RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Памяти великого полководца Александра Невского
27 ноября 2018 г.

Памяти великого полководца Александра Невского

27 ноября 1263 года скончался Александр Ярославович (род. 30 мая 1220 года), Новгородский князь, прозванный Невским за победу над шведами на Неве.
Пророчества Иоанна Кронштадского
14 июня 2015 г.

Пророчества Иоанна Кронштадского

14 июня 2015 года отмечается 25-летний юбилей со дня прославления святого праведного Иоанна Кронштадсткого
Сталин и Православие
10 апреля 2014 г.

Сталин и Православие

10 апреля 1945 года советский вождь встретится с Патриархом Алексием (Симанским)
Памяти Царских Мучеников
15 июля 2018 г.

Памяти Царских Мучеников

17 июля 2018 года состоится концерт-покаяние к 100-летию со дня ритуального убийства Царя Николая II и его Августейшей Семьи.
Русская прозорливица Матронушка Блаженная
2 мая 2018 г.

Русская прозорливица Матронушка Блаженная

2 мая день поминовения святой Матроны Московской
Главная » Русские святые воины » Единство в русском понимании

Единство в русском понимании

Купно за едино, а в перспективе – за власть одного

О глубинном смысле видения Кузьме Минину преподобного Сергия Радонежского
Единство в русском понимании

Слово «единство» в названии праздника, который мы отмечаем, вероятно, следует трактовать не только как единство народа, расколотого 1917 годом на два лагеря, долгое время непримиримо противостоящих друг другу, но и как единство народной истории, склеивание двух ее половин – прошлого и настоящего, – на которые она оказалась разбита все тем же 1917-м. И отрадно, что день этот отмечается не только политическими шествиями и митингами, но и акциями иного рода – восстановлением благодарной памяти спасителям Отечества в годину Смуты рубежа XVI–XVII веков... Это единство, целостность русской истории как в ее реальном течении, так и духовно-мистическом, в те разломные Смутные годы проявилось в явлениях преподобного Сергия Радонежского Кузьме Минину, со-творителю ратных подвигов князя Пожарского. Сегодня как нельзя кстати вспомнить об этом.

Эпохи смут необычайно богаты на события. Что и неудивительно, ведь в стабильную эпоху вроде бы ничего не происходит, все идет своим чередом, а вот во времена конфликтов… И особо значимы в эти времена чудесные явления.

Наверное, никогда не появлялось столько рассказов о чудесном, никогда до такого напряжения не доходила мистическая настроенность русского народа, как в смутное время рубежа XVI–XVII веков. Чтобы показать силу воздействия видений на тогдашнее общественное сознание, приведем один пример. В 1609 году преподобный Иринарх, тот, что впоследствии благословил ополчение Минина и Пожарского, «в тонце сне» увидел «Москву-град посечену от Литвы и Всероссийское царство попленено и пожжено по местам». По таинственному повелению он отправился из своей обители в Москву возвестить о своем видении царю. Шуйский с большим почетом встретил преподобного и смиренно, с полной покорностью воле Божией, выслушал себе небесный приговор.

Гласы иного мира становятся все отчетливей по мере приближения к нему, в своем пределе – когда отдельный человек или весь народ оказываются на грани смерти. В моменты смертельной опасности на поверхность выходит сокрытое, подлинное естество вещей, поэтому, как справедливо писал дореволюционный историк Д.И. Успенский, «видения Смутной эпохи не только показатель тогдашней психической настроенности народа, но вместе с тем, в известной степени, и характеристика народного политического самосознания: религиозно-мистический элемент – его обычный спутник».
А что побудило простого горожанина нижегородца Кузьму Минина начать рассылать письма по всем концам Русской земли и организовывать ополчение? Ответ на этот вопрос – в замечательном литературно-историческом памятнике «О явлении чудотворца Сергия Кузьме Минину и о собрании ратных людей на очищение государства» Симона Азарьина.

О значении Сергия Радонежского для русской культуры написано немало, так что сложно что-то новое добавить к прекрасным словам Василия Ключевского и отца Павла Флоренского, Бориса Зайцева и Валентина Распутина. Но поскольку речь идет об избавителе от второго ига (польско-литовского) – Кузьме Минине, сразу же приходит на ум главное: Минину явился именно молитвенник об избавлении от ига первого, татарского. Следует сказать, что именно основанная преподобным Сергием Троицкая лавра на тот момент была основным оплотом идеологической борьбы с польско-литовско-шведской (католическо-протестантской) интервенцией. Как заметил современный исследователь Г. Попов, в явлении Минину именно Сергия Радонежского легко фиксируется привязка нижегородского купца к Троице-Сергиевой лавре. К тому же Минин не из мясной лавки вышел на площадь, он уже служил в ополчении Алябьева и Репнина. В том же ряду исследователь называет и выдвижение князя Пожарского в качестве полководца и лидера, идея чего принадлежала Минину. Как пишет Попов, «…именно Пожарского хорошо знали в Троице: здесь он лечился от ран».

Не менее важен тот момент истории нижегородского ополчения, когда Пожарский в нерешительности стоял в Ярославле, медлил и колебался. И тогда «для уговоров» в Ярославль едет лаврский келарь Авраамий Палицын.
Напомним, само побуждение народа к выходу из Смуты связано с именем опять-таки лаврского архимандрита – преподобного Дионисия, ставшего настоятелем монастыря в феврале 1610 года, вскоре после снятия осады с обители.

Подлинных побед в годы Смуты, в годы уныния духа народного было не так-то много, и потому редкие победители пользовались совершенно особым авторитетом и популярностью.
Троицкий монастырь вышел победителем из самого крутого водоворота Смуты. «Курятник» и «воронье гнездо», как презрительно называли его тушинцы и поляки, геройски выдержал 16-месячную осаду Сапеги (1608–1610), несмотря на кровавые штурмы, тесную блокаду и многократное численное превосходство осаждавших. Помощь и уход за ранеными и больными, питание алчущих и предоставление крова бездомным – вот основные занятия троицких иноков, руководимых преподобным Дионисием. Когда московские купцы, корыстно используя время разрухи, взвинтили цены на хлеб, Дионисий вывез на рынки все запасы монастырской пшеницы, сбив цену и сохранив жизнь тысячам людей. Ученик святого патриарха Ермогена, преподобный Дионисий так же горячо, как и он, любил Русскую землю и страдал вместе с ней.
Получив свободу после снятием блокады, Троицкий монастырь развил активную патриотическую деятельность. Снабжал царя Василия деньгами (всего свыше 20 тысяч рублей), затем помогал стесненной осадой Москве продовольствием, оружием и людьми, своими грамотами агитировал в Поволжье и других городах встать на защиту Родины от поляков.

В октябре 1611 года одна из таких грамот достигла Нижнего Новгорода как раз накануне того, как Кузьме Минину являлся преподобный Сергий. Иные исследователи прямо объясняли явление Сергия тем впечатлением, которое патриотические грамоты произвели на будущего героя.
Следует сказать, что в эти грозные дни преподобный Сергий являлся и другим мирянам по всей Руси, и сугубо инокам своей святой обители, и тушинским казакам, ее осаждавшим. Один казак из неприятельского войска пришел в монастырь и рассказал о явлениях преподобного: многие из них видели, как по монастырским стенам ходили два светозарных старца, похожие по описанию на чудотворцев Сергия и Никона. Преподобные Сергий и Никон в чудесных видениях являлись не только для утешения и одобрения монастырских защитников, но иногда и для разрешения возникших среди них недоразумений, а также для устрашения осаждавшего неприятеля.

Пламенные грамоты, необычайные видения, всегда связанные с обликом преподобного Сергия, начавшиеся проявляться повсеместно среди людей самого различного положения, вызвали в народе подъем религиозного чувства, величайшего напряжения, при котором чудо освобождения и очищения Московского государства сделалось возможным.

Героический подвиг защитни­ков Троице-Сергиевой лавры и спасение страны от Смуты летописцы приписывали исключительно заступничеству святых. Так, Авраамий Палицын впоследствии в своем «Сказа­нии» старался представить стойкость обороны как результат небесной силы и помощи первых игуменов монастыря – Сергия и Никона. Другим троицким келарем, Симоном Азарьиным, была составлена спе­циальная книга «О новоявленных чудесах препо­добного Сергия», где собственно мы и находим сказание о явлении преподобного Сергия Кузьме Минину.

 

При этом следует заметить, что, как отмечают многие исследователи, сказание о видении Сергия Кузьме Минину, слышанное от него самого, выделяется среди других сказаний Азарьина особенной яркостью подробностей. Что и не удивительно, поскольку оно – ключевое для понимания самосознания тогдашней эпохи в целом.

В сказании Симона Азарьина «О явлении чудотворца Сергия Козьме Минину и о собирании ратных людей для освобождения государства» отнюдь не отрицается связь патриотической деятельности лаврского архимандрита Дионисия, от грамот которого «многие начали приходить в сокрушение», с видением Минина. Как пишет сам Азарьин, «особенно основательно взялись за дело в Нижнем Новгороде и стали размышлять, как и каким образом оказать помощь Московскому государству».
Для облегчения восприятия текста приведем отрывки из него в переводе на современный русский язык: «Был в Нижнем Новгороде муж благочестивый по имени Козьма Минин, по ремеслу мясник, проводивший жизнь свою в целомудрии и прочих добродетелях. Он, любя безмолвие и постоянно имея Бога в сердце своем, надолго разлучался с женой своей, уходя в особую комнату».
Сейчас рядом с этой моленной комнатой-кельей Минина находится церковь Рождества Иоанна Предтечи, располагающаяся невдалеке от старинного Благовещенского монастыря, основанного митрополитом Алексием и посещавшегося преподобным Сергием. В ней находятся мирские учреждения, и вот уже более 50 крестных ходов совершили нижегородцы, ревнующие о том, чтобы храм этот был передан Церкви.

Но вернемся к повествованию: «Однажды, когда он спал в этой комнате, явился ему чудотворец Сергий и повелел собирать казну, нанимать ратных людей и идти на освобождение Московского государства. Пробудившись, Козьма пребывал в великом страхе, но подумал, что устроение войска для него непривычно, и не придал этому сну значения. И в другое время было ему такое же видение, во второй раз, – и снова он пренебрег им». Обратим особое внимание на это «не придал сну значения»: здесь благочестивая история являет завидный пример для всех современных патриотов, пример, исполненный глубокого смирения, как раз и свидетельствующего об истинности происходившего. Таковы законы, по которым высшие реальности духовного мира только и могут вторгаться в пределы земной истории, раздвигая ее и возводя в историю священную.

Тот же мотив смирения мы находим и в других подлинно эпохальных явлениях мировой истории, свидетельствующих о том, что вовсе не сразу берется православный человек за осуществление своей предначертанной от Бога миссии. Так, не однажды являлась Пресвятая Богородица в сонном видении крестьянке Евдокии Адриановой, когда обретена была Державная Ее икона. Не хотели возвращаться в Муром и святые супруги Петр и Феврония, пока трижды не были о том всенародно прошены. Многих трудов стоило братии упросить и самого преподобного Сергия стать игуменом Радонежским, а стать митрополитом Московским его не смог упросить даже святитель Алексий.

Вот и Кузьма Минин внимает только повторному видению, когда преподобный Сергий является уже с грозным обличением: «Разве я не говорил тебе? Такова воля Божия – помиловать православных христиан и от шумного мятежа привести к тишине, потому-то я и велел тебе собрать казну и нанять ратных людей, чтобы они, с Божией помощью, очистили Московское государство от безбожных поляков и прогнали еретиков». Проснувшись в трепете и великом ужасе, Кузьма почувствовал, что тяжко болен: «…что все внутренности его сдавлены, и так он ходил с больным животом». Только теперь он понял, что тяжко согрешил, когда в предыдущие разы пренебрег Божиим откровением. Кузьма стал каяться и усердно молиться преподобному Сергию об исцелении и дал обет исполнить все, что тот ему повелел.
Так на истинном камне веры и не на чем ином основано было дело спасения русского народа — второе победоносное нижегородское ополчение, для которого Мининым были найдены и полководец (князь Дмитрий Пожарский), и духовное руководство (нижегородского протопопа Дионисия), и пророческое благословение (преподобного затворника Иринарха).

Главный критерий истинности чудесного явления – преображение личности свидетеля. Что же узнаем мы о Кузьме Минине, сподобившемся троекратного видения святого? Азарьин пишет: «Он прежде всего начал с себя: кое-что немногое оставил в доме, а остальное имущество свое отдал в общий котел для снаряжения ратных людей». Минин не стал претендовать на самоличное лидерство, но нашел воеводу – князя Пожарского, а потому впоследствии сумел сыскать и царя. Это еще одна черта, которая отличает подлинного избранника Божия от самозванца. Задачей Минина было исполнить волю Божию, благую и всесовершенную, а не утвердиться на Московском престоле и даже не максимально приблизиться к нему, что и занимало всех остальных политических лидеров тогдашней поры, так и оставшихся неудачниками.

Особый момент в сказании Азарьина – это приход ополчения в Троице-Сергиеву лавру: «Когда они пришли в Троице-Сергиев монастырь, было с ними огромное войско. Отслужили молебен, и Козьма поведал архимандриту Дионисию о явлении преподобного, о чем мы писали выше. Услышав об этом, архимандрит, изливая горячие слезы по ланитам, возблагодарил Святую Троицу, и Пречистую Богородицу, и преподобного Сергия и никому не рассказывал о том, пока не исполнилась благодать Божия». Это еще один весьма характерный момент, свидетельствующий о духовной трезвенности Минина, который жил по заветам святых отцев, не надеялся на собственные силы и думал не о своей славе, а о славе Божией. А Бога прославить можно было лишь сделанным делом.

Правда, справедливости ради отметим, что в других источниках все же встречаются упоминания о том, что Минин прилюдно на площади возвещал нижегородцам о своем видении. А именно, что даже некий стряпчий Биркин «сумнишеся» в передаваемом, после чего Минин заставил Биркина замолчать, пригрозив обличить и его в чем-то перед православными. Выскажем гипотезу, что возможно Минин не сразу пришел к справедливости указанного святоотеческого принципа молчания, но поначалу возвещал о своем видении многим, пока не убедился в тщетности подобной линии поведения.

Начавшись с видения Сергия Радонежского, нижегородское ополчение и заканчивается видением же, причем уже не Минину, а другому, что лишний раз подтверждает объективную истинность происходящего: «Спустя некоторое время преподобный Сергий на своем подворье у Богоявления, в Москве, явился галасунскому архиепископу Арсению, избавил его от голодной смерти и поведал ему об очищении Московского государства. На следующий день русские люди взяли приступом Китай-город, а вскоре взяли и Кремль, побили окаянных поляков, оставшихся же отправили в заточение».
Здесь важно отметить, что Минин был лишь одним из орудий действия Промысла Божия, и возможность победы как раз и появилась после того, как разные люди согласились быть проводниками Промысла, соединяющего усилия немногих, но верных в единую победоносную волну: «Так, по молитвам Пречистой Богородицы, и святых московских чудотворцев, и преподобного чудотворца Сергия, явлением его, была одержана преславная победа и одолели врагов, так что государство, долгие годы попираемое нечестивыми, очистилось, и корабль христианский, проплыв сквозь беды жизни сей, словно по многоволнуемому морю, достиг тихого пристанища».

В исторической литературе явление Сергия Радонежского Кузьме Минину осмыслялось по-разному: с одной стороны – чисто академические исследования в духе Д.И. Успенского, лишь констатировавшего факты, с другой – сомнения советской историографии, утверждавшей, что клирикам Троице-Сергиевой лавры было выгодно приписать спасение Отечества заступничеству святых, поскольку в середине XVII века, когда писания оформились в своеобразный свод, как раз шла тяжба с государством по поводу церковного имущества.

Следует заметить, что неверие чудесным явлениям встречалось и в те далекие времена. Как можно узнать из источников, горячий и неутомимый почитатель преподобного Сергия Симон Азарьин, казначей (1634–1646), а потом келарь (1646–1653) Троице-Сергиевой лавры, встретил немало скепсиса по отношению к своему главному труду о чудесах и видениях преподобного. Положив в основу своего извода жития преподобного житие, составленное Епифанием и Пахомием, он внес в текст стилистические и другие правки и присоединил вновь записанные им 77 чудес. По желанию царя Алексея Михайловича, сдал свой труд в печать. Выпуск жития из типографии в 1646 году сопровождался любопытным инцидентом. Справщики отнеслись с недоверием к «новоявленным чудесам» и напечатали только 35 рассказов Симона, остальные же «вменили в случаи, а не в чудеса». Эти 42 рассказа на печатном дворе затеряли или уничтожили. Возмущенный Симон с еще большим старанием продолжал собирать сведения о «чудотворениях Сергиевых». Как пишет советский скептик, вторя скептикам века XVII: «В обширном предисловии к “Сказанию о новоявленных чудесах” с нескрываемым раздражением писал он о печатниках и упрямо отстаивал свою фантастику… Его новый труд был напечатан только на исходе XIX века в качестве памятников древней письменности, когда уже утратил свое агитационное значение, став подлинно летописным».
Годы Смуты прошли, и то, чему доверяли в критической обстановке, в мирное время воспринималось с сомнением.

Любопытно, что приведенные Азарьиным факты встретили горячий отклик, например, у такого духовно не трезвого автора как Н.К. Рерих, который посвятил преподобному Сергию особую страницу в своем творчестве. «Преподобный знает, когда спасти», «Преподобный знает, когда явиться», «Преподобный знает, когда помочь», «Преподобный знает, где нет неверия и предательства» – эти горячие многократные повторения были произнесены Рерихом на освящении часовни преподобного в американском Радонеже (штат Коннектикут). А поскольку основаны они все-таки на народном мнении о преподобном, то к этим словам Рериха следует прислушаться и православному сознанию, подчас излишне рационалистичному...

Следует сказать, что видению Минина предшествовало видение другого нижегородца – Григория. В нем сообщалось о необходимости трехдневного поста и молитвы для умилостивления небес и прекращения Смуты. Весть о нем распространилась по многим городам, видение было принято за откровение: люди молились и постились «от недели и до субботы, а постилися три дни: в понедельник, во вторник и в среду ничего не ели, не пили; в четверг и пятницу сухо ели»; «даже скоту не давали ясти», «младенцы мерли с того поста».
Однако же в самом Нижнем Новгороде, где, казалось бы, прежде всего должны были отозваться на это видение, реакция была парадоксальной: «…и мужа Григория такова не знаху, и посту в Нижнем не бысть; нижегородцы же о том дивляхуся, откуда то взяся; неведомо – от Бога ли или от человека…» В этом не трудно увидеть особо трезвенное настроение нижегородцев. Их, с их купеческим, рациональным умом, сподвигнуть на конкретные шаги могла лишь объективная реальность. Как и случилось.

А чем еще, кроме явления Минину, преподобный Сергий связан с городом, давшим начало победоносному ополчению? Историей личного посещения Сергием Нижнего Новгорода.

Оно имело место в 1366 году и вот при каких обстоятельствах.
Суздальский князь Борис Константинович, не желая признавать власти московского князя, самовольно захватил Нижний Новгород – вотчину своего старшего брата Дмитрия Константиновича, к тому времени уже подчинившегося Москве.
Не желая братоубийственного кровопролития, великий князь Дмитрий Иванович Донской просит святителя Алексия направить в Нижний Новгород преподобного Сергия, чтобы вызвать Бориса в Москву. Сергий исполняет послушание, но даже его тихому и кроткому гласу, которому некогда вняли и ростовский князь Константин Васильевич, и суздальский Дмитрий Константинович, и Олег Рязанский, не внимает гордыня Борисова. На увещания Сергия он отвечает, что князей судит один только Бог. Он же, Борис, знает только хана, который утвердил за ним Нижний Новгород, и больше не желает подчиняться никому.
Тогда властью, данной ему митрополитом, преподобный Сергий затворяет все храмы в Нижнем. Надо знать, какое значение имел храм в жизни наших предков, чтобы понять всю суровость этой меры: негде стало крестить детей, венчать молодых, поминать и отпевать покойных. Негде стало молиться! Горожане были на грани бунта, и князь Борис вынужден был покориться. Тем временем из Москвы приходит сильная рать под начальством его брата Дмитрия Константиновича, и Борис выходит навстречу старшему брату с повинной.
Вот так в конкретно-краеведческом приближении выглядело дело примирения феодальной междоусобицы на Руси, той самой, ставшей причиной первого ига; таково местное краеведческое знание, делающее более отчетливым образ преподобного Сергия и те «методы», которыми он действовал во благо единства Руси.

Историческая реальность выглядит вовсе не так елейно, как это подчас пытаются в упрощенном виде представить, толкуя символ соборного объединения Руси – икону Пресвятой Троицы Андрея Рублева – в либерально-демократическом духе эгалитаризма. Да, конечно, когда мы размышляем о священной триаде — царя, священника и пророка, явленной в образе соузничества великого князя Дмитрия, святителя Алексия и преподобного Сергия, то параллели с Рублевским образом вполне могут быть правомерны. Но что касается вопроса о власти государственной, то примирение княжеских междоусобиц не может происходить на основе равенства.
Пример преподобного Сергия учит нас, что примирение политиков – это постепенное приведение всех их под власть одного, в основе чего может лежать только духовный авторитет Церкви. В той конкретно-исторической ситуации – это была власть московского князя. И если сегодня многие об этом забыли, то тогда, в веке XVII, для всех (и для нижегородцев в особенности) видение простому купцу Кузьме Минину именно Сергия Радонежского означало именно это – купно за едино. В перспективе – за власть одного. Таков смысл русского понимания единства.

Вовсе не случайно параллельно с введением нового праздника Дня единства с самых высоких трибун стали раздаваться заявления о «суверенной демократии», об особом пути России, о своеобразии отечественных традиций гражданского общества. Поэтому всем нам нужно особенно четко помнить о каком единстве, о каком «гражданском обществе» (применительно к событиям Смутного времени) идет речь.

 

Сергей Чесноков (http://www.pravoslavie.ru)

 

.
4 ноября 2016 г.

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
12 декабря
среда
2018

В этот день:

Граф Иван Делянов

12 декабря 1818 года родился Иван Давыдович ДЕЛЯНОВ (умер 10.1.1898), член Государственного совета, граф.

Граф Иван Делянов

12 декабря 1818 года родился Иван Давыдович ДЕЛЯНОВ (умер 10.1.1898), член Государственного совета, граф.

 Был управляющим делами Секретного комитета о раскольниках и отступниках от православия. В 1882—1897 годах занимал пост министра народного просвещения. При нем была  введена процентная норма приема евреев в учебные заведения и обязательное преподавание русского языка в Прибалтике.

Полет Леонида Быкова

12 декабря1928 года родился Леонид Фёдорович Быков (ум. 1979), советский актёр театра и кино, режиссер, создатель выдающегося военного фильма «В бой идут одни старики», заслуженный артист РСФСР, народный артист Украинской ССР.

Полет Леонида Быкова

12 декабря1928 года родился Леонид Фёдорович Быков (ум. 1979), советский актёр театра и кино, режиссер, создатель выдающегося военного фильма «В бой идут одни старики», заслуженный артист РСФСР, народный артист Украинской ССР.

Леонид Быков в молодости мечтал стать лётчиком, но из-за приписанного возраста и маленького роста (на тот момент — 163 см) не был принят в лётное училище. После того как в начале 70-х Быков перебрался из Ленинграда в Киев, он решил свой первый фильм на новом месте снять именно о военных лётчиках. В соавторстве с Евгением Оноприенко и Александром Сацким им был написан сценарий, основанный на подлинных событиях времён Великой Отечественной войны. Во время работы Быков проконсультировался с большим количеством ветеранов, в результате чего многие персонажи получили реальные прообразы. Например, прототипом командира эскадрильи гвардии капитана Титаренко стали сразу несколько человек: дважды Герой Советского Союза Виталий Попков, Герой Советского Союза Иван Лавейкин, а фамилия и "позывной" «Маэстро» — были взяты Быковым, после того как он узнал о Дмитрии Титоренко — ведомом трижды Героя Советского Союза Ивана Кожедуба, эпизоды из биографии которого были включены в фильм. Также появился в сценарии и Вано — в память о фронтовом друге Кожедуба, отважном грузинском лётчике Вано Габуния, погибшем при таране немецкого истребителя. Прототипом «Смуглянки» стал Виктор Щедронов, друг детства Леонида Быкова, с которым они вместе поступали в лётное училище, и который погиб в апреле 1945 года при освобождении Чехословакии. Прообразом Зои стала Герой Советского Союза Надежда Попова, заместитель командира эскадрильи 46-го гвардейского женского полка ночных бомбардировщиков. Сцена знакомства с девушками, когда лётчики с удивлением обнаруживают, что у гостей больше орденов и медалей, чем у них, действительно имела место. В отличие от своей героини, Надежда Попова прошла всю войну и позже вышла замуж за Героя Советского Союза Семёна Харламова, который выступил главным консультантом фильма.

Помимо Титаренко, Виталий Попков стал прообразом лейтенанта Александрова («Кузнечик»). Будущего дважды Героя Советского Союза командир однажды отстранил от полётов на три месяца: лётчик выписывал чрезмерно низкие виражи над аэродромом с целью покрасоваться перед девушками. Для образа Кузнечика также были заимствованы эпизоды из мемуаров дважды Героя Советского Союза Сергея Луганского «Небо остаётся чистым»: «от полётов отстранить, сто грамм не давать, назначить дежурным, вечным дежурным» и сбитый вражеский самолёт во время внезапного налёта немцев. Использовались в сценарии и воспоминания дважды Героя Советского Союза Арсения Ворожейкина, дважды Героя Советского Союза Владимира Лавриненкова и заслуженного лётчика СССР Анатолия Иванова. Нотный стан на истребителе Титаренко был выполнен по аналогии со штурмовиком Героя Советского Союза — Василия Борисовича Емельяненко.

Быков писал сценарий, стараясь не слишком отходить от действительных событий. Так, «поющая» эскадрилья действительно существовала в 5-м гвардейском истребительном авиационном полку, и именно там служил Попков. «Поющей» эскадрилья была названа, потому что в ней имелся собственный хор, а два самолёта были подарены фронту оркестром Леонида Утёсова. Кроме того, что за мужество и героизм в боях 11 из 14 лётчиков эскадрильи были удостоены звания Героя Советского Союза, большое внимание уделялось и культурной жизни. На освобождённых территориях хор давал пользовавшиеся огромной популярностью концерты, а в 1944 году, в Краматорске, на один из таких попал, будучи подростком, Леонид Быков. В тот день местные подростки отблагодарили ветеранов собственным концертом, и Быков был в составе хора, ведущим вокалом которого был будущий знаменитый певец — Иосиф Кобзон.

Имели место и трагическая история любви узбекского лётчика (настоящая фамилия — Марисаев) и русской девушки (в отличие от своей героини, она не была лётчицей и погибла при бомбёжке столовой), привычка механика крестить перед вылетом самолеты, попадание Маэстро в плен к своим и фраза «Я бы, товарищ командир, ещё больше фрицев сбил, да вы своим нижним бельем всех фрицев распугали». Ветераны особого отдельного 434-го истребительного полка утверждали, что эпизод из фильма, когда Титаренко возвращается в полк после боя не на самолёте, а на лошади («махнул не глядя!») — взят из реальной жизни: под Сталинградом был сбит и вернулся ночью на коне летчик из их полка Александр Александров. Точно так же ветераны 1-й гвардейской авиадивизии поведали, что когда в фильме показывают, как Титаренко обнаруживает замаскированные под копнами сена немецкие танки, то имеется в виду их боевой товарищ и командир — Герой Советского Союза гвардии майор Степан Прутков. Название фильму дала традиция лётчиков не пускать сразу в воздушный бой вновь прибывшее пополнение, давая им «налетать» опыт. Например, сам Виталий Попков, прибыв на фронт в 1941 году, начал совершать боевые вылеты только в 1942 году.

Законченный сценарий был отвергнут чиновниками Госкино Украины, так как был признан «негероическим». Тогда Быков стал зачитывать отдельные куски сценария во время гастролей в разных городах Советского Союза. Это неизменно вызывало у зрителей восторг, что убедило Быкова в своей правоте. Постепенно за сценарий стали вступаться участники Великой Отечественной. В частности, 14 ноября 1972 года на киностудию Довженко прислал письмо начальник штаба войсковой части № 55127 полковник Лезжов, который охарактеризовал сценарий как «честный рассказ о войне и о людях, которые добыли в ней победу».

Сам Леонид Быков так писал о фильме: «Почему героями мы выбрали именно летчиков? Трудно сказать. Может быть, потому что сам я учился в авиационном училище, мечтал о полетах и до сих пор восхищаюсь представителями этой героической профессии. Разговаривая с летчиками, участниками боев, мы поняли одну очень важную для нас вещь. В жестоком горниле войны, в беспощадном ее пламени старшие опытные товарищи стремились, где это было возможно, сберечь молодых и неопытных соколят. В этом была высшая мудрость — забота о будущем, извечное право и долг сильных охранять, растить и воспитывать — себе смену. Так родилась тема «В бой идут одни „старики“». И другая — не менее дорогая нам. Известная мудрость гласит: «Когда говорят пушки, музы молчат». Мы же хотели доказать, что в годы испытаний побеждают те, кто остается людьми в самых жестоких условиях, кто берет с собой в бой все светлое, человечное, за что и ведет битву с врагом. А что может быть прекраснее музыки? Недаром герои «второй, поющей эскадрильи» любят повторять: «Войны преходящи, музыка вечна!». Злобе, человеконенавистничеству фашизма наши герои противопоставили высокий гуманизм, творческое созидательное начало, заложенное в человеке. Нам хотелось создать этот фильм в память о тех, кто не вернулся с войны, и в благодарность живым, выстоявшим эту жестокую битву. Поэтому с особой трепетностью и волнением показываем мы свою картину ветеранам войны. И лучшая награда для нас, когда они говорят: «Да, это было так».

Сообщение о провале «Тайфуна»

12 декабря 1941 года Совинформбюро впервые передало сообщение «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы». В нем шла речь о крахе фашистского плана «Тайфун» и массированном наступлении Красной армии.

Сообщение о провале «Тайфуна»

12 декабря 1941 года Совинформбюро впервые передало сообщение «Провал немецкого плана окружения и взятия Москвы». В нем шла речь о крахе фашистского плана «Тайфун» и массированном наступлении Красной армии.

В нем говорилось:«С 16 ноября 1941 года германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву... До 6 декабря наши войска вели ожесточенные оборонительные бои... 6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки были разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери. После перехода в наступление с 6 по 10 декабря, частями наших войск занято и освобождено от немцев свыше 400 населенных пунктов. В итоге за время с 16 ноября по 10 декабря сего года захвачено и уничтожено, без учета действий авиации: танков - 1.434, автомашин - 5.416, орудий - 575, минометов - 339, пулеметов - 870. Потери немцев за это время составляют свыше 85.000 убитыми».

Так начинался Афган

12 декабря 1979 года политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан.

Так начинался Афган

12 декабря 1979 года политбюро ЦК КПСС приняло решение о вводе войск в Афганистан.

В документе, в частности, написано: "К положению в «А». Одобрить соображения и мероприятия, изложенные т.т. Андроповым Ю. В., Устиновым Д. Ф., Громыко А. А. Разрешить им в ходе осуществления этих мероприятий вносить коррективы непринципиального характера. Вопросы, требующие решения ЦК, своевременно вносить в Политбюро. Осуществление всех этих мероприятий возложить на т.т. Андропова Ю. В., Устинова Д. Ф., Громыко А. А. Поручить т.т. Андропову Ю. В., Устинову Д. Ф., Громыко А. А. информировать Политбюро ЦК о ходе выполнения намеченных мероприятий".

По свидетельству генерала армии В. И. Варенникова, в 1979 году единственным членом политбюро, не поддержавшим решение об отправке советских войск в Афганистан, был А. Н. Косыгин.

13 декабря 1979 года была сформирована Оперативная группа Министерства обороны по Афганистану во главе с первым заместителем начальника Генерального штаба генералом армии С. Ф. Ахромеевым, приступившая к работе в Туркестанском военном округе с 14 декабря. 14 декабря 1979 года в городе Баграм был направлен батальон 345-го гвардейского отдельного парашютно-десантного полка, для усиления батальона 111-го гвардейского парашютно-десантного полка 105-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, который с 7 июля 1979 года охранял в Баграме советские военно-транспортные самолёты и вертолёты.

20 декабря 1979 года из Баграма в Кабул был переброшен «мусульманский батальон», который вошёл в бригаду охраны дворца Амина, что существенно облегчило подготовку к запланированному штурму этого дворца. Для этой операции в середине декабря в Афганистан прибыли также 2 спецгруппы КГБ СССР.

До 25 декабря 1979 года в Туркестанском военном округе были подготовлены к вводу в Афганистан полевое управление 40-й общевойсковой армии, 2 мотострелковые дивизии, армейская артиллерийская бригада, зенитно-ракетная бригада, десантно-штурмовая бригада, части боевого и тылового обеспечения, а в Среднеазиатском военном округе — 2 мотострелковых полка, управление смешанного авиакорпуса, 2 авиаполка истребителей-бомбардировщиков, 1 истребительный авиаполк, 2 вертолётных полка, части авиационно-технического и аэродромного обеспечения. В качестве резерва в обоих округах были отмобилизованы ещё три дивизии. На доукомплектование частей было призвано из запаса более 50 тысяч человек из среднеазиатских республик и Казахстана, и передано из народного хозяйства около 8 тыс. автомобилей и другой техники. Это было крупнейшее мобилизационное развертывание Советской Армии с 1945 года. Кроме того, к переброске в Афганистан также была подготовлена 103-я гвардейская воздушно-десантная дивизия из Белоруссии, которая уже 14 декабря была переброшена на аэродромы в Туркестанском военном округе.

К вечеру 23 декабря 1979 года было доложено о готовности войск к вводу в Афганистан. 24 декабря Д. Ф. Устинов подписал директиву № 312/12/001, в которой говорилось: «Принято решение о вводе некоторых контингентов советских войск, дислоцированных в южных районах нашей страны, на территорию ДРА в целях оказания помощи дружественному афганскому народу, а также создания благоприятных условий для воспрещения возможных антиафганских акций со стороны сопредельных государств».

 

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии