RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Государственный Комитет обороны
27 февраля 2020 г.

Государственный Комитет обороны

Вахта Памяти-75: день второй
Наша Родина - СССР
30 декабря 2019 г.

Наша Родина - СССР

30 декабря 1922 года родился Советский Союз — первое в истории человечества многонациональное государство трудящихся
Как повесили Веру Волошину
29 сентября 2019 г.

Как повесили Веру Волошину

30 сентября 1919 года родилась советская разведчица, повторившая подвиг Зои Космодемьянской
Вождь трудового народа
22 апреля 2020 г.

Вождь трудового народа

22 апреля 2020 года — 150 лет со дня рождения Владимира Ильича Ленина
Первая встреча с Венерой
19 мая 2020 г.

Первая встреча с Венерой

19 мая 1961 года советская автоматическая межпланетная станция «Венера-1» достигла окрестностей Венеры.
Главная » Подвиги в наследство » Из «штопора» - вышел!

Из «штопора» - вышел!

29 мая 1891 года родился Константин Константинович Арцеулов, один из первых пилотов России.

Сто с лишним лет назад он впервые в истории авиации выполнил фигуру высшего пилотажа «штопор».
Из «штопора» - вышел!

7 октября 1916 года Константин Арцеулов, русский военный летчик и инструктор авиашколы под Севастополем, поднялся на двухкилометровую высоту и сознательно ввел самолет в штопор. Курсанты и публика с замиранием сердца следили, как, вращаясь, стремительно приближается к земле машина. И когда уже казалось, что катастрофы не избежать, пилот взял управление на себя и хладнокровно вывел самолет из падения. Это был поистине смертельный номер!

 

До того дня штопор был проклятием для военной авиации. Стоило пилоту слегка ошибиться, сбросить скорость или резко отклонить руль, как самолет моментально валился на крыло и начинал вращаться, ввинчиваться в воздух по вертикали вниз, будто штопор в пробку. Немногие из счастливчиков, оставшихся в живых после крушения, в один голос уверяли, что управлять вращающейся машиной совершенно невозможно. Штопор — это приговор к высшей мере.

 

Поначалу, когда самолеты летали совсем низко и медленно, пилоты имели шанс отделаться травмами. Но с появлением аэропланов Ньюпора, Фармана и Морана, развивавших невиданную по тем временам скорость до 90 километров в час, эти шансы устремились к нулю. Так, только в Гатчинской военно-авиационной школе в 1913 году погибли, не сумев вывести самолет из штопора, капитан Дмитриев и поручик Серов, годом позже — пилоты Стояновский, Синельников и Артемьев...

 

Но вот в севастопольскую авиашколу был определен ротмистр Константин Арцеулов. Боевой летчик после ранения возглавил отделение подготовки пилотов-истребителей. Сын моряка и внук знаменитого художника-мариниста Ивана Айвазовского прежде служил на авиационном заводе Щетинина в Петербурге, одновременно обучался в летной школе и занимался планеризмом. Однако войну он начал командиром кавалерийского взвода и только в 1915 году стал военным летчиком. За два года геройский офицер был отмечен пятью орденами, имел на счету 18 побед в воздушных боях над немецкими асами. Но в Севастополе Арцеулова ждала головная боль. В первые же недели при учебных полетах разбились шесть пилотов, свалившись в штопор на самолетах «Фарман-40».

 

«Эти случаи вызвали среди инструкторов Севастопольской школы горячие споры, — вспоминал Арцеулов. — Как начальник отделения летчиков высшей квалификации — истребителей я считал своим долгом сделать все возможное для выяснения сущности явления, чтобы найти средства выхода из него».

 

И у него это получилось. Как рассказал «Труду» бывший летчик-испытатель Мстислав Листов, Арцеулов понял главное: не надо пытаться сразу же выравнивать штопорящий самолет! При падении встречный поток обтекает крылья под большими углами, что и приводит к неуправляемому вращению. Для восстановления контроля над машиной Арцеулов решил устранить боковое скольжение, а рулем высоты опустить нос, чтобы самолет набрал скорость для маневра. Это представлялось пилотам того времени совершенно противоестественным. Опускание носа во всех инструкциях описывалось как смертельно опасный маневр, неизбежно ведущий к катастрофе.

 

И вот солнечным октябрьским утром Арцеулов поднял в воздух «Ньюпор», чтобы проверить свои выводы на практике. Сам он так рассказывал о том полете: «Сделал вираж, чтобы еще раз вспомнить приемы, которые, как я предполагал, выведут самолет из штопора. Потом сбавил газ, задрал самолет, выключил мотор. И достаточно было немножко тронуть педаль, как самолет свалился на левое крыло — и завертелся в штопоре. Конечно, впечатление было не особенно приятное. Поэтому сейчас же применил свои приемы, чтобы вывести самолет: ручку отдал от себя и сильно дал ногу, обратную вращению штопора. И вскоре почувствовал, что на рулях появилось давление воздуха. Самолет я остановил!»

 

Константин Константинович еще не раз повторил свой рискованный маневр, прежде чем подготовил докладную записку со своими наработками. На заседании ученого совета Качинской авиашколы Арцеулов зачитал свой доклад столь убедительно, что командование постановило: «Ввести прохождение штопора в программу обучения учеников истребительного отделения школы». Цена этого решения — тысячи сохраненных пилотских жизней.

 

О том, что опыт Арцеулова по выведению самолета из штопора стал азбукой для начинающих пилотов, мне говорил и пилот с 30-летним стажем, писатель Валерий Хайрюзов: «Этому каждый должен научиться еще в летном училище. Конечно, ощущение всегда не из приятных. Такое впечатление, что самолету при этом не хватает воздуха, он задыхается, и ты спасаешь и его, и себя...»

 

Как в дальнейшем сложилась судьба геройского летчика Арцеулова, мне рассказала его дочь Ольга Константиновна Арцеулова, известный российский специалист в области нейрофизиологии: «Отец рано ушел из авиации — и не по своей вине. В 1933 году он был репрессирован. После ссылки через четыре года вернулся в Архангельск, где работал мотористом на катере. А вскоре — видимо, гены деда дали себя знать — его увлекло художественное творчество. Константин Константинович оформил более полусотни книг, сотни номеров журнала «Техника — молодежи», где был ведущим художником, иллюстрировал журналы «За оборону», «Крылья Родины», «Юный техник», «Моделист-конструктор». А еще он создал панно в главном зале Центрального дома авиации и космонавтики».

 

«А еще отец обожал музыку и шутки, розыгрыши, — продолжает Ольга Константиновна. — Считал, что мужчина без чувства юмора — пропащий человек. Оптимизм отца поражал, хотя жизнь ему выпала несладкая: война, голод, ссылка. Но он никогда не унывал сам и нам, домашним, не позволял».

Анатолий Журин (http://www.trud.ru)

 

.
29 мая 2018 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
11 августа
вторник
2020

В этот день:

Победа Ф.Ф.Ушакова при Калиакрии

11 августа 1791 года Российский флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова разгромил турецкую эскадру в сражении при Калиакрии. Это было последнее морское сражение Русско-турецкой войны 1787—1791 годов между флотами России и Османской империи, состоявшееся в Чёрном море у мыса Калиакра (северная Болгария).

Победа Ф.Ф.Ушакова при Калиакрии

11 августа 1791 года Российский флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова разгромил турецкую эскадру в сражении при Калиакрии. Это было последнее морское сражение Русско-турецкой войны 1787—1791 годов между флотами России и Османской империи, состоявшееся в Чёрном море у мыса Калиакра (северная Болгария).

Российский флот под командованием контр-адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова в составе 15 линейных кораблей, 2 фрегатов и 19 меньших судов (990 пушек) одержал победу над соединенным турецко-алжирским флотом (капудан-паша Хуссейн и алжирский паша Саид-Али) в составе 18 линейных кораблей, 17 фрегатов (1500—1600 пушек) и большого количества меньших судов. Почти всё это было уничтожено русскими. За победу при Калиакрии Ф. Ф. Ушакову был пожалован орден святого Александра Невского, 14 командиров награждены орденами святого Георгия и святого Владимира 2 степени.

Первые военные учения в космосе

11 августа 1962 года начался полет космического корабля Восток-3 с Андрияном Николаевым (космонавт № 3) на борту. В этом полёте проведён первый военный эксперимент с участием космонавтов на орбите — по программе создания перехватчика спутников, при этом «Восток-4» (поднялся в космос через день), пилотируемый Павлом Поповичем, играл роль перехватчика, а пилотируемый Николаевым «Восток-3» — цели.

Первые военные учения в космосе

11 августа 1962 года начался полет космического корабля Восток-3 с Андрияном Николаевым (космонавт № 3) на борту. В этом полёте проведён первый военный эксперимент с участием космонавтов на орбите — по программе создания перехватчика спутников, при этом «Восток-4» (поднялся в космос через день), пилотируемый Павлом Поповичем, играл роль перехватчика, а пилотируемый Николаевым «Восток-3» — цели.

Также в ходе полёта проведены первые эксперименты по радиосвязи между экипажами двух кораблей в космосе, выполнена программа научно-технических и медицинско-биологических экспериментов.

Бои на озере Хасан

11 августа 1938 года завершен разгром японских агрессоров в районе озера Хасан.

Бои на озере Хасан

11 августа 1938 года завершен разгром японских агрессоров в районе озера Хасан.

 

Бои на озере Хасан (29 июля 1938 – 11 августа, 1938) возникли из-за претензий зависимого от Японии государства Маньчжоу-Го на пограничную территорию в этом районе.
31 июля 1938 года у сопки Заозёрной 1114 японцев неожиданно напали на советский гарнизон численностью в 300 солдат, перебив их и подбив 10 танков. У сопки Безымянной японцы застали врасплох и разгромили еще одно советское подразделение. Сюда подошли ещё несколько тысяч японских солдат 19-й дивизии. Они окопались и ждали подкреплений.
31 июля нарком обороны Клим Ворошилов приказал привести в боевую готовность 1-ю Приморскую армию. Был мобилизован и Тихоокеанский флот. Командующий созданным ещё в июне Дальневосточным фронтом Василий Блюхер, прибыл к Хасану 2-го августа 1938 года. По его распоряжению в зону боёв были переброшены дополнительные силы, и 2-9 августа японские войска на Чжангуфэн подверглись упорным атакам. 10 августа японский посол Мамору Сигэмицу запросил мира. 11 августа в 13-30 местного времени японцы прекратили бои, уступив высоты советским войскам.
За бои на озере Хасан более 6500 советских солдат и офицеров были награждены орденами и медалями. 26 из них получили звание Героя Советского Союза, а 95 – орден Ленина.

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии