RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Актёр-разведчик Алексей Смирнов
9 февраля 2018 г.

Актёр-разведчик Алексей Смирнов

28 февраля 1920 года родился широко известный киноактёр Алексей Макарович Смирнов
Вспомним всех поименно...
6 апреля 2016 г.

Вспомним всех поименно...

6 апреля 1945 года начался штурм Кёнигсберга
14-летний Герой
29 октября 2019 г.

14-летний Герой

29 октября 1929 года родился Марат Иванович Казей, будущий партизан Великой Отечественной войны.
Самарские чиновники плюют в прошлое
23 января 2016 г.

Самарские чиновники плюют в прошлое

Поразительный факт: на новом мемориале «Гордость, честь и слава Самарской области», возведенном на Волжском склоне, проигнорировано имя одного самых выдающихся уроженцев Самары, единственного самарского трижды Героя Д.Ф.Устинова!
Еще раз о Маресьеве...
20 мая 2016 г.

Еще раз о Маресьеве...

Боевой и чисто человеческий подвиг этого легендарного летчика явился неким пиком, невероятным взлётом мужества и героизма не только отдельной личности, но и всего советского народа.
Главная » Подвиги в наследство » 2020 » "Малый театр - фронту"

"Малый театр - фронту"

75-дневная Вахта Памяти в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. День сорок пятый.

Ежедневно в РГК и соцсетях я публикую материалы о самом масштабном и значимом событии не только ушедшего ХХ века, но и всей человеческой цивилизации. Сегодняшний свой рассказ я посвящаю великой старухе Малого театра Е.Н.Гоголевой, которая полвека возглавляла Центральную военно-шефскую комиссию Вооруженных сил СССР. 7 апреля исполнилось 120 лет со дня её рождения.

Для начала — несколько выдержек из фронтовых газет: «..1944 год. Август. Москва. На зелёном ковре подмосковного аэродрома ровной шеренгой выстроились 12 остроносых "Яков". Новеньких, ещё ни разу не бывавших в боях. На каждом белеет надпись: "Малый театр - фронту". На правом фланге лётчики В. Мелехов, В. Бушвин, А. Батизат, К. Разумнов, А. Паков и другие. А чуть поодаль стоят Е. Гоголева ,А. Яблочкина, Е. Турчанинова, Е. Шатрова, , В. Рыжова, П. Садовский. Звучат слова о том, что эта эскадрилья, приобретённая на свои средства артистами Малого театра, передаётся в руки опытных пилотов.
Из строя выходит командир эскадрильи, Старший лейтенант В. Мелехов:
- Клянёмся ! Эти самолёты станут грозой для фашистов. Клянёмся ! Если нужно будет, жизни своей не пощадим...»
Еще одна цитата уже из 1945 года: "Ежедневно десятки самолётов с надписями на фюзеляжах "Москва" и "Малый театр - фронту" наносят чувствительные удары немецкому зверю в его собственной берлоге. Только за три дня боевых действий эти самолёты уничтожили до 30 танков, до 100 машин с техникой и боеприпасами. На машинах москвичей наши лётчики провели 16 воздушных боёв, сбив при этом 9 "Фокке - Вульфов - 190" и 3 "Мессершмитта — 109".
О своих боевых успехах лётчики регулярно сообщали артистам. Замкомэска Александр Батизат писал народной артистке СССР Е. Турчаниновой: "Сердечно благодарим Вас за приём и ценный подарок, преподнесённый на аэродроме. Это был первоклассный истребитель - бомбардировщик. На нём я уничтожил много живой силы и техники противника... Ваш материнский наказ и поручение, данное при вручении самолёта, я выполнил. Истребитель - бомбардировщик с надписью на борту "Малый театр - фронту" пролетел над всей Восточной Пруссией, и силу этой машины гитлеровцы испытали на своих плечах".
..."Малый театр - фронту". Самолёты с такой надписью наводили ужас на врага. Около 1000 боевых вылетов совершили лётчики на машинах, подаренных артистами».
У истоков этого движения стояла Е.Н. Гоголева...


Елена Николаевна ГОГОЛЕВА - выдающаяся советская актриса театра и кино, народная артистка СССР, Герой Социалистического Труда, лауреат трёх Сталинских премий, кавалер двух орденов Ленина, трёх орденов Трудового Красного Знамени, орденов Октябрьской революции, Дружбы народов, «Знак Почёта», медалей «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и «В память 800-летия Москвы».
Родилась в семье армейского офицера и провинциальной актрисы. Окончила Александро-Мариинский институт. В 1918 году со 2-го курса принята в труппу Малого театра, где дебютировала в роли Джесики в «Венецианском купце» У. Шекспира. В Малом Елена Гоголева служила до конца своей жизни – ровно 75 лет. Среди лучших её ролей - образы, созданные как в классическом жанре (леди Мильфорд в драме Ф. Шиллера «Коварство и любовь», шекспировская леди Макбет, миссис Кроули в «Ярмарке тщеславия»), так и в современном репертуаре. Специально для Гоголевой в Малом театре был поставлен спектакль «Мамуре» по пьесе Ж. Сармана. Именно в нём актриса последний раз актриса вышла на сцену 22 октября 1993 года. А через месяц покинула этот бренный мир.
Но кроме, безусловно, выдающегося вклада Елены Николаевны в развитие и становление отечественного театрального искусства, есть у актрисы и ещё одна выдающаяся заслуга перед народом, Армией и Флотом России. В продолжение без малого полувека она возглавляла военно-шефскую комиссию Малого театра, а затем и Центральную военно-шефскую комиссию. Некоторые называли Гоголеву – матерью Терезой советского воинства. Сама она такое звание не то, чтобы отвергала, но относилась к нему с определённой долей скептицизма. Говорила, что занимается военно-шефской работой вовсе не как благотворительностью, но как живым, творческим соучастием в многогранной жизнедеятельности Вооружённых Сил страны. «Да,- всегда подчёркивала актриса,- солдаты, матросы, офицеры и даже некоторые генерал мне в сыновья годятся – это правда. Но, как и всякая мать, желающая своим детям добра, я с ними не сюсюкаю. Мне важно помогать им всем осознавать свой священный долг перед Родиной и добросовестно его выполнять. Вот это то главное, ради чего я многие годы занимаюсь общественной работой».

 

В этом месте хочу признаться своему читателю в том, что мои отношения с Еленой Николаевной были во многом особенными. Гоголева стала вторым известным деятелем отечественной культуры после Михаила Ивановича Царева, о ком я подготовил и опубликовал интервью в своей родной газете "На страже". А сам в то время учился в Военно-политической академии им. В.И.Ленина. О моей встрече с Гоголевой случайно узнал редактор академической многотиражки и предложил сделать материал для его газеты тоже. Не мудрствуя лукаво, я сократил написанное до ста строк, отдал просящему и уехал в командировку от «Комсомольской правды» в Туркестанский военный округ. В последний момент у слегка странноватого редактора аж целого полковника проснулся вдруг зуд партийной бдительности и он посла гранки на визу самой Гоголевой. Елена Николаевна посмотрела на ту бумажку и заявила: дескать, первый раз видит такой материал, а автора не знает.
И тут началось такое, что мама не горюй. В мое отсутствие против меня возбудили партийное расследование! Основание: злостная фальсификация с интервью! Исключить бы, конечно, меня не исключили, но «строгач» по партийной линии замаячил вполне конкретный. Возвращаюсь в академию. Звоню Гоголевой. Семён Исаакович Каминка, гражданский муж актрисы, отвечает: она в Ленинграде. Связываюсь с редактором окружной газеты Бакинского округа ПВО, чтобы самолетом прислал оригинал интервью. Присылает самолетом, но... без последней страницы. Автограф актрисы кто-то из редакционных сотрудников присвоил. Слава Богу, Гоголева возвратилась и все расставила по местам. Позвонила начальнику академии генералу армии Евдокиму Егоровичу Мальцеву, которого знала лично и сказала: «Не издевайтесь над парнем. Он ни в чем не виноват. Произошло недоразумение». Мне при этом добавила: «Знаете, это даже хорошо, что вам было так плохо. По крайней мере, впредь станете чрезвычайно осмотрительны с публикациями подобного рода. А того материала, что мне приносили в гранках, я действительно в глаза не видела. И вас, Михаил, простите старуху, как-то запамятовала».
Надо ли говорить, что после всего случившегося Гоголева стала относиться ко мне с особой благосклонностью, что ли. Никогда ни в чём не знал я от неё отказа. Многажды публиковал в различных изданиях интервью с актрисой о её сценической и общественной деятельности. Приведу лишь некоторые отрывки из наших общений.
- Елена Николаевна, какое место в вашей жизни занимает общественная работа?
- Если кратко – довольно существенное. Это важный элемент моей духовной жизни, моего творческого самочувствия. Она питает мое творчество. Может, это звучит несколько пафосно, но без общественной работы, а я - председатель Центральной комиссии по культурному шефству над Вооруженными Силами СССР – уже не представляю своей жизни. Начиналась она с моих поездок на фронты во время Великой Отечественной войны. До сих пор у меня сохранились тесные связи со многими её участниками. Пишут, вспоминают, напоминают. В этом тоже нахожу то самое творческое вдохновение.
- А что, собственно, собой представляет Военно-шефская комиссия?
- В каждом советском театре есть своя комиссия из наиболее авторитетных актёров и представителей обслуживающего персонала. Её основная задача: бесплатное обслуживание концертами и спектаклями, другими формами культурных мероприятий воинские части. Комиссии на местах объединяются в областные, республиканские, или по-иному территориальному признаку. Во главе этих организаций и стоит Центральная военно-шефская комиссия. У нас работают когда пятьдесят, когда шестьдесят человек от территориальных комиссий. Я – их председатель. В определённом смысле, конечно, чиновник. Правда, я не только руковожу Центральной комиссией, но и сама регулярно выезжаю в воинские части и подразделения. Скажу без хвастовства: нет ни одного военного округа на территории Советского Союза, ни одной группы войск за рубежом, где бы я ни побывала. Объездила я и все флоты: Черноморский, Балтийский, Северный, Тихоокеанский. Посещала моряков Камчатской и Каспийской флотилий.
С некоторых пор наши формы военного шефства приняли более широкий характер. В орбиту нашего внимания вошли и войска внутренней охраны и работники гражданской авиации. И всюду свою работу мы направляем на воспитание воинов, на формирование их патриотического мировоззрения, на расширение их культурного кругозора.
- Военное руководство вам помогает?
- Да без всесторонней помощи со стороны министра обороны, начальника Главного политического управления (ГлавПУРа) нам бы просто не обойтись. Я часто с ними общаюсь.
- Елена Николаевна, а правда, что вашу кандидатуру на должность председателя Комиссии утверждал сам Сталин? Вы с ним встречались?
- Не думаю, чтобы он лично занимался таким вопросом. Хотя, правда и то, что Иосиф Виссарионович всегда уделял серьёзное внимание всему, что случалось в Вооружённых Силах. Полагаю, что тогдашний министр обороны Николай Александрович Булганин и начальник ГлавПУРа Шикин Иосиф Васильевич сами как-то консолидировано определились с моей кандидатурой. С вождём я встречалась несколько раз на официальных мероприятиях. Бывал он и в нашем Малом театре.
- За то время, что вы возглавляете Военно-шефскую комиссию (я тут подсчитал) сменилось восемь министров обороны, два военно-морских министра и пять начальников ГлавПУРа. С кем из них вам работалось наиболее комфортно, что ли? И вообще, кто их больших советских военачальников оставил след в вашей памяти?
- Не погрешу против истины, если скажу, что все министры обороны и политические начальники оказывали нам, работникам культуры, как теперь модно говорить, режим наибольшего благоприятствования. Но, пожалуй, с министром обороны Родионом Яковлевичем Малиновским мне работалось наиболее слажено. Это по его инициативе мы начали проводить регулярные Всесоюзные совещания по культурному шефству над Армией и Флотом. Обычно я делала доклад о нашей совместной работе. После меня выступали военные, приехавшие с разных концов Союза, и их шефы. Одно из таких совещаний длилось два дня и стало самым представительным на моей памяти. Малиновский с неподдельным интересом выслушивал высказывания, просьбы, а иногда и требования и шефов, и своих подчиненных. Потом давал дельные и умные советы о том, как улучшать нам шефскую работу.
В другой раз Родион Яковлевич пришёл на мой юбилей со всеми членами коллегии Министерства обороны. Военачальники подарили мне дивную вазу, состоящую из нескольких частей, одна из которых представляла собой аквариум с золотыми рыбками. Верхнюю часть вазы украшали горельефные цветы, а нижнюю опоясывала цепь с табличкой, на которой было выгравировано личное поздравление министра, благодарность за мой труд. И – факсимильная подпись Малиновского!
Помню, как широко отмечалось 80-летие маршала Василевского. Я послала поздравление этому умному, прекрасному человеку, герою Великой Отечественной войны. Как же мне было приятно, когда я получила теплое ответное письмо от Александра Михайловича и книгу его воспоминаний с доброй надписью. Вот его письмо: «Дорогая Елена Николаевна! Сегодня с огромным удовольствием и полным удовлетворением вместе со своей семьей и, безусловно, со всей советской общественностью воспринял Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Вам звания Героя Социалистического Труда. С этой высокой государственной наградой разрешите прежде всего от всего сердца и поздравить Вас. Вспоминая годы Великой Отечественной войны и ту огромную помощь, которую оказывал коллектив Вашего театра своими незабываемыми выступлениями в войсках Действующей армии, мы, прежде всего, вспоминаем Вас, дорогая Елена Николаевна, как одного из самых активных деятелей в организации этой помощи, лицо, фактически возглавлявшее этот изумительный, так называемый фронтовой филиал театра.
С сердечным приветом, самыми добрыми пожеланиями и любовью к Вам Ваш А. Василевский».
А ведь я даже не была лично знакома с ним. Когда умер Василевский, я почувствовала, что потеряла какую-то часть своего духовного мира. Отечественная война и все, что с ней связано, неотделимо от имени Василевского. Ушел герой войны, умный стратег, один из тех, кто победил гитлеровскую военную машину, советский патриот, всем сердцем любивший простого рядового бойца. От друзей Василевского я узнала, какой отзывчивой душой, какой добротой обладал этот замечательный человек.
В один из моих приездов с военно-шефской бригадой в ГДР я была приглашена на обед к командующему Группой войск А. А. Гречко. Однако обедали мы вдвоем с его супругой. Сам Андрей Андреевич заглянул в столовую буквально на несколько минут, чтобы поздороваться со мной и спросить, как мы устроены, не надо ли нам, бригаде, чего-нибудь, нет ли каких-нибудь претензий. А потом уехал по делам службы.
Никогда мне не забыть знакомства с маршалом И. И. Якубовским. Он, кстати, единственный, кто командовал Группой в ГСВГ дважды. Мы приехали в Дрезден. Расположились в резиденции. Наступил час обеда. Вижу, не хватает нескольких товарищей из моей бригады: Михаила Жарова, Виталия Доронина и Евгения Калужского. Куда они девались? Ищу везде, даже в бассейн заглянула. Тут подходит адъютант командующего: «Вас давно ждут». – «Хорошо, но мне прежде надо найти своих товарищей» - «Да они все у командующего».
Иду в столовую. Навстречу мне поднимается красавец богатырь! Наливает фужер коньяка. Я, естественно, протестую. «Но, позвольте, Елена Николаевна,- говорит командующий,- ваши дорогие товарищи клятвенно меня заверили, что вы их бригадир и пьёте коньяк только фужерами». Ах так, разозлилась я и залпом опрокинула фужер. Мои «дорогие товарищи», отлично знавшие, что я никогда в жизни не пила конька такими «дозами» первыми зааплодировали. А Якубовский подошёл и поцеловал мою руку. Его смерть потрясла меня. Такой большой и могучий, здоровяк с виду. Мне всегда казалось, что он тяготился службой вне родной страны. Он был весь такой русский, так неразрывно связан с нашим Отечеством.
Особо мне хотелось бы отметить времена, когда ГлавПУР возглавлял генерал армии Алексей Алексеевич Епишев. Сам большой любитель театра, он пристально следил за культурной жизнью страны, глубоко вникал в проблемы искусства. Ни одно новое интересное литературное произведение, ни одно крупное достижение театра и кино или новое имя в музыке не проходит мимо него. Каков начальник, таковы и его подчиненные. Это, прежде всего, заместитель Епишева генерал-полковник Геннадий Васильевичем Средин. В день 150-летия Малого театра он приветствовал коллектив от Министерства обороны. Хочу добрым словом помянуть генерал-майора Евгения Ивановича Востокова – подлинного энтузиаста военного шефства. Боевой командир в годы Великой Отечественной, он был бесконечно преданный искусству и природе. Евгений Иванович был неоценимым руководителем военно-шефской работы. Никто лучше него не знал, что необходимо воинам для поднятия их культурного уровня, для развития их эстетических вкусов. Помощники Востокова – Фёдор Малыгина и Иван Ярцев обладали неистощимой фантазией и творческим горением, энергией, постоянным поиском новых форм шефства.
- Знаю ваше особое отношение к воинам Московского военного округа. С чем это связано?
- У нас в Центральной военно-шефской комиссии существуют, если так можно выразиться «направленцы» по всем родам и видам войск. Я занимаюсь МВО потому, что ежегодно он проводит два парада. А после торжественного прохождения войск Московского гарнизона мы уже традиционно устраиваем для них в Кремлевском Дворце съездов большой праздничный концерт.
Долгое время Московским военным округом командовал генерал армии Владимир Леонидович Говоров, сын героя Великой Отечественной войны Маршала Леонида Александровича Говорова. А начальником штаба МВО был генерал-полковник Константин Степанович Грушевой. Оба они также люди влюбленные в искусство, страстные поклонники театра. В. Л. Говоров - скромный, порой даже застенчивый человек. Его безграничное уважение к людям искусства с первого же знакомства бросается в глаза. Он и за столом удивительно располагает к себе, внимателен, предупредителен, хотя и не очень разговорчив. Я никогда не бываю дома у известных людей - это не в моих правилах. На официальных обедах, встречах - другое дело. Но и на концертах, за товарищеским застольем можно угадать многие черты человека. Так, на одном из наших шефских концертов для участников парада Константин Степанович познакомил меня со своим еще совсем юным внуком, тоже участником парада. А потом строго приказал ему по звонку идти на свое место.
Ещё до войны в санатории «Сосны» я познакомилась с генерал-майором Кириллом Афанасьевичем Мерецковым, с его женой Евдокией Петровной и сыном Володей, совсем ещё юношей. Всегда приветливые, они держались, однако, несколько обособленно. Но на мой очередной юбилей я получила от маршала Мерецкова, уже командующего Московским округом, теплое, дружеское поздравление и чудесную палехскую шкатулку с «Всадницей» Брюллова на крышке. В заповедном уголке моего дома, где хранятся подарки моих дорогих военных, на почетном месте стоит и эта шкатулка. Ну а несколько лет спустя, когда я с бригадой артистов приехала в ГДР, командующим танковой частью там был сын маршала Мерецкова, тот самый застенчивый юноша. Я видела, с каким уважением обращались к нему офицеры, а сам он по-прежнему оставался несколько застенчивым и так же по-молодому радовался нашей встрече. Вспоминал далекие годы в «Соснах», благодарил нас за приезд и за то удовольствие и радость, которые мы доставили воинам. Так на глазах у меня вырастали и взрослели сыновья и внуки тех, кого я знала в годы становления нашего государства.
…Так распорядилась жизнь, что великой актрисой Гоголева в пору молодости не стала другие блистали на отечественной сцене. И она с поистине материнскими любовью, нежностью и старанием занялась шефской работой, которая во многом благодаря этой замечательной женщине-актрисе стала родной и близкой для тысяч деятелей отечественной культуры. И я должен заметить, что далеко не случайно именно Гоголева столь длительное время возглавляла военно-шефскую комиссию. Во-первых, она была дочерью русского офицера, полковника царской армии, а значит, знала, что такое воинская служба не понаслышке. Во-вторых, даже при наличии в стране большого числа широко известных и очень популярных деятелей искусства, Гоголева выделялась среди них особым сочетанием внутренней культуры, профессионализма и высочайших нравственных качеств. В-третьих, она искренне и беззаветно, а не только по долгу службы, занималась организацией концертов в воинских частях и подразделениях, поездкой и обустройством творческих бригад, выплатой скромных вознаграждений тем артистам, кто ехал в тьмутаракань отдаленных гарнизонов. Наконец, она просто любила солдат и офицеров, как своих детей. Ее собственный сын, летчик-штурман, воевал на фронтах Великой Отечественной.
Маленькая, но красноречивая деталь: квартира актрисы, ее обветшавшая дача были переполнены всевозможными подарками от военнослужащих, начиная с Маршала Р. Малиновского и кончая рядовыми солдатами. Что интересно, Елена Николаевна могла с умилительными подробностями рассказывать о каждом скромном солдатском сувенире, как влюбленный в свое дело гид рассказывает о музейном экспонате.
А началась ее дружба с военными людьми еще в 1919 году, когда Гоголева сыграла в Центральном красноармейском клубе Ларису из «Бесприданницы». Впрочем, вот что она сама говорила автору этих строк: «За свое выступление перед красноармейцами я получила такой гонорар, который с большим трудом дотащила домой. А наградили меня семью селедками и целой вязанкой дров. И тащила я свой гонорар через всю Москву до Кузнецкого моста, где мы с мамой в то время жили».
Всю свою последующую долгую жизнь Елена Николаевна помнила этот с виду мелкий, если не курьезный случай и словно бы отрабатывала аванс, выданный ей на заре творческой деятельности человеком с ружьем. То есть, конечно же, все было по-иному, серьезнее и глубже. Но я сейчас о другом. Никто до Гоголевой и никто после нее не сумел поднять военно-шефскую работу на столь высокий уровень беззаветного служения. Сегодня об этом, к сожалению, приходится только вспоминать. Согласитесь, дорогой читатель, нынче о таком отношении деятелей искусства и культуры к вооружённому защитнику Отечества невозможно даже мечтать. Чтобы нынешние целлулоидные «деятели» кино и театра бесплатно или за символическую плату ездили в дальние гарнизоны – да ни в жизнь! Что могу сказать по такому поводу? Разве лишь то, что и так играть, как играла в последние годы своей жизни Елена Николаевна, сегодня тоже уже, увы, никто не играет. Кишка, как говорится, тонка…
Мы растеряли, к несчастью, многое, чего никогда бы не растеряли такие люди как Гоголева. Ибо она умела служить делу строго и истово, без тени намека на корысть или выгоду. У нее было великолепное воспитание, не позволявшее халтурить, кого-то обидеть, рассердить. Даже трудно себе представить, чтобы Елена Николаевна чем-то кичилась, как-то выставляла напоказ свои, без преувеличения, выдающиеся заслуги перед теми же Армией и Флотом, чтобы она ходила по блевотным телетусовкам. В это сейчас трудно поверить, но за три с половиной десятилетия Гоголева действительно побывала во всех округах, группах войск и на флотах. И тому есть многочисленные документальные подтверждения. Во время Великой Отечественной войны она много раз выезжала на фронты и в госпитали.
В моем блокноте хранится рассказ Гоголевой о вкладе театральных деятелей в достижение нашей общей Победы: «Я бы могла, при желании, привести совершенно конкретные цифры, характеризующие благородное шефское движение в период войны. Но ограничусь таким примером. Вот пожелтевшая от времени газета «Красный черноморец», которую храню в своем домашнем архиве. Послушайте, что здесь написано: «Осенью 1941 года, когда гитлеровцы рвались к Севастополю, концертные бригады Театра Краснознаменного Черноморского флота не покидали передовую. Артисты ночи напролет выступали перед бойцами, повторяя концертную программу каждый раз, когда в землянку приходили новые зрители - люди из окопов, с других орудий».
Такими были артисты-фронтовики. В трудную годину «человеком с ружьем» стал у нас не только рабочий, крестьянин, но и артист. В фойе десятков театров страны, я сама видела, на мраморе начертаны имена мастеров сцены, отдавших жизни за свободу Отечества. Во фронтовые бригады, фронтовые театры рвались известные артисты, удостоенные высоких званий, и совсем юные студийцы. Об этой яркой странице отечественной культуры еще очень мало написано. А драгоценный фронтовой театральный, концертный опыт необходимо собирать, систематизировать, изучать.
Слушайте, ведь есть же потрясающие воображение примеры самоотверженности артистов во время войны. Работник нашего Малого театра Семен Борисович Менжинский в дни легендарного рейда кавалеристов генерала Доватора по тылам противника был среди них. Сила его воздействия на солдат была столь великой, что ему даже гитлеровцы грозили в своих листовка смертной казнью. А чего стоили выступление Варвары Обуховой в окопах Сталинграда? Или возьмите Тарасову. Во время чтения монолога Анны Карениной, рядом с домом, где выступала актриса, разорвался снаряд. Воздушная волна порвала провода, и в помещении погас свет. На какой-то миг бойцам показалось, что концерт сорван. Но голос Аллы Константиновны продолжал звучать. И тогда в зале вспыхнул луч карманного фонарика. За ним - другой, третий... Скрестившись, они высветили лицо актрисы, и Тарасова дочитала монолог до конца. Теперь представьте себе, какое эмоциональное воздействие оказала актриса на бойцов, прямо с концерта ушедших в бой!»
Несколько лет Гоголева прожила и поработала в так называемое перестроечное время. Казалось бы, кому как не ей, чистокровной дворянке, было восторгаться стремительностью рухнувшего тоталитарного общества, не всегда, кстати, относившегося к ней справедливо. Однако Елена Николаевна воспринимала всю резкость перемен с какой-то настороженностью, если не сказать, - опаской. Особенно болезненно она переживала (на эту тему мы часто и много говорили с актрисой) обвальные нападки на Вооруженные Силы, облыжную, злую их критику со стороны людей, понятия не имевших, как необходима армия для государства, как важно сохранить в обществе уважение к служивому человеку.
Однажды она сказала: «Сейчас не в моде высокий стиль и пафос. И правильно. Мы уже пресыщены пустой высокопарностью. Но, когда я думаю о связи нашего народа и его Вооруженных Сил, я не стыжусь высоких слов и помыслов. Это такое великое завоевание, которое мы должны хранить и беречь в святости. Нельзя использовать благородные идеалы перестройки и гласности для размывания того, на чем зиждется государство. А оно, в первую очередь, стоит на единстве армии и народа».
Повторюсь: в молодости и в зрелом возрасте Гоголева играла очень много, но высочайший ее творческий взлет выпал все же на преклонные годы. Судьба преподнесла ей тогда две поистине выдающиеся роли: Мамуре и княжну в «Холопах». Кому посчастливилось видеть Гоголеву в этих спектаклях, тот подтвердит правоту моих слов: у Малого театра была великая, непревзойденная старуха, которая в этой ипостаси на склоне лет сумела свершить поистине творческий подвиг. Другой ее гражданский и человеческий подвиг – более четырёх десятилетий кропотливой работы на военно-шефской ниве. Гоголева была матерью для нас, солдат и офицеров. Великой и останется в наших сердцах.
Скончалась 15 ноября 1993 года в Москве. Похоронена на Ваганьковском кладбище (участок № 12) рядом с сыном.

НА СНИМКЕ: Е.Н.Гоголева и бывший замкомэска «Малый театр — фронту» А.А.Батизат.

 

Полковник в отставке Михаил Захарчук.
9 апреля 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
28 ноября
суббота
2020

В этот день:

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Флотилия на Амуре

28 ноября 1908 года была сформирована Амурская речная военная флотилия.

Первые русские боевые суда появились на реке Амур еще летом 1644 года — это были струги казачьего атамана В. Д. Пояркова. Потом там побывал на боевых стругах атаман Е. П. Хабаров. После него на долгие десятилетия Амур был недосягаем для русских. Лишь 10 июля 1850 года в результате экспедиции капитан-лейтенанта Г. И. Невельского низовья Амура стали вновь доступны для России. 8 мая 1854 года построенный на реке Шилке пароход «Аргунь» Сибирской военной флотилии вышел в Амур и впервые осуществил сплав до низовьев, став первым кораблем Военно-Морского Флота России в верхнем и среднем течении этой реки.

Но это было эпизодическое появление боевых судов на Амуре. Первое соединение боевых кораблей появилось здесь в 1895 году. Для обороны линии границы, обслуживания казачьих станиц, расположенных на берегах Амура, Уссури и Шилки, была создана Амурско-Уссурийская казачья военная флотилия. Состояла она первоначально из пароходов «Атаман» (флагман), «Казак Уссурийский», парового катера «Дозорный», барж «Лена» и «Булава». В экипажах числились забайкальские, амурские, уссурийские казаки.

Во время русско-японской войны 1904—1905 гг. на Амуре находились 6 вооруженных пароходов («Селенга», «Хилок» Военного ведомства, «Третий», «Шестой», «Восемнадцатый», «Аскольд» Пограничной стражи), пограничные катера «Артур» и «Часовой», 7 152-мм двухорудийных плавучих несамоходных батарей Сибирской флотилии («Беркут», «Орел», «Лунгин», «Чибис», «Гриф», «Сокол», «Крохаль»). Из них 2 апреля 1905 года был образован Отдельный отряд судов Сибирской флотилии.
По окончании неудачной для России войны значение военных кораблей на Амуре ещё более возросло. Для созданной в 1908 году Амурской флотилии было начато строительство 10 речных канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин», «Монгол», «Вогул», «Сибиряк», «Корел», «Киргиз», «Калмык», «Зырянин» и «Вотяк»). Кроме того, в состав флотилии были включены 10 бронированных посыльных судов типа «Штык» — первые в мире бронекатера (хотя этого термина тогда ещё не существовало).

В декабре 1917 г. флотилия подняла красные флаги, войдя в состав флота Российской Советской Республики. В июле-сентябре 1918 г. флотилия принимала участие в борьбе с японскими интервентами, белогвардейцами, чехословацкими воинскими частями. После интервенции и гражданской войны флотилия находилась в плачевном состоянии, потеряв более половины боевого состава, но в середине 1920-х гг. начала восстанавливаться.

27 июня 1931 года флотилия переименована в Амурскую Краснознаменную военную флотилию. В предвоенные годы, с 1935—1937 гг. стала активно пополняться специальными речными военными кораблями новой постройки. К 1941 г. флотилия пополнилась восемью канонерским лодками, а также минным и боно-сетевым заградителями, речными тральщиками, минными катерами, плавучими зенитными батареями и другими необходимыми судами.

В 1945 г. флотилия принимала участие в войне с Японией, находясь в оперативном подчинении 2-го Дальневосточного фронта — в Маньчжурской наступательной операции 9 — 20 августа 1945 г.

После войны развивалась и пополнялась новыми кораблями вплоть до начала «реформ» 1991 года. Из-за недофинансирования началось сокращение и резка на металлолм боевых кораблей и катеров. По состоянию на 2008 год от Амурской военной флотилии уцелел только один военный корабль — малый артиллерийский корабль «Вьюга». Не надо врагов — достаточно «демократов». И все будет разрушено.

 

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

Тегеранская конференция

28 ноября 1943 года началась Тегеранская конференция глав правительств трёх союзных держав СССР (И. В. Сталин), США (Ф. Д. Рузвельт) и Великобритании (У. Черчилль).

 Проходила до 1 декабря 1943 года. Конференция стала важным этапом в развитии международных и межсоюзнических отношений, на ней был рассмотрен и решён ряд вопросов войны и мира: о постыдно запоздалом включении союзников в войну с Германией в Европе; о предоставлении независимости Ирану; о войне с Японией после разгрома нацистской Германии; о контурах послевоенного устройства мира.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Первый сверхзвуковой таран

28 ноября 1973 года советский лётчик капитан Геннадий Елисеев совершил первый в мире таран на сверхзвуковом самолёте. В тот день системы ПВО Закавказского военного округа зафиксировали нарушение Государственной границы СССР. На перехват цели отправился МиГ-21, за штурвалом которого был 35-летний капитан Геннадий Николаевич Елисеев. Нарушителем оказался американский Фантом RF-4C с иранскими опознавательными знаками.

Экипаж самолёта, как впоследствии выяснилось, составляли американский полковник Джон Сондерс и иранский офицер Мохаммад Шокуния. Выйдя на дистанцию прицельной стрельбы, Елисеев выпустил по нарушителю две ракеты Р-3С, но Фантом применил тепловые ловушки, и ракеты, захватив их, пролетели в 30 метрах от самолёта и самоликвидировались. Тогда Елисеев решился на таран. Оба самолета взорвались. Катапультироваться Елисееву не удалось, а вражеские пилоты оказались более удачливыми. Они катапультировались и были задержаны пограничниками. Генндию Николаевичу Елисееву было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии