RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Актер-герой Олег Борисов
28 апреля 2014 г.

Актер-герой Олег Борисов

28 апреля 2014 года - 20 лет со дня смерти этого поистине народного артиста СССР
Рыцарь советской разведки
4 июня 2020 г.

Рыцарь советской разведки

В 2020 году исполнилось 85 лет со дня рождения Леонида Владимировича Шебаршина
Персидский поход
27 июля 2014 г.

Персидский поход

27 июля 2014 года — День Военно-морского флота России
Энергия Жизни
8 апреля 2016 г.

Энергия Жизни

8 апреля 2016 года художнику Никасу Сафронову исполнилось 60 лет
ГРУ возглавит адмирал
22 ноября 2018 г.

ГРУ возглавит адмирал

22 ноября 2018 года Минобороны сообщило о смерти после продолжительной болезни руководителя Главного разведывательного управления Героя России Игоря Коробова.
Главная » Герои нашего времени » Гордость нашего курса и любимец Фортуны

Гордость нашего курса и любимец Фортуны

И всё это об одном человеке – капитане 1 ранга в отставке Владимире Чупахине, которому 12 ноября 2017 года исполнилось 66 лет

Прочитав заглавие, Володя, наверняка, смутится, а потом напишет мне в личку: зачем, ты, Захар, так…
 Гордость нашего курса и любимец Фортуны

Ну или что-то типа того скажет. А я, меж тем, пишу правду, одну правду и только правду – десятилетиями выстраданное право. Ибо скажите мне, читатель, на милость, как же нам, выпускникам Львовского высшего ордена Красной Звезды военно-политического училища, не гордиться своим однокашником, который стал главным редактором главной военной газеты Советского Союза, легендарной «Красной звезды». То есть, он достиг самой мыслимо высокой нашей творческой вершины. Один-единственный за всю историю училища! А поскольку училище исчезло точно так же, как и СССР, то уже никто и никогда не повторит подвига Чупахина.

 

Теперь о Фортуне. В многосерийном англо-американском фильме «Рим», на всякий случай, лучшем историческом сериале всех времён и народов, есть такой эпизод. Перед великим Юлием Цезарем предстают два провинившихся легионера Люций Варена и Тит Пуло. Они отпустили на волю Помпея. Цезарь, выслушав объяснение Варены, тоже отпускает воинов. На что возмущённый Антоний говорит: «Он позволил улизнуть твоему врагу Помпею, а ты даруешь ему жизнь? Да его следовало бы примирено наказать!» - «Любого другого, кого угодно – наверняка,- отвечает полководец.- Но этих двоих… Они вернули похищенного орла. Они выжили после морской бури, в которой погибло всё войско и на песочке повстречали Помпея. Их оберегают могущественные силы. И я не посмею поднять руку на человека с такими покровителями».

 

У каждого из нас, наверное, есть (или должен быть) ангел-хранитель, представляющий некие Высшие Силы. Им по логике вещей просто некуда деваться из нашего бытия. Но встречаются и люди, которых Провидение опекает с особым пристрастием. Вот Володя Чупахин – один из таких любимцев Фортуны. Без малого полвека назад он стал единственным среди нас курсантом факультета журналистики уже упомянутого училища, ни дня не послужив. И он бы никогда не поступил – в те времена в ЛВВПУ принимали исключительно и только солдат, сержантов срочной службы. Однако за него, как утверждала курсантская молва, ходатайствовал сам легендарный Маршал Будённый. Та молва, как и положено всякому слуху, оказалась достоверной лишь наполовину. Много лет спустя мне станет известно от самого Володи, как всё обстояло на самом деле. Его отец дружил с писателем Александром Золототрубовым, написавшим книгу о Будённом в серии ЖЗЛ. Ну и рассказал приятелю, что один из его сыновей хочет стать военным журналистом. Только вот закавыка: в училище принимаются исключительно послужившие юноши. Писатель поговорил с Семёном Михайловичем. Тот почесал репу: «Задача не так проста, как на первый взгляд кажется. Но мы её решим с помощью моего сослуживца конника». Им оказался, на всякий случай, тогдашний министр обороны СССР, Маршал Советского Союза Андрей Антонович Гречко. Вот так два выдающихся советских военачальника и оказались «повивальными бабками» будущего глареда «Красной звезды». И кто-то мне ещё будет говорить, что тут Высшие Силы ни при чем?

 

Но и это ещё не весь сказ об особо нежной приверженности госпожи Фортуны к Чупахину. В конце первого своего курсантского года я впервые в жизни написал заметку в «Красную звезду» под символическим заглавием «У них на плечах погоны». То был простенький, незамысловатый рассказ о четырёх товарищах однокурсниках – Толе Боровкове, Вите Родине, Васе Бейдине. И - о Володе: «На него мы смотрели насторожено и даже немного недружелюбно. Володя Чупахин действительно выглядел маменькиным сыночком. В армии он не служил и потому даже портянки не умел правильно наворачивать. Он пришёл в училище, что называется, прямо со школьной скамьи. Ещё на выпускных экзаменах все мальчишки из его класса решили поступать в военные училища. Семерым, в том числе и ему, посчастливилось. Сначала было трудно. Ведь почти год приходилось всегда в чём-то догонять своих сокурсников. Он понятия не имел о строевой подготовке, тогда как для многих в группе это был пройденный этап. Он никогда раньше не стрелял из автомата, не стоял на посту. Много чего он не знал. Но старания этому парню было не занимать. В первом семестре второго курса комсомолец Чупахин стал отличником. У него – большое будущее».

 

Разумеется, я не столь наивен, чтобы ставить себя на одну доску с прославленными маршалами. Но не кажется ли вам, читатель, что и моей рукой, как и маршальскими закалёнными дланями, водили некие Высшие Силы? Ведь тогда на нашем курсе учились 63 человека и выбор у меня был просто-таки огромен. Но я остановился на Володе. Кстати, много лет спустя мы с Чупахиным в капитанских званиях оказались в «Красной звезде». Говорю: «А ведь я тебе предсказывал большое будущее» - «Когда это было?» - «Да ты, поди, и не читал моей заметки в «Красной звезде»? Точно – не читал. Спустились в библиотеку, достали подшивку за 1971 год. Володя пробежал по диагонали и удивился: «Ну, ты, конечно, не Нострадамус, но тоже Мишель. Потому что я действительно видел свой потолок как у отца – заместителем редактора флотской газеты. Если очень повезёт – ответственным редактором. Всё. На «Красную звезду» даже в самых сокровенных мыслях не посягал» - «Подожди, ты ещё её возглавишь» - «Захар, хватит тебе…». Дальше последовал инфинитивный глагол, который печатно и поныне не воспроизводится. Как уже известно, спустя десяток лет моё шутейное предсказание сбылось.

 

Однако если говорить кроме шуток, то меня всегда магнитно тянуло к общению с умными людьми. Встречал их много, обо всех не обскажешь. А на курсантской скамье такими были три Володи: Коржавых, Верховод, Чупахин. В них меня привлекало то, чего был лишён сам или обладал им недостаточно. У Коржа наблюдался врождённый интеллект, подпитываемый неустанно-лютым чтением. Верховод дивил цепкостью ума, не встречающейся ни у кого среди моих однокашников. К Чупахину влекли и его ум, и не возрастная рассудительность, и более всего – поразительная стрежневая какая-то не суетность. С этими тремя друзьями, далее, я никогда не чувствовал своего превосходства, той особой формы неловкости, когда краснеешь от простоты твоего собеседника, которая завсегда хуже воровства. Люди в массе своей чрезвычайно говорливы, а уж глупые просто фонтанируют словесами. В таких случаях я лихорадочно ищу способа выйти из беседы любой ценой. С перечисленными товарищами этого никогда не случалось. Притом, что недостатки каждого мне всегда были видны, как на лопате. Только о них думалось в третью, в четвёртую очередь. А на первом месте стояла их интересность. Другими словами Чупахина я всегда выделял, и втайне даже завидовал той лёгкости, с которой он учился, вёл себя в коллективе, просто жил в своё удовольствие. Чего никак нельзя было утверждать наоборот. На втором курсе меня принимали кандидатом в члены КПСС. Против проголосовали семеро сокурсников. Среди них – Чупахин. Видит Бог, я чуть не заплакал от досады. Ибо определённо искал его дружбы и вдруг такой апперкот! Слава Богу, хватило ума не зацикливаться на досадном поступке однокашника.

 

Работая вместе в «Красной звезде», мы с Чупахиным поддерживали добрые, почти приятельские отношения. Некоторое время даже дружили семьями. А потом я ушёл сначала в ТАСС, затем возглавил журнал «Вестник ПВО» и уже общались мы с Володей до обидного спорадически. То было как раз время «лихих девяностых» с ельцинским пьяным сумасбродством, с приходом к власти сволочных предателей козыревых, кохов, бурбулисов, абрамовичей, боровых и прочих мразей. Основные государственные скрепы трещали по швам. Дошло до того, что главного редактора «Красной звезды» захмелевшие от шальной свободы военные журналисты решили избирать майданным голосованием. В очереди кандидатов стоял и автор сих строк. Однако Судьба своим перстом указала именно на Чупахина, единственного среди нас не желавшего садиться в редакторское кресло. И я уверен, что выбор тот был не случайным. Ибо, в конце концов, в нашей жизни вообще ничего случайным не бывает…

 

Практически всю сознательную жизнь я веду дневники. Несколько лет назад на их основе издал книгу «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий». Скажу без обиняков, за некоторые суждения той поры не сказать, чтобы мне было нынче стыдно. Хотя бы потому, что я нигде, ни на йоту не соврал. Но что уж точно, так я бы теперешний не рассуждал столь категорично, как четверть века назад. Некоторые мои герои поэтому вдрызг со мной разругались из-за тогдашних моих жёстких оценок, пару знакомцев, пожалуй, что и возненавидели меня. И только один Чупахин воспринял всё именно так, как и должен воспринимать честные, добросовестные воспоминания по-настоящему мудрый человек. Хотя как раз ему-то досталось не в пример прочим – повторюсь, я же спал и видел себя в кресле главреда «КЗ». И, конечно же, эта мысль влияла на моё поведение.

 

Если вы загуглите фамилию моего друга, то узнаете, что он просидел в этом кресле с 1992 по 1998 годы. Шесть лет пребывая на чистой генерал-лейтенантской должности, он так и не получил вожделенных для всякого уважающего себя офицера лампасов. Это что, Фортуна облажалась, спросите вы? Наоборот, она не позволила Володе скурвиться. Сие вовсе не значит, что все генералы – сволочи. Однако, стань он генералом, я бы потерял друга точно. А на фига мне это надо? Другу тоже: «Какое счастье быть не отставным генералом, а обычным отставным каперангом. В Совете Федерации готовили важный «круглый стол», за который отвечали два помощника сенаторов – я и бывший командующий округом, генерал-полковник. Ныне мы были в равной ипостаси, но выполняли разные функции. Я писал план мероприятия и проект рекомендаций, а он, поскольку ничего этого не умел, расставлял по столам стаканы и раскладывал блокноты. А тут еще подошло время встречать внизу, на проходной участников мероприятия. С какой же мольбой и страданием генерал-полковник смотрел на меня! Я сказал: «Ладно, сейчас закончу последний абзац рекомендаций и пойду встречать. И в самом деле, что зазорного для отставного каперанга - встретить гостей? А для него, бывшего командующего, - это все равно, что в швейцары податься!»

 

…В последние годы мы встречаемся с Володей два раза в год железно: весной – у меня, осенью – у него на даче. В такие дни у меня наступают именины сердца, праздник души и услада уму. Мы говорим, деликатно старясь не перебивать друг друга. И даётся нам это нелегко – сколько информации скапливается «за истекший период». Готовим себе пищу. Обязательно на мангалах. Для нашего возраста это особенно полезно. Пьём хорошее вино, полезность которого для нас пока что не сомнительна. И любая погода вокруг нас не во вред нам – мы её не замечаем. Такие мгновения – нам, как дар от Всевышнего, как бальзам на наши постепенно увядающие души.

 

Мы практически смотрим с Володей под одним углом на все большие и малые проблемы бытия. По возникающим разногласиям ударяем спасительным консенсусом. Единственное, в чём мне не удаётся убедить друга, так это в том, что шесть лет его командования главной военной газетой страны нуждаются всенепременно в закреплении «через посредство печатного станка». Его аргументация на сей счёт сводится к следующему: «Почему я не напишу воспоминания о годах руководства «Красной звездой»? Честно говоря, единственный смысл таких воспоминаний – сказать доброе слово о людях, которые были в ту сложную пору рядом со мной. Но они и так знают, как я им благодарен, как люблю и ценю. Что касается самой истории главредакторства, у нее нет самого главного - хэппи-энда. Это были годы безнадежной борьбы за спасение бренда «Красной звезды», сохранение лучших творческих сил и общественно-политической значимости газеты. Из трех задач решена лишь одна – бренд спасли: «Красная звезда» по названию осталось «Красной звездой». А толку? Ведь творческий коллектив к середине 90-х стал крошиться на глазах. Лучшие журналисты приходили со смущенными лицами и говорили, что одного позвали в такое-то издание на тысячу долларов, другого - на полторы и т.д. Что я мог возражать им при нашей-то нищете? Мои воспоминания, будь они написаны правдиво (а иначе - зачем?), состояли бы на 50% из описаний финансовых и организационно-правовых проблем, на 40% - из подробностей придворных интриг и лишь на 10% из дел, связанных собственно с газетой, с журналистским творчеством. Кому такое сегодня надо?

 

В астрономии, говорят, звезды красного цвета – это те, которые убегают, удаляются от нашей галактики. Я не хочу писать о том, как убегала и продолжает убегать от нас та славная, любимая армией и народом «Красная звезда», которая многие десятилетия была в ряду самых первых газет страны и по тиражам, и по влиянию. Это было бы слишком грустное повествование, без позитивного урока и опыта».

 

Это всё хорошо: задачи, звёзды и прочие умственные ухищрения. Но по большому счёту они всего лишь прикрытие элементарного нежелания сесть и написать то, чего не сможет написать ни один другой человек во всё подлунном мире, кроме капераза в отставке Владимира Леонидовича Чупахина. Тем более, что перо он ещё держит уверенной рукой. И пишет гораздо глубже, чем в молодости.
Видит Бог, как я трепетно и любовно дорожу курсантским братством. Но дружбой с Чупахиным дорожу особенно. Иной раз мне кажется, что только он лишь один на текущем этапе моей закатной жизни способен понять и её, и меня, и всё остальное прочее, чем я дышу, пишу, надеюсь и мыслью. Это осознание – надёжный мой репер.
Вот и всё моё поздравление другу с его симпатичными двумя шестёрочками. Могу только пожелать ему прожить хотя бы так, чтобы они перевернулись. А дальше просто его стих:

«Коль нет в душе Креста, то лучше не крестись», -

Однажды батюшка сказал мне деревенский.

«Коль нет любви в душе, то лучше не любись»,

Сказал себе я в час похмельный, мерзкий.

«Коль песен нет в душе, то и не тереби

Гитары струны беспросветным утром».

«Коль воли к жизни нет, то лучше не живи?..», -

Страницы:   1 2  »

Комментарии:

Вера 12.11.2017 в 22:31 # Ответить
Вера
Много много раз слышала эту фамилию,а теперь было очень интересно прочитать про ее обладателя. Однако мне осталось непонятным,почему же он всё-таки голосовал против принятия автора статьи в члены коммунистической партии..

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
25 октября
воскресенье
2020

В этот день:

Жизнь и казнь маршала Егорова

25 октября 1883 года родился Александр Ильич ЕГОРОВ (расстрелян 23.02.1939), советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935).

Жизнь и казнь маршала Егорова

25 октября 1883 года родился Александр Ильич ЕГОРОВ (расстрелян 23.02.1939), советский военачальник, один из первых Маршалов Советского Союза (1935).

.

 Кадровый военный Русской императорской армии, участник Первой мировой войны, командовал ротой и батальоном 132-го пехотного Бендерского полка, был помощником начальника школы прапорщиков, дослужился до подполковника — командовал полком в этом звании, а потом в звании полковника. Был 5 раз ранен и контужен.

В РККА с декабря 1917 года отвечал за отбор офицеров для Красной армии, занимался вопросами пленных и беженцев, с августа 1918 года командовал армиями и фронтами в Гражданской войне (в частности, участвовал в боевых действиях под Самарой и Царицыном), а затем в советско-польской войне.

С 26 декабря 1918 по 25 мая 1919 — командующий 10-й армией. В мае 1919 года был тяжело ранен в бою у Плетнёва (у реки Сал). В июле — октябре 1919 года — командующий 14-й армией. С октября 1919 по январь 1920 — командующий войсками Южного фронта. В январе — декабре 1920 года — командующий войсками Юго-Западного фронта.

С июня 1931 по сентябрь 1935 — начальник Штаба РККА. С сентября 1935 по май 1937 — начальник Генерального Штаба РККА. В 1935 году приказом Наркома обороны СССР Ворошилова в честь Егорова была названа 37-я Новочеркасская стрелковая дивизия.

С 11 мая 1937 года — 1-й заместитель Наркома обороны СССР.

8 февраля 1938 года была арестована его жена Галина Цешковская. 27 марта арестован и сам Егоров. 22 февраля 1939 года Военной коллегией Верховного суда СССР по обвинению в шпионаже и принадлежности к военному заговору приговорен к расстрелу. Расстрелян 23 февраля 1939 года. Кремирован на Новом Донском кладбище. Посмертно реабилитирован 14 марта 1956 года.

Создатель ракет для субмарин

25 октября 1924 года родился Виктор Петрович МАКЕЕВ (умер 25.10.1985), создатель научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения Советского Союза

Создатель ракет для субмарин

25 октября 1924 года родился Виктор Петрович МАКЕЕВ (умер 25.10.1985), создатель научно-конструкторской школы морского стратегического ракетостроения Советского Союза

Родился 25 октября 1924 года в селе Протопопове (ныне посёлок имени Кирова города Коломны). С 1939 года работал на авиационном заводе в Москве. Проявил способности умело решать конструкторские задачи в условиях напряжённого серийного производства самолётов «Пе-2». Закончил МАИ (1944). В 1950 окончил Высшие инженерные курсы при МВТУ им. Н. Э. Баумана. С 1947 (параллельно с учёбой) работал в ОКБ-1 НИИ-88 ведущим конструктором (до 1955). Участник создания (ведущий конструктор) оперативно-тактической ракеты Р-11 и первой морской баллистической ракеты Р-11ФМ. В 1955 по предложению Сергея Павловича Королёва назначен главным конструктором СКБ-385. С 1963 — начальник предприятия и главный конструктор. Под его руководством КБ стало ведущей научно-конструкторской организацией страны, сформировалась разветвлённая кооперация НИИ, КБ, заводов-изготовителей, испытательных полигонов, решавшая задачи разработки, изготовления и испытания ракетных комплексов для Военно-Морского Флота. Результат деятельности Виктора Макеева, руководимого им КБ и обширной кооперации предприятий — три поколения морских стратегических ракетных комплексов, принятых на вооружение ВМФ страны. В их числе комплексы с ракетами Р-21 — первой ракетой с подводным стартом (1963); Р-27 — первой ракетой с заводской заправкой топливом (1968), ставшей наиболее массовой отечественной БРПЛ; Р-29 — первой морской межконтинентальной ракетой (1974); Р-29Р — первой морской межконтинентальной ракетой с разделяющейся головной частью (1977); Р-39 — первой отечественной твердотопливной БРПЛ межконтинентальной дальности стрельбы с разделяющейся головной частью (1983); Р-29РМ — БРПЛ наивысшего в мире энерго-массового совершенства.

Освобождение Днепропетровска

25 октября 1943 года войсками 3-го Украинского фронта был освобожден от европейских фашистов город Днепропетровск. В ходе Днепропетровской операции 23 октября 1943 года с плацдарма в районе с. Войсковое перешли в наступление части 8-й гвардейской армии, а 24 октября 1943 год из района с. Аулы части 46-й армии. Они прорвали оборону противника, объединили свои плацдармы в один общий и 25 октября стремительными ударами освободили крупные промышленные центры Днепропетровск и Днепродзержинск.

Освобождение Днепропетровска

25 октября 1943 года войсками 3-го Украинского фронта был освобожден от европейских фашистов город Днепропетровск. В ходе Днепропетровской операции 23 октября 1943 года с плацдарма в районе с. Войсковое перешли в наступление части 8-й гвардейской армии, а 24 октября 1943 год из района с. Аулы части 46-й армии. Они прорвали оборону противника, объединили свои плацдармы в один общий и 25 октября стремительными ударами освободили крупные промышленные центры Днепропетровск и Днепродзержинск.

Москва салютовала освободителям 20-ю залпами из 224 орудий. Особо отличились части 152-й стрелковой и 39-й гвардейской Барвенковской дивизии. 10-ти воинским частям и соединениям было присвоено звание "Днепропетровских".

Обмен информацией

Если у вас есть информация о каком-либо событии, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы её опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Рассказать о событии