RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Девушка в тельняшке
28 мая 2020 г.

Девушка в тельняшке

28 мая 1924 года родилась единственная женщина - командир взвода морской пехоты в годы Великой Отечественной войны гвардии полковник Евдокия Завалий
Герои в пионерских галстуках
8 февраля 2014 г.

Герои в пионерских галстуках

8 февраля — День памяти юных антифашистов
«Коричневые» мечты чиновных  «чухонцев»
27 апреля 2013 г.

«Коричневые» мечты чиновных «чухонцев»

Что стало бы с прибалтами, если бы не подвиг советского солдата
Не прозевать начало войны
9 июля 2017 г.

Не прозевать начало войны

На сайте Министерства обороны РФ опубликована большая подборка воспоминаний советских военачальников о начале Великой Отечественной войны
Великая княгиня Ольга
24 июля 2020 г.

Великая княгиня Ольга

24 июля 969 года скончалась Великая княгиня Киевской Руси Ольга. В этот день Русская православная церковь празднует ее память.
Главная » Подвиги в наследство » 2020 » Подвиг Рубена Ибарури

Подвиг Рубена Ибарури

75-дневная Вахта Памяти в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. День шестьдесят седьмой.

Сегодня я расскажу о сыне легендарной Пассионарии – Герое Советского Союза Рубене Ибаррури. В этом году ему исполнилось 100 лет. И ни одно отечественное СМИ той даты не заметило…
Подвиг Рубена Ибарури

В начале восьмидесятых прошлого века жизнь щедро подарила мне встречу с дочерью легендарной Пассионарии, председателя Коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури - Амайей Руис Ибаррури. Она работала младшим научным сотрудником в Институте международного рабочего движения. Вырастила троих детей. Дочь носит имя своей знаменитой бабушки - Долорес, старший сын назван в честь деда - легендарного большевика Артема - Федором. Ну а младшего зовут Рубеном...
Мы поддерживаем с Амайей Юлиановной самые теплые, я бы сказал, дружеские отношения, несмотря на то, что она уже давно живет с детьми в Испании. Несколько лет назад ко мне в гости приезжала ее дочь Лола – Долорес. Благодаря большой помощи Амайи я лет двадцать назад написал книгу о ее легендарной матери - «Пассионария пламенная». Предлагаемый очерк - тоже результат того счастливого, многолетнего и радостного для меня общения с Амайей Руис Ибаррури.
И, наконец, последнее, о чем я непременно хотел бы предупредить читателей. Для кого-то из вас, дорогие друзья, все, что здесь написано, может показаться, как бы это поделикатнее выразиться: высокопарным, выспренним что ли. Особенно письма Рубена. Уверяю вас: облик испанского юноши, погибшего за нашу с вами землю и за наши жизни, здесь ни в малейшей степени не приукрашен. Он и его романтическое поколение именно так мыслили, надеялись, дерзали. И, главное, свято верили, что если еще чуть-чуть поднапрячь свои силы, то во всем мире обязательно наступит всеобщее благоденствие: равенство, братство и счастье. Такие были светлые, восторженные люди и не нам их судить…
Рубен родился 9 января 1920 года в небольшом горняцком поселке Соморростро. Долорес Ибаррури вспоминала: «Когда Рубену было тринадцать лет, он приехал со мной в Мадрид, где немедленно связался с пионерами. В трудное для компартии время Рубен продавал партийную газету на улицах города и в рабочих кварталах, обманывая бдительность полиции, охотившейся за этой газетой».
В 1933 году Долорес Ибаррури вызвало в Мадрид руководство коммунистической партии для подготовки к IV съезду. Мать взяла с собой Рубена уже как помощника. В Мадриде он выполнял самые различные поручения: охранял партийные подпольные собрания, вместе с другими детьми революционеров собирал деньги в помощь политзаключенным, распространял листовки, партийные газеты. Мать часто оказывалась за решеткой, и Рубен регулярно ее навещал. Май 1935 года стал для Рубена и его сестры поворотным пунктом в их жизни. Тогда они впервые ступили на землю Советского Союза, ставшую им обоим второй Родиной. Амайю определили в детский дом города Иваново, где жили дети иностранных политзаключенных. Рубена взяли в свою семью старые большевики-революционеры Пантелеймон Николаевич и Ольга Борисовна Лепешинские. Когда в Испании началась гражданская война юноша обратился в ЦК ВЛКСМ с просьбой отправить его на родину. С ним беседовал первый секретарь ЦК ВЛКСМ Александр Косарев. Смысл разговора заключался в том, что для воюющей республики будет больше пользы, если Рубен овладеет для начала какой-нибудь воинской специальностью. Предложил на выбор несколько училищ. Рубен выбрал авиационное. Однако не прошёл военно-врачебную комиссию и всё-таки отправился в Испанию.И там попал в плен к местным фашистам.
Об участии брата в гражданской войне Амайя узнала лишь много лет спустя и не от Рубена. Обычно разговорчивый, если не сказать балагуристый, когда его расспрашивали об испанских событиях, как правило, отшучивался. Или говорил: это другие воевали, а я лишь выполнял отдельные задания. И это не было кокетством юноши. Просто повзрослевший не по годам Рубен начал мерить свою жизнь и свои поступки той высшей мерой, которую человек постигает лишь в бою, лишь побывав в ситуациях, граничащих между жизнью и смертью.
В самом первом своём очерке о Рубене Ибаррури, который (очерк) в советские времена был опубликован во многих газетах и журналах, я написал: «Не без помощи советских друзей Рубену удалось убежать из лагеря». Большего сообщить читателю не разрешила цензура. А на самом деле, когда сын Пассионарии попал в плен, она добилась приёма у Сталина. Говорят, что упала перед вождем на колени и со слезами умоляла помочь освободить сына из неволи. Иосиф Виссарионович откровенно симпатизировал решительной и смелой испанке. Сталин внял просьбе Пассионарии, отдав чекистам приказ освободить ее сына во что бы то ни стало. Была предпринята попытка вооруженным способом выполнить распоряжение вождя. Однако она закончилась трагически: погибла вся диверсионная группа. Тогда Рубена просто выкупили за очень большие деньги.
Амайя рассказывала: «Приехал он к нам поздним вечером. Худой, измученный. Одни глаза сверкали на истощенном лице. Мне показалось, что даже радости своей от встречи с нами он как будто бы стеснялся. Конечно, мы с мамой стали наперебой расспрашивать Рубена о пережитом. Отвечал он односложно, словно нехотя. А потом вдруг заявил: «Никогда не просил тебя, мама, ни о чем. Сейчас нарушу это свое правило. Помоги мне как можно скорее поступить в любое военное училище. Покуда существует фашизм, войны избежать не удастся. Это я теперь знаю точно!»
Осмысливая сейчас слова Рубена, я прихожу к выводу, что, конечно же, в свои неполные девятнадцать лет юноша многое не понимал в той, прямо скажем, довольно гнусной политике, что вершилась накануне самого страшного в истории человечества мирового катаклизма – Второй мировой войны. Но чутье солдата, который успел уже лицом к лицу встретиться с фашизмом, пусть только испанского разлива, подсказывало ему: в мире грядут большие катаклизмы. И к ним надо быть готовым. Так Рубен стал курсантом Московского пехотного училища имени Верховного Совета РСФСР. И здесь, что называется, превзошёл себя. Забегая наперед, замечу, что закончил он положенный курс обучения без единой четверки, только на пятерки. Очень серьёзно подтянул русский язык. В увольнения поэтому ходил редко. Писал, в основном, письма.
«12.06.40 г. Дорогая мама! Я рад твоему письму. Долго от вас не было вестей — думал: что-то случилось. У меня особых новостей нет. Всю неделю мы пропадали на учениях. Честно говоря, немного устаю, хотя считаю себя вроде привычным к таким делам. Что же тогда говорить о тех ребятах, которые со мной учатся. А никто из них не жалуется. Каждый добросовестно выполняет свой долг. Погода нас не балует. Амайя, наверное, очень довольна, что переходит в седьмой класс. Это здорово. Учиться ей надо обязательно. Я вот постоянно ощущаю нехватку знаний. По твоему совету, мама, много читаю, особенно - газеты. По всему видно, дела во Франции идут плохо. Немцы уже окружают Париж. Зная французов, никогда бы не подумал, что они с такой легкостью будут расставаться со своей родной землей. Да и ты сама помнишь, с какой отвагой они воевали у нас. Ничего, на фронте обстановка обычно меняется быстро. Так что будем надеяться на лучшее. А Испания требует возврата Гибралтара. Нет, не так надо требовать. Жаль, что в этом году не смогу попасть на сельхозвыставку. Посещать ее для меня всегда была радость. Только там по-настоящему понимаешь, какой же это сильный и упорный народ - русские. Извини за сумбурность изложения. Это, наверное, от того, что меня клонит ко сну: устал после долгих занятий. Крепко вас обнимаю. Твой Рубен».
После окончания училища Рубен направили в Московскую пролетарскую дивизию. Командовал сначала взводом, потом ротой. Войну встретил на реке Березине, возле города Борисова. Здесь его тяжело ранило. Экипаж нашего танка подобрал его и вывез в безопасное место. Из госпиталя под Орлом писал: «8.07.41 г. Дорогие мои! Надеюсь, что вы получили мое первое письмо. Меня ранило осколком снаряда в руку. Не пугайтесь - не умираю. Чувствую себя хорошо. Самое обидное это то, что пришлось покинуть фронт, а основное мое желание - поскорее задушить этих гадов. Для меня большая гордость, что я могу бороться в рядах великой и непобедимой Советской Армии. Я глубоко уверен, что фашисты сломают здесь свои зубы, так как (я писал вам об этом и раньше) каждый советский человек в душе большевик. Знаю, мама, что вы там очень много работаете, ибо наша задача - уничтожение фашизма на фронте, а ваша - поднимать народы всего мира на защиту СССР. Передай от меня привет всем товарищам, работающим с тобой. Целую вас всех. Рубен».
Вскоре пришло известие: за храбрость, проявленную в бою, Рубена наградили орденом Красного Знамени.
Вновь на фронт капитан Ибаррури попал лишь летом следующего года. «8. 08. 42 г. Дорогая мама! Извини за молчание, но я не знал, куда меня назначат. Теперь после нескольких дней пути мы, наконец, приближаемся к фронту. Ты себе даже не представляешь, как я рад, что смогу вновь принимать участие в этом решающем сражении. Место, где я сейчас нахожусь, мне знакомо. Я учился здесь на летчика в 1937 году. Ты должна знать... Днем здесь очень жарко, ночью прохладно. Иногда, стыдно признаться, мечтаю о теплой постели. Конечно, такое не к лицу настоящему красноармейцу, но что поделаешь, изнежила меня тыловая жизнь. Пишите мне по адресу: полевая почта № 2190. Станция, отдельный учебный батальон. Твой Рубен».
«12. 08. 42 г. Дорогая мама! Не знаю, получила ли ты мое письмо. Пишу вновь. Готовимся к боям. Много занимаемся. Здесь великое множество дынь и арбузов. Так что ты должна понять, где я нахожусь. Узнал, что в Москве сейчас вполне нормальная обстановка, не та, что была в 41-м году. Мама, когда будешь писать Амайе, передай ее подругам по детскому дому (сестра в это время вновь находилась Ивановском детдоме, а Долорес вернулась в Москву) привет и мой адрес. Пусть они мне пишут Твой Рубен».

Амайя вспоминала: «Узнав адрес брата, я тут же ему написала. И мои подруги все ему отправили письма. Рубен несколько раз бывал в нашем интернате. Но получить наши письма брату уже было не суждено...
О первом и последнем бое Рубена Ибаррури есть свидетельства участников Сталинградской битвы, его однополчан по 100-му гвардейскому стрелковому полку 35-й гвардейской стрелковой дивизии. Наиболее подробно о подвиге Р. Ибаррури написано в книге Н. И. Афанасьева «От Волги до Шпрее» под редакцией генерала армии В. И. Варенникова. Приведу оттуда всего лишь два небольших отрывка: «Для обеспечения развертывания частей дивизии генерал В. А. Глазков приказал командиру 100-го гвардейского стрелкового полка выдвинуть вперед отряд в составе стрелкового батальона, усиленного пулеметной ротой. Первый батальон гвардии капитана Н. С. Лустина, усиленный пулеметной ротой гвардии капитана Рубена Ибаррури, сына Генерального секретаря Коммунистической партии Испании Долорес Ибаррури, вечером 22 августа 1942 г. форсированным маршем двинулся навстречу врагу. Несколько часов пути, и вот уже на горизонте первые постройки, сараи, огороды железнодорожного разъезда, прикрывавшего станцию Котлубань.
Выполняя ранее намеченный командиром роты план, пулеметчики гвардии старшего лейтенанта М. В. Леоненке закрыли выход противнику в степь. Несколько минут боя, и пулеметчики гвардии лейтенанта А. Т. Неменко уничтожили застигнутое врасплох боевое прикрытие противника. Два солдата, захваченные разведчиками в плен, дали ценные сведения: в это время по направлению на станцию Котлубань должны были двигаться 16 танков, батальон пехоты и саперная рота. «Отличная работа, товарищ гвардии капитан,- заметил подошедший к Рубену командир батальона Н. С. Лустин.- Следующая ваша задача, - продолжил комбат,- выбить фашистов из пакгауза и других хозяйственных построек железнодорожного разъезда. Наступайте вдоль железной дороги и постарайтесь прикрыть разъезд с севера, а мы их ударим с юга».
Выслав вперед группу разведчиков, командир роты Рубен Ибаррури развернул подразделение в боевой порядок. Пулеметчики быстро преодолели оставшееся расстояние и на подходе к разъезду заняли исходное положение для атаки. Данные, полученные от пленных, подтвердились. Командир взвода нашей разведки гвардии младший лейтенант И. К. Никитин с группой разведчиков уточнил расположение танков, стоявших в колонне за пакгаузом. Наблюдением было также установлено, что штаб батальона противника разместился в одной из хозяйственных построек. Оценив полученные данные, Рубен Ибаррури приказал группе разведчиков Никитина вывести из строя часть танков, а также попытаться уничтожить экипажи танков, если они покинули свои машины. Через несколько минут раздались один за другим три взрыва противотанковых гранат. В тот же миг группа бойцов во главе с командиром роты броском преодолела железнодорожное полотно и оказалась у забора, примыкавшего к зданию, в котором разместился штаб противника. По сигналу командира роты в окна полетели гранаты. Вслед за разрывами гранат бойцы во главе с командиром роты ворвались в помещение. Вот где пригодились отработанные до автоматизма навыки ближнего боя. Короткая рукопашная схватка, и группа фашистов, находившихся в здании, уничтожена.

К двум часам ночи 23 августа разъезд был в руках гвардейцев. В этом бою капитан Р. Ибаррури был ранен в руку. Быстро разрезав ножом рукав гимнастерки, сам перевязал руку. К счастью, ранение оказалось легким, и Рубен Ибаррури продолжал руководить боем. В третьем часу ночи 23 августа подошли основные силы полка и сменили пулеметную роту Р. Ибаррури. Рота получила новую задачу: прикрыть правый фланг дивизии в районе хутора Власовка. Уставшие, измученные ночным боем, пулеметчики форсированным маршем выдвинулись в заданный район и заняли оборону. Примерно через час-полтора прямо перед фронтом обороны показалась группа немецких танков и до десяти мотоциклистов.
- Приготовить гранаты и бутылки с горючей смесью! Передать по цепи: пулеметчики отсекают пехоту от танков! Без моей команды не стрелять!- раздался повелительный голос командира роты.
Лавина бронированных машин на предельной скорости накатывалась на роту, ведя непрерывный огонь из пушек и пулеметов. И только когда до танка, идущего впереди, оставались считанные метры, последовала команда Ибаррури. Из окопов полетели гранаты и бутылки с горючей смесью, открыли огонь пулеметы. Несколько танков, объятые пламенем, остановились. Пехота противника, не выдержав мощного огня станковых и ручных пулеметов, залегла, а затем, бросая оружие и раненых, отошла на исходное положение. В этот день фашисты еще пять раз пытались прорваться на участке обороны передового отряда 35-й гвардейской стрелковой дивизии. Однако все их попытки оказались безуспешными. Отражая поздним вечером последнюю, шестую по счету атаку противника, Рубен Ибаррури в самый ответственный момент боя, когда вышли из строя несколько расчетов станковых пулеметов, сам лег за пулемет и открыл огонь по наступающей вражеской пехоте. В этом бою Рубен был тяжело ранен. Раненого командира роты обнаружил у пулемета гвардии старший сержант И.С.Тимошенко и вынес его с поля боя. За помощь раненому командиру, оказанную в бою, Тимошенко был награжден медалью «За отвагу».
Знаем мы и акк Рубен провел последние дни своей жизни в госпитале Средней Ахтубы. Вот что вспомнила медицинская сестра госпиталя Г.П.Паньшина: «Начальник госпиталя поручил мне все время находиться около тяжелораненого Рубена Ибаррури. Несмотря на то, что больных я видела очень много, он запомнился мне на всю жизнь. Состояние Рубена было крайне тяжелое. Лицо бледное, дыхание прерывистое, учащенное и поверхностное. Изредка он открывал глаза и тихим голосом спрашивал, какое положение на фронте. И как настойчиво он смотрел, ожидая ответа. Здоровье Рубена не улучшалось. Врач волновался и сказал мне: «Нужно ему немедленно влить кровь». Тогда я предложила взять, сколько нужно крови у меня для Рубена. Врач с благодарностью посмотрел на меня, и сделал прямое переливание. Самочувствие Рубена немного улучшилось. И когда я снова вошла в комнату, Рубен улыбнулся, ласково меня подозвал и, сжав руку, сказал: «Спасибо большое, сестра». Он стал расспрашивать, откуда я родом, и, когда узнал, что о судьбе своих родителей и брата мне ничего не ведомо, старался успокоить. Особое желание у Рубена было - скорее поправиться и уйти на фронт. С чувством любви он вспоминал своих родных и друзей, Москву и красоту природы Испании. Рубен говорил: «Соберусь с мыслями, и напишем моим письмо. Поможешь мне, сестричка».
Скончался Рубен с 3 на 4 сентября 1942 года. Приказом командующего Сталинградским фронтом от 22 октября 1942 года № 53/Н Рубен был награжден вторым орденом Красного Знамени. Позже ему присвоили звание Героя Советского Союза.
Уже после войны останки тела Рубена Ибаррури перенесены из Средней Ахтубы в Волгоград и захоронены на площади Павших борцов. Здесь же воздвигнут совместный памятник волгоградцу майору В.Г.Каменыдикову, капитанам X.Ф.Фаттяхутдинову и Рубену Ибаррури.
Надо ли говорить, какой страшной болью отозвалась весть о смерти Рубена в сердцах его родных и близких. Амайя вспоминала, что от перенесенного потрясения сильно заболела мать, как-то сразу постарел и осунулся отец. Да и сама она долго не находила себе места. Но в горе семья Долорес Ибаррури оказалась не одинокой. У них было друзей во много раз больше, чем они предполагали. Одним из первых Долорес прислал соболезнование Георгий Димитров: «Самый тяжелый удар, который мог Вас постигнуть,- писал он,- это, несомненно, гибель Вашего прекрасного сына. Поверьте, мы сердцем и душой вместе с Вами в нынешнем Вашем горе. Ваш сын-герой кровью своей запечатлел созданную в антифашистской испанской войне боевую общность между советским народом и испанским народом, лучшим представителем которого являетесь Вы, доблестная мать Рубена. И мы не сомневаемся ни на минуту, что Вы, дорогая Долорес, превратите и это свое огромное личное горе в источник новой силы присущей Вам энергии и беспощадности против ненавистного фашизма - на страх врагу и на благо испанскому народу и всему передовому человечеству. Жму крепко, крепко Вашу руку! Г. Димитров.23 сентября 1942 г.».

Письма приходили со всех фронтов, из различных уголков необъятной России - второй родины Рубена. Для сотен, тысяч советских людей этот улыбающийся испанец оставался живым настоящим другом. Имя Рубена во времена Советского Союза было увековечено в названиях многих школ, улиц, речных и морских судов. К большой своей радости я узнал это, после того, как в «Красную звезду» начали поступать письма на нашу с Амайей публикацию. Оказалось, что есть даже астрономический объект, носящий имя Рубена Ибаррури. И если вдуматься - в том нет ничего удивительного. У великого народа должна быть великая память. Она обязательно сохранит подвиги всех своих сынов и дочерей во имя мира, счастья и свободы. Во имя этих великих целей отдал свою жизнь Рубен Ибаррури, сын и солдат легендарной Пассионарии - Герой Советского Союза.

 

Полковник в отставке Михаил Захарчук.
3 мая 2020 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
29 октября
четверг
2020

В этот день:

Дмитрий — сын Грозного царя

29 октября 1582 года родился Дмитрий Иванович, царевич, князь Углицкий (младший сын Ивана Грозного).

Дмитрий — сын Грозного царя

29 октября 1582 года родился Дмитрий Иванович, царевич, князь Углицкий (младший сын Ивана Грозного).

Прожил всего восемь лет, однако политический кризис, во многом связанный с его загадочной гибелью (Смутное время), продолжался как минимум двадцать два года после его смерти. Канонизирован в 1606 как благоверный царевич Димитрий Углицкий (день памяти — 15 мая по старому стилю, в XXI веке — 28 мая по новому стилю).

После смерти отца остался единственным представителем московской линии дома Рюриковичей, кроме старшего брата, царя Фёдора Иоанновича. 15 (25) мая 1591 года царевич играл «в тычку», причём компанию ему составляли Петруша Колобов и Важен Тучков — сыновья постельницы и кормилицы, состоявших при особе царицы, а также Иван Красенский и Гриша Козловский. Царевича опекали мамка Василиса Волохова, кормилица Арина Тучкова и постельница Марья Колобова. Если верить показаниям очевидцев событий, данным во время следствия, в руках у царевича была «свая» — заострённый четырёхгранный гвоздь. Вдруг у Дмитрия начался приступ эпилепсии, и во время судорог «свая» случайно пронзила царевича.

Сама царица и её брат Михаил придерживались версии, что Дмитрий был зарезан Осипом Волоховым (сыном мамки царевича), Никитой Качаловым и Данилой Битяговским (сыном дьяка Михаила, присланного надзирать за опальной царской семьей) по прямому приказу Москвы. Эта версия представляется малоубедительной, поскольку в окружении царевича в тот момент были люди чьё благополучие, жизненные перспективы, да и сама жизнь зависили от благоденствия царевича, а обвиняемые в убийстве лица, согласно показаниям свидетелей, на момент гибели царевича находились в другом месте. Тем не менее возбуждённая толпа, поднявшаяся по набату, растерзала предполагаемых убийц. Впоследствии колоколу, послужившему набатом, по распоряжению Василия Шуйского был отрезан язык (как человеку). Через четыре дня после смерти царевича, из Москвы прибыла следственная комиссия в составе митрополита Геласия, главы Поместного приказа думного дьяка Елизария Вылузгина, окольничего Андрея Петровича Луп-Клешнина и будущего царя Василия Шуйского. Выводы московской комиссии на тот момент были однозначны — царевич погиб от несчастного случая.

Со смертью Дмитрия московская линия династии Рюриковичей была обречена на вымирание; хотя у царя Фёдора Иоанновича впоследствии родилась дочь, она умерла во младенчестве, а сыновей у него не было. 7 (17) января 1598 года со смертью Фёдора династия пресеклась, и его преемником стал Борис Годунов. С этой даты обычно отсчитывается Смутное время, в котором имя царевича Дмитрия стало лозунгом самых разных партий, символом «правого», «законного» царя; это имя приняли несколько самозванцев, один из которых незаконно царствовал в Москве.

 

Севастополь - исконно русский

29 октября 1948 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР г. Севастополь был выделен из Крымской области в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения в составе РСФСР.

Севастополь - исконно русский

29 октября 1948 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР г. Севастополь был выделен из Крымской области в самостоятельный административно-хозяйственный центр со своим особым бюджетом и отнесен к категории городов республиканского подчинения в составе РСФСР.

Таким образом, с 29 октября 1948 года на территории Крымского полуострова, находящейся под юрисдикцией России, сосуществовали две административно-территориальные единицы республиканского подчинения: г. Севастополь и Крымская область, имеющие равный статус. В 1954 году волевым решением Хрущева Крымская область была передана из состава РСФСР в состав УССР. Севастополь так и остался юридически русским.

С искусственно учиненным в декабре 1991 года распадом СССР и образованием отдельных государств Российской Федерации и Украины — статус Севастополя не претерпел юридических изменений. Де-юре он продолжал оставаться частью территории Российской Федерации, но де-факто в одностороннем порядке без согласования с Россией был подчинен органам государственной власти Украины в соответствии с указом Кравчука от 11 марта 1992 года. Сейчас справедливость восторжествовала и Севастополь, также как и весь Крым снова стали русскими. Иначе быть и не могло.

Гибель «Новороссийска»

29 октября 1955 года в Севастопольской бухте взорвался и затонул флагман Краснознаменного Черноморского флота линкор «Новороссийск».

Гибель «Новороссийска»

29 октября 1955 года в Севастопольской бухте взорвался и затонул флагман Краснознаменного Черноморского флота линкор «Новороссийск».

В тот день закончились крупномасштабные флотские учения, в которых участвовал самый мощный тогда корабль советского ВМФ - линкор "Новороссийск". Отстрелявшись всеми видами орудий по учебным целям, флагман вернулся в Севастопольскую бухту и бросил якоря на траверзе военно-морского госпиталя. Вечером часть команды сошла на берег, а оставшиеся на борту около полутора тысяч моряков занялись повседневной работой. О том, что произошло в дальнейшем, написаны тысячи страниц рапортов и объяснительных записок. Мой первый флотский командир и учитель, ныне капитан первого ранга в отставке Михаил Романович Никитенко в ту ночь заступил вахтенным офицером "Новороссийска". Он описал мне трагедию так:
- В ту злополучную ночь вахтенная смена ничего тревожного не заметила. Обстановка вокруг корабля и внутри него была совершенно штатной. И вдруг в половине второго ночи под носовой частью линкора прогремел мощный подводный взрыв. Сразу же вышел из строя генератор. Почему-то не работало и аварийное освещение. Тем не менее оставшиеся в живых моряки экипажа быстро заняли свои места по расписанию аварийной тревоги. На командирский мостик стала поступать разрозненная информация о состоянии корабля. Вскоре было ясно: в носовой части имеется огромная пробоина.
О ЧП доложили в штаб флота. Пока прибыло командование, удалось выровнять корабль перекачкой мазута из цистерн одного борта на другой. Но бак (носовая часть корабля) неуклонно погружался в воду, и на значительной части палубы уже плескались волны. Стало ясно, что "Новороссийск" обречен. В такой ситуации нужно было энергично и без промедления действовать по двум направлениям: эвакуация экипажа и буксировка линкора на мелководье, чтобы не допустить его полного затопления. Ближе к четырем часам утра корабль стал крениться с угрожающей быстротой. Только с него успели снять флотское командование и небольшую часть экипажа, как в 4 часа 15 минут он перевернулся, став братской могилой для сотен моряков...

Потом была создана правительственная комиссия для выяснения причин трагедии и выявления виновных. Результатом ее деятельности стал акт расследования, который тут же был засекречен на долгие десятилетия.
- Нам лишь сообщили, - закончил рассказ Никитенко, - что комиссия пришла к выводу, будто гибель "Новороссийска" произошла в результате взрыва старой немецкой мины, которую зацепил якорь линкора. Но я никогда не верил в эту версию. Ведь для того, чтобы разворотить бортовую броню линкора на площади в десяток квадратных метров, по самым скромным подсчетам, потребовалось бы несколько сот килограммов взрывчатки. Из каких фантастических войн такую мину могло занести в Севастопольскую бухту?
В начале 90-х годов прошлого столетия в главном штабе ВМФ мне предоставили возможность ознакомиться с этим актом комиссии, рассекреченным в 1992 году. Честно говоря, он вызвал у меня немалое разочарование. В документе не содержалось ничего такого, что могло бы хоть когда-то составлять военную или государственную тайну. Похоже, что авторы акта решили его засекретить по причине вопиющей необоснованности сделанного вывода о гибели "Новороссийска" в результате взрыва старой мины. Списать все на случайную мину было выгодно всем - меньше голов полетит по результатам расследования. Поэтому и "списали"... Правда, справедливости ради следует сказать, что в акте анализировалась и другая версия взрыва - диверсионная.
Дело в том, что "Новороссийск" раньше назывался "Джулио Чезаре" и в годы второй мировой войны был флагманом военно- морских сил фашистской Италии. В декабре 1943 года на Тегеранской конференции "большая тройка" приняла решение о разделе итальянского флота. Большая часть кораблей перешла США и Англии. Советскому Союзу достался линейный корабль "Джулио Чезаре". Правда, передача его советской стороне состоялась лишь в 1949 году в албанском порту Вера. При этом в западной прессе в те дни публиковалось заявление итальянского контр-адмирала князя Боргезе, который командовал соединением боевых подводных пловцов-диверсантов, о том, что его питомцы не допустят "службы Советам итальянского флагмана" и взорвут его во что бы то ни стало.
Правительственная комиссия вспомнила эти высказывания, но сделала вывод о том, что боевые пловцы князя Боргезе были бы не в состоянии незаметно доставить в Севастопольскую бухту несколько сот килограммов взрывчатки, способной пробить 20-сантиметровую броню линкора. Для этого понадобился бы по меньшей мере катер, который, конечно же, не смог бы скрытно проникнуть в советские территориальные воды, а тем более в акваторию мощной и отменно защищенной военно-морской базы. Но ведь подчиненные Боргезе или кто-то другой могли заложить взрывчатку и раньше. Возможны и другие причины взрывов. Об этом мы беседовали с одним из бывших военно-морских экспертов комиссии капитаном первого ранга в отставке Николаем Гарматенко:
- Надоело молчать и кривить душой. Безусловно, еще четыре десятилетия назад наши эксперты были уверены в надуманности официальной версии гибели "Новороссийска". Но она была удобной для начальников, посему иное мнение не имело шансов быть услышанным наверху. Слухи же в кулуарах самой комиссии ходили самые разные, даже такие экзотические, как попадание линкора в точку соприкосновения нашего мира с неким "параллельным" или - и вовсе проклятие, наложенное на всю серию этих кораблей маркизой Феличией (по слухам, ведьмой во плоти), чей муж погиб во время ходовых испытаний головного линкора серии...
Действительно, в судьбе трех линкоров - "Леонардо да Винчи", "Контри ди Кавур" и "Джулио Чезаре" - было несколько почти мистических совпадений, которые могли навести на какие угодно мысли. Супруг маркизы Феличии адмирал Рей был раздавлен, упав с трапа между причалом и бортом линкора "Леонардо да Винчи". В том же году этот корабль перевернулся от взрыва, прогремевшего под днищем, и затонул прямо в порту Торонто. Похожая участь постигла "Контри ди Кавур" в 1940 году. Последней жертвой таинственных взрывов пал "Джулио Чезаре" ("Новороссийск").
Другое странное совпадение. Трагедия "Новороссийска" произошла практически на том же самом месте, где в 1916 году взорвался и затонул линкор "Императрица Мария". Причины катастрофы и в этом случае не выяснены до сих пор.
- Но если отвлечься от мистики, - продолжал капитан первого ранга в отставке Гарматенко, - то в кулуарах комиссии многие эксперты шепотком высказывали уверенность, что гибель "Новороссийска" - все-таки дело рук головорезов князя Боргезе. И им не нужно было тащить сотни килограммов взрывчатки в Севастопольскую бухту. По дьявольскому замыслу адмирала русские сами доставили смертоносный груз по назначению. Дело в том, что незадолго до передачи линкора советской стороне итальянцы зачем-то значительно нарастили его носовую часть. Наш экипаж, принимавший "Джулио Чезаре" в Вере, сразу же обратил внимание на свежие сварные швы в районе бака и форштевня. Не заложена ли там взрывчатка? Но проверить это в условиях чужого порта не представлялось возможным. Да и не было еще достаточно точной рентгеновской и ультразвуковой аппаратуры. Экипаж на свой страх и риск вывел линкор в море. Плавание прошло без ЧП, и первоначальные тревоги отошли в тень. Потом и вовсе команда на корабле поменялась, а значит, о возможном подвохе подзабыли. Подводным же диверсантам в такой ситуации вовсе и не нужно было проникать в Севастопольскую бухту. Они могли в нейтральных водах прикрепить к носовой части линкора небольшую магнитную мину с часовым механизмом, способную взорвать заложенный ранее на линкоре мощный заряд.
Конечно, эта версия тоже не доказана. Но она в отличие от других объясняет все странности взрыва линкора. И хотя для сотен погибших это уже не имеет никакого значения, в анналах истории должна быть зафиксирована не только малоправдоподобная официальная версия трагедии, но и "кулуарная", которая, по крайней мере, выглядит более правдоподобной.

Советская ПРО

29 октября 1976 года начала боевое дежурство отечественная Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН)

Советская ПРО

29 октября 1976 года начала боевое дежурство отечественная Система предупреждения о ракетном нападении (СПРН)

Это  — специальный комплекс для предупреждения руководства СССР о применении противником ракетного оружия против государства и для отражения  внезапного нападения.
СПРН состояла из двух эшелонов — наземные РЛС и орбитальная группировка спутников системы раннего предупреждения.  Нынешнее состояние  СПРН оставляет желать лучшего (см. статью «Про ПРО»).

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии