RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

ВМФ «дотянулся» до Сирии
7 октября 2015 г.

ВМФ «дотянулся» до Сирии

7 октября 2015 года четыре корабля Каспийской флотилии нанесли мощнейший ракетный удар по военным объектам так называемого "Исламского государства"
Политик № 2
26 июня 2014 г.

Политик № 2

Так Владимир Путин назвал Геннадия Зюганова, которому 26 июня исполняется 70 лет
Сергей Шойгу выпускает когти
23 апреля 2013 г.

Сергей Шойгу выпускает когти

Военные ведомства России и Беларуси приступили к развертыванию авиационной базы и четырех дивизионов С-300 против западной агрессии
Крест журналиста
10 мая 2016 г.

Крест журналиста

10 мая 1970 года родился самый близкий соратник Российского героического календаря, руководитель строительства Солдатского храма в честь Дмитрия Донского, создатель одноименного сайта Серафим Анатольевич Берестов.
Подводная преисподняя
24 февраля 2016 г.

Подводная преисподняя

24 февраля 1972 года на подводной атомной ракетной подводной лодке К-19 произошла страшная авария
Главная » Герои нашего времени » Приштина: русский десант против НАТО

Приштина: русский десант против НАТО

В ночь с 11 на 12 июня 1999 года современная Россия впервые показала Североатлантическому альянсу, что имеет волю на принятие самостоятельных решений

200 российских десантников совершили боевой марш-бросок, преодолев более чем 600 км за 7,5 часов, и заняли аэропорт «Слатина», не дав войти туда НАТО.
Приштина: русский десант против НАТО

Предыстория такова. После начала военных действий между Югославской армией и сепаратистской так называемой Армией Освобождения Косова сербские власти были обвинены США в этнических чистках. НАТО потребовал вывести сербские войска из автономной области Косово и Метохия, главным образом населяемой албанцами, а также разместить войска НАТО на территории Косово и Метохии, то есть на территории Югославии. Югославия не выполнила ультиматум. В результате 24 марта 1999 года войска НАТО начали военную операцию в отношении Югославии, которая состояла в применении авиации для бомбардировки стратегических военных и гражданских объектов на территории Сербии. Вторжение сухопутных войск НАТО было запланировано на 12 июня 1999 года со стороны Македонии. В качестве главного стратегического объекта для первоочередного захвата был признан международный аэропорт «Слатина», расположенный на удалении 15 километров на юго-восток от города Приштина — единственный аэропорт с взлётно-посадочной полосой, способной принимать любые типы самолётов, в том числе тяжёлые военно-транспортные. Через данный аэропорт планировалось произвести вторжение большо́го количества сил НАТО.

Но наши десантники не дали тому случиться. В ночь с 11 на 12 июня 1999 года отряд ВДВ на БТРах и автомашинах выдвинулся в сторону границы Боснии и Югославии. Колонна ВДВ России без труда пересекла границу. До этого момента командование НАТО не располагало сведениями о начале марш-броска российских десантников на Приштину. Десантники в кратчайшие сроки преодолели 600 километров и захватили все помещения аэропорта «Слатина». Они заняли круговую оборону, организовали блокпосты и приготовились к появлению первых НАТОвских колонн, которые уже находились в пути.

Мало кто знает о том, что предварительно в аэропорт проникла группа спецназа ГРУ ГШ ВС под командованием нынешнего президента Ингушетии майор Юнуса-бек Евкурова.

Подробные обстоятельства данной операции до сих пор засекречены.

12 июня в 11 часов 00 минут в небе над аэродромом появился беспилотный самолёт-разведчик, затем с блокпоста на въезде в аэропорт «Слатина» командованию батальона поступило сообщение о прибытии первой колонны НАТОвских сил. Это были британские джипы. С другой стороны к аэродрому приближались английские танки. Обе колонны остановились перед российскими блокпостами. В небе появились десантные вертолёты. Пилоты британских вертолётов предприняли несколько попыток приземлиться на аэродром, однако эти попытки были пресечены экипажами российских БТРов. Как только вертолёт заходил на посадку, к нему сразу же устремлялся БТР, препятствуя таким образом его манёвру. Потерпев неудачу, британские пилоты улетели. Генерал Майкл Джексон — командующий группировкой силами НАТО на Балканах, вышел впереди танковой колонны и, повернувшись спиной к российским солдатам, начал жестами зазывать танки вперёд, двигаясь спиной к блокпосту. Один из офицеров, находившийся на блокпосту, потребовал от генерала Джексона так не делать, под угрозой применения оружия. При этом российские солдаты взяли в прицел ручных гранатометов британские танки. Таким образом была показана серьёзность намерений российских солдат. Британские танки остались на своих позициях, прекратив попытки прорыва на территорию аэропорта «Слатина». Командующий силами НАТО в Европе американский генерал Уэсли Кларкм приказал британскому генералу Майклу Джексону захватить аэродро, британец ответил, что не собирается начинать Третью мировую войну.

Впоследствии в Косово с аэродромов в Иваново, Пскове и Рязани прибыли несколько военно-транспортных самолётов Ил-76 с российским миротворческим контингентом (ВДВ), военной техникой и оборудованием. Однако большее число российских военнослужащих вошло в Косово по морскому маршруту, выгрузившись в греческом порту Салоники с больших десантных кораблей — «Николай Фильченков», «Азов» (БДК-54), Цезарь Куников (БДК-64) и «Ямал» (БДК-67), и в дальнейшем совершив марш-бросок в Косово через территорию Македонии. С 15 октября 1999 года аэропорт «Слатина» стал принимать и отправлять международные пассажирские рейсы, вновь получив статус международного аэропорта.

Российская Федерация, распоряжаясь единственным аэропортом в регионе, смогла диктовать НАТО свою позицию, что в итоге привело к тому, что НАТО выделило российским миротворческим силам зоны ответственности, в том числе под контролем России остался сам аэропорт «Слатина».

Как все решалось на высшем уровне, описал в своих воспоминаниях участник событий бывший начальник международного управления Российского Генштаба, ныне президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид ИВАШОВ:

 

"С коллегами из МИДа мы стали готовить доклад министра обороны И. Д. Сергеева Б. Н. Ельцину о том, что нас пытаются исключить из балканского процесса, во избежание чего следует предусмотреть ряд мер. Одной из них мог бы стать одновременный с натовцами ввод в Косово наших миротворческих подразделений.

Суть доклада сводилась к всесторонней оценке ситуации и предложению – предусмотреть одновременный с натовцами ввод российского миротворческого контингента, чтобы вернуть Россию в процесс урегулирования на Балканах на равноправной основе, восстановить ее международный престиж.

Хотя, надо признать, и в МИДе, и в Генштабе были лица, которые рассуждали так: чего нам на рожон лезть, осложнять отношения с Америкой, главное – восстанавливать пошатнувшееся сотрудничество с НАТО.

Проект документа доложили министру иностранных дел И. С. Иванову. Он внимательно прочитал его, внес несколько поправок и завизировал. Позднее шли разговоры, что министр был якобы не в курсе дела, что его чуть ли не «подставили». Это, как видим, не так. И. С. Иванов, возможно, не знал деталей, но они ему и не требовались. Детали – дело военных.

Суть документа доложили маршалу Сергееву. Он, осознавая величину ответственности, провел совещание с должностными лицами Министерства обороны и Генерального штаба. Замысел был поддержан. Лишь после этого министр обороны поставил свою подпись и направился на доклад к Б. Н. Ельцину. Вернулся он из Кремля довольный: Президент дал санкцию на синхронный с натовцами ввод российского контингента на территорию Косово.

Для выполнения этой задачи Генеральный штаб определил батальон Воздушно-десантных войск из состава российской бригады, входившей в многонациональные миротворческие силы, которые были сведены в дивизию «Север» под командованием американского генерала и дислоцировались на территории Боснии. Российским воинам предстояло совершить марш из Углевика (БиГ – Босния и Герцеговина) до Приштины (Косово) протяженностью более 600 км, пересечь две границы. Одновременно планировалось десантировать два батальона с территории России.

Однако если натовские подразделения выдвигались с территории соседней Македонии, где они уже сосредотачивались, в открытую, то нашему батальону, чтобы успеть к границе с Косово в час «Х», необходимо было начать марш заблаговременно и – главное условие – незаметно.

О нормативах подразделений НАТО – сколько им потребуется времени на развертывание и выдвижение – наша военная разведка проинформировала точно и своевременно. Специалисты произвели расчеты, когда нашему батальону следовало начать выдвижение и какое количество времени он мог максимально затратить на выполнение марша. Был разработан оптимальный маршрут, предусмотрен порядок поддержания связи с министром обороны и Генеральным штабом, определены меры по соблюдению скрытности и дезинформации натовского командования.

На последнем остановлюсь особо. В группе, которая работала над планом, отдавали себе отчет в том, что в условиях боевых действий в регионе наша бригада в Углевике не могла не находиться «под колпаком» американцев. Поэтому сделать попытку покинуть место постоянной дислокации тайно от командования дивизии «Север» – означало бы наверняка провалить замысел. Дело не в том, что командир бригады проявил бы некое своеволие: нет, он и не подчинялся командованию дивизии, а, согласно установленному порядку, лишь информировал штаб дивизии о тех или иных своих действиях. Но любые, не оговоренные заранее перемещения неизбежно вызвали бы подозрения и доклад в штаб-квартиру НАТО по линии разведки. А если задействована разведка, то такие доклады – нам было хорошо известно – быстро идут на самый верх. В этом случае наш замысел рисковал рухнуть в первый же час своего воплощения в результате мощного политического давления на Б. Н. Ельцина из Вашингтона и Брюсселя, которое последовало бы незамедлительно.

После многочасовых размышлений родилось, казалось бы, простое, но очень остроумное решение – не пытаться скрыть, а, наоборот, официально проинформировать командование дивизии «Север» о выходе батальона с места постоянной дислокации. Такая практика установилась давно: наши офицеры постоянно находились в штабе дивизии и, оперативно не подчиняясь ее командованию, тем не менее в порядке информации сообщали ему, когда то или иное подразделение российской бригады выходило на разминирование, патрулирование или выполнение иной задачи подобного рода. Поскольку информирование о таких выходах стало, повторяю, обычным, даже рутинным делом, очередное из них не должно было никого насторожить.

И вот в установленный час в череду таких обыденных докладов командование бригады по указанию из Москвы ввело информацию о том, что наш батальон получил приказ на выдвижение на территорию Союзной Республики Югославии. При этом специально был выбран момент доклада – в послеобеденное время, когда тянет вздремнуть и восприятие имеет обыкновение притупляться. Командир дивизии воспринял эту информацию более чем спокойно. Лишь поинтересовался, не нужна ли какая помощь для выполнения той самой «частной задачи». «Помощи не требуется», – услышал в ответ и пожелал русским успеха.

Тонкий учет психологии командования дивизии «Север» сыграл свою роль. Представив начало марша как рутинный выход, мы добились главного – не пошли доклады «наверх» по линии натовской военной разведки и ЦРУ. Сам же штаб дивизии «Север» – это достаточно автономная структура, выше него находился лишь штаб многонациональных сил, в худшем для нас случае командир дивизии доложил бы туда, да и то, вероятно, лишь в рамках итогового доклада за день.

В общем, наш батальон получил временную фору и в течение нескольких часов двигался в удивительно спокойной обстановке. Хочется надеяться, что когда-нибудь имена двух достойных россиян – офицера Генерального штаба и офицера ГРУ, авторов этой остроумной дезинформации, можно будет назвать публично.

Колонна состояла из 15 БТРов и 35 бортовых автомобилей с личным составом. На стороне наших двухсот парней был один, но исключительный фактор: большая часть марша проходила по территории дружественной Сербии, и с первых часов стало ясно, что наш расчет на горячие симпатии сербов к воинам под российским триколором оправдался с лихвой. Эффективную помощь в продвижении батальона оказал генерал-лейтенант Е. Н. Бармянцев, наш военный атташе в Югославии.

Когда почти через сутки батальон вышел к границе с Косово, он, как и было предусмотрено, притормозил. Российская сторона не ставила цель нарушать договоренности, достигнутые в рамках «восьмерки», и первой вводить свой контингент на территорию автономного края, но и отставать от НАТО не собиралась. Первый заместитель начальника ГРУ постоянно докладывал министру обороны о местоположении натовских войск, и как только спецподразделения альянса (разведки, связи и другие) пересекли границу Македонии с Косово, генералу В. М. Заварзину была дана команда: «Вперед!” Ночью 12 июня наш батальон в соответствии с планом пересек административную границу Сербии с Косово и двинулся на Приштину.

К этому времени о выдвижении российских десантников в Брюсселе уже знали. Мы ощутили это по резко возросшему дипломатическому давлению со стороны США.

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
4 июня
четверг
2020

В этот день:

Морской бой у острова Эзель

4 июня 1719 года отряд русских кораблей под командованием капитана 2 ранга Наума Акимовича Сенявина одержал победу над шведским отрядом под командованием капитана-командора А. Врангеля.

Морской бой у острова Эзель

4 июня 1719 года отряд русских кораблей под командованием капитана 2 ранга Наума Акимовича Сенявина одержал победу над шведским отрядом под командованием капитана-командора А. Врангеля.

В плен были взяты 52-пушечный корабль «Вахмейстер», 32-пушечный фрегат «Карлус-Кронвапен» и 12-пушечная бригантина «Бернгардус», 376 рядовых матросов, 11 офицеров, в том числе капитан-командор А. Врангель. Неприятель потерял 50 человек убитыми и 14 ранеными. Русский флот потерял 3 офицеров и 6 матросов, 9 человек было ранено.

Эзельское сражение стало первой победой русского корабельного флота, которая была одержана в артиллерийском бою, без применения абордажа. Петр I назвал этот бой «добрым почином» и учредил в его честь памятную медаль.

 

Усмиритель Кавказа генерал Ермолов

4 июня 1777 года родился Алексей Петрович ЕРМОЛОВ (ум. в 1861), русский военачальник и государственный деятель, усмиритель Кавказа.

Усмиритель Кавказа генерал Ермолов

4 июня 1777 года родился Алексей Петрович ЕРМОЛОВ (ум. в 1861), русский военачальник и государственный деятель, усмиритель Кавказа.

В 1823 году командовал боевыми действиями в Дагестане, а в 1825 году воевал с чеченцами, руководил постройкой крепости Грозная. Ермолов много сделал для Кавказского края: модернизировал Военную грузинскую дорогу и другие пути сообщения, устроил лечебные заведения при минеральных водах, содействовал притоку русских колонистов. Ермолов правил Кавказом почти полновластно, планомерно, настойчиво и энергично осуществляя свой план замирения края.

Вот характерный штрих проявления «жесткой руки» генерала, за что он получил уважение горцев. Однажды чеченцы взяли в заложники начальника штаба корпуса Шевцова и стали требовать за него выкуп в 18 телег серебра. Вместо традиционного в таких случаях затяжного торга о размерах выкупа с целью его снижения Ермолов направил на место ЧП несколько казачьих сотен, которые взяли в задержали 18 наиболее уважаемых старейшин крупнейших аулов. Ермолов довёл до сведения горцев, что в случае, если за месяц Шевцов не получит свободу, старейшины будут повешены. Русского полковника освободили на следующий день и без выкупа.

 

Закладка крейсера «Аврора»

4 июня 1897 года на верфи «Новое Адмиралтейство» в Петербурге начато строительство крейсера «Аврора». Руководил постройкой инженер-кораблестроитель Константин Михайлович ТОКАРЕВСКИЙ.

Вторая Камчатская экспедиция

4 июня 1741 года корабль «Св. Пётр» под командованием В.Беринга и «Св. Павел» под командованием А.Чирикова вышли к северо-западным берегам Америки.

Вторая Камчатская экспедиция

4 июня 1741 года корабль «Св. Пётр» под командованием В.Беринга и «Св. Павел» под командованием А.Чирикова вышли к северо-западным берегам Америки.

20 июня в условиях шторма и густого тумана суда потеряли друг друга. После нескольких дней бесплодных попыток соединиться мореплавателям пришлось продолжать путь уже поодиночке. «Святой Петр» под командованием В. Беринга пошел на восток и 16 июля 1741 года (на один день позже «Святого Павла» и третьим из русских кораблей) на широте 58°14' достиг берега Северной Америки в районе горы Св. Ильи.
После высадки на о. Каяк, пакетбот повернул обратно к берегам Камчатки, следуя вдоль южного берега Аляски и Алеутской гряды. По пути были открыты остров Кадьяк, Евдокеевские и Шумагинские острова, острова Св. Иоанна (Атха), Св. Маркиана (Кыска) и Св. Стефана (Булдырь). 5 ноября пакетбот зашел для пополнения запасов воды на остров, впоследствии названный островом Беринга, где 28 ноября сильным ветром был выброшен на берег. В тяжелых условиях вынужденной зимовки от цинги умерли 19 человек, а 8 декабря скончался и Витус Беринг. Командование принял штурман поручик Свен Ваксель. Весной 1742 года 46 оставшихся (из 75) членов экипажа сумели построить из обломков пакетбота гукор (также названный «Св. Петром») и в августе 1742 года, преодолев 250 км, достигли Авачинской губы.
В 1874 году представители Российско-Американской компании поставили деревянный крест примерно на том месте, где предположительно должна была находиться могила великого мореплавателя. Позднее местные исследователи установили нынешний памятник — два наложенных друг на друга каменных прямоугольника, покрытые сверху чугунной плитой. Надгробие венчает железный крест высотой 3,5 м.
В 1991 году отмечалось 250-летие плавания Беринга и Чирикова к северо-западному побережью Америки. Международное общество «Подводный мир» и клуб «Приключение» Дмитрия Шпаро совместно с Институтом археологии Академии наук СССР организовали экспедицию на остров Беринга с привлечением датских исследователей. Одновременно обществом «Память Балтики» был сформирован подводно-археологический отряд. Основными задачами экспедиции стало комплексное изучение и сохранение историко-культурного наследия Командорских островов, поиск могилы Беринга, подводно-хеологические работы по поиску якорей пакетбота «Св. Пётр» в бухте Командор.
Экспедиция обнаружила могилы Витуса Беринга и ещё пятерых моряков. Останки перевезли в Москву, где их исследовали судебные медики, которым удалось реконструировать внешность Беринга. Как установили датские и российские историки, канонический портрет командора Витуса Беринга, публикуемый во всех учебниках и справочниках, на самом деле принадлежит его родному дяде — полному тёзке мореплавателя, придворному датскому поэту, в честь которого Витус и получил своё имя. На зубах Беринга не было обнаружено следов цинги, что позволило сделать предположение о том, что Беринг умер от какой-то иной болезни. На следующий год останки мореплавателя были возвращены в погребение на Командорских островах и перезахоронены.

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии