, что такое разбирательство инициировал сам И.В. Сталин, если вспомнить его беседу с руководством Генштаба и главными редакторами журналов «Военная мысль» и «Военный вестник» в марте 1945 г. относительно необходимости обобщения и освоения богатейшего опыта войны и в целом пристальный интерес вождя к военному искусству. Начальный период войны был одним из самых малоизученных и в то же время потенциально одним из самых ёмких с точки зрения актуального, не стареющего для всех времён опыта.

Поступившие в Генштаб материалы за авторством известных советских военачальников свидетельствуют о значительных просчётах политического и военного руководства при подготовке к отражению ожидавшегося германского нашествия.

Взять первый же вопрос о том, насколько полно командующие и командиры были посвящены в планы обороны государственной границы. Одни сообщили, что план был доведен до них заблаговременно и у них была возможность разработать свои собственные планы с построением боевых порядков и определением боевых участков. Другие ответили, что с планом заранее ознакомлены не были, а получили его в запечатанных пакетах накануне, а то и непосредственно в первые дни войны, когда обстановка изменилась кардинальным образом.
Так, командующий войсками 8-й армии ПрибОВО П.П. Собенников вспоминал: «Получив в марте 1941 года назначение на должность, я, к сожалению, в это время ни в Генеральном штабе, ни по прибытии в г. Ригу в штаб Прибалтийского особого военного округа, не был информирован о «Плане обороны Государственной границы 1941 года». По прибытии в штаб 8-й армии в г. Иелгава, я также не нашел никаких указаний по этому вопросу. У меня складывается впечатление, что вряд ли к этому времени (март 1941 г.) таковой план существовал… Лишь 28 мая 1941 года (эту дату я помню отлично) я, будучи вызван… в штаб округа, был, буквально наспех, ознакомлен с «Планом обороны». Все это происходило в большой спешке и несколько нервной обстановке. … План представлял довольно объёмистую, толстую тетрадь, напечатанную на машинке… Мои записи, а также записи моего начальника штаба были отобраны… К сожалению, после этого никаких указаний не последовало и даже своих рабочих тетрадей мы не получили».
Здесь передана, пожалуй, типичная картина. А ведь генерал Собенников – далеко не второстепенная фигура, он – командующий армией, которых в составе округа, ставшего 22 июня 1941 г. Северо-Западным фронтом, было на момент формирования последнего всего-то три.

Не лучше картина складывалась и в Киевском ОВО. По свидетельству командира 45-й стрелковой дивизии 5-й армии Г.И. Шерстюка, командующий армией приказал ему: «План обороны госграницы, места КП и НП в нужный момент получите в закрытом пакете; подготовку… отмобилизования в гарнизонах дивизии запрещаю, т.к. это даст повод к панике».

Из ответов на второй вопрос трудно составить более или менее целостное представление о том, как Красная армия действовала в последние дни перед германским нападением. В Белорусском ОВО (Западном фронте) до момента нападения врага никаких указаний или распоряжений о подъёме войск и выводе их для занятия оборонительных рубежей от вышестоящего командования, в том числе штаба округа, получено не было. До момента нападения все части находились в местах своей дислокации. Например, командир 86-й стрелковой дивизии получил личное приказание командира 5-го стрелкового корпуса собрать штаб дивизии, штабы полков и батальонов только в 1.00 ночи 22 июня. Правда, тут же предписывалось части по боевой тревоге не поднимать и ждать особого приказа. Лишь через час он получил приказ вскрыть пакет командира корпуса, хранящийся у него в сейфе, после чего поднял дивизию по боевой тревоге. По ещё одному свидетельству – начальника оперативного отдела штаба 12-й армии того же БОВО генерал-майора Б.А. Фомина, «оборона границы до начала боевых действий дивизиями не занималась».

Аналогичная ситуация сложилась в Киевском ОВО, несмотря даже на случаи обстрела немецкими самолетами советских военнослужащих и боёв с пограничниками. Соединениям и частям 5-й армии из штаба поступило указание: «На провокацию не поддаваться, по самолетам не стрелять… немцы кое-где начали вести бой с нашими погранзаставами. Это очередная провокация. На провокацию не идти. Войска поднять по тревоге, но патронов на руки не давать».

Добавим от себя, что ответы военачальников не позволяют сколько-нибудь определённо говорить о существовании директивы начальника Генерального штаба от 18 июня 1941 г. о приведении в боевую готовность войск западных округов. Упоминание о ней имеется в материалах скоротечного судебного процесса над командованием Западным фронтом – в показаниях бывшего начальника связи генерала А.Т. Григорьева. Однако самим документом историки до сих пор не располагают. В итоге трудно прийти к какому-то определённому выводу, как шло выдвижение войск приграничных военных округов на оборонительные рубежи, делалось ли это в каждом округе, а то и гарнизоне самостоятельно, либо не делалось вовсе.

Последнее тоже вовсе не исключено. О каком приведении войск в должную степень боевой готовности можно говорить, если, по воспоминаниям упомянутого выше командующего 8-й армией ПрибОВО генерала Собенникова, «личный состав тяжелого артиллерийского полка, двигавшийся по железной дороге на рассвете 22 июня, прибыв на ст. Шауляй и увидев бомбежку наших аэродромов, считал, что ʺначались маневрыʺ».

Тяжело читать эти документы, ставшие теперь достоянием широких кругов любителей истории (профессионалам они были известны и ранее). После ознакомления с ними уже не удивляешься, почему так неудачно, даже катастрофически сложился для Красной армии ход событий первых дней войны.

Этим событиям даны оценки в фундаментальном 12-томном труде «Великая Отечественная война 1941–1945 годов»: «Условием достижения этого успеха (в отражении германской агрессии. – Ю.Р.) было своевременное завершение оперативного развертывания войск, включавшего выдвижение соединений армий прикрытия в назначенные им полосы, занятии и оборудование участков и районов обороны. Однако такое решение советским руководством принято не было… Мероприятия по отражению первых ударов противника в оперативных планах разрабатывались Генеральным штабом недостаточно полно, а содержание оборонительных действий в оперативно-стратегическом масштабе не отрабатывалось вообще… Решение о приведении Вооруженных сил в полную боевую готовность следовало принять и осуществить своевременно. Отсутствие такого решения привело к чрезвычайно тяжелым последствиям, в значительной мере предопределившим крупные неудачи и поражения Красной Армии в начальном периоде войны».

Теперь это уже давняя, отделённая от нас 76 годами история. Однако история должная стать для нас поучительной, чтобы июнь сорок первого никогда не повторился. Извлечение уроков из неё в своё время было затруднено природой человека – победители всегда расточительны. На упомянутой выше встрече с военными учёными в марте 1945 г. И.В. Сталин обратил внимание именно на это: «Мы получили огромный военный опыт, такой опыт, которого нигде нет… Мы сидим на золоте нашего опыта, но порой его лучше и скорее изучают за рубежом». Это указание вождя оказалось по сути проигнорированным, и опрос военачальников начался, как видим, лишь в 1952 г.

Сегодня крайне необходимо вернуться к тем материалам. Да, за минувшие десятилетия коренным образом изменились средства и способы вооружённой борьбы, облик вооружённых сил, стали иными люди. Однако проблема внезапности нападения и готовности к его отражению не просто остаётся, но приобретает особую остроту. Достаточно вспомнить американскую наступательную доктрину «быстрого глобального удара», ориентирующую вооружённые силы США на поражение важнейших объектов противника в течение приблизительно часа.

 

Юрий Рубцов (https://www.fondsk.ru)

 

 

.
9 июля 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 октября
воскресенье
2020

В этот день:

Единственная победа Крымской войны

25 октября 1854 года состоялось одно из полевых сражений Крымской войны 1853—1856 годов между союзными силами Великобритании, Франции и Турции с одной стороны, и русскими войсками — с другой.

Единственная победа Крымской войны

25 октября 1854 года состоялось одно из полевых сражений Крымской войны 1853—1856 годов между союзными силами Великобритании, Франции и Турции с одной стороны, и русскими войсками — с другой.

Это было первое и единственное сражение Крымской войны, в котором русские войска нанесли поражение противнику.

Хотя Балаклава не была отбита у англичан, но редуты оборонительной линии были взяты, пушки захвачены, и русские получили контроль над Воронцовской дорогой. Общий урон русских войск в тот день составил 627 человек. По позднейшим данным, потери союзников были около тысячи человек, а есть подсчеты, доводящие эти потери даже до полутора тысяч. Турецкий экспедиционный корпус в ходе Балаклавского сражения был полностью деморализован и больше, как самостоятельная боевая единица, в Крымской войне не использовался. Отдельные подразделения турецкого экспедиционного корпуса придавались английским и французским частям в качестве вспомогательных, и использовались в основном для строительства оборонительных сооружений и переноса тяжестей.

Жизнь и казнь маршала Егорова

25 октября 1883 года родился Александр Ильич ЕГОРОВ (расстрелян 23.02.1939), советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935).

Жизнь и казнь маршала Егорова

25 октября 1883 года родился Александр Ильич ЕГОРОВ (расстрелян 23.02.1939), советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935).

.

 Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны, командовал ротой и батальоном 132-го пехотного Бендерского полка, был помощником начальника школы прапорщиков, дослужился до подполковника — командовал полком в этом звании, а потом в звании полковника. Был 5 раз ранен и контужен.

В РККА с декабря 1917 года отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне.

С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией. С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта.

С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА. В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия.

С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР.

8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров. 22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорен к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

Создатель ракет для субмарин

25 октября 1924 года родился Виктор Петрович МАКЕЕВ (умер 25.10.1985), создатель научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения Советского Союза

Создатель ракет для субмарин

25 октября 1924 года родился Виктор Петрович МАКЕЕВ (умер 25.10.1985), создатель научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения Советского Союза

Родился 25 октября 1924 года в селе Протопопове (ныне посёлок имени Кирова города Коломны). С 1939 года работал на авиационном заводе в Москве. Проявил способности умело решать конструкторские задачи в условиях напряжённого серийного производства самолётов «Пе-2». Закончил МАИ (1944). В 1950 окончил Высшие инженерные курсы при МВТУ им. Н. Э. Баумана. С 1947 (параллельно с учёбой) работал в ОКБ-1 НИИ-88 ведущим конструктором (до 1955). Участник создания (ведущий конструктор) оперативно-тактической ракеты Р-11 и первой морской баллистической ракеты Р-11ФМ. В 1955 по предложению Сергея Павловича Королёва назначен главным конструктором СКБ-385. С 1963 — начальник предприятия и главный конструктор. Под его руководством КБ стало ведущей научно-конструкторской организацией страны, сформировалась разветвлённая кооперация НИИ, КБ, заводов-изготовителей, испытательных полигонов, решавшая задачи разработки, изготовления и испытания ракетных комплексов для Военно-Морского Флота. Результат деятельности Виктора Макеева, руководимого им КБ и обширной кооперации предприятий — три поколения морских стратегических ракетных комплексов, принятых на вооружение ВМФ страны. В их числе комплексы с ракетами Р-21 — первой ракетой с подводным стартом (1963); Р-27 — первой ракетой с заводской заправкой топливом (1968), ставшей наиболее массовой отечественной БРПЛ; Р-29 — первой морской межконтинентальной ракетой (1974); Р-29Р — первой морской межконтинентальной ракетой с разделяющейся головной частью (1977); Р-39 — первой отечественной твердотопливной БРПЛ межконтинентальной дальности стрельбы с разделяющейся головной частью (1983); Р-29РМ — БРПЛ наивысшего в мире энерго-массового совершенства.

Освобождение Днепропетровска

25 октября 1943 года войсками 3-го Украинского фронта был освобожден от европейских фашистов город Днепропетровск. В ходе Днепропетровской операции 23 октября 1943 года с плацдарма в районе с. Войсковое перешли в наступление части 8-й гвардейской армии, а 24 октября 1943 год из района с. Аулы части 46-й армии. Они прорвали оборону противника, объединили свои плацдармы в один общий и 25 октября стремительными ударами освободили крупные промышленные центры Днепропетровск и Днепродзержинск.

Освобождение Днепропетровска

25 октября 1943 года войсками 3-го Украинского фронта был освобожден от европейских фашистов город Днепропетровск. В ходе Днепропетровской операции 23 октября 1943 года с плацдарма в районе с. Войсковое перешли в наступление части 8-й гвардейской армии, а 24 октября 1943 год из района с. Аулы части 46-й армии. Они прорвали оборону противника, объединили свои плацдармы в один общий и 25 октября стремительными ударами освободили крупные промышленные центры Днепропетровск и Днепродзержинск.

Москва салютовала освободителям 20-ю залпами из 224 орудий. Особо отличились части 152-й стрелковой и 39-й гвардейской Барвенковской дивизии. 10-ти воинским частям и соединениям было присвоено звание "Днепропетровских".

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии