RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Забытый таран капитана Маслова
26 июня 2019 г.

Забытый таран капитана Маслова

26 июня 1941 года советский летчик капитан Александр Спиридонович Маслов, пожертвовав своей жизнью и жизнями своих боевых товарищей, совершил огненный таран немецкой мотоколонны.
Казаки в Кремле
2 сентября 2013 г.

Казаки в Кремле

Возвращение традиций Императорского конвоя
Галерея Героев
9 мая 2019 г.

Галерея Героев

В канун Дня Победы представители Клуба военачальников РФ и Оргкомитета по увековечиванию памяти первых Героев Советского Союза открыли в Музее Победы на Поклонной горе "Галерею Героев".
Генералиссимус Победы
10 мая 2019 г.

Генералиссимус Победы

Накануне Дня Победы социологи Левада-центра провели очередной опрос об отношении россиян к фигуре Иосифа Виссарионовича Сталина.
Кто посеет «Тайфун», тот пожнет капут
19 апреля 2017 г.

Кто посеет «Тайфун», тот пожнет капут

20 апреля 1942 года закончилась победой советского оружия одна из самых кровопролитных битв Великой Отечественной войны — Московская.
Главная » Подвиги в наследство » Переяславская Рада

Переяславская Рада

21 января 1654 года Войско Запорожское перешло в подданство Русскому Царю

Это произошло в ответ на согласие русского Земского Собора от 11 октября 1653 года включить Украину в состав Московского государства.
Переяславская Рада

Напомним, в XIV веке Малороссию захватили поляки. Польского короля Казимира стали называть «королём Ляхии и Малой Руси». Позже, когда образовалась Речь Посполитая - федерация Королевства Польского и Великого княжества Литовского — Малороссию стали называть Укаиной (то есть окраиной Речи Посполитой). Малороссы вели напряженную национально-освободительную борьбу, пиком которой стала Освободительная война 1648-1654 годов. Казаки многократно посылали делегации к Русскому Царю с челобитными о принятии Украины под крыло Московского государства. Наконец, такое решение принял Земский Собор от 11 октября 1653 года. В ответ 21 января 1654 года гетман Богдан Хмельницкий созвал всеобщую открытую раду в Переяславе, на которой было единодушно поддержано возвращение в Россию. После этого состоялась присяга на верность царю старшин, казаков и мещан.
Эта страница истории до сих пор воспроизводится с некоторой путаницей. Фонд стратегической культуры опубликовал статью Виктора Бобра «Переяслав-1654. Чем он не был. Что затмил. И что знаменовал», в которой сделаны серьезные уточнения.

«21 января 1654 года Переяславская рада приняла решение о воссоединении Украины с Россией». Эта формулировка знакома нам с детства, но ошибочно в ней решительно всё.
Подразумеваемое решение было принято не казацкой радой. Не в Переяславе. И на год раньше. Таким образом, в этом году мы должны праздновать юбилей – 365 лет с начала Воссоединения. Однако не Украины с Россией.
Так чего же тогда?
Соединившись в 1569 году с Великим княжеством Литовским в Речь Посполитую, польская корона получила в подданство миллионы православных русских, помимо тех сотен тысяч русинов, чьи земли Королевство Польское захватило двумя веками раньше.
В новом государстве русская и литовская шляхта могла быть признана равной польской только при условии перехода в католичество. Исключение составляла пара-тройка православных фамилий, чьи заслуги перед троном считались выдающимися. А вот крестьянин русский становился совершенно бесправным.
«По теории польского шляхетства, шляхтич, кто бы он ни был, – богатый или бедный сосредоточивал в себе все права, все преимущества, все блага, – писал выдающийся историк Церкви и богослов, уроженец фактически стольного (при Стефане Батории) Гродно Михаил Коялович. – Всякий нешляхтич… должен быть орудием, средством для шляхтича, условием его благоденствия. Поэтому вместе с польскою теорией шляхетства перенесено в литовское княжество и польское рабство народа – польское состояние хлопа. Литовско-русская близость крестьянина к сословиям дворянским, литовско-русское самоуправление разрушалось, падали и повергали его в безусловно бесправное положение».
Так Люблинская уния образовала пропасть между мужиком и теми, кто стоял над ним.

Но нашлось среди русских Речи Посполитой немало тех, кто не смирился с этим положением. Нет, речь не шла о каких-то высоких идеалах вроде «национально-освободительной войны». Понятие национальность тогда ещё не родилось в нынешнем его представлении, а окатоличевшейся элите не от чего было освобождаться. Но фаза подъёма этногенеза породила пассионариев, которым куда милее была воинская слава, чем медленное загибание на панских полях. Вот и потянулись буйные головы на запорожскую Украину – окраину Польши на её границе с диким татарским полем.
Корону такое положение вещей вполне устраивало: во-первых, она избавлялась от элементов потенциального протеста внутри страны; во-вторых, казаки своими грабительскими набегами трепали противников Польши – Османскую империю и вассальное ей Крымское ханство. Однако, освоившись на «своей» территории, казацкая вольница затребовала прав на эту территорию, фиксированного воинского статуса и прочих привилегий, прилагающихся к этому – шляхетскому уже – статусу. Король был и не против, но воспротивилась шляхта в лице сейма.
Именно антисеймовыми были первые казацкие восстания конца XVI – начала XVII веков. Все они окончились неудачами, ибо сил Сечи не хватало одолеть противника.

Коренным образом положение изменилось, когда русских стали насильно загонять в церковную унию. Вот этому – упразднению православной веры – воспротивились даже самые безропотные крестьяне. И у Сечи появилась идейно мотивированная подпитка в виде десятков тысяч если не сабель, то вил и топоров.
Победы последовали одна за другой. Богдан дошёл до самой Варшавы и только из-за собственной нерешительности отказался её брать. В то же время это во многом сплотило шляхту. К тому же закончилась Тридцатилетняя война в Европе, отвлекавшая наиболее боеспособные силы поляков. Последовали поражения от лучшей тогда в Европе гусарской конницы и наёмных немецких артиллеристов. Дело шло к неминуемому краху с неизбежной волной последующих репрессий. Нужно было искать помощь (вернее, спасение) на стороне. И поскольку Хмельниччина была во многом войной религиозной, обратились к единоверным братьям. Инициатива исходила от Церкви.

Хроника слезных челобитий

К 1620 годам православный епископат в Малороссии был ликвидирован. Казалось, участь Церкви в Речи Посполитой была предрешена, но где-то зимой 1620-1621 гг. в Речи Посполитой проездом из Москвы пребывал Патриарх Иерусалимский Феофан. Имея полномочия от патриарха Константинопольского, он в глубоком подполье рукоположил в митрополита Киевского игумена Михайловского Златоверхого монастыря Иова Борецкого и ещё несколько человек во епископов, в том числе будущего митрополита Киевского Исайю Копинского. Сразу же последовали распоряжения польской власти об аресте восстановленного епископата, но его взяло под защиту запорожское войско во главе со сторонником исторического единства Руси гетманом Сагайдачным.
В тот же год митрополит Иов направил грамоты русскому царю и московскому митрополиту, где ставил их в известность о положении православных в Польше. Примечательно, что обращался владыка к Михаилу Федоровичу как «Богом избранному» государю, тогда как Речь Посполитая не признавала его законным правителем России. Именуя адресата самодержцем «всея Великия Росия», Иов подписался митрополитом «всея Малыя Росия». Доктор исторических наук, член-корреспондент РАН Б.Н. Флоря замечает в связи с этим: «Разумеется, Иов (Борецкий) был не первым, кто употреблял термины «Великая Росия» для обозначения Русского государства и «Малая Росия» для обозначения восточнославянских земель Речи Посполитой, но впервые эти термины были использованы в официальном документе, исходившем от главы Киевской митрополии. Употребление таких названий указывало на то, что в будущих отношениях с Москвой Иов (Борецкий) будет выступать в роли младшего партнера и он согласен на такую роль».

В эти годы Россия, только преодолевавшая последствия смуты и польской интервенции, избегала всяческих обострений с Речью Посполитой. Потому Москва не принимала мятежных подданных Варшавы, к тому же не скрывавшей недовольства приёмом в Москве в феврале 1620 года гетманского посольства. Пётр Сагайдачный тогда выразил готовность запорожцев служить Михаилу Фёдоровичу, как они прежде служили его предшественникам. Под «прежней службой», скорее, подразумевались разовые походы Дмитрия Вишневецкого (Байды) против крымских татар в 1550-е годы. В вежливых выражениях царь поблагодарил гетмана и Сечь, но пояснил, что в условиях мира с татарами их помощь не требуется.
Москва более полагалась на основательность Церкви, чем на переменчивый нрав казаков.
В этих условиях роль связного между Киевской митрополией и Белокаменной выполнил выдающийся русин, ближайший помощник патриарха Александрийского Кирилла протосинкелл Иосиф. Он долгое время жил на Афоне, поэтому его упоминают как святогорца. Летом 1620 г. Патриарх Кирилл, поддерживавший борьбу православных против Брестской унии, отправил Иосифа «для науки и утверженья веры» на «русские земли Речи Посполитой». В Киеве святогорец жил в Печерском монастыре «у митрополита Иева».

По сути, Киевская митрополия информировала российский престол о внутриполитической обстановке в Польше. В частности, об очередном обострении отношений между Сечью и властями. В одном из сообщений говорилось, что казаки задержали ксендзов, которые пытались распространять в Киеве «ляцкую веру», и гетман заявил королю, что если и дальше будет притесняться «православная вера, и имде с королем битца до смерти». В другом донесении упоминалась казацкая рада, принявшая решение собрать войско для сражения «с поляки за веру». В частности, рада постановила обратиться к царю, чтобы он «велел им ратных людей дать к себе на помочь». В свою очередь казаки «били челом государю», обязываясь «служить».
«В таких условиях установление связей с Киевской митрополией становилось необходимым и с точки зрения русских государственных интересов, и с точки зрения интересов Русской Церкви, – считает Б.Н. Флоря, – и соответствующее решение было принято».
В 1622 году в Москве приняли епископа Луцкого Исаакия (также из рукоположенных патриархом Иерусалимским). Владыка привёз следующее послание: «У нас та мысль крепка, мы все под Государевой рукой быть хотим». Под этими словами митрополита Киевского Иова подписались видные представители казацкой старшины и киевских мещан, преподаватели киевской братской школы.
Но разоренная после смутного времени Россия не была готова к новой войне с превосходящей её по силе Польшей. Ответ Москвы был таков: «Сейчас Царю Михаилу начать этого дела нельзя, но Государь и Патриарх будут мыслить, как бы Православную веру и церкви Божии и всех вас от еретиков в избавлении видеть».
Не наступило время для положительного ответа и в 1631 году, когда с такой же просьбой обратился к царю и патриарху преемник свт. Иова на киевской кафедре митрополит Исайя Копинский.
В 1648-м и 1649 году – уже к Алексею Михайловичу – обращался и Богдан Хмельницкий. В ответ царь пообещал… Польше закрыть глаза на все имеющиеся между Москвой и Варшавой разногласия, если последняя перестанет нарушать подписанный ею же с Богданом Зборовским договор. Впрочем, непрекращающиеся послания гетмана, в которых «у царского величества запорожские черкасы милости просят со многим слезным челобитьем», в Посольском приказе стали рассматривать всё более внимательно.
Ускорил рассмотрение и откровенный шантаж со стороны Хмельницкого. В итоге его заигрываний с султаном последний в конце мая 1653-го прислал Богдану санджаки — символы приёма в подданство. Гетман постарался, чтобы в Москве поскорее узнали об этом. И 2 июля государь, наконец, направил гетману в ответ на его послания грамоту с согласием «принять Войско Запорожское под свою руку». Впрочем, уже в начале марта Тишайший начал подготовку к созыву Земского собора по «польскому вопросу».

В то же самое время немалая часть старшины не оставляла надежд на удовлетворение поляками своих «шляхетских» амбиций: последние послания полякам (как, впрочем, и туркам) слались на фоне всенародного ожидания воссоединения с единоверными братьями.
Буквально накануне Переяслава запорожцы предупреждали Богдана: «Не советуем вам заботится о приязни к полякам, а мысль вашу об отдаче всего малоророссийскаго народа, по обеим сторонам Днепра живущаго, под протекцию великодержавнейшаго и пресветлейшаго монарха российского принимаем за достойную внимания и даем вам наш войсковой совет, не оставлять этого дела, привести его к концу, к наилучшей пользе нашей малороссийской отчизны и всего запорожского войска... Мы достоверно знаем, что великодержавнейший и пресветлейший монарх, самодержец всероссйский, как православный царь, приймет охотно и ласково нас, яко чадолюбивый отец своих сынов, в том же святом православии непоколебимо стоящих, под свою крепкую протекцию, не требуя от нас никаких даней и платежей в свою монаршескую казну, исключая нашей войсковой службы, за что мы, по мере наших сил, всегда будем готовы идти против его монарших неприятелей».

Акт царской милости

Царь оправдал надежды малороссов. Его доводам, наконец, внял и Земский Собор 1653 года, который «приговорил»: «Гетмана Богдана Хмельницкого и все Войско Запорожское з городами и з землями принять». Причём по поводу этого «приговора» участники собора из разных сословий были «допрашиваны ж по чином, порознь». Все они – «стольники, и стряпчие, и дворяне московские, и дьяки, и жильцы, и дворяне ж и дети боярские из городов, и головы стрелецкие, и гости, и гостиные и суконные сотни, и черных сотен и дворцовых слобод тяглые люди, и стрельцы о государской чести» – осознавали неминуемые кровопролитные и тяжелейшие последствия нарушения «Вечного мира с Польшей», ибо «стояти и против литовского короля война весть». Но ради «православные християнские веры и святых божиих церквей» всё же решили: «С литовским королем битися, не шадя голов своих, и ради помереть за их государскую честь. А торговые всяких чинов люди вспоможеньем и за их государскую честь головами ж своими ради помереть».

А что же Переяславская рада 1654 года? Историк Владимир Махнач считает, что она лишь ратифицировала это соглашение: «Наши малороссийские братья – такие же русские, как и мы с вами, юридически подтвердили, что эта территория навечно вошла в состав российской державы».
Соглашаясь с профессором Махначём в главном, зададимся вопросом: о каком «договоре» в своих лекциях по «украинскому вопросу» он говорит? И, следовательно, о какой «ратификации»? Нам известно лишь о присяге, которую принесла Российскому государю казацкая старшина и жители Переяслава, а затем ещё две сотни полковых и сотенных городов, где народ «с охотою тое учинил».
«Отсутствуют и какие-либо признаки привычных для нас процессов, неизменно сопровождающих ныне подготовку международных договоров (упорные дискуссии по каждому пункту, согласование позиций сторон и пр.), – замечает политолог Алексей Попов. – Нет, все делалось не с бухты-барахты (и не спьяну, как писал Шевченко) – между первым посланием Хмельницкого царю Алексею Михайловичу и Переяславской радой прошло пять с половиной лет. Большой договор 1997 г. между Украиной и Россией, подписанный Кучмой и Ельциным, подготовили чуть быстрее. Однако промежуток времени, который потребовался отдалённым преемникам Богдана и Алексея Михайловича на раздел Черноморского флота, Хмельницкий потратил на то, чтобы добиться принятия Украины в подданство, – а это означало вступление России в войну с Польшей, которая не могла смириться с потерей территории».

Согласимся и с Алексеем Поповым, лишь спросим: о какой Украине речь? Войско Запорожское контролировало только части Киевского, Брацлавского и Черниговского воеводств (10–12% территории нынешнего государства Украина). Это даже не вся Малороссия (не говоря уже о Галиции, Буковине и Подкарпатской Руси). Чуть ли не от Кременчуга (а это сегодняшняя Полтавская область) и до Одессы на юг и восток лежало татарское Дикое поле, ставшее Новороссией уже при матушках Елизавете и Екатерине. А русская Слобожанщина уж полтора века как была отбита Москвой у Литвы. Вероятно, речь идёт об Украине в понимании Л.Н. Гумилёва, то есть о «пограничной полосе земли, зажатой между Крымским ханством и Польшей». Польская Украина (окраина) имелась в виду и в акте Земского собора 1653 года. Ученик Льва Николаевича профессор Махнач продолжает мысль учителя: «Можно говорить о воссоединении Руси, можно в более позднем варианте также говорить о воссоединении России. Но нелепица есть “воссоединение Украины с Россией”, как будто были две равноправные стороны – Украина и Россия».

«Воссоединением Руси» назывались рассматриваемые нами события до Октябрьской революции. Однако корректно ли и это определение? Можно ли говорить о воссоединении России в XVII веке, если польскими оставались Белоруссия и Галиция, венгерской – Подкарпатская Русь, да и не все великорусские земли были ещё освобождены?

Думается, в 1654 г. случился не более чем переход Войска Запорожского из подданства польского короля в подданство русскому царю. Однако это «не более» мы, безусловно, должны праздновать как начало действительного воссоединения Руси. А 365-летие Земского собора 1653 года должны отметить как юбилей принятия тяжелейшего, ответственнейшего, но судьбоносного решения о воссоединении.

Виктор Бобёр ((www.fondsk.ru)

От РГК: Об этом не хотят вспоминать сегодняшние правители Украины — Малороссии и скрывают от народа даже сам текст речи Богдана Хмельницкого. Вот он:

Паны полковники, есаулы, все Войско Запорожское и все православные христиане! Ведомо вам всем, как Бог освободил нас от рук врагов, гонящих церковь божью и озлобляющих все христианство нашего восточного православия. Вот уже 6 лет живем мы без государя, в беспрестанных бронях и кровопролитиях с гонителями и врагами нашими, хотящими искоренить Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей, что уже очень нам всем наскучило, и видим, что нельзя жить нам без царя. Для этого собрали мы Раду, явную всему народу, чтобы вы с нами выбрали себе государя из четырех, кого хотите: первый царь — турецкий, который много раз через послов своих призывал нас под свою власть; второй — хан крымский; третий — король польский, который, если захотим, и теперь нас еще в прежнюю ласку принять может; четвертый — есть Православный Великой России государь, царь Великий князь Алексей Михайлович, всея Руси самодержец восточный, которого мы уже 6 лет беспрестанными молениями себе просим. Тут которого хотите выбирайте! Царь турецкий — басурман: всем вам известно, как братья наши, православные христиане, греки беду терпят и в каком живут от безбожных утеснений; крымский хан - тоже басурман, которого мы, по нужде в дружбу приняли, какие нестерпимые беды испытывали! Об утеснениях от польских панов нечего и говорить: вы сами знаете, что лучше жида и пса, нежели христианина, брата нашего, почитали. А православный христианин великий государь — восточного единого с нами благочестия, греческого закона, единого исповедания, едино мы тело Церковное с православием Великой России, главу имея Иисуса Христа. Это великий государь, царь христианский, сжалившись над нестерпимым озлоблением православной Церкви в нашей Малой России, шестилетних наших молений не презревши, теперь милостивое царское сердце к нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с царской милостию своею прислать изволил. Если мы его с усердием возлюбим, то, кроме его великой царской руки, благотишайшего пристанища не обрящем. Если же кто с нами не согласен, то куда хочет — вольная дорога.

 

.
21 января 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
24 января
пятница
2020

В этот день:

Первый морской устав

24 января (нов. ст.) 1720 года Петр I издал указ о значении флота в системе вооруженных сил и о создании первого морского устава.

Первый морской устав

24 января (нов. ст.) 1720 года Петр I издал указ о значении флота в системе вооруженных сил и о создании первого морского устава.

 В документе, в частности, говорилось: «того ради сей воинской морской устав учиняли, дабы всякий знал свою должность, и неведением никто б не отговаривался». Этот устав с некоторыми изменениями и дополнениями просуществовал  до 1853 года.

Морской устав Петра I состоял из пяти книг. Книга первая содержала положения «О генерал-адмирале и всяком аншеф-командующем», о чинах его штаба. В документе были помещены статьи, определяющие тактику эскадры. Эти указания носили явный отпечаток воззрений голландских адмиралов той эпохи и отличались не очень жестким регламентированием правил и норм, которые вытекали из свойств и возможностей флотского оружия той поры в различных условиях морского боя. Подобная осторожность была предусмотрена, чтобы не стеснять инициативы командующих — это проходит через весь устав красной линией.

Книга вторая содержала постановления о старшинстве чинов, о почестях и внешних отличиях кораблей, «о флагах и вымпелах, о фонарях, о салютах и флагах торговых...».

Книга третья раскрывала организацию боевого корабля и обязанности должностных лиц на нем. Статьи о капитане (командире корабля) определяли его права и обязанности, а также содержали указания о тактике корабля в бою. Последние имели ту особенность, что почти не касались тактики ведения одиночного боя, пре­дусматривая главным образом действия корабля в линии с другими судами.

Книга четвертая состояла из шести глав: глава I — «О благом поведении на корабле»; глава II — «О слугах офицерских, сколько кому иметь надлежит»; глава III — «О раздаче провианта на кораб­ле»; глава IV — «О награждении»: «...дабы всякий служащий во флоте ведал и был благонадежен, чем за какую службу на­гражден будет». Эта глава определяла награды за взятие неприятельских судов, вознаграждение раненных в бою и состарившихся на службе; главы V и VI — о разделении добычи при захвате неприятельских судов.

Книга пятая — «О штрафах» — состояла из 20 глав и представляла собой судебный и дисциплинарный уставы. Наказания отличались жестокостью, характерной для нравов того времени. За разные провинности предусматривались такие наказания, как «розстреляние», килевание (протаскивание провинившегося под днищем корабля), которое, как правило, заканчивалось для наказуемого мучительной смертью, «биение кошками» и так далее. «Ежели кто, стоя, на своей вахте, — говорилось в уставе, — найдется спящ на пути, едучи против неприятеля, ежели он офицер, лишен будет живота, а рядовой жестоко наказан будет кошками у шпиля.. А ежели оное случится не под неприятелем, то офицеру служить в рядовых один месяц, а рядовой спускай будет трижды с раины. Кто придет на вахту пьян, ежели офицер, то за первый раз вычетом на один месяц жалованья, за другой на два, за третий лишением чина на время, или вовсе по разсмотрению дела; а ежели рядовой, тот будет наказан биением у мачты».

К Морскому уставу были приложены формы ведомостей судовой отчетности, Книга сигналов и Правила дозорной службы. Морской устав Петра I с незначительными изменениями и дополнениями просуществовал почти полтораста лет и выдержал восемь изданий. По нему российский флот плавал и воевал до самой Крымской войны и только когда пар оттеснил парус, и нарезные орудия встали на место гладкоствольных, вышел новый устав 1853 года.

Расказачивание по-Свердлову

24 января 1919 года Оргбюро ВКП(б), рассматривая идею расказачивания, приняло директиву: «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах».

Расказачивание по-Свердлову

24 января 1919 года Оргбюро ВКП(б), рассматривая идею расказачивания, приняло директиву: «Ко всем ответственным товарищам, работающим в казачьих районах».

Документ, подписанный Яковом (Янкелем, Иешуа-Соломоном) Свердловым требовал
«провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно». Далее следовали такие пункты.

1. Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; произвести массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим какое-либо ,прямое или косвенное, участие с борьбе с советской властью. К среднему казачеству применить все те же меры, которые дают гарантию от каких-либо попыток к новым выступлениям против советской власти.

2. Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельскохозяйственным продуктам.

3. Принять меры по оказанию помощи переселяющейся пришлой бедноте, организуя переселение, где это возможно.

4. Уровнять пришлых иногородних с казаками в земельном и во всех других отношениях.

5. Провести разоружение, расстреливать каждого, у кого будет обнаружено оружие после срока сдачи.

6. Выдавать оружие надежным элементам из иногородних.

7. Вооруженные отряды оставлять в казачьих станицах; впредь до установления полного порядка.
8. Всем комиссарам, назначенные в те или иные поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящее указание.

Вслед за этой директивой в газете Троцкого “Известия народного комиссариата по военным делам ” появилась статья Вацетиса, в которой автор, стремясь перечеркнуть многовековые заслуги казачества перед Отечеством, писал: “У казачества нет заслуг перед Русским народом и русским государством. У казачества есть заслуги перед темными силами русизма... По своей боевой подготовке казачество не отличалось к полезным боевым действиям. Особенно рельефно бросается в глаза дикий вид казака, его отсталость от приличной внешности культурного человека западной полосы. При исследовании психологической стороны этой массы приходится заметить свойства между психологией казачества и психологией некоторых представителей зоологического мира”.

И далее следовал откровенный призыв к террору против казачества: “Стомиллионный российский пролетариат не имеет никакого нравственного права применять к Дону великодушие: Дон необходимо обезлошадить, обезоружить, обезнагаить. На всех их революционное пламя должно навести страх, ужас, и они, как евангельские свиньи, должны быть сброшены в Чёрное море”.

Развивая эти террористические планы, Троцкий заявил на собрании политкомиссаров Южного фронта в Воронеже: “Казачество – опора трона. Уничтожить казачество как таковое, расказачить казачество – вот наш лозунг. Снять лампасы, запретить именоваться казаком, выселить в массовом порядке в другие области”.

Итоги расказачивания были подведены в 1926 году. Только на Дону было уничтожено 800 тысяч казаков. От дореволюционной численности осталось 45 процентов. В других казачьих регионах выжили от 10 до 25 процентов.

Немного о тех, кто возглавил уничтожение казачества.

Я́ков Миха́йлович Све́рдло́в (имя при рождении согласно одним источникам — Ешуа-Соломон Мовшевич Свердлов, согласно другим — Янкель Мираимович Свердлов) - по данным Википедии - председатель ВЦИК, председатель Оргбюро ЦК РКП (б). Основной “кадровик” ленинцев, “мозг партии”. Главный организатор “красного террора”, ритуального убийства царской семьи и “расказачивания”, автор политики раскола деревни на враждующие лагеря бедняков и кулаков. Умер при странных обстоятельствах (по официальной версии скончался от “испанки”, по неофициальным - зверски избит московскими рабочими).

Троцкий (Бронштейн) Лев (Лейба) Давыдович (Давидович), нарком по военным и морским делам, председатель РВС РСФСР. Непосредственный организатор Октябрьской революции, идеолог “красного террора”, создатель троцкистского Четвёртого интернационала. Наиболее знаковая фигура мирового еврейства. Ликвидирован в Мексике при помощи ледоруба Героем Советского Союза Меркадером по заданию Сталина.

Первые результаты расказачивания ужасают: в 1926 году на Дону осталось не более 45% от дореволюционного казачьего населения, в Уральском войске около 10%, в других войсках – до 25%. Были уничтожены практически все казаки старше 50-ти лет – гордый народ-воин был лишен памяти и традиций.

Теракт в Домодедово

24 января 2011 года произошел теракт в аэропорту Домодедово, осуществлённый террористом-смертником 20-летним жителем Ингушетии Магомедом Евлоевым по кличке «Сейфулах» в зале международных прилётов.

Теракт в Домодедово

24 января 2011 года произошел теракт в аэропорту Домодедово, осуществлённый террористом-смертником 20-летним жителем Ингушетии Магомедом Евлоевым по кличке «Сейфулах» в зале международных прилётов.

 По данным Минздравсоцразвития РФ, 37 человек погибло, ранения разной степени тяжести получили 130 человек.

24 января 2011 года примерно в 16:32 в толпе встречающих произошёл взрыв. В центре оказались пассажиры из России и ряда других стран.
По сообщению агентства «Росбалт», у спецслужб была информация о появлении в Москве террориста-смертника: «Спецслужбы знали, что в одном из московских аэропортов будет совершён террористический акт. Оперативники искали 3 подозреваемых, но им удалось проникнуть на территорию аэропорта, отследить момент взрыва, который произвёл их сообщник, и покинуть аэропорт».

28 марта в Назрани были задержаны братья Илес и Ислам Яндиевы, которые находились в розыске по подозрению в организации взрыва в «Домодедово». 30 марта Ленинский районный суд Владикавказа санкционировал их арест. По версии следствия, именно Яндиевы встретили террориста-смертника Магомеда Евлоева в Москве и привезли его в аэропорт 24 января. 28 марта в горно-лесистой местности республики Ингушетия была проведена операция по ликвидации одной из баз подготовки боевиков, которая, по данным ФСБ, активно использовалась в том числе и для подготовки террористов-смертников. Вначале базу атаковали с вертолета, несколько боевиков были убиты, другие попытались скрыться, тогда с другого вертолета был произведен ещё один пуск ракет. Спецназ в это время перекрывал горные тропы и блокировал район. Спецназовцы обнаружили на базе оружие, радиостанции, мобильные телефоны, взрывчатку и гранаты. Всего в ходе операции было уничтожено 17 боевиков. Среди них, по всей видимости, несколько лидеров бандгрупп, в их числе Аслан Бютукаев, который отвечал за подготовку смертников. В ингушском селе Верхний Алкун была проведена ещё одна спецоперация после того, как задержанные Яндиевы рассказали, что житель села Аслан Цечоев снабжал горные базы боевиков продуктами и лекарствами. Оказавший сопротивление Цечоев был убит.

20 августа 2012 года Московский областной суд приступил к рассмотрению в закрытом режиме уголовного дела о терракте а аэропорту Домодедово. На скамье посудимых Ахмед Евлоев, Башир Хамхоев, братья Илез и Ислам Яндиевы. 18 ноября 2012 года оглашен приговор: младший брат смертника Ахмед Евлоев получил всего 10 лет колонии общего режима, остальные пособники террориста проведут за решёткой всю оставшуюся жизнь.

16 сентября 2011 г. в Стамбуле из пистолета, снабженного глушителем, были убиты Рустам Альтемиров, Заурбек Амриев и Берг-Хаж Мусаев рядом с домом, где они жили. Рустам Альтемиров числился в России в федеральном розыске по обвинению в организации ряда терактов, в том числе в московском аэропорту «Домодедово». Предполагается, что Берг-Хаж Мусаев — это боевик по кличке «амир Хамзат», соратник Доку Умарова, который непосредственно подготовил Магомеда Евлоева к совершению взрыва. Турецкая полиция подозревала в совершении этого убийства 55-летнего российского гражданина, известного как Александр Жирков. Он скрылся, но в его номере в отеле полицейские нашли документы, пистолет с глушителем, маску и прибор ночного видения.

Леонтий Тупицын: жизнь - за товарищей

24 января 1944 года в районе Тосно Ленинградской области (пос.Ульяновка) совершил подвиг самопожертвования Тупицын Леонтий Яковлевич

Леонтий Тупицын: жизнь - за товарищей

24 января 1944 года в районе Тосно Ленинградской области (пос.Ульяновка) совершил подвиг самопожертвования Тупицын Леонтий Яковлевич

 

В своё время он не был награждён. И только после того, как были обнародованы документы поисковой группы, президент РФ 6 мая 1994 года присвоил ему (посмертно) звание Героя России.

 

Л.Я.Тупицын родился в 1895 году деревне Тупичане Орического района Кировской области. В семье был младшим из девяти братьев. В молодости семь лет служил в армии. До самой Великой Отечественной войны бессменно избирался депутатом сельсовета. В колхозе был и косцом, и пахарем, и председателем. Служил помощником пулемётчика в 947 полку 268 стрелковой дивизии.

Награжден медалью «За оборону Ленинграда». Погиб 24 января 1944 года в бою за поселок Ульяновка, под Ленинградом, в Тосненском районе.

До начала операции по снятию блокады Ленинграда 268-я дивизия держала оборону в районе деревни Гонтовая Липка. После того, как под Ораниембаумом в районе Пулковских высот наши войска перешли в наступление, резко изменилась обстановка и на минском участке фронта. Чтобы не попасть в окружение, фашистское командование решило вывести свои дивизии из этого района и дать нам бой в ряде заранее заготовленных опорных пунктов. Одним из таких пунктов был поселок Ульяновка. Через него и расположенную здесь станцию Саблино проходили Октябрьская железная дорога, шоссе Москва- Ленинград и железнодорожная ветка Мга-Гатчина. Вокруг посёлка гитлеровцы вырыли траншеи, оборудовали открытые огневые точки, расставили минные поля.

Все 900 дней блокады Ленинграда стояла на его защите героическая 268 дивизия. Её войны принимали участие в самых решающих, самых тяжелых боях за город Ленина: Ивановский пятачок, Красноборская операция, прорыв блокады, освобождение важного железнодорожного узла Мги… И, наконец, бой за Ульяновку.

Один из опорных пунктов немцев был возле поселка Ульяновка. Ворваться в поселок было не просто: надо было броском по льду под огнём противника через реку перебежать, вскарабкаться на крутой берег и, помчавшись по ложбине, взобраться на гору. А там, в дзотах, вражеские пулеметчики. Кроме того, у немцев здесь были замаскированы два танка и три бронемашины. Бои за Ульяновку продолжались трое суток, наша дивизия потеряла в них 98 человек убитыми, 499 ранеными. Только в первые сутки противник 14 раз переходил в контратаки. Отбивали их исключительно силами пехоты, потому что из-за взорванных немцами мостов, из-за покореженных дорог отстали наши артиллеристы, минометчики. В первый день боев и совершил здесь свой героический подвиг Л.Я.Тупицын.

В те дни серые тучки весели над землей. То и дело шел мокрый снег, переходивший порою в дождь… Ворваться в поселок было непросто: через реку броском перескочить, вскарабкаться на крутой берег, дальше ложбину перебежать, ней на гору взобраться. А там враг с пулеметами, в дотах и дзотах. Кроме того у него тут оказались бронемашины, два танка…

Стрелковые роты в ту пору более чем на половину были укомплектованы восемнадцатилетними. В одном из политдонесений говорилось о прибывшем в дивизию пополнении: «Рядовой состав- 1925 года рождения. До этого в боях не бывали…». Для молодых рабочих, колхозников, вчерашних школьников Ульяновка стала первым экзаменом на мужество.

Огонь вражеского дзота прижал к земле наступавшее подразделение. Появилась угроза срыва атаки. Уничтожить особо опасную огневую точку врага выпала рядовому Тупицыну. Ему удалось незаметно подползти к дзоту, метнуть гранату. На какое-то время вражеский пулемет умолк. Бойцы поднялись и снова устремились вперед. Но неожиданно из амбразуры противника опять брызнула свинцовая струя. Находившийся уже у самого дзота Тупицын поднялся и с гранатой в руке кинулся к бойнице. Тут раздался взрыв и сраженный последней очередью пулемета упал наш герой. Потрясенные подвигом своего товарища, бойцы вновь устремились вперёд.
В Подольском архиве Министерства обороны в журнале боевых действий 268-й дивизии запись от 24 января гласит: «Боец 947 сп Тупицын при форсировании р.Тосны своим телом закрыл амбразуру вражеского дзота и героической смертью обеспечил продвижение своего подразделения вперед».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии