RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Начало Московской битвы
29 сентября 2020 г.

Начало Московской битвы

30 сентября 1941 года более чем 2-миллионная объединённая армия фашистской Европы начала наступление под Москвой против 1 миллиона 100 тысяч советских бойцов и командиров
Р-17 и истерика США
15 мая 2014 г.

Р-17 и истерика США

15 мая 1957 года запущена первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета
Уникальные подвиги пограничника Василия Утина
20 мая 2015 г.

Уникальные подвиги пограничника Василия Утина

20 мая 1964 года правительство РСФСР приняло постановление № 599–72 о присвоении заставе Западного пограничного округа имени Героя Советского Союза Утина Василия Ильича
Царица полей
12 марта 2020 г.

Царица полей

Вахта Памяти-75 (в честь юбилея Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне): день семнадцатый.
Дело Суворова живёт!
24 ноября 2017 г.

Дело Суворова живёт!

В день рождения русского генералиссимуса РОО «Московские суворовцы» прислали в РГК свое поминальное молитвенное слово
Главная » Подвиги в наследство » Бил и фашистов, и американцев

Бил и фашистов, и американцев

74-й раз в своей богатой событиями жизни Сергей Макарович Крамаренко празднует День Победы.

Герой Советского Союза, летчик - ас, участник двух войн, открывший личный боевой список сбитых вражеских самолетов в августе 1942 года и продливший его в секретной Корейской войне, накануне отпраздновал в кругу семьи и друзей свое 96-летие.
Бил и фашистов, и американцев

Человека, прошедшего через огонь смертельных воздушных сражений, через плен, дважды сбитого, однажды занесенного в списки без вести пропавших, пришли поздравить близкие, многочисленные друзья. К сожалению, не дожила этого дня любимая супруга Юлия Алексеевна, совсем недавно ушедшая в мир иной.

ДОЧЬ ГЕРОЯ, МАТЬ СОЛДАТ

- Вас интересует, как отложилась судьба отца на наши судьбы? - переспрашивает дочь героя, супруга полковника космических войск, преподаватель английского языка МГУ им. М.В. Ломоносова Надежда Сергеевна. – По сути, он стал их архитектором. Мы строили их по его лекалам. Для всех он герой, летчик, генерал, а для меня просто папа, замечательная личность, отец, муж, дед, прадед. Только повзрослев, я поняла, какого масштаба и мужества этот человек. Знаю, что состоялась как личность, в том числе, и благодаря его наставлениям. Не свалился с неба и выбор армейской профессии его внуками - моими двумя сыновьями, людьми также состоявшимися, со своими твердыми убеждениями, достойными гражданами страны. Поэтому я, как дочь и жена военнослужащих совсем не удивилась решению старшего - Сергея – мы ведь не случайно назвали его в честь деда. Теперь он в звании майор, зам командира подразделения по военно-политической работе. Думаю, ему есть что довести до ума своим более молодых подчиненных. А вот когда его примеру последовал младший Андрей, сердце у меня екнуло. Ведь, до этого его слова еще в детском саду о том, что он будет военным, никто из нас всерьез не воспринимал.
- Причем Андрюша пообещал непременно стать генералом, - включается в разговор отец, полковник, несущий службу в системе Воздушно-космических сил Владислав Сергеевич Маринчук. - И это при том, что буквально все малыши из его группы на вопрос воспитательницы, кем они хотят стать, называли профессии банкиров, юристов, президентов и т.д. Педагог тогда очень подивилась настойчивости малыша, а мы махнули рукой: мало ли чего придет в голову пацану. А чуть позже и вовсе успокоились - перед ним замаячили вполне гражданские горизонты – он очень хорошо учился в школе с английским уклоном. И вдруг, когда я был в командировке телефонный звонок: «папа, я иду в суворовское училище». Срочно возвращаюсь, мчимся с ним в военкомат. На дворе 8 мая – подать документы уже практически невозможно, он заканчивает восьмой класс, и надо успеть все оформить до 1 июня. За 23 дня собрали необходимую кучу справок, и он сдал все экзамены, причем даже лучше, чем все отличники.
А после окончания Андреем суворовского уже подключился, знаменитый дед. Об этом он не преминул с гордостью подтвердить. Пользуясь своим высоким воинским авторитетом, не только поддержал желание внука заслужить синий берет, но и сам отвел того, что называется, за руку в Рязанское ВДВ. Сергей Макарович как никто серьезно оценил мечту внука - знал, куда отправляет служить. Подразделение будущей службы уже отлично зарекомендовало себя в боевых операциях на различных театрах военных действий, за что получило звание гвардейского. Кстати, 25 июля его полк отпразднует 25 лет со дня своего формирования.

- Для меня, матери, - признается Надежда Сергеевна, - проводы и второго чада в армию стали сильнейшим потрясением. Вспомните, что это были за годы - середина 90-х, когда армейские порядки упали ниже плинтуса, не ругал их разве что ленивый. Гордость - гордостью, но чего мне это стоило, каждая мать, у которой сын служит в десантных войсках, - поймет. А осознав, что все происходящее - на генном уровне, и я ничего изменить не в состоянии, рыдала день и ночь. Помню, когда с мужем приехали на первый прыжок сына с парашютом, держалась из последних сил: на земле вместе с мужем считали: раз, два… до десяти. Успокоились, когда, слава богу, все завершилось удачно…
На день рождения знаменитого деда начальство, конечно, отпустило старшего лейтенанта 45-ой бригады спецназначения Андрея Маринчука. Кстати, по рассказу Андрея, самого молодого подразделения в составе Рязанского ВДВ. Бравый десантник, горячо прижав к себе виновника торжества, четко отрапортовал, что не снизит высокой планки служения Отчизне, установленной дедом. То же самое пообещали ему и еще два внука - Никита и Василий. Правда, оба посчитали, что пользу Родине можно принести и на «гражданке». Но Сергей Макарович к ним не в претензии – каждый в семье выбирает себе ту дорогу, которая его приведет к успеху в жизни – здесь не принято кого-то давить.

КЕЙСИ ДЖОНС ИЗ ХАРЬКОВСКОЙ ГУБЕРНИИ

Участникам торжества, нужных слов искать в честь сидящего во главе праздничного стола не пришлось – все было понятно, что чествуют человека-легенду. А он вспомнил, что рождался вновь не однажды. Например, после того, как в 44-м году под Проскуровым (ныне город Хмельницкий) был сбит над вражеской территорией. Обгоревшего, теряющего сознание летчика тогда тут же повели на расстрел, но его отменило до сих пор непонятно почему высокое лицо с погонами генерала рейха. По дороге в госпиталь его все же попытался добить полицай, признавший в нем «клятого москаля», но побоялся наказания «хозяев». А потом были шесть дней, когда отодвигали его смерть пленные доктора. Эта неполная неделя пребывания полуживого летчика на вражеской территории аукнется Крамаренко уже после Победы, которую он, вернувшись в строй, добывал вместе с однополчанами в небе Берлина. Кстати, после двухмесячного восстановления, врачи запретили ему летать, сославшись на негнущиеся после ранения ноги. Но, как вспоминает Сергей Макарович, желание подняться в небо было столь сильным, что 15 раз энергичного его приседания и вставания перед докторами убедило их отменить приговор. Вообще, мужество Крамаренко сродни легендам. А как еще объяснить его чудесное спасение, когда в 13-летнем возрасте он, пробуя неокрепшую зимнюю кромку реки, провалился в воду и проплыл подо льдом несколько десятков метров, пока течение не вынесло его в полынью. Выбрался на берег синий от обморожения, но живой и невредимый без посторонней помощи, чем немало удивил тех, кто это наблюдал.
…Аукнулся плен Сергею Макаровичу перед командировкой его части в Корею, когда у СМЕРША возник запоздалый вопрос, как он все-таки туда попал. И не стать бы ему через год героем, если бы не тогдашний командующий ВВС Московского военного округа Василий Сталин, философски отрубивший: « Не морочьте мне голову - за шесть дней этот летчик немцем никак не мог стать». Корея – особая статья в судьбе Крамаренко. Там его летное и боевое мастерство достигло совершенства. С апреля 1951 года в составе 176-го гвардейского истребительного полка дивизии Ивана Кожедуба он участвовал в боевых действиях против американских самолётов. Наши МиГи базировались на аэродроме Аньдун, а пилотировавшие их летчики официально числились китайскими добровольцами. Их письма домой до строчки строго контролировались армейской цензурой, чтобы, не дай бог, родственники не определили, где их мужья и отцы. Советских пилотов, участвовавших в боях, переодевали в униформу китайских воинов, в документы вписывали китайские имена и фамилии типа Си-Ни-Цын или Ли-Си-Цын, а на "МиГах" красовались корейские опознавательные знаки. Так вот, такой «доброволец» капитан Крамаренко за 11 месяцев боёв (до февраля 1952 года) совершил 104 боевых вылета, провёл 42 воздушных боя, одержав 13 личных побед (ещё 2 неподтверждённые победы ему засчитаны не были). Самым знаменательным Сергей Макарович считает бой, случившийся 12 апреля 1951 года.
- Мне,- вспоминает он, энергично по-пилотски жестикулируя, - тогда уже, командиру эскадрильи, приказали атаковать большую группу американских самолетов. А наши МиГ-15, вооруженные одной 37-миллиметровой и двумя 23-миллиметровыми пушками, могли вести прицельную стрельбу на дистанции 800 метров. На американских F-86 сейбр стояли шесть 12,7-миллиметровых пулеметов, поражавших цели на расстоянии 400 метров. Преимущество в бою? Да зато сейбры превосходили МиГи в маневренности, дальности полета, наборе скорости на пикировании.

Дальше стоит обратиться к официозу об этом бое. «12 апреля 1951 г. эскадрилья из десяти МиГ-15 под командованием капитана С.М. Крамаренко обнаружила 48 тяжело груженных американских "Б-29", прикрываемых более чем десятком истребителей сопровождения. Бомбардировщики совершали очередной налет на Ялуцзянскую ГЭС. Соотношение сил выливалось в 1:6. Но по команде капитана "МиГи" рванулись в атаку и за один боевой маневр сбили 4 "летающие крепости". Потеряв в той схватке 16 воздушных машин, американцы повернули обратно. На "МиГах" же не было ни одной пробоины».
- Именно после этого боя я и получил звание Героя Советского Союза, - говорит Сергей Макарович. - У Б-29 со всех сторон крупнокалиберные пулеметы, но пользуясь дальнобойностью пушек МиГов, мы расстреливали бомбардировщики с безопасной дистанции, а когда там начиналась паника, добивали очередью в упор. В ВВС США был тогда объявлен недельный траур по погибшим летчикам, трое суток ни один американский самолет не появлялся в нашей зоне действия.

Крамаренко у американцев был на особом счету. Как вспоминал впоследствии командир эскадрильи «сейбров» Брюс Хинтон, «Кейси был исключительным летчиком и определенно не азиат. Его обычной тактикой было ударить свысока, пикируя на любой сейбр 86, который оторвался от группы, ведущей бой. Тактика, достаточно схожая с той, которую использовал фон Ристхофен во время Великой войны. Мы даже думали, что это пилот Люфтваффе, воюющий за «красных». Имя Кейси Джонс он получил за то, что его полеты были похожи на внезапные атаки разбойничьих поездов на площадку с радарными установками GCI Родо. Этот МиГ имел выделяющуюся раскраску – красный нос и полосы на фюзеляже».
- Американцы позже меня сами нашли,- вспоминает Сергей Макарович. - Сначала они обратились в Российский комитет ветеранов войны и попросили встретиться с летчиками корейской войны. Общались мы с ними в Академии Жуковского, а затем в 2000 году я с дочерью в качестве моего переводчика полетел в главный город Техаса - Остин. Ближе к концу трехнедельной поездки мне организовали встречу в городе Сан-Антонио с членами Американской ассоциации асов, сбивших более пяти самолетов противника. Пришло человек сорок, я остановился на совместной борьбе с немецким фашизмом и японским милитаризмом, после чего рассказал о войне в Корее. В первый год наши и американские летчики соревновались в благородстве. Бой вели с теми, кто хотел драться. Уход самолетов на свой аэродром означал прекращение дуэли. Потом джентльменство стало нарушаться, сейбры атаковали взлетавшие и садившиеся на китайской территории МиГи, часто сбивая их. Наши не расстреливали катапультировавшихся пилотов, а американцы грешили этим. Тем не менее, взаимное уважение существовало и осталось. Были и дискуссии. Помню, один из ветеранов похвастался: «В Корее я 10 ваших МиГов сбил». Пришлось признаться, что я сбил 15 американских самолетов.
Кстати, о джентльменстве. У наших летчиков действительно не было приказа расстреливать парашютистов, чего они строго и придерживались. А вот Крамаренко пытались расстрелять, когда он был сбит 17 января 1952 года. Сейбр снова и снова заходил для атаки, пока он опускался на землю. Сергей Макарович, образно демонстрирует, как инстинктивно поджимал ноги, понимая, что беззащитен перед пулеметным огнем. Пронесло, но новая напасть ждала его, когда он с парашютом на плече брел по лесной тропке. Встретилась телега, хозяин которой, уверенный в том, что перед ним американец, достал вилы. Пришлось кричать: «Ким Ир Сен –хо!, Сталин –хо!», что успокоило крестьянина. «Сталин - хо!» - заулыбался кореец и довез летчика до деревни. Там, его покормив, уложили спать. А утром машина, прибывшая из части, отвезла его в расположение полка.

ВМЕСТО НЕОБХОДИМОГО ЭПИЛОГА

В канун Дня Победы, принимая поздравления, герой вспомнил известное изречение Александра Суворова о неоконченности войны, пока не захоронен последний солдат. В данном случае ветеран счел необходимым вернуться к теме нашего беспамятства. И действительно, положив историю судеб советских авиаторов в той непонятной корейской войне под гриф "секретно", власть имущие несколько десятков лет так и не соберутся к ним возвратиться. Такой "рекорд" забвения, конечно, не красит нас перед мировым сообществом. Всего за время войны было сбито 1309 американских самолетов, в основном штурмовиков и бомбардировщиков, но и советские потери были немалые - 351 самолет и 311 погибших летчиков.

С Сергеем Макаровичем трудно не согласиться. Американцы увековечили память погибших в Корее двумя мемориалами. Один из них – в Вашингтоне: Вся композиция состоит из Мемориальной стены, а также из скульптур 14-ти солдат разных национальностей, среди которых есть даже один индеец. Вечером скульптуры подсвечены и "призраки" оживают. На одном из сайтов, посвященных корейской войне, можно найти такие слова, обращенные к американцам: «Наша нация гордится и скорбит по ее сыновьям и дочерям, тем, кто ответили на призыв защитить страну, о которой они ничего не знали, и людей, которых они никогда не встречали».
Второй мемориал, не менее впечатляющий – в центре столицы Республики Корея. Центральная скульптура - американский солдат обнимает спасенного им корейца. А еще мемориальная стела с высеченными на ней поименно погибшими американцами и их союзниками - англичанами, австралийцами, турками и т.д.
Мы же упорно храним скромное молчание. А время рассказать всю правду о неизвестной войне в Корее пришло. Пришло хотя бы ради тех участников, кто ещё остался жив. Таких, к примеру, как Сергей Макарович Крамаренко. Ради их детей, внуков. Они должны обязательно знать, за что их отцы и деды проливали кровь в чужом и далеком небе. Иначе перестанут следовать примеру героев…

Анатолий Журин
8 мая 2019 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 октября
вторник
2020

В этот день:

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Авиаконструктор Генрих Новожилов

27 октября 1925 года родился Генрих Васильевич НОВОЖИЛОВ, авиаконструктор (ОКБ имени Ильюшина), академик (1984), лауреат Ленинской премии, дважды Герой Социалистического Труда.

Он родился в Москве в семье военнослужащих. Отец, Василий Васильевич, был военным инженером, мать — Ираида Ивановна — военнослужащая. В 1943 году Генрих стал

студентом самолётостроительного факультета МАИ. С 1949 года работал в ОКБ С. В. Ильюшина. В 1956—1958 годах Новожилов — секретарь партийного комитета завода, затем заместитель главного конструктора Ил-18, в 1964 году — первый заместитель генерального конструктора, руководил организацией серийного производства Ил-62, за что с группой работников ОКБ стал лауреатом Ленинской премии 1970 года.

 

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

Геройская гибель Виктора Талалихина

27 октября 1941 года погиб Виктор Васильевич ТАЛАЛИХИН (род. 18.09.1918), летчик-истребитель, Герой Советского Союза.

 Первым во время Великой Отечественной войны применил ночной таран. Погиб 23 лет от роду, защищая небо Москвы.

Он родился в селе Тепловка Вольского уезда Саратовской губернии. Сын рабочего. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Участвовал в советско-финской войне. Совершил 47 боевых вылетов, сбил четыре финских самолёта, за что в 20 лет был награждён орденом Красной Звезды.

В Великую Отечественную войну был заместителем командира авиаэскадрильи 177-го истребительного авиаполка. В ночь на 7 августа 1941 года на И-16 произвёл таран в ночном воздушном бою, сбив около Москвы бомбардировщик He-111. Его самолёт упал в лес вблизи деревни Мансурово (Домодедовский район), а сам раненый летчик на парашюте спустился в речку Северку. В последующих боях сбил ещё пять немецких самолётов. Погиб в воздушном бою около Подольска 27 октября 1941 года. Дело было так.

27 октября 1941 года 6 истребителей под командованием Талалихина вылетели на прикрытие наших войск в район деревни Каменки, на берегу Нары ( 85 км западнее Москвы ). При подходе к немецкому аэродрому их встретила девятка Ме-109. Талалихин сбил один "мессер" лично, а другой - в паре с ведомым Александром Богдановым. Но пулемётная очередь пришлась и по кабине его истребителя. Талалихин был тяжело ранен в голову и вскоре чёрный столб дыма отметил место падения его машины...

Виктор Васильевич Талалихин похоронен в Москве на Новодевичьем кладбище. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени и Красной Звезды. Отважный лётчик навечно зачислен в списки воинской части.

В городе Подольске после войны ему поставлен величественный памятник, а в Москве - бюст. Его именем названы также улицы в городах Калининграде ( Московской области ), Волгограде, Борисоглебске и многих других.

 

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Карибский кризис: воздушный шпионаж

27 октября 1962 года советской системой ПВО над Кубой был сбит разведывательный самолёт U-2 ВВС США: пилот майор Рудольф Андерсон погиб.

Недавно опубликован рассекреченный документ ЦРУ, датируемый 02:00, 28 октября 1962 года: "Причиной потери U-2 над Баном была, вероятно, атака SA-2, или гипоксия пилота. Первая причина более вероятна, так как базируется на переданной пилотом информации".

Инцидент произошел на фоне самой острой стадии Карибского кризиса. До сентября 1962 самолёты ВВС США облетали Кубу дважды в месяц. С 5 сентября по 14 октября полёты были прекращены. С одной стороны из-за плохой погоды, с другой — президент США Кеннеди запретил их из опасения эскалации конфликта в случае, если американский самолёт будет сбит советской зенитной ракетой. Первый после перерыва полёт состоялся 14 октября (стоит отметить, что до 5 сентября полеты выполнялись с ведома ЦРУ, теперь же такие полёты перешли под контроль ВВС США) — самолет-разведчик U-2 4080-го стратегического разведывательного крыла, пилотируемый майором Ричардом Хейзером, взлетел около 3 часов ночи с авиабазы Эдвардс в Калифорнии. Через час после восхода солнца Хейзер достиг Кубы. Полёт до Мексиканского залива занял у него 5 часов. Хейзер облетел Кубу с запада и пересек береговую линию с юга в 7:31 утра. Самолёт пересёк всю Кубу почти точно с юга на север, пролетев над городами Тако-Тако, Сан-Кристобаль, Бахиа-Хонда. Приземлившись на авиабазе в южной Флориде, Хейзер вручил пленку ЦРУ. 15 октября аналитики ЦРУ установили, что на фотографиях — советские баллистические ракеты средней дальности Р-12 («SS-4» по классификации НАТО). Вечером того же дня эта информация была доведена до сведения высшего военного руководства США. Утром 16 октября в 8:45 фотографии показали президенту. После этого по приказу Кеннеди полёты над Кубой участились в 90 раз: с двух раз в месяц до шести раз в день.

В конце концов, это должно было привести к конфликту. 27 октября в одно из подразделений ПВО пришло сообщение, что на подлёте к Гуантанамо замечен американский самолёт-разведчик U-2. Начальник штаба зенитного ракетного дивизиона С-75 капитан Антонец позвонил в штаб Группы советских войск на Кубе (ГСВК) генералу армии Иссе Плиеву за инструкциями, но того на месте не оказалось. Заместитель командующего ГСВК по боевой подготовке генерал-майор Леонид Гарбуз приказал капитану ждать появления Плиева. Через несколько минут Антонец вновь позвонил в штаб — никто не взял трубку. Когда U-2 был уже над Кубой, Гарбуз сам прибежал в штаб и, не дождавшись Плиева, отдал приказ уничтожить самолёт. Пуск был осуществлён в 10:22 по местному времени. Пилот U-2 майор Рудольф Андерсон погиб. Примерно в это же время другой U-2 был почти перехвачен над Сибирью, так как генерал ЛеМей, начальник штаба ВВС США, пренебрёг приказом президента США прекратить все полёты над советской территорией. Ещё через несколько часов два самолёта фоторазведки ВМС США RF-8A «Крусейдер» были обстреляны зенитными орудиями во время облёта Кубы на малой высоте. Один из них был повреждён, однако пара благополучно вернулась на базу. Кеннеди снова приказал прекратить полеты.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

Подвиг взрывотехника Михаила Чеканова

27 октября 1994 года в Москве при обезвреживании взрывного устройства на основе мины МОН-50 с часовым механизмом у магазина «Контур-Авто» на шоссе Энтузиастов, 27, погиб подполковник ФСК Михаил Чеканов.

27 октября 1994 года в дежурную службу управления ФСК поступило сообщение об обнаружении подозрительного пакета у магазина на шоссе Энтузиастов. В тот день Михаил Чеканов вышел на дежурство не в свою смену - подменил коллегу. Он почему-то сразу понял, что это не ложный вызов: интуиция. Скорее всего - взрывное устройство, результат тогдашних криминальных разборок. По прибытии ситуацию оценил сразу: противопехотная осколочная мина направленного действия. Сектор действия - до 100 метров. Мину дополняла канистра с бензином, что значительно усилит взрыв. А рядом - самая обычная жизнь, проходят сотни людей. Чеканов первым делом убрал канистру. О том, сколько времени взрывное устройство находится в зависшем состоянии, в тот момент он знать не мог. Специальных роботов на вооружении еще не было. Выход один: обезвредить бомбу вручную. Чеканов успел развернуть пакет к стене и этим спас жизнь тем, кто находился у него за спиной со стороны улицы.

Как потом определили специалисты, обезвредить то устройство было невозможно. Оставалось рискнуть своей жизнью, чтобы спасти другие. Чеканов это отлично понимал. Коллеги считали его зубром взывотехники. Счет в таких случаях идет на секунды. «Зависшее» устройство непредсказуемо. В действие его может привести даже дуновение ветра или вибрация от проходящего рядом трамвая.

Михаил Чеканов посмертно награжден орденом «За личное мужество». После этой трагедии взрывотехники стали применять для разминирования роботы-манипуляторы ирландского производства «Хобо».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии