RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Трагедия Украины не вечна
23 июля 2015 г.

Трагедия Украины не вечна

Придет время, и она вернётся в свой родной дом с гордым именем Малороссия
Террорист, значит — НЕЖИТЬ!
23 ноября 2015 г.

Террорист, значит — НЕЖИТЬ!

Подавляющее большинство россиян — за отмену моратория на смертную казнь для уличенных в терроризме
День Победы в Севастополе
17 мая 2015 г.

День Победы в Севастополе

Как у каждого фронтовика было свое личное восприятие войны, так по-своему каждый из ныне живущих переживает Праздник Победы
Мелодия жизни в смертельной тональности
17 декабря 2017 г.

Мелодия жизни в смертельной тональности

О новой книге Андрея Дышева «Война красива и нежна», вышедшей в издательстве «Эксмо»
Убийство германского посла Мирбаха
7 июля 2019 г.

Убийство германского посла Мирбаха

7 июля 1918 года разгромлен мятеж левых эсеров, который начался 6 июля в Москве, когда взрывом бомбы, брошенной левым эсером Я. БЛЮМКИНЫМ, был убит немецкий посол граф МИРБАХ.
Главная » Читальный зал » Мальчики становятся мужчинами

Мальчики становятся мужчинами

Виктору, как и многим другим, в первый месяц все происходящее в училище казалось кошмарным сном. И очень хотелось верить, что он скоро, как всегда, проснется в своей тихой и светлой комнате, разбуженный ласковым маминым голосом: «Вставай, сыночек, уже завтрак готов». От таких воспоминаний домой хотелось невыносимо. Но с каждым днем все реже и реже появлялось это щемящее, немужское чувство. Служба растирала его в порошок и вымывала горячими ручьями курсантского пота.Панков одним из первых адаптировался в новой обстановке. Но зато он никак не мог привыкнуть к некоторым элементарным ситуациям. Например, от любого замечания мичмана Симоненко вспыхивал, нередко отвечал не по-уставному. Он был из тех юношей, которых с детства приучили проявлять себя с наилучшей стороны только в атмосфере похвал и поощрений. Но за что же хвалить еще ничего не знающих и не умеющих юнцов? На первых порах, конечно, замечаний было больше, чем похвал.Мнение о человеке складывается не только из того, что он сделал, но и из того, что он сказал. Вскоре командиры заговорили о Панкове, как о курсанте неисполнительном, склонном к пререканиям. Конечно, они заметили в нем и много хорошего: высокие волевые качества, незаурядные организаторские способности, умение быстро ориентироваться в новой обстановке, честность. Но так же, как одна ложка дегтя способна испортить бочку меда, небольшой недостаток нередко сводит до нуля в глазах окружающих многие достоинства человека. Вероятно, поэтому при утверждении кандидатур командиров отделений и старшин классов фамилия Панкова была вычеркнута из списка комбатом нового набора без раздумывания. В командиры, правда, Виктор и не метил, но в группе абитуриентов его назначили старшим, а теперь вроде как понизили в должности. Было неприятно.К тому же случилось так, что среди курсантов взвода Панков с первых дней завоевал непререкаемый авторитет. Эрудированный, физически отлично развитый, решительный и смелый, он по сути дела стал неформальным лидером в коллективе. И когда Томилина, поступившего в училище после года службы в армии, назначили старшиной класса, между ними стали возникать трения и даже стычки. Начало этому положил один случай.Курсанты готовились к семинару. Томилина не было. Его вместе с другими старшинами классов вызвал старшина роты. Панков накануне ходил на кафедру за консультацией и теперь разъяснял товарищам систему подготовки к семинару. Вдруг в класс, словно пришпоренный, влетел Томилин. Неукротимая жажда деятельности полыхала в его глазах.

— Всё отставить, — металлическим голосом, подражая старшине роты, приказал он. — Перед нами стоит более важная задача. Завтра утром нечфак будет проверять состояние аудиторий. Нужно навести полный марафет: помыть столы, окна, натереть мастикой палубу, ну, и еще по мелочам…

Курсанты недовольно загудели: а как же семинар?

— Прекратить разговоры, — прикрикнул старшина. — Слушайте, что вам говорят и выполняйте. Бондаренко, Веровский и Искрин, старший комсорг, — кровь из носа, а достать мастику и щетки. В соседних классах спросите, в гальюнах пошастайте, но чтоб мастика была. Остальным искать ветошь, соду и мыть столы. Задача ясна?

Курсанты начали хмуро собирать со столов учебники. Сережа Искрин по долгу комсорга отважился спросить:

— Ну, а все же, как быть с подготовкой к семинару? Ведь сорвем его завтра.

— Ничего. План семинара был доведен неделю назад. Нужно было заранее готовиться.

— Готовиться-то готовились, но многие рассчитывали и на сегодняшнюю самоподготовку.

— Ну и что? Не знаешь службы, комсорг. Начфак не часто проверяет аудитории. Если ему что-то не понравится, весь год склонять будут.

— А если ему не понравится, что мы вместо сампо приборкой занимаемся? — вступил в разговор Панков.

— Вам слово я не давал, — неприятным голосом бросил Томилин.

— А вы и не можете мне что-либо дать. Я сам, когда надо, беру, — отрезал Панков.

— Поговори мне, салага, получишь наряд вне очереди, — взорвался старшина. Лицо его сделалось красным и злым.

— Напугал ежа голой задницей, — презрительно процедил Виктор и вышел из класса.

На вечерней поверке «за нетактичное поведение» Томилин объявил Панкову наряд вне очереди.На следующий день был семинар. Несмотря на то, что накануне самостоятельная подготовка не проводилась, большинство курсантов отработали все вопросы: занимались после отбоя в рундучной. Преподаватель был доволен ходом семинара. Когда обсуждение темы подходило к концу, за трибуну попросился Томилин. Пользуясь правами старшины класса, он всегда выступал последним, говорил обо всем сразу и ни о чем конкретно. Особенно любил Томилин «проводить связь с современностью». Делал он это, как правило, на примере той части, в которой служил до поступления в училище. И почему-то всегда говорил о недостатках, видимо, стремясь придать остроту выступлению. В этот раз Томилин заклеймил позором организацию культурно-просветительной работы в части. Говоря о ленинском плане культурной революции в СССР, старшина, сделав грустное лицо, заметил:

— А вот у нас в части, например, культурно-просветительная работа была поставлена из рук вон плохо.

— А я-то думаю, почему ты такой серый, как штаны пожарника, — бросил реплику Панков. Все засмеялись. У Томилина заблестел от злости кончик носа. Он оглянулся на преподавателя с таким выражением, будто говорил: «Ну что же вы? Оскорбляют старшину класса, подрывают его авторитет, а вы молчите!» Преподаватель, пытаясь скрыть улыбку, обратился к Панкову:

— На семинаре не колкостями надо пользоваться, а аргументами, — а потом кивнул Томилину: — Продолжайте.

И снова на вечерней поверке Панков был поставлен перед строем. Старшина долго распространялся о его поведении на семинаре и опять «за нетактичное поведение» объявил наряд вне очереди. Так и пошло с тех пор. Не проходило месяца, чтобы Панкову не было объявлено взыскание. Особенно злило Томилина то, что Панкова молчаливо поддерживал коллектив: курсанты симпатизировали Виктору, и старшина чувствовал, как с каждым днем все больше теряет авторитет среди подчиненных.Взаимоотношения со старшиной класса сами по себе не могли сыграть большой роли в судьбе Панкова. Но то, что Томилин — человек непорядочный и беспринципный был на хорошем счету у командования, считался передовиком социалистического соревнования и ставился всегда в пример, порождало в душе Панкова недоверие к некоторым словам и нравственным категориям.Видя, каким образом старшина «зарабатывает очки» и возмущаясь этим в глубине души, одноклассники не возводили это в абсолют. Они понимали, что Томилин берет хитростью и, что командование в конце концов разберется в нем. Так считал и Панков. Виктор, как и другие одноклассники, не ставил себе целью разоблачать Томилина (ему была противна всякая мысль, что можно пожаловаться на старшину). Панков своим поведением и отношением к Томилину показывал, что презирает его, имел от этого массу неприятностей, но никаким образом не связывал все это ни со своим будущим, ни со службой вообще. Однако во время корабельной практики произошла встреча, которая перевернула все в душе Панкова с ног на голову.

12. ВСТРЕЧА НА КОРАБЛЕ

На учебный корабль «Синоп» курсанты прибыли ранним апрельским утром. Онемевшими от волнения ногами неуклюже переступали ступеньки трапа, спотыкались, гремели каблуками. От головы и до шкентеля колонны, как ветер по листьям, прошелестел шепоток: «Не забудьте честь флагу отдать. Честь флагу… Не забудьте…»

Подходя к борту, Виктор стал лихорадочно отыскивать глазами флаг, но так и не найдя его, просто приложил руку к бескозырке, боясь, что кто-нибудь заметит его замешательство.

В воздухе что-то щелкнуло, зашипело и прямо над головой рявкнул динамик: «Курсантам высшего военно-морского училища приготовиться к построению. Место построения: шкафут, правый борт». Пытаясь вспомнить, где находится шкафут, Панков замедлил шаг. Сзади его подтолкнули:

— Давай-давай, шагай за толпой — не ошибешься.

Со стороны юта появилась высокая фигура капитана второго ранга. Что-то до боли знакомое почудилось в ней Виктору. Когда офицер подошел ближе, Панков чуть не вскрикнул от изумления и радости: он узнал дядю Мишу, того веселого и влюбленного в море дядю Мишу, который сыграл такую большую роль в его жизни. Правда, теперь это был уже седеющий мужчина, с усталым осунувшимся лицом, которое очень старили мешки под глазами и две глубоких, косых морщины над верхней губой. «Старпом, старпом», — пробежал над строем шепоток.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30  »

Комментарии:

Хромов Виктор Алексеевич 20.02.2016 в 22:48 # Ответить
Прекрасно написано. Спасибо за воспоминания! 1968-1973 г.г.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение