RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Письмо Президенту
30 ноября 2015 г.

Письмо Президенту

Обращение к В.В. Путину с уведомлением о проекте празднования 100-летнего юбилея А.П. Маресьева
«Приказываю — умереть!»
17 марта 2016 г.

«Приказываю — умереть!»

17 марта 1926 ушел из жизни легендарный генерал Алексей Алексеевич Брусилов
Отец радиолокации Павел Ощепков
11 июля 2014 г.

Отец радиолокации Павел Ощепков

80 лет назад 11 июля 1934 года СССР впервые в мире испытал аппаратуру радиообнаружения самолетов
Командир крейсера «Варяг»
31 августа 2019 г.

Командир крейсера «Варяг»

31 августа (19 августа по ст. ст.) 1855 года родился Всеволод Федорович Руднев, герой русско-японской войны, контр-адмирал Российского Императорского Флота
Восставший из ада
11 марта 2016 г.

Восставший из ада

10 марта 2016 года Президент России Владимир Путин наградил посмертно орденом Мужества капитана Советской армии Александра Печерского.
Главная » Подвиги в наследство » Бил и фашистов, и американцев

Бил и фашистов, и американцев

74-й раз в своей богатой событиями жизни Сергей Макарович Крамаренко празднует День Победы.

Герой Советского Союза, летчик - ас, участник двух войн, открывший личный боевой список сбитых вражеских самолетов в августе 1942 года и продливший его в секретной Корейской войне, накануне отпраздновал в кругу семьи и друзей свое 96-летие.
Бил и фашистов, и американцев

Человека, прошедшего через огонь смертельных воздушных сражений, через плен, дважды сбитого, однажды занесенного в списки без вести пропавших, пришли поздравить близкие, многочисленные друзья. К сожалению, не дожила этого дня любимая супруга Юлия Алексеевна, совсем недавно ушедшая в мир иной.

ДОЧЬ ГЕРОЯ, МАТЬ СОЛДАТ

- Вас интересует, как отложилась судьба отца на наши судьбы? - переспрашивает дочь героя, супруга полковника космических войск, преподаватель английского языка МГУ им. М.В. Ломоносова Надежда Сергеевна. – По сути, он стал их архитектором. Мы строили их по его лекалам. Для всех он герой, летчик, генерал, а для меня просто папа, замечательная личность, отец, муж, дед, прадед. Только повзрослев, я поняла, какого масштаба и мужества этот человек. Знаю, что состоялась как личность, в том числе, и благодаря его наставлениям. Не свалился с неба и выбор армейской профессии его внуками - моими двумя сыновьями, людьми также состоявшимися, со своими твердыми убеждениями, достойными гражданами страны. Поэтому я, как дочь и жена военнослужащих совсем не удивилась решению старшего - Сергея – мы ведь не случайно назвали его в честь деда. Теперь он в звании майор, зам командира подразделения по военно-политической работе. Думаю, ему есть что довести до ума своим более молодых подчиненных. А вот когда его примеру последовал младший Андрей, сердце у меня екнуло. Ведь, до этого его слова еще в детском саду о том, что он будет военным, никто из нас всерьез не воспринимал.
- Причем Андрюша пообещал непременно стать генералом, - включается в разговор отец, полковник, несущий службу в системе Воздушно-космических сил Владислав Сергеевич Маринчук. - И это при том, что буквально все малыши из его группы на вопрос воспитательницы, кем они хотят стать, называли профессии банкиров, юристов, президентов и т.д. Педагог тогда очень подивилась настойчивости малыша, а мы махнули рукой: мало ли чего придет в голову пацану. А чуть позже и вовсе успокоились - перед ним замаячили вполне гражданские горизонты – он очень хорошо учился в школе с английским уклоном. И вдруг, когда я был в командировке телефонный звонок: «папа, я иду в суворовское училище». Срочно возвращаюсь, мчимся с ним в военкомат. На дворе 8 мая – подать документы уже практически невозможно, он заканчивает восьмой класс, и надо успеть все оформить до 1 июня. За 23 дня собрали необходимую кучу справок, и он сдал все экзамены, причем даже лучше, чем все отличники.
А после окончания Андреем суворовского уже подключился, знаменитый дед. Об этом он не преминул с гордостью подтвердить. Пользуясь своим высоким воинским авторитетом, не только поддержал желание внука заслужить синий берет, но и сам отвел того, что называется, за руку в Рязанское ВДВ. Сергей Макарович как никто серьезно оценил мечту внука - знал, куда отправляет служить. Подразделение будущей службы уже отлично зарекомендовало себя в боевых операциях на различных театрах военных действий, за что получило звание гвардейского. Кстати, 25 июля его полк отпразднует 25 лет со дня своего формирования.

- Для меня, матери, - признается Надежда Сергеевна, - проводы и второго чада в армию стали сильнейшим потрясением. Вспомните, что это были за годы - середина 90-х, когда армейские порядки упали ниже плинтуса, не ругал их разве что ленивый. Гордость - гордостью, но чего мне это стоило, каждая мать, у которой сын служит в десантных войсках, - поймет. А осознав, что все происходящее - на генном уровне, и я ничего изменить не в состоянии, рыдала день и ночь. Помню, когда с мужем приехали на первый прыжок сына с парашютом, держалась из последних сил: на земле вместе с мужем считали: раз, два… до десяти. Успокоились, когда, слава богу, все завершилось удачно…
На день рождения знаменитого деда начальство, конечно, отпустило старшего лейтенанта 45-ой бригады спецназначения Андрея Маринчука. Кстати, по рассказу Андрея, самого молодого подразделения в составе Рязанского ВДВ. Бравый десантник, горячо прижав к себе виновника торжества, четко отрапортовал, что не снизит высокой планки служения Отчизне, установленной дедом. То же самое пообещали ему и еще два внука - Никита и Василий. Правда, оба посчитали, что пользу Родине можно принести и на «гражданке». Но Сергей Макарович к ним не в претензии – каждый в семье выбирает себе ту дорогу, которая его приведет к успеху в жизни – здесь не принято кого-то давить.

КЕЙСИ ДЖОНС ИЗ ХАРЬКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

Участникам торжества, нужных слов искать в честь сидящего во главе праздничного стола не пришлось – все было понятно, что чествуют человека-легенду. А он вспомнил, что рождался вновь не однажды. Например, после того, как в 44-м году под Проскуровым (ныне город Хмельницкий) был сбит над вражеской территорией. Обгоревшего, теряющего сознание летчика тогда тут же повели на расстрел, но его отменило до сих пор непонятно почему высокое лицо с погонами генерала рейха. По дороге в госпиталь его все же попытался добить полицай, признавший в нем «клятого москаля», но побоялся наказания «хозяев». А потом были шесть дней, когда отодвигали его смерть пленные доктора. Эта неполная неделя пребывания полуживого летчика на вражеской территории аукнется Крамаренко уже после Победы, которую он, вернувшись в строй, добывал вместе с однополчанами в небе Берлина. Кстати, после двухмесячного восстановления, врачи запретили ему летать, сославшись на негнущиеся после ранения ноги. Но, как вспоминает Сергей Макарович, желание подняться в небо было столь сильным, что 15 раз энергичного его приседания и вставания перед докторами убедило их отменить приговор. Вообще, мужество Крамаренко сродни легендам. А как еще объяснить его чудесное спасение, когда в 13-летнем возрасте он, пробуя неокрепшую зимнюю кромку реки, провалился в воду и проплыл подо льдом несколько десятков метров, пока течение не вынесло его в полынью. Выбрался на берег синий от обморожения, но живой и невредимый без посторонней помощи, чем немало удивил тех, кто это наблюдал.
…Аукнулся плен Сергею Макаровичу перед командировкой его части в Корею, когда у СМЕРША возник запоздалый вопрос, как он все-таки туда попал. И не стать бы ему через год героем, если бы не тогдашний командующий ВВС Московского военного округа Василий Сталин, философски отрубивший: « Не морочьте мне голову - за шесть дней этот летчик немцем никак не мог стать». Корея – особая статья в судьбе Крамаренко. Там его летное и боевое мастерство достигло совершенства. С апреля 1951 года в составе 176-го гвардейского истребительного полка дивизии Ивана Кожедуба он участвовал в боевых действиях против американских самолётов. Наши МиГи базировались на аэродроме Аньдун, а пилотировавшие их летчики официально числились китайскими добровольцами. Их письма домой до строчки строго контролировались армейской цензурой, чтобы, не дай бог, родственники не определили, где их мужья и отцы. Советских пилотов, участвовавших в боях, переодевали в униформу китайских воинов, в документы вписывали китайские имена и фамилии типа Си-Ни-Цын или Ли-Си-Цын, а на "МиГах" красовались корейские опознавательные знаки. Так вот, такой «доброволец» капитан Крамаренко за 11 месяцев боёв (до февраля 1952 года) совершил 104 боевых вылета, провёл 42 воздушных боя, одержав 13 личных побед (ещё 2 неподтверждённые победы ему засчитаны не были). Самым знаменательным Сергей Макарович считает бой, случившийся 12 апреля 1951 года.
- Мне,- вспоминает он, энергично по-пилотски жестикулируя, - тогда уже, командиру эскадрильи, приказали атаковать большую группу американских самолетов. А наши МиГ-15, вооруженные одной 37-миллиметровой и двумя 23-миллиметровыми пушками, могли вести прицельную стрельбу на дистанции 800 метров. На американских F-86 сейбр стояли шесть 12,7-миллиметровых пулеметов, поражавших цели на расстоянии 400 метров. Преимущество в бою? Да зато сейбры превосходили МиГи в маневренности, дальности полета, наборе скорости на пикировании.

Дальше стоит обратиться к официозу об этом бое. «12 апреля 1951 г. эскадрилья из десяти МиГ-15 под командованием капитана С.М. Крамаренко обнаружила 48 тяжело груженных американских "Б-29", прикрываемых более чем десятком истребителей сопровождения. Бомбардировщики совершали очередной налет на Ялуцзянскую ГЭС. Соотношение сил выливалось в 1:6. Но по команде капитана "МиГи" рванулись в атаку и за один боевой маневр сбили 4 "летающие крепости". Потеряв в той схватке 16 воздушных машин, американцы повернули обратно. На "МиГах" же не было ни одной пробоины».
- Именно после этого боя я и получил звание Героя Советского Союза, - говорит Сергей Макарович. - У Б-29 со всех сторон крупнокалиберные пулеметы, но пользуясь дальнобойностью пушек МиГов, мы расстреливали бомбардировщики с безопасной дистанции, а когда там начиналась паника, добивали очередью в упор. В ВВС США был тогда объявлен недельный траур по погибшим летчикам, трое суток ни один американский самолет не появлялся в нашей зоне действия.

Крамаренко у американцев был на особом счету. Как вспоминал впоследствии командир эскадрильи «сейбров» Брюс Хинтон, «Кейси был исключительным летчиком и определенно не азиат. Его обычной тактикой было ударить свысока, пикируя на любой сейбр 86, который оторвался от группы, ведущей бой. Тактика, достаточно схожая с той, которую использовал фон Ристхофен во время Великой войны. Мы даже думали, что это пилот Люфтваффе, воюющий за «красных». Имя Кейси Джонс он получил за то, что его полеты были похожи на внезапные атаки разбойничьих поездов на площадку с радарными установками GCI Родо. Этот МиГ имел выделяющуюся раскраску – красный нос и полосы на фюзеляже».
- Американцы позже меня сами нашли,- вспоминает Сергей Макарович. - Сначала они обратились в Российский комитет ветеранов войны и попросили встретиться с летчиками корейской войны. Общались мы с ними в Академии Жуковского, а затем в 2000 году я с дочерью в качестве моего переводчика полетел в главный город Техаса - Остин. Ближе к концу трехнедельной поездки мне организовали встречу в городе Сан-Антонио с членами Американской ассоциации асов, сбивших более пяти самолетов противника. Пришло человек сорок, я остановился на совместной борьбе с немецким фашизмом и японским милитаризмом, после чего рассказал о войне в Корее. В первый год наши и американские летчики соревновались в благородстве. Бой вели с теми, кто хотел драться. Уход самолетов на свой аэродром означал прекращение дуэли. Потом джентльменство стало нарушаться, сейбры атаковали взлетавшие и садившиеся на китайской территории МиГи, часто сбивая их. Наши не расстреливали катапультировавшихся пилотов, а американцы грешили этим. Тем не менее, взаимное уважение существовало и осталось. Были и дискуссии. Помню, один из ветеранов похвастался: «В Корее я 10 ваших МиГов сбил». Пришлось признаться, что я сбил 15 американских самолетов.
Кстати, о джентльменстве. У наших летчиков действительно не было приказа расстреливать парашютистов, чего они строго и придерживались. А вот Крамаренко пытались расстрелять, когда он был сбит 17 января 1952 года. Сейбр снова и снова заходил для атаки, пока он опускался на землю. Сергей Макарович, образно демонстрирует, как инстинктивно поджимал ноги, понимая, что беззащитен перед пулеметным огнем. Пронесло, но новая напасть ждала его, когда он с парашютом на плече брел по лесной тропке. Встретилась телега, хозяин которой, уверенный в том, что перед ним американец, достал вилы. Пришлось кричать: «Ким Ир Сен –хо!, Сталин –хо!», что успокоило крестьянина. «Сталин - хо!» - заулыбался кореец и довез летчика до деревни. Там, его покормив, уложили спать. А утром машина, прибывшая из части, отвезла его в расположение полка.

ВМЕСТО НЕОБХОДИМОГО ЭПИЛОГА

В канун Дня Победы, принимая поздравления, герой вспомнил известное изречение Александра Суворова о неоконченности войны, пока не захоронен последний солдат. В данном случае ветеран счел необходимым вернуться к теме нашего беспамятства. И действительно, положив историю судеб советских авиаторов в той непонятной корейской войне под гриф "секретно", власть имущие несколько десятков лет так и не соберутся к ним возвратиться. Такой "рекорд" забвения, конечно, не красит нас перед мировым сообществом. Всего за время войны было сбито 1309 американских самолетов, в основном штурмовиков и бомбардировщиков, но и советские потери были немалые - 351 самолет и 311 погибших летчиков.

С Сергеем Макаровичем трудно не согласиться. Американцы увековечили память погибших в Корее двумя мемориалами. Один из них – в Вашингтоне: Вся композиция состоит из Мемориальной стены, а также из скульптур 14-ти солдат разных национальностей, среди которых есть даже один индеец. Вечером скульптуры подсвечены и "призраки" оживают. На одном из сайтов, посвященных корейской войне, можно найти такие слова, обращенные к американцам: «Наша нация гордится и скорбит по ее сыновьям и дочерям, тем, кто ответили на призыв защитить страну, о которой они ничего не знали, и людей, которых они никогда не встречали».
Второй мемориал, не менее впечатляющий – в центре столицы Республики Корея. Центральная скульптура - американский солдат обнимает спасенного им корейца. А еще мемориальная стела с высеченными на ней поименно погибшими американцами и их союзниками - англичанами, австралийцами, турками и т.д.
Мы же упорно храним скромное молчание. А время рассказать всю правду о неизвестной войне в Корее пришло. Пришло хотя бы ради тех участников, кто ещё остался жив. Таких, к примеру, как Сергей Макарович Крамаренко. Ради их детей, внуков. Они должны обязательно знать, за что их отцы и деды проливали кровь в чужом и далеком небе. Иначе перестанут следовать примеру героев…

Анатолий Журин
8 мая 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
19 января
воскресенье
2020

В этот день:

Уничтожение «дворца Дудаева»

19 января 1995 года в ходе первой чеченской войны российские морские пехотинцы захватили президентский дворец в Грозном. Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона морской пехоты гв. майором Плющаковым. 15 февраля 1996 г. федеральные силы снесли здание с лица земли при помощи мощного взрыва.

Уничтожение «дворца Дудаева»

19 января 1995 года в ходе первой чеченской войны российские морские пехотинцы захватили президентский дворец в Грозном. Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона морской пехоты гв. майором Плющаковым. 15 февраля 1996 г. федеральные силы снесли здание с лица земли при помощи мощного взрыва.

 

Командующий группировкой «Север» генерал-лейтенант Л.Я. Рохлин вспоминал: «Командование предлагало нанести по нему авиационный удар. Я ответил, что авиация уже помогла… Хватит. Тогда предложили разбить дворец танками. Я спросил, как они это представляют: танки бьют со всех сторон и попадают друг в друга? Меня спросили: «Что предлагаешь?» Отвечаю: «Отдайте мне, я возьму по-своему».

К утру НШ 61 обрмп подполковник А.В. Чернов сформировал группу добровольцев из 4 человек: он сам, 2 пулемётчика и стрелок. Совместно с ними действовала группа разведчиков 276 мсп, в составе которой были командир рр 276 мсп Андрей Юрченко, командир отделения старший сержант Игорь Смирнов и рядовой Д. Князев.

Из описания боя: «Около 7 утра группа начала движение. Каких-нибудь восемьсот метров преодолевали почти час. Обстрел не прекращался ни на минуту. Причём огонь вёлся со всех направлений и нашими, и боевиками. Схлопотать пулю можно было в любой момент. Где ползком между грудами битого кирпича, где короткими перебежками от одной подбитой машины к другой, то скрываясь за броней сгоревшей БМП, то прижимаясь к окоченевшим припорошенным пеплом и снегом трупам людей, пробиралась горстка храбрецов к зданию, именуемому «целью операции».

«В 8 часов они вошли в здание. Но осмотреться им не дали. Как из-под земли появилась группа боевиков. Морпехов спасла лишь реакция. Одного завалили с ходу, двое других боевиков исчезли. Пытались их преследовать, но те как в воду канули.

«В 8:40 огневая подготовка прекратилась и сразу же возобновилась связь. «Волшебник» доложил командующему группировкой «Север» о результатах вылазки, о том, что группа внутри здания. Однако группа всё же находилась под перекрёстным обстрелом, который не прекращался ни на минуту, и Чернов принял решение, пока они не стали лакомой добычей для боевиков, отойти назад».

«Командир [рр 276 мсп] решил не оставлять выгодной позиции до подхода основных сил. Доложить обстановку они не могли из-за отсутствия радиосвязи, вот и сидели там ожидая рассвета». А морпехи «вернулись на исходный рубеж. К тому времени парашютно-десантная рота сменила позицию, и на её месте оказалась 3-я десантно-штурмовая рота, которой командовал старший лейтенант Евгений Чубриков. Немного отдышавшись, подполковник Чернов принял решение ещё раз войти в здание и более детально его обследовать. Насколько это возможно. И вот группа 3-й дшр во главе с Черновым по уже дважды пройденному им пути вошла во дворец… Кому в голову пришла мысль вывесить над входом в здание тельняшку, сказать сложно. По словам Александра Васильевича, это был какой-то порыв. Идея пришла как будто из воздуха, под внутреннее ликование. «Мы внутри! Мы победили!» Все происходило в считанные секунды. Пока бойцы искали «древко», взводный лейтенант Игорь Борисевич буквально срывал с себя снаряжение и экипировку… И вот Знамя победы готово — кусок арматуры и тельняшка морпеха-североморца. Закрепить его постарались повыше, насколько это возможно под огнём, хотя и не шквальным, но в любом случае разящим».

А затем наступила очередь и для водружения настоящего Знамени. Командир рг 173 ооСпН капитан Дмитрий Кислицин: «Для охраны знамени пришлось выделить часть группы. Старший лейтенант Рахин и три бойца выехали с соответствующими начальниками для его водружения».

«К 15 часам в этом районе собралось достаточное количество офицеров из состава командования группировки. Привезли российский флаг. Чернова подозвал к себе генерал-майор А. Отраковский. «Саша, решено тебе поручить водрузить флаг над дворцом. Ты уже дважды входил в здание. Да и вообще ты был первым…» Здание дворца, каждое окно, каждый этаж методически обрабатывали из всех средств огневого поражения. По приказанию генерала Отраковского со всех подразделений СФ к гостинице «Кавказ» собрали гранатомётчиков. Набралось человек двадцать. Их задача — провести своеобразную подготовку действий «знаменной группы». В течение довольно продолжительного времени гранаты морпехов рвались в здании, обеспечивая выполнение миссии, порученной очередной группе подполковника Чернова».

«В 15 часов 19 января 1995 года флаг удалось закрепить на фасаде здания. Естественно, «духам» это не нравилось. И огневое воздействие на морпехов возросло до такой степени, что им пришлось искать укрытие».

В 15:35 командир разведроты лейтенант Андрей Юрченко и разведгруппа в составе: ст.сержант Игорь Смирнов, мл.сержант Д. Иванов, рядовые Д. Князев и Д. Шмаков прошли в здание, Смирнов нёс флаг РФ. Рядовой Князев вспоминал: «Страшно было, когда в само здание проникли. Ведь там столько помещений, всяких закоулков. Где ждёт опасность — не знаешь. А ещё битый камень под ногами предательски скрипит. Каждый шаг таким эхом отдавался. Но приказ мы выполнили…».

Командир 879 одшб гв. подполковник Александр Васильевич Даркович: «Военно-морской флаг и Российский флаг были водружены над президентским дворцом 19 января к 18:00 заместителем командира батальона гв. майором Плющаковым».

Из описания дальнейших действий: «В этот же день морпехи совместно с сапёрами 276-го мотострелкового полка произвели частичную, поверхностную зачистку и разминирование части помещений первых этажей здания, в которых находилось множество брошенного и складированного боевиками оружия и боеприпасов… На стенах взятого дворца стали появляться надписи, сделанные бойцами частей и подразделений, штурмовавших Грозный в эти страшные дни".. Подробности: http://stalingrad-info.ru/

 

 

 

Посольство украинских казаков

19 января 1652 года посольство украинских казаков отправилось из Чигирина в Москву для заключения союза с Русским царством.

Посольство украинских казаков

19 января 1652 года посольство украинских казаков отправилось из Чигирина в Москву для заключения союза с Русским царством.

 

 

Автор легендарной песни «Катюша»

19 января 1900 года родился Михаил Исаковский, российский и советский поэт, автор легендарной боевой песни «Катюша», которая помогала побеждать (ум. 1973).

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии