RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Почему Европа за Гитлера и против Сталина?
23 июня 2018 г.

Почему Европа за Гитлера и против Сталина?

Да потому что она вместе с Бесноватым ответственна за десятки миллионов убитых и сотни миллионов искалеченных в той войне
Кто победил Японию
3 сентября 2015 г.

Кто победил Японию

Китай празднует День Победы Советского Союза над Японией, а в России это уже не праздник?
Первый «Георгий» Первой мировой...
14 августа 2014 г.

Первый «Георгий» Первой мировой...

14 августа 1914 года в ходе Первой мировой войны было произведено первое награждение именным Георгиевским крестом
Сталинград — символ непобедимости русского духа!
25 ноября 2016 г.

Сталинград — символ непобедимости русского духа!

Региональная общественная организация «Бородино 2012-2045» обратилась к руководству страны с призывом вернуть Волгограду гордое и победное имя Сталинград!
Сигнал «Дортмунд»: дранг нах Остен!
10 июня 2017 г.

Сигнал «Дортмунд»: дранг нах Остен!

10 июня 1941 года армейское командование Германии передало в штабы распоряжение о назначении окончательного срока нападения на Советский Союз
Главная » Подвиги в наследство » Советские партизаны

Советские партизаны

30 мая 1942 года был создан Центральный штаб партизанского движения в СССР

Правда, народные мстители к тому времени уже около года вовсю колошматили фрицев.
Советские партизаны

Мало кто знает о том, что первый партизанский отряд во время Великой Отечественной войны был создан в Пинске уже к вечеру 22 июня 1941 года. 28 июня он вступил в бой. Этот день считается датой первого партизанского выстрела в Великой Отечественной войне.
Мне посчастливилось быть в добрых отношениях с участником того боя, впоследствии генерал-майором госбезопасности в отставке Эдуардом Болеславовичем Нордманом (ныне покойным). Он был одним из организаторов партизанского движения в Беларуси. С 1941 по 1944 год провел в тылу врага 1119 дней, был рядовым, командиром отделения разведки, помощником комиссара бригады по комсомолу, секретарем Пинского подпольного горкома комсомола и Пинского подпольного обкома ЛКСМБ. После войны служил начальником Минского областного, Ставропольского краевого Управлений госбезопасности, председателем КГБ Узбекистана, работал в центральном аппарате КГБ СССР. Вот что он мне рассказал о том, как был создан первый партизанский отряд:

— Его создание связано с именем легендарного партизана XX века Василия Захаровича Коржа. В двадцатые годы он партизанил в Западной Беларуси, в тридцатые — возглавлял так называемое партизанское направление в Слуцком окружном отделе НКВД. Кроме подбора и подготовки партизанских кадров эта служба занималась закладкой потайных баз НЗ на случай войны. Только в Белорусском военном округе, которым командовал Иероним Уборевич, в тайниках было складировано десятки тысяч винтовок, тысячи пулеметов, запасы продовольствия, теплой одежды. После расстрела Уборевича эта работа была признана пораженческой (воевать собирались на чужой территории малыми силами), тайники попали под ликвидацию. Пересажали подготовленных партизанских командиров. Коржа спасло то, что он в период «зачистки» воевал в Испании. По возвращении его все-таки арестовали, правда, через несколько месяцев выпустили. Но назначили не по специальности, а в хозяйственный отдел Пинского обкома партии.
Утром 22 июня 1941 года Корж обратился к первому секретарю обкома Авксентию Минченко за разрешением на создание партизанского отряда. Тот поначалу ответил в духе предвоенной пропаганды: не паникуй, Красная Армия даст отпор на Буге и воевать будем на чужой территории. Но уже к вечеру оценки резко изменились. Из добровольцев был создан небольшой отряд. В райвоенкомате нашлось даже «лишнее» оружие, Я, например, получил винтовку 1896 года выпуска, 90 патронов и гранату.
28 июня немцы заняли Минск. Мы оказались в стратегическом тылу. Утром Корж поднял отряд по тревоге. Выдвинулись на тракт Пинск—Логишин к Рябому мосту (через Ясельду). Оборудовали засаду. Появились легкие танки немцев. Командир приказал подпустить их на бросок гранаты. Инструктор горкома партии Салохин бросил связку гранат под первый танк. Партизаны открыли прицельный огонь по смотровым щелям. Второй танк повернул обратно. С подбитого танка сняли вооружение, взяли в плен экипаж. На допросе обер-лейтенант не мог поверить, что его машину подбили гражданские люди. Он заявил: «Это не по правилам, я цивильным не сдаюсь в плен. Доставьте меня к военному командованию».
В июле—сентябре 1941 года отряд не мог вступать в бои с крупными воинскими частями. Не было у нас достаточно ни оружия, ни боеприпасов, ни силенок. Действовали из засад, нападали на одиночные автомашины, мотоциклы. Уничтожали линии связи, сжигали мосты.
Удары были не сильные, но важные. Во-первых, они наводили панику на врага. Во-вторых, поднимали дух у тех, кто остался на оккупированных территориях.
Пропаганда Геббельса ежедневно трубила: «Красная Армия разбита. Сталин бежал из столицы. Великий рейх непобедим». Малодушные опускали руки, подлые и трусливые шли в услужение гитлеровцам. Мужественные, честные люди, сжав зубы и собрав волю в кулак, боролись. Партизаны не только дрались с врагами — они вселяли надежду в нашу победу.
В последнее время некоторые литературные и кинематографические «цивилизаторы» пытаются представить партизан анархистами, чуть ли не бандитами, которых мирное население чуралось и даже боялось. С самого начало создания нашего отряда, который потом разросся в мощное соединение, Комаров (партизанский псевдоним Коржа) не уставал повторять: «Никогда не обижайте мужика. Попроси кусок хлеба, но ни в коем разе не бери силой. Обидишь мужика — конец твоей партизанской войне». Летом 1941 года мы даже платили деньги за продукты. Или расписки писали, например: «У гражданина Добролета для нужд Красной Армии изъят поросенок весом примерно 60 килограммов. Стоимость подлежит возмещению после войны. Комаров». Кстати, частичная компенсация была все-таки произведена. Крестьянам, предъявившим подобные записки, в 1945 году отдавали трофейный скот, который гнали из Германии.
Корж был беспощаден к мародерам. Собственно, у нас таковых почти не было. Помню лишь один случай, когда он зимой 1942 года расстрелял перед строем старшего лейтенанта за то, что тот разорил ульи на пасеке крестьянина. Жестоко? Да. Но этого оказалось достаточно, чтобы больше никто и не помышлял обидеть какого-либо селянина.
С января 1942 года на стыке Минской, Пинской и Полесской областей начала формироваться партизанская зона. Вскоре она разрослась до размеров среднего европейского государства. Эту своеобразную партизанскую республику гитлеровцы так и не смогли завоевать. В зоне были сформированы партизанские комендатуры, которые обеспечивали порядок в деревнях. Без их разрешения партизаны не имели права заготавливать продукты, брать лошадей и так далее. Под защитой партизан работали колхозы, дети учились в школах. Так что никакой анархии.
Кстати, тем, кто в наши дни пытается навесить на партизан клеймо бандитов, стоит напомнить: 25 августа 1942 года Гитлер издал директиву, запрещавшую употреблять термины «партизаны», «партизанский отряд». Нас повелевалось называть «бандитами», «бандитскими шайками». Не из этого ли документа черпают вдохновение современные «цивилизаторы»?
Конечно, бытует термин «партизанщина», имеющий некоторый негативный оттенок. Но его скорее всего можно отнести к тактике партизанской борьбы, которая не укладывается в военные каноны, иногда имеет внешний налет авантюризма, некоей лихости. Но это от особых условий, в которых приходилось воевать. Ведь партизаны — это в большинстве своем непокорные и непокоренные гражданские люди, которые на оккупированной территории вынуждены нередко с вилами и топорами в руках навязывать бой хорошо вооруженным частям регулярной армии противника. Вот и приходилось лихачить, действовать не по правилам, идти на хитрости. Для примера расскажу такую историю.
В феврале 1942 года мы провели первый крупный партизанский рейд по Любанскому, Ста-робинскому, Слуцкому, Красно-слободскому, Стародорожскому, Ганцевичскому и Житковичскому районам. Отряды Комарова, Розова, Патрина, Столярова, Константинова на санях прошли несколько сот километров, наводя страх и панику на оккупантов! Они громили гарнизоны, проводили массово-политическую работу среди населения. В наши ряды влилось много новых бойцов, особенно молодежи, окруженцев, бежавших из плена. В боях добывалось оружие, боеприпасы и продукты питания.
Успех был, в частности, предопределен тем, что мы действовали не по шаблону. Корж, например, разыграл такой спектакль. Приказал мне переодеться в трофейную немецкую шинель, желтые офицерские сапоги. Сам нацепил на рукав белую повязку. И помчались мы на санях в деревню, где стоял полицейский гарнизон. Я в роли коменданта, он — моего переводчика. Собрали всех полицаев в школе — «на совещание». Там и повязали их без единого выстрела. Подобных эпизодов множество. Конечно, регулярная армия так не воюет.
Еще Вальтер Скотт писал, мол, пытаться окружить партизан — все равно, что воду в решете носить. Армейские офицеры будут по карте оценивать обстановку, а местный партизан ищет не дорогу, а тропинку, по которой проскочит незаметно. Вот почему ни Наполеон, ни Гитлер со своими мощными армиями не смогли справиться с партизанами.
Есть и более близкие к сегодняшнему дню примеры. Врезалось в память, как через пару недель после избрания Джона Кеннеди президентом США к нему в кабинет пришли тележурналисты. Видят: на столике томик Че Гевары, сборник об ирландской партизанской войне. Кеннеди поясняет: хочу понять суть партизанского движения, чтобы выработать стратегию наших действий за рубежом. Кстати, США так и не смогли справиться с вьетнамскими партизанами. Те их выдавили из страны.
Что касается пинских партизан, то они показали максимальную результативность в годы войны. В Пинском соединении к 1944 году насчитывалось восемь бригад. Они уничтожили около 27 тысяч гитлеровцев, разгромили более 60 крупных вражеских гарнизонов, пустили под откос около 500 эшелонов с живой силой и боевой техникой, взорвали 62 железнодорожных моста и около 900 — на шоссейных дорогах. Но даже не в нанесении потерь врагу главное достижение партизан, а в отвлечении на себя больших сил регулярной армии.
По данным германского генштаба, на 1 октября 1943 года борьбой против партизан, охраной военных объектов было занято около 52 дивизий. Для сравнения: после открытия второго фронта Гитлер выставил против наших союзников до 50 дивизий. Так что наши партизаны внесли вклад в Победу больший, чем все союзники СССР. Хочу напомнить оценку великого Жукова: «Командованию вражеских войск пришлось у себя в тылу фактически создавать второй фронт для борьбы с партизанами, на это отвлекались крупные силы войск. Это серьезно отразилось на общем состоянии германского фронта и, в конечном счете, на исходе войны».

 

Записал Сергей Турченко
30 мая 2017 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
16 августа
четверг
2018

В этот день:

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Главный маршал авиации Павел Кутахов

16 августа 1914 года родился Павел Степанович КУТАХОВ (ум. 03.12.1984), главный маршал авиации, дважды Герой Советского Союза.

Простой крестьянский парень из донской станицы, он стал одним из лучших пилотов Страны Советов, а потом и самым главным летчиком СССР.

В августе 1935 года Павел по комсомольскому призыву поступил в Сталинградское военное училище летчиков. Начинал летать на самолете «У-2». В 1938 году в звании лейтенанта прибыл в полк под Ленинградом. Вскоре он стал командиром звена истребителей. Во время войны с Финляндией Кутахов совершил 131 боевой вылет. В одном из боев был сбит и спустился на парашюте в тылу противника, пешком вернулся в расположение советских войск.

Во время Великой Отечественной войны участвовал в обороне Мурманска, Кандалакши и Кировской железной дороги. Сопровождал караваны транспортных судов ленд-лиза.

Был одним из известнейших летчиков-истребителей Карельского фронта. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года Кутахову было присвоено звание Героя Советского Союза.

Всего за годы войны П. С. Кутахов совершил 497 боевых вылетов, провел 79 воздушных боев, в которых сбил 14 самолетов лично и 28 с напарниками.

После войны подполковник Кутахов ещё несколько лет командовал полком в Заполярье, а потом был направлен на Высшие офицерские летно-тактические курсы в Липецк. В 1957 году закончил Военную академию Генерального Штаба. В 1966 году ему, командующему авиацией Одесского военного округа, генерал-лейтенанту авиации, в числе первых было присвоено звание «Заслуженный военный летчик СССР». В 1967 году генерал-полковник авиации П. С. Кутахов был назначен первым заместителем главнокомандующего Военно-Воздушными Силами СССР. В марте 1969 года Маршал авиации Кутахов стал главнокомандующим ВВС СССР. В 1972 году ему было присвоено звание Главного маршала авиации. Кутахов летал на современных истребителях до 60-летнего возраста.

В 1984 году ему во второй раз присвоено звание Героя Советского Союза.

Умер 3 декабря 1984 года от обширного инсульта. Похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище.

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ Ставки № 270

16 августа 1941 года вышел приказ Ставки Верховного главнокомандования № 270 «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава».

Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Приказ Ставки Верховного главнокомандования от 16 августа 1941 г. имел весьма выразительный заголовок - «О случаях трусости и сдаче в плен и мерах по пресечению таких действий». На примере нескольких генералов фиксировался факт того, что в рядах Красной Армии «имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава». Приказ объявлял командиров и политработников, «во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу», злостными дезертирами и обязал всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать их на месте.

Этот приказ был как бы прелюдией к приказу народного комиссара обороны СССР И.В. Сталина № 227, который более известен среди фронтовиков по неофициальному названию – «Ни шагу назад!». В соответствии с ним в Красной Армии впервые с времен Гражданской войны были введены штрафные части.

Исторические реваншисты, стремящиеся во что бы то ни стало переиграть итоги Великой Отечественной войны, пользуются слабой осведомленностью наших сограждан и доказывают, например, что советские полководцы были способны побеждать, лишь заваливая врага трупами, а бойцы шли в бой единственно из-за страха перед штрафными частями и заградительными отрядами.

Пишут, например, что в составе Брянского фронта К.К. Рокоссовского воевала целая бригада штрафников, которая и направлена была туда именно потому, что маршал – сам бывший заключенный. Объявлены штрафниками моряки-добровольцы штурмового отряда майора Ц.Л. Куникова, который в феврале 1943 г. захватил плацдарм на Мысхако в районе Новороссийска. Об Александре Матросове рассказывают, как о штрафнике, хотя он был воспитанником Уфимской трудовой колонии и попал на фронт по мобилизации. Не краснея, утверждают, что в штрафбаты направлялись «исключительно зеки ГУЛАГа». Пишут о том, что в Красной Армии были многие тысячи штрафных частей, в которых воевали несколько миллионов человек.

Недобрую службу сослужил вышедший несколько лет назад телесериал «Штрафбат» (автор сценария Э.Я. Володарский, режиссер Н.Н. Досталь), многое в нем оказалось поставленным с ног на голову. По воле авторов фильма в придуманной ими воинской части бок о бок воюют разжалованные офицеры и рядовые солдаты, освобожденные из лагеря политические заключенные и уголовники. По ходу фильма к штрафбату присоединяется православный священник отец Михаил. Командует воинской частью бывший капитан РККА штрафник Твердохлебов. Он же подбирает остальной командный состав – ротных, взводных.

С экрана предстают не воины Красной Армии, а какие-то оборванцы, живущие в атмосфере полупартизанской вольницы. Командиры, чтобы добиться выполнения боевой задачи, вместо отдания приказа уговаривают подчиненных. Политический состав, начиная с комиссара, в этом киношном штрафбате отсутствует напрочь, зато в расположении батальона безвылазно находится начальник особого отдела дивизии, как если бы у него не было иных забот. Сами же штрафники словно состоят не на довольствии в регулярной армии, а пребывают где-то в глубоком тылу врага и потому вынуждены всем необходимым, в том числе оружием, обеспечивать себя самостоятельно и за счет противника. Что касается статуса штрафника, то он по воле авторов фильма носит по сути пожизненный характер. Зрителя подводят к ложной мысли, что сколько штрафник ни воюй, сколько ни проявляй героизма и ни получай ранений, единственная возможность снять с себя «грехи» – погибнуть в бою. Иначе – смерть от пули особиста или заградотрядовца.

Вопреки широко распространенным заблуждениям, штрафные части, созданные по приказу наркома обороны № 227, не имели ничего общего с исправительными учреждениями, а представляли собой обычные стрелковые части.

Всего за неполные три года, минувшие ко дню окончания войны, в составе действующей армии, по данным Генерального штаба ВС СССР, насчитывалось 65 отдельных штрафных батальонов (ОШБ) и 1048 отдельных штрафных рот (ОШР), причем их количество не было постоянным и уже с 1943 г. стало снижаться. Новейшие подсчеты военного юриста и историка А.В. Мороза, позволившие исключить двойной учет одних и тех же формирований, дают еще меньшую цифру – 38 ОШБ и 516 ОШР.

В их составе, согласно архивным отчетно-статистическим документам Генерального штаба, воевали 427910 человек переменного состава. При примерной ежегодной численности армии и флота в 6–6,5 млн. человек доля штрафников ничтожна – от 2,7 процента в 1943 г. до 1,3 процента в 1945 г., что не позволяет говорить об их сколько-нибудь заметной роли в войне.

Принципиальная разница между штрафными и линейными частями состояла только в том, что личный состав штрафных батальонов и рот подразделялся на постоянный (командно-начальствующий состав) и переменный (собственно штрафники). Командиры назначались на должности в обычном порядке, получая, по сравнению с офицерами из линейных частей, льготы по исчислению общей выслуги лет, выслуги в воинском звании, а также повышенный оклад денежного содержания.

Кадровые военнослужащие были безоговорочно чисты перед законом (уже поэтому штрафник Твердохлебов не мог командовать батальоном). Более того, они подбирались, как потребовал нарком обороны, из числа волевых и наиболее отличившихся в боях командиров и политработников. Командир и комиссар ОШБ пользовались по отношению к штрафникам дисциплинарной властью командира и комиссара дивизии, командир и комиссар ОШР – властью командира и комиссара полка.

Переменники направлялись в штрафные части на срок от одного до трех месяцев либо приказом соответствующего командира (таким правом были наделены командиры дивизий и отдельных бригад и выше в отношении офицеров, командиры полков и выше – в отношении рядового и сержантского состава), либо военным трибуналом, если были осуждены с отсрочкой исполнения приговора до окончания военных действий. По ходу войны к ним присоединялись лица, освобожденные из исправительных колоний и лагерей, а до того осужденные, как правило, за нетяжкие преступления. По неполным данным, за годы войны ИТЛ и колонии НКВД досрочно освободили и передали в действующую армию около 1 млн. человек.

Правда, лишь некоторая часть из них была направлена в штрафные формирования, большинство пополнили обычные линейные части. Именно из такого контингента состояла стрелковая бригада, о которой в книге «Солдатский долг» писал маршал К.К. Рокоссовский и которую многие читатели принимают за штрафное формирование.

Провинившиеся офицеры (от младшего лейтенанта до полковника) направлялись в штрафные батальоны, рядовой и сержантский состав – в штрафные роты. Бывшие офицеры попадали в штрафроты только в том случае, если по приговору военного трибунала они были лишены воинского звания. Все военнослужащие переменного состава, независимо от того, какое воинское звание они носили до направления в штрафную часть, были разжалованы судом или нет, воевали на положении штрафных рядовых.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

Подвиг экипажа Владимира Шарпатова

16 августа 1996 года экипаж российского самолёта «Ил-76» (командир Владимир Шарпатов), находившийся в плену у талибов больше года, совершил выдающийся подвиг - побег на своём же самолёте — через Иран в ОАЭ. После возвращения на Родину командир воздушного судна Владимир Ильич Шарпатов и второй пилот Газинур Гарифзянович Хайруллин были удостоены звания Героя России.

А Здор Александр Викторович — штурман, Аббязов Асхат Минахметович — бортинженер,
Вшивцев Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов Сергей Борисович — ведущий инженер,
Рязанов Виктор Петрович — ведущий инженер награждены орденами Мужества. О их подвиге снят фильм «Кандагар».

3 августа 1995 года самолёт Ил-76ТД бортовой номер RA-76842, принадлежавший казанской компании «Аэростан», с семью членами экипажа на борту по заказу правительства в Кабуле, в рамках межправительственного соглашения с Албанией, совершал коммерческий рейс по маршруту Тирана — Кабул (Баграм) с грузом стрелковых боеприпасов. Фактическим получателем груза был «Северный альянс», авиабаза Баграм контролировалась силами злейшего врага «Талибана» Ахмад Шах Масуда. Сходные рейсы в Баграм, в частности, из Шарджи, экипаж выполнял неоднократно, перевозя самые разные грузы. Рейс из Тираны с боеприпасами был третьим после двух таких же, вполне успешных. Над Афганистаном самолёт был перехвачен истребителями движения «Талибан» и был принужден совершить посадку в районе Кандагара под предлогом досмотра груза. Среди формально разрешённых к перевозке стрелковых боеприпасов был обнаружен ящик с запрещёнными к перевозке снарядами.

Более года (378 дней) члены экипажа самолёта находились в плену в очень тяжёлых условиях, мучаясь от жары, нехватки воды и плохой пищи. Психологическое состояние экипажа тоже было очень тяжёлым: они всерьёз опасались за свою жизнь, так как были захвачены при перевозке оружия врагам «Талибана». С другой стороны, они долго не замечали никаких существенных усилий со стороны российских властей по вызволению их из плена. Талибы предлагали им перейти в ислам с обещаниями облегчить участь. Связь с Россией удавалось поддерживать, в частности, через Тимура Акулова, представителя президента Татарстана Минтимера Шаймиева. Попытка Акулова обменять пленников на запчасти к вертолётам не удалась. С другой стороны, удалось добиться права на редкие личные встречи, в том числе с другими представителями российских властей в Афганистане и Пакистане, и передачу почты, что позволило обговорить детали возможного побега. Экипаж смог убедить талибов в том, что весьма ценный самолёт требует периодического технического обслуживания. За отсутствием собственных специалистов, экипажу было позволено, время от времени, под вооружённым конвоем, поддерживать самолёт в работоспособном состоянии.

И вот 16 августа 1996 года при очередном техобслуживании (в частности, поводом к нему послужило повреждённое колесо шасси) экипаж запустил двигатели и взлетел, воспользовавшись ослаблением бдительности на аэродроме из-за пятницы и времени молитв. Аэродромные службы пытались воспрепятствовать взлёту, но безуспешно. Самолёт-истребитель поднят в воздух не был. Конвоиров, которых было меньше, чем обычно, удалось обезоружить и связать. Топлива на полёт хватило, так как самолёт перед рейсом в Кабул был заправлен с расчётом на обратный рейс, и топливо слито не было. Для большей скрытности самолёт уходил из Афганистана на запад, в Иран (а не на север, в Россию), причём на предельно малых высотах. Авиадиспетчеры Ирана, как это было оговорено заранее, пропустили самолёт в своё воздушное пространство, в дальнейшем самолёт беспрепятственно прилетел в ОАЭ, в Шарджу.

В ночь с 18 на 19 августа российские лётчики благополучно вернулись в Казань. 22 августа того же года был подписан указ о награждении экипажа, командиру корабля и второму пилоту было присвоено звание Героев России, а все остальные члены экипажа были награждены орденами Мужества. Члены экипажа самолёта: Шарпатов, Владимир Ильич — командир воздушного судна, Хайруллин, Газинур Гарифзянович — второй пилот, Здор, Александр Викторович — штурман, Аббязов, Асхат Минахметович — бортинженер, Вшивцев, Юрий Николаевич — бортрадист, Бутузов, Сергей Борисович — ведущий инженер,

Рязанов, Виктор Петрович — ведущий инженер. (Википедия)

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии