RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Могильная закваска
25 марта 2019 г.

Могильная закваска

Уже не только в бывших союзных республиках притесняется русский язык, но теперь гонения на него начались и в самой России
ГРАСИЭЛЛА (рассказ)
15 апреля 2013 г.

ГРАСИЭЛЛА (рассказ)

Эту кубинскую девушку я буду носить в сердце всю жизнь
Госпожа Элегантность
31 июля 2017 г.

Госпожа Элегантность

31 июля 2017 года 80-летний юбилей народной артистки Советского Союза Эдиты Пьехи
Покушение на Брежнева
22 января 2016 г.

Покушение на Брежнева

22 января 1969 года было осуществлено террористическое нападение на кортеж генерального секретаря ЦК КПСС, убит водитель автомашины
Турция — американская сука
24 ноября 2015 г.

Турция — американская сука

Эта гнусная шавка госдепа США посмела сбить российский самолёт.
Главная » Читальный зал » Лейтенантский дебют

Лейтенантский дебют

Чтение выходного дня: героическая повесть о молодых военных моряках

В конце июня традиционно проходят выпуски из военных вузов. Вновь испеченные офицеры идут в войска и на флоты. Что их ждет?
Лейтенантский дебют

ГЛАВА ПЕРВАЯ, в которой еще ничего интересного не происходит, но читателю становится понятно, почему военный корабль получил задание высадить на необитаемый остров геологическиий «десант»
Шестивесельный ял, чиркнув о дно килем, жестко уткнулся в песчаный берег кованым форштевнем.
- Уложить весла, — приказал Храмов, двадцатидвухлетний лейтенант с точёным смуглым лицом и темными волнистыми волосами, аккуратные прядки которых выбивались из-под синей корабельной пилотки.
Пока матросы выполняли команду, лейтенант осмотрелся. Он впервые высаживался на этот песчаный, поросший низким кустарником остров. Однако сориентировался легко, потому что накануне прочитал всё, что было написано об острове в лоции. Вот слева — маленькая бухточка, на карте не больше спичечной головки; справа — длинный узкий мысок, на котором торчит одинокий темно-серый камень; впереди, метрах в двадцати пяти от уреза воды, остров окаймляла одинокая скалистая гряда. «Так, — подумал Храмов, — северо-восточнее мыса должна быть заброшенная коптильня». Он не очень представлял, как она может выглядеть, но пошарив по острову взглядом, заметил приземистое строение из серого камня с высокой конусообразной трубой.
В советские времена на этом маленьком безымянном острове базировалась бригада рыболовецкого колхоза. Периодически сюда наезжали небольшими группами геологи — что-то искали. В разгар перестройки остров использовался браконьерскими бандами, которых немало развелось на побережье. Местные жители рассказывали, что в «гремучие девяностые» здесь произошла стычка между бандитами. Через несколько лет в скалах нашли два скелета. С тех пор и пошло название среди местных — Остров скелетов.
Матросы, уложив весла, стали выскакивать из шлюпки.
- Всем — по местам! Команды «из шлюпки» не было, — осадил их Храмов, и моряки, сделав кислые мины, вернулись.
Задача перед группой стояла несложная. Нужно было выбрать два-три места, удобных для подхода десантного корабля к острову, и оборудовать их створами — навигационными знаками, обозначающими направление. Корабль должен был доставить на остров небольшую геологическую партию с соответствующим оборудованием. Начало высадки этого "десанта" командир корабля назначил на шестнадцать часов, а сейчас и за полдень не перевалило. Можно отдохнуть, покупаться, подурачиться. Не задание, а внеочередное увольнение. Да еще куда! На необитаемый остров! Уж тут не обязательно было бы придерживаться хотя бы некоторых условностей устава. Так думали матросы. Храмов полагал иначе. Всего три месяца назад он окончил военно-морское училище и пока не знал простых заданий: всё впервые, всё сложно. Нет, его не пугали трудности. Храмов пять лет готовился к ним в училище. Однако во всём, что он делал в первые месяцы офицерской службы, чувствовалось напряжение. Лейтенант и сам себе не мог бы признаться, что причиной тому было не столько вполне естественная на первых порах растерянность, сколько боязнь показаться смешным и беспомощным. Простые и естественные взаимоотношения с подчиненными у Храмова ещё не наладились. Из группы в шесть человек, во главе которой его сегодня поставил командир, относительно хорошо он знал только троих: геолога Аверкиева, которого послали с Храмовым для обеспечения взаимодействия с геологической партией, оставшейся на корабле, матросов Толстых и Мамина.
Аверкиев жил в военном городке и был соседом Храмова по семейному общежитию. Раньше он служил на десантном корабле мичманом. Потом, когда мичманов посокращали, Аверкиев устроился на работу к геологам, да так и остался с семьей жить в гарнизонной общаге. Внешне он совсем не походил, по представлению Храмова, на геолога. На вид ему лет тридцать пять. Фигура сухая, спортивная. Черты лица тонкие, интеллигентные. Говорит негромко, мягким тенорком.Толстых и Мамин были подчиненными лейтенанта Храмова, поэтому он уже успел их хорошо узнать. Толстых, крупный веснушчатый юноша с большим чуть приплюснутым в том месте, где должна быть горбинка, носом, с золотистыми нагловатыми глазами, был менее всех приятен Храмову. Когда-то Толстых командовал отделением МЗА (малой зенитной артиллерии), но за неуставные взаимоотношения с подчиненными был снижен в должности и теперь выполнял обязанности оператора стрельбовой станции. Эта метаморфоза произошла еще до прихода Храмова на корабль, и лейтенант первое время не мог понять, что в данном случае стоит за формулировкой «неуставные взаимоотношения». Однако Толстых не замедлил «разъяснить» это.

Однажды, это было на вторую или третью неделю по прибытии на корабль, поднимаясь на сигнальный мостик, Храмов заметил возле артиллерийской колонки две фигуры. Он узнал Толстых и молодого матроса Мамина, который всего неделю служил на корабле после окончания учебного отряда. Мамин стоял в положении «смирно», а Толстых гусем ходил перед ним и тоном старого учителя просвещал:

— Молодой матрос должен почитать старшего по службе, выполнять все его приказы и повиноваться в личное время...

— Толстых, ко мне! — прервал Храмов «педагога». Матрос вразвалочку подошел к лейтенанту.

— Где ваш боевой пост?

— Внизу, в операторской…

— Что же вы на мостике делаете?

Нагловато-насмешливые глаза Толстых посмотрели на лейтенанта в упор.

— Да вот, матрос Мамин попросил разобраться со сложным заведованием, и я, как старший товарищ, не мог не откликнуться, тем более, — откровенно усмехнулся Толстых, — что по вашей же рекомендации обязательство взял оказать помощь молодому матросу в сдаче зачетов на допуск. Правда, Мамин?

— Так точно, — встрепенулся молодой матрос и испуганно заморгал.

«Дурачок, кого выгораживаешь?» — с досадой подумал лейтенант. Толстых торжествовал. «Ну что, чья взяла? — говорил его взгляд. — Так и будет. Ты тут без году неделя, а я — давно служу. Ты с матросом поговорил — и к себе в каюту. А у меня он всё время на виду. Вот и подумай, кто для него больший авторитет?»

«Ну и подчиненного судьба подсунула!» — мысленно чертыхнулся Храмов, а вслух сказал:

— Что ж, Толстых, помощь — дело хорошее, но и помогать нужно по-человечески. От души и поскромнее. Вы такой же матрос как и Мамин, а раздуваетесь мыльным пузырем.

Утром следующего дня Храмов осматривал заведование Толстых. Оно было в исправном состоянии, но кое-где на переборках пообтерлась краска. Он приказал устранить замечание к вечеру и после обеденного перерыва пришёл проконтролировать работу. Толстых он в операторской не нашел, зато обнаружил Мамина с банкой краски и кисточкой в руках.

На вечерней поверке лейтенант объявил Толстых взыскание за эксплуатацию молодого матроса, а через неделю на подготовительной артиллерийской стрельбе получил ответный удар. В самый ответственный момент пропала электрическая цепь стрельбы. Пришлось выполнять упражнение ручным способом. Позже, разбираясь в причинах обрыва цепи, Храмов обнаружил перекушенный плоскогубцами кабель. Взглянул на Толстых — и всё понял.

— Как же дальше служить-то будем? — спросил его напрямую.

— По уставу, — насмешливо ответил Толстых, но посмотрел на Храмова отчуждённо.

После этого случая лейтенант стал более внимательно приглядываться к подчиненным и сделал для себя открытие. Матросы не любили и не уважали Толстых, но в то же время многие из них находились под его влиянием, причем большим, чем его, Храмова, командирского влияния. То есть, все приказания, конечно, подчиненные выполняли точно и в срок, относились к командиру боевой части с подобающим уважением. Но это было холодно-официальное уважение, а в повседневной жизни все группировались вокруг Толстых.

Матрос Мамин казался Храмову простым как вода. С ним всё было ясно. Невысокого роста, щуплый, с детским еще не знавшим бритвы лицом, испуганными голубыми глазами, он почему-то с первого же взгляда вызывал жалость. Мамин был послушным, «тихим» матросом. Когда к нему обращались, краснел и начинал заикаться. Обслуживал заведование старательно, но как-то вяло и безрадостно. В свободное время уединялся: писал родителям письма и читал книги, в основном классику, которой было достаточно в корабельной библиотеке. В целом Мамин не вызывал беспокойства у лейтенанта.
Остальных матросов группы Храмов почти не знал. Они были из других боевых частей, и он еще не успел близко познакомиться с ними. Помнил, например, лишь то, что Кудинов – молодой радист с нежно-розовым, круглым, как луна, лицом, упитанный и неуклюжий, как большой ребенок, — завалил испытания на классность (об этом на недавнем собрании говорили). То, что сигнальщик Забияка — худощавый, гибкий, с умными и пристальными глазами на весёлом лице, полностью оправдывает свою фамилию напоминающей молодого петушка внешностью, непреодолимой тягой к спорам по любому поводу. А старший матрос Гай — крепкий смуглый украинец — гордость корабля, потому что перворазрядник по боксу, и в танковом трюме висит груша, которую Гай избивает по вечерам за неимением другого соперника.
Вот с такими людьми высадился Храмов на остров. Командовать лейтенант уже научился, но руководить людьми пока не умел. Панацею же от всех неудач пока знал лишь одну: требовательность. И, может быть, поэтому был излишне официален и нарочито строг с матросами.
По приказанию лейтенанта шлюпку на четверть корпуса вытащили на берег, вещи из неё перенесли под скалу. Работали матросы весело, с шутками и подначками. Они были рады смене обстановки, твердой земле под ногами, морю, которое плескалось вокруг острова, но не качало его, свежему, приятно пахнущему мокрым песком и водорослями ветру.

Аверкиев разделял общую радость. Он смеялся, отвечал на шутки, словом, вёл себя с матросами как равный с равными.
На Храмова моряки только косились и обращались к нему лишь по делу. Но лейтенант не очень-то обращал внимание на эту тонкость. Перед ним были подчиненные, имелась задача, которую предстояло выполнить, и нужно было дать понять морякам, что несмотря на оторванность от корабля, никаких послаблений не будет. Храмов крикнул:

— Построиться! В одну шеренгу становись!

Смех быстро стих, и матросы, с недоумением поглядывая на лейтенанта, образовали строй.

— Мы сюда пришли не на пикник и не на прогулку, — сдерживая раздражение, обратился к подчиненным Храмов. — А потому требую серьёзности и ответственности…

«И что он корчит из себя? Власть показать хочет, что ли?» — недовольно заворочалось в голове Толстых. «Ну, почему он такой сухарь? Как бы я любил его, если бы он не был таким сухарем», — простучало Мамину сердце. А Аверкиев беззлобно подумал: «Молоденький ещё. Не знает, как себя вести. Старается как лучше, но… Ничего, дело наживное. А парень, вроде, неплохой, серьёзный».
За импровизированным обедом, состоявшим из сухого пайка, Храмов и Аверкиев разговорились.

- Не пойму, почему вы, геологи, считаете, что здесь под морским дном есть нефть? - спросил лейтенант.

Страницы:   1 2 3 4 5 6 7 8 9 10  »

Комментарии:

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение