RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

«Белый аист» полёт продолжает
10 марта 2017 г.

«Белый аист» полёт продолжает

9 лет назад ушёл из жизни военный писатель Аркадий Федорович ПИНЧУК
Малая Родина — сердце Большой
23 марта 2019 г.

Малая Родина — сердце Большой

Новое стихотворение постоянного автора и друга «Российского героического календаря» уральского поэта Александра Костенко
Провокация в «Манеже»
23 августа 2015 г.

Провокация в «Манеже»

Некто Энтео, безосновательно называющий себя «православным активистом», устроил бузу на выставке
Поэтическая свеча Евгения Гулидова
4 апреля 2019 г.

Поэтическая свеча Евгения Гулидова

К 75-летию известного флотского поэта вышла итоговая книга его произведений
2 апреля 2013 г.

Документы

Главная » Читальный зал » Кровавая комната

Кровавая комната

О Кольцове я рассказал Гусеву, по совету которого мы с этим опытным исследователем и отправились в Калининград, оформив ему командировку от «Красной звезды».

Правду говорят, что на ловца и зверь бежит. В поезде нам довелось услышать историю, связанную с подземельями этого города. Пожилая женщина рассказывала в купе:

— Сын моей знакомой притащил домой большой отрез синтетической ткани. Говорит, мол, из затопленного подвала одного из фортов с пацанами вытащили целый рулон. Столько лет в воде пролежала, а как новенькая! Из той ткани моя знакомая сшила сыну рубашку. Стала гладить, а та как вспыхнет — прямо порох. Знакомая — в милицию. Послали в форт водолазов. Так там, в подвале, склад фашистский обнаружили и таких рулонов — сотню. Говорят, порох в виде ткани гитлеровцы выпускали, а зачем, почему — не знаю.

Подумалось: очередная побасенка. Тогда я не знал, что через несколько дней встречу одного из водолазов, которые ныряли в тот затопленный подвал.

Прибыв в Калининград и устроившись в гостинице, мы первым делом начали свою работу с поиска фронтовиков, способных поделиться воспоминаниями на интересующую нас тему.

Гитлеровцы создали вокруг Кенигсберга и внутри него три оборонительные позиции. Внешняя — в 6-8 километрах от центра города — состояла из нескольких сплошных траншей, противотанкового рва, линии надолбов, проволочных заграждений и минных полей. На ней находилось полтора десятка мощных фортов с развитыми подземными коммуникациями. По окраинам города проходила еще одна позиция, включавшая в себя прочные каменные здания, баррикады, железобетонные огневые точки. Внутренняя позиция, опоясывавшая центральную часть Кенигсберга, включала бастионы, равелины, башни и старинную цитадель. Все это тоже имело хорошо оборудованные подземелья. Гарнизон крепости (свыше 130 000 солдат) был укомплектован наиболее стойкими приверженцами гитлеровского режима. Все это позволяло фашистам считать Кенигсберг неприступным.

Однако, начав штурм Кенигсберга 6 апреля 1945 года, войска 3-го Белорусского фронта уже 9 апреля принудили врага капитулировать.
Участник штурма Кенигсберга, председатель Калининградского совета ветеранов подполковник в отставке Александр Иванович Петрикин, вспоминая о событиях тех дней, рассказал:
— Несмотря на мощные подземные коммуникации в Кенигсберге, подземной войны в широком смысле здесь не было. Фашисты, как правило, после сокрушительных ударов советских войск сами выходили из подвалов с поднятыми вверх руками. Но были и случаи, когда их приходилось выбивать оттуда.

Документальных свидетельств о подземных боях в Кенигсберге нам найти не удалось. В местной библиотеке, куда я обратился с просьбой подобрать публикации о калининградских подземельях, ответили, что таковых не имеется, но назвали несколько художественных произведений, в которых об этом идет речь. Приведу только две выдержки из приключенческой повести Станислава Гагарина «Три лица Януса»: «Восемьсот шестьдесят два квартала в городе — и каждый из них связан друг с другом единой оборонительной системой. Подвалы домов соединены переходами. Под землей — электростанции, лазареты, склады боеприпасов».

«Хорст поднял крышку канализационного люка и стал спускаться по скобам. Обергруппенфюрер последовал за ним. Они оказались в подземном зале. Вдоль одной из стен протянулся причал, у которого стояла небольшая, в четыре метра, подводная лодка».

Что стоит за этими описаниями — чистый вымысел или реальные факты? Как бы там ни было, а художественное произведение на документальную точность претендовать не может. Предстояло найти живых свидетелей и участников «подземных историй».

Вскоре я встретился с начальником отдела Калининградского отряда подводно-технических работ Михаилом Матвеевичем Лифом.
— Подземное хозяйство Калининграда действительно большое, — рассказывал он. — Я, конечно, не знаю его полностью, а только ту часть, которая связана с нашими работами. Под фортификационными сооружениями, в районе бывших дворцов имеются двух- и трехэтажные подземелья. В большинстве своем они затоплены, а ходы туда забиты камнями. Некоторые частично используются и сейчас под склады. Нам много приходится работать и в реке Преголь, и в озерах, и в канализационных коммуникациях. Недалеко от Кенигсберга был подземный авиационный завод. Он тоже затоплен, а входы в него завалены камнями. Но об этом вам лучше всего расскажет один из наших ветеранов Григорий Иванович Мацуев, который сразу же после освобождения Кенигсберга прибыл сюда в составе специального подразделения и лично осматривал многие затопленные подземелья. Несколько лет назад были в нашей среде разговоры о том, что два доморощенных «кладоискателя» обнаружили в одном из озер искусственный грот, вход в который закрывала немецкая якорная мина. Один из них вскоре при неясных обстоятельствах упал с балкона пятого этажа и погиб. Другой после этого пытался склонить знакомого мичмана-сапера частным порядком обезвредить мину. Тот не придал этому разговору серьезного значения. Но когда «кладоискатель», уйдя в очередной раз на озеро, не вернулся домой, мичман вспомнил тот разговор и заявил о нем в милицию. Пропавшего так и не нашли. А по поводу «синтетической ткани» из подвала вам Мацуев подробно расскажет. Он участвовал в ее поисках.
Григория Ивановича Мацуева я нашел в Калининградском парке культуры и отдыха. Там его бригада занималась чисткой старинного озера. Узнав о цели моего приезда, Григорий Иванович оживился:

— Много в этом вопросе неясностей. Подземелья, насколько я могу судить, после войны изучались поверхностно, а сейчас эта работа и вовсе не ведется.
Григорий Иванович Мацуев прибыл в Кенигсберг в апреле 1945 года. Более десяти лет служил здесь старшиной команды водолазов. Будучи мичманом, уволился в запас и остался работать в отряде подводно-технических работ. За это время 15 тысяч часов провел он под водой. Десятки раз спускался и в затопленные подземелья, и в Преголь, и в озера.

- В апреле 1945 года, — рассказал Мацуев, — мы начали обследование Преголи. Фашисты затопили здесь множество судов. Предстояло поднять их, очистить реку для судоходства. Приходилось работать и в подземельях. Хорошо помню, в Королевском замке верхние этажи подвалов в то время затоплены не были. Мы спускались туда через специальные люки. Прошли три этажа, потом по каким-то причинам вернулись. Вскоре входы в подземелье были завалены обломками взорванного дворца. Группа водолазов из нашего отряда работала в подземном авиационном заводе. Он был затоплен фашистами. Воду пытались откачать, но безрезультатно. Тогда в подземелье засыпали красящий порошок. Изменение цвета воды на некоторых участках прибрежной полосы показало, что заводские подземелья связаны с Балтийским морем. После этого было принято решение прекратить попытки откачать воду. Входы в подземные этажи завода завалили камнями. На том и закончили работы. Что касается «синтетической ткани», то я действительно участвовал в ее подъеме из подвалов. Было это в районе старинных городских ворот. В полу фортификационного сооружения нашли огромный люк. Открыли мы его, а под люком вода стоит. Нырнул — и увидел огромное подземелье со стеллажами, на которых лежало множество каких-то рулонов. Долго мы провозились, пока подняли их на поверхность. Потом нам сказали, что анализ будто бы показал — это порох. Подполковник, руководивший работами (фамилию, к сожалению, не помню), высказал такое предположение. После первой мировой войны Германия не имела права выпускать оружие и взрывчатые вещества больше установленного уровня. Вот в Кенигсберге и делали порох, камуфлируя его под ткань.
После разговора с Мацуевым я решил побывать еще и в Калининградском управлении внутренних дел. То, о чем мне рассказали в УВД, убедило: есть в проблеме калининградских подземелий реалии, которые значительно серьезней, чем самые «жуткие» мифы о них. Вот несколько выдержек из рапортов и актов, с которыми мне дали ознакомиться: «На улице Тельмана в подвале дома № 15 произошел взрыв, в результате которого погибли Плащенков Дмитрий 1971 года рождения, Косаченко Игорь 1971 года рождения. Получили различной тяжести ранения Волков Алексей 1972 года рождения и Плотинин Дмитрий 1972 года рождения. Контузило Кириллова Юрия 1981 года рождения. Выяснилось, что Плащенков, Косаченко и Волков пытались разобрать найденный фашистский крупнокалиберный патрон. В ходе обследования территории и подвальных помещений, где он найден, обнаружено более 16 тысяч единиц взрывоопасных предметов…».
«Группа учащихся 9-х классов Калининградской СШ № 43 выехала в район старого замка «Бальга», где занялась поиском оружия и боеприпасов, оставшихся здесь с военного времени… Произошел взрыв, в результате которого школьник Афанасьев Дмитрий получил тяжелое ранение…».
Подобных рапортов мне довелось прочитать немало. Сколько лет прошло после окончания Великой Отечественной войны, а калининградские подземелья до сих пор таят в себе смерть и горе, которые время от времени вырываются на поверхность и уносят жизни, калечат людей, как правило, детей и подростков. Начальник отдела охраны общественного порядка Калининградского УВД подполковник милиции Николай Иванович Сапрыкин рассказал:
- У нас ежегодно на этой почве гибнет несколько подростков и детей. В минувшем году задержано 68 человек, занимавшихся сбором, хранением найденного оружия, пороха, других взрывоопасных веществ. Среди них есть совсем дети, например, ученики четвертого класса Андрей Шишкин и Анатолий Соколов. Несмышленыши, они не понимают, к чему могут привести такие игры. Немало и ребят, которые по возрасту уже обязаны осознавать и нести ответственность за свои действия, но, с детства увлеченные этим нездоровым «хобби», не задумываются о ней. Только за последние три года возбуждено 180 уголовных дел, связанных со сбором и хранением оружия. Мы проводили профилактическую работу в школах и по месту жительства, но проблема не становится менее острой. Думаю, ее необходимо решить кардинально, то есть раз и навсегда ликвидировать саму заразу — очистить и подземелья, и калининградскую землю от «сюрпризов» минувшей войны.

Глава 7. Королевский замок

Ранним утром мы с Иваном Евсеевичем приехали на площадь, над которой возвышалась мрачная бетонная коробка недостроенного Дома Советов. Здесь ничто не напоминало о Королевском замке, который простоял на этом месте несколько веков.

Перед поездкой в Калининград в Центральном государственном архиве России мне попалась на глаза справка историка Фридриха Лаарса. В ней сообщалось, что строительство Королевского замка началось в 1257 году и продолжалось до 1810 года. В течение шести веков он отстраивался и перестраивался, многие его сооружения полностью исчезли, от некоторых из них остались только фундаменты и разрушенные подвалы, засыпанные песком. Первые геологические раскопки, проведенные профессором Гейдекком в 1889 году, показали, что «под поверхностью замкового двора лежат 7—8-метровые толщи «культурных» отложений: строительный мусор — до 2-х метров; жирная черная земля с большим количеством бытовых остатков, а также кости, рога оленей и др. — до 3—4 метров; насыпной грунт под замковой церковью, бывшим домом Конвента, рестораном «Блютгерихт». До войны в замке, как следует из документа, размещались следующие учреждения и музеи:
«1. Северное крыло — ресторан «Блютгерихт», резиденция прокурора и верховный суд.
2. Восточное крыло — на всех этажах размещались музейные экспонаты.

3. Западное крыло — церковь, зал Московитов, в юго-западном углу первого этажа размещался отдел по вопросам памятников. На 2 и 3 этажах была часть помещений Прусского музея.
4. Южное крыло — художественная галерея и Прусский музей».
Первые сведения о судьбе Янтарной комнаты после «пленения» ее фашистами были обнаружены 25 апреля 1945 года командированным в Кенигсберг преподавателем МГУ Дмитрием Иваненко, который нашел в бывшем Королевском замке Кенигсберга «Дарственную книгу», где под № 200 от 5 декабря 1941 года значилось это произведение искусства. После этого и была организована первая экспедиция под эгидой Комитета по делам культпросветучреждений при СНК РСФСР (правда, до ее приезда поисками пытались заниматься люди из политуправления 11-й гвардейской армии). В нее вошел уже упоминавшийся доктор исторических наук, профессор-археолог Александр Яковлевич Брюсов (брат известного поэта). По воспоминаниям очевидцев, он занимался поиском вяло и неохотно. К тому же, как мы уже убедились выше, был слабо осведомлен о самой Янтарной комнате, не знал даже, что Роде был ее хранителем в Кенигсберге. И лишь когда тот исчез, понял, что держал в руках, возможно, единственную надежную нить поиска. Не способствовало успеху экспедиции и то, что Брюсову не было дано никаких мало-мальски серьезных полномочий. Военные власти не только не помогали, но нередко и препятствовали розыскным работам. Об этом свидетельствуют и записи в дневнике профессора Брюсова (он полностью приводится в Приложении 3 не только потому, что этот материал еще не публиковался, но и как интересный документ того времени).
В декабре 1949 года была создана еще одна комиссия по поискам Янтарной комнаты и других музейных ценностей в Королевском замке во главе с секретарем обкома КПСС В.Д. Кролевским. Комиссия просуществовала до сентября 1950 года. Однако ее деятельность никем не финансировалась, инженерные работы проводились силами и средствами воинских подразделений. Официального учета поступающей информации не велось.
В документах зафиксированы только производственные работы, проведенные в декабре 1949 года и январе 1950 года, когда в Королевском замке, в южной и западной частях «были разобраны завалы на площади 590 квадратных метров, заложено 24 шурфа во всех подвальных помещениях северной и восточной частях замка на глубину 4—5 метров. Кроме этого разбирались стены, пробивались перекрытия, территория проверялась на глубину до 3-х метров щупом» и т.д. Однако работы велись бессистемно. Результатов достигнуто не было. Поэтому распоряжением первого секретаря обкома КПСС В.В. Щербакова экспедиция была расформирована.
Пожалуй, наиболее ценным, что оставила эта экспедиция, является документ (до недавнего времени с грифом секретности), составленный активным участником поиска Янтарной комнаты архитектором Арсением Максимовым, судя по всему, много лет спустя. (Не могу не привести хотя бы часть его в приложении 4, несмотря на то, что кое-где возможно повторение уже приводившихся выше фактов, а в чем-то и противоречие им).

В 1953 году, по инициативе В. Д. Кролевского, была создана группа энтузиастов по розыску музейных ценностей во главе с неким И. Т. Цедриком, которая вела раскопки вручную, в том числе и в районе Королевского замка. Было обнаружено несколько пустых подвалов, ящики с коврами и около 12 килограммов монет. Все это было изъято милицией. Успех самодеятельной экспедиции заставил обком КПСС в сентябре 1959 года образовать новую комиссию под председательством заместителем председателя облисполкома Г. И. Хорькова. Однако ее работа никакими документами нигде не отражена.
В дальнейшем в разные годы проводились многочисленные локальные экспедиции, которые также имели незначительный реальный итог. В 1967 году была организована крупная экспедиция на государственном уровне. Толчком для ее создания послужило то, что находившийся в польской тюрьме гитлеровский военный преступник, бывший гауляйтер Восточной Пруссии Эрих Кох признался, что ему известно, где спрятана Янтарная комната. Он показал, что в декабре 1941 года издал приказ о вывозе этого уникального произведения искусства из Екатерининского дворца в Кенигсберг, сумел обвести вокруг пальца Розенберга и присвоил «янтарное чудо» себе. Когда Советская армия окружила Кенигсберг, Кох организовал укрытие комнаты. Он утверждал, что она находится в Калининграде — в бункерах под старым костелом в бывшем районе Понарт (недалеко от Королевского замка). Бункеры засыпаны землей. Кроме того, над ними были взорваны бомбы.

После заявления Эриха Коха в 1967 году и была сформирована геолого-археологическая экспедиция, которая просуществовала до 1983 года. Казалось бы, предусмотрели тогда все. Создали группы из нештатных энтузиастов сбора, обработки, хранения данных о месте нахождения Янтарной комнаты, определили силы и средства, разработали планы, обсудили способы и методы ведения эффективных поисковых работ. Но опять все уперлось в обеспечение. Тракторы, бульдозеры, экскаватор приходилось клянчить у предприятий, в воинских частях. Раскопки могли проводиться лишь в тех случаях, как свидетельствует протокол экспедиции, если «версия по данному объекту доказана, документально аргументирована, подтверждается несколькими свидетелями или очевидцами». Но ведь фашисты тщательно заметали следы. А по протоколу, объект, имеющий одного заявителя, автоматически зачислялся в разряд неперспективных.
Честно говоря, участников экспедиции можно в этом плане понять. Ведь проверять многочисленные версии было по сути дела некому. Несмотря на государственный уровень поиска, его обеспечение, в первую очередь кадрами, было смехотворным. В архиве мне попалось штатное расписание экспедиции. В 1969 году (начало активного поиска) в ней числились начальник, бухгалтер, 6 научных сотрудников. В дальнейшем штат стал сокращаться, и к 1983 году состоял всего из трех человек, а вскоре экспедиция была расформирована вовсе.

Соответствующими были и результаты поиска. Вот цитата из итогового документа этого мероприятия: «Деятельность комиссии по розыску похищенной немецко-фашистскими захватчиками в годы Великой Отечественной войны Янтарной комнаты и проведенной геолого-археологической экспедиции не дала положительных результатов. Проблема поисков до настоящего времени является интересной и актуальной».

Тем не менее, эта экспедиция кое-что сделала, особенно, это касается Королевского замка. Были проведены геофизические исследования во дворе замка и вдоль его южной стены. Общая площадь исследования составила полгектара. Практически аномалий не выявлено.

В ходе работ в южном крыле замка вскрыты подвалы, которые оказались пустыми, и только в подвале № 10 обнаружены археологические предметы: монеты, фибулы, привески, костяные изделия, каменные зернотерки и т.д. В западном крыле вскрыты пустые подвалы ресторана «Блютгерихт», глубиной до 8 метров.
Вскоре замок был до основания взорван по указанию калининградских властей, все, что от него осталось, закатано под асфальт, а на части фундамента началось строительство Дома Советов, которое так и не было завершено.
Что же, на замке, как объекте поиска Янтарной комнаты, можно поставить крест? Немало архивных документов, копии которых мы с Кольцовым привезли в Калининград, свидетельствовали, что делать это преждевременно. Особую ценность в этом смысле представляют объяснительная записка заключенного польской тюрьмы Витека, который утверждал, что лично участвовал в захоронении ящиков с ценностями в подземельях Королевского замка, показания Михаила Бутенко, спускавшегося в 1945 году в подземелье под замком, а также письмо немецкого ученого профессора Г.Клумбиса в адрес советского посла в ГДР.

Обсуждая с Кольцовым версию захоронения Янтарной комнаты в Королевском замке, мы обратили внимание на странную фальсификацию доктора Роде. Когда в 1945 году комиссия Брюсова попыталась организовать раскопки в южном крыле замка, Роде сумел отговорить советских исследователей. Аргументы были такими: в южном крыле перед налетом английской авиации находился госпиталь, который завален обломками камней после попадания в него авиабомбы, ничего, кроме трупов, в завалах не найти.
Несколько позже, когда Роде загадочно исчез, обнаружилась его ложь. Военные специалисты, исследовав характеристики завала южного крыла замка, убедительно доказали: взрыв произошел не сверху (якобы от авиабомбы), а снизу (что повышает вероятность его искусственного происхождения). Приехавший в Кенигсберг в 1949 году доктор Штраус, категорически отрицал нахождение в южном крыле (да и в замке вообще) когда-либо госпиталя. Там всегда сосредоточивались музейные ценности.

Казалось бы, уже одно такое противоречие могло бы послужить поводом для скрупулезных исследований в районе замка. Но как мы убедились, они были организованы поверхностно в прямом и переносном смысле.
Мы с Кольцовым обошли здание Дома Советов и не обнаружили ни единого входа в него. Проемы дверей были заложены кирпичами, а окна нижних этажей забиты деревянными щитами. Но Ивана Евсеевича ничто не могло смутить. Он достал из видавшего виды потертого портфеля две металлические рамки, которые всегда носил с собой, и начал обследовать местность, постепенно собирая толпу зевак. Свой инструмент Кольцов изготовил собственными руками. Рамки представляли собой куски стальной проволоки, согнутые буквой «Г». Они были вставлены в металлические трубки так, чтобы могли свободно вращаться. Держа в каждой руке по рамке, Кольцов медленно двигался вдоль стены здания. Когда стальные концы начинали вращаться, Иван Евсеевич останавливался, доставал из внутреннего кармана карту и что-то помечал на ней. Потом шел дальше. Он был одержим идеей, что вход в подземелья Королевского замка находится в этом районе на глубине не более 1—2 метра, и, похоже, поехал со мной в Калининград именно для того, чтобы найти его.
— Скорее всего, вход замурован под зданием Дома Советов, — пытался я охладить исследовательский пыл Ивана Евсеевича. — А если даже вы обнаружите какое-то указание на то, что он находится где-то на свободной от строений территории, никто ведь не разрешит нам долбить асфальт в центре города, да и технику не дадут. К тому же, вы ведь уже проводили здесь биолокационную съемку несколько лет назад, зачем еще раз тратить время?

— А я хочу проверить себя и вам доказать точность метода, если нынешние данные совпадут с предыдущими.
Как всякий порядочный ученый, Кольцов был не в курсе некоторых житейских проблем, в частности, считал, что если мы приехали в Калининград искать следы Янтарной комнаты под эгидой газеты «Красная звезда», то отцы города просто обязаны оказывать нам всемерное содействие. Поэтому он все время подбивал меня на то, чтобы я искал возможности для встречи с кем-то из руководителей администрации.
— Пока я вожусь здесь, — снова сел на любимого конька Кольцов, — вы бы сходили в Калининградскую поисковую экспедицию и попросили коллег свести вас с кем-то из их кураторов в администрации города.

Предложение мне понравилось, тем более что безучастно наблюдать за биолокационными манипуляциями мне наскучило. И я отправился по записанному в блокноте адресу.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13  »

Комментарии:

Николай Шумилов 27.12.2013 в 09:39 # Ответить
О Янтарной комнате и не только
К сожалению, Янтарная комната, как и другие сокрытые нацистами в Калининградской области гигантские национальные культурные ценности, почти никому не нужна

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
27 января
среда
2021

В этот день:

«Январский гром»

27 января День воинской славы России в честь полного освобождения советскими войсками города Ленинграда (в результате операции «Январский гром») от блокады его немецкими, финскими и испанскими (Голубая дивизия) войсками с участием добровольцев из Северной Африки, Европы и военно-морских сил Италии во время Великой Отечественной войны.

«Январский гром»

27 января День воинской славы России в честь полного освобождения советскими войсками города Ленинграда (в результате операции «Январский гром») от блокады его немецкими, финскими и испанскими (Голубая дивизия) войсками с участием добровольцев из Северной Африки, Европы и военно-морских сил Италии во время Великой Отечественной войны.

К началу блокады в городе не имелось достаточных по объёму запасов продовольствия и топлива. Единственным путём сообщения с Ленинградом оставалось Ладожское озеро, находившееся в пределах досягаемости артиллерии и авиации осаждающих, на озере также действовала объединённая военно-морская флотилия противника. Пропускная способность этой транспортной артерии не соответствовала потребностям города. В результате начавшийся в Ленинграде массовый голод, усугублённый особенно суровой первой блокадной зимой, проблемами с отоплением и транспортом, привёл к сотням тысяч смертей среди жителей.

За массовый героизм и мужество в защите Родины в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг., проявленные защитниками блокадного Ленинграда, согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР 8 мая 1965 г. городу присвоена высшая степень отличия — звание Город-герой.

Покушение на Ельцина

27 января 1993 года майор Кислов Иван Васильевич из Хабаровска пытался совершить покушение на Ельцина, но был задержан в Москве, на крыше одного из домов поблизости от Старой площади.

Покушение на Ельцина

27 января 1993 года майор Кислов Иван Васильевич из Хабаровска пытался совершить покушение на Ельцина, но был задержан в Москве, на крыше одного из домов поблизости от Старой площади.

Иван Васильевич Кислов родился в 1959 году. До декабря 1992 года он имел воинское звание майора, служил в строительной части в Хабаровске в должности помощника начальника отдела в управлении монтажных работ строительного управления Дальневосточного военного округа. Был женат, имел сына.

25 декабря 1992 года Кислов ушёл из дома, решив совершить покушение на Ельцина в качестве мести за развал Советского Союза, не сообщив ни о месте, ни о цели своей поездки в Москву ни домочадцам, ни сослуживцам. С его слов, он собрал два небольших взрывных устройства, начинённых свинцовыми шариками для увеличения убойной силы, однако они промокли, когда Кислов попал под дождь, и оказались неработоспособными.

Но майора это не остановило. Он решил казнить Ельцина ножом, для чего караулил его у подъезда, где тот жил, но неудачно. 27 января 1993 года Кислов забрался на крышу здания администрации президента на Старой площади. Офицер был обнаружен сотрудниками службы безопасности.

На следствии Кислов заявил: «…Я решил возложить на себя высокую миссию избавления России от этого человека».
Его признали невменяемым и отправили на принудительное лечение в Хабаровскую спецбольницу. Дальнейшая судьба отважного офицера неизвестна.

 

Подвиг глубоководника Щербакова

27 января 1997 года за мужество и героизм, проявленные при испытании новой техники, капитану 1-го ранга Щербакову Юрию Александровичу (командир атомной глубоководной станции АС-35 29-й отдельной бригады подводных лодок) было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Подвиг глубоководника Щербакова

27 января 1997 года за мужество и героизм, проявленные при испытании новой техники, капитану 1-го ранга Щербакову Юрию Александровичу (командир атомной глубоководной станции АС-35 29-й отдельной бригады подводных лодок) было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Юрий Александрович Щербаков родился 21 февраля 1947 года в Минске. Служил в Военно-Морском Флоте с 1966 года. В июне 1971 года окончил минно-торпедный факультет Высшего военно-морского училища подводного плавания имени Ленинского комсомола (в 1998 году расформировано, остатки стали частью Санкт-Петербургского военно-морского института), в июле 1978 года — Высшие специальные офицерские классы ВМФ.

Службу проходил на Северном флоте: начал с должности командир минно-торпедной боевой части (БЧ-3) атомной подводной лодки К-159 (август 1971 — декабрь 1975); помощник командира атомной подводной лодки К-11 (декабрь 1975 — ноябрь 1977).

С августа 1978 года - командир атомной глубоководной станции АС-35. В январе 1993 года за «самоотверженные действия, совершённые при исполнении воинского долга в экстремальных условиях, сопряжённых с риском для жизни» был награждён орденом «За личное мужество». 26 ноября 1995 года АС-35 вошла в состав флота (29-я отдельная бригада подводных лодок), а в 1996 году проведены глубоководные испытания, по результатам которых указом президента Российской Федерации от 27 января 1997 года капитану 1-го ранга Щербакову было присвоено звание Героя Российской Федерации.

Скоропостижно кончался 17 мая 2012 года. Похоронен на Серафимовском кладбище в Санкт-Петербурге.

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение