RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Трагедия Украины не вечна
23 июля 2015 г.

Трагедия Украины не вечна

Придет время, и она вернётся в свой родной дом с гордым именем Малороссия
Террорист, значит — НЕЖИТЬ!
23 ноября 2015 г.

Террорист, значит — НЕЖИТЬ!

Подавляющее большинство россиян — за отмену моратория на смертную казнь для уличенных в терроризме
День Победы в Севастополе
17 мая 2015 г.

День Победы в Севастополе

Как у каждого фронтовика было свое личное восприятие войны, так по-своему каждый из ныне живущих переживает Праздник Победы
Мелодия жизни в смертельной тональности
17 декабря 2017 г.

Мелодия жизни в смертельной тональности

О новой книге Андрея Дышева «Война красива и нежна», вышедшей в издательстве «Эксмо»
Убийство германского посла Мирбаха
7 июля 2019 г.

Убийство германского посла Мирбаха

7 июля 1918 года разгромлен мятеж левых эсеров, который начался 6 июля в Москве, когда взрывом бомбы, брошенной левым эсером Я. БЛЮМКИНЫМ, был убит немецкий посол граф МИРБАХ.
Главная » Читальный зал » Мальчики становятся мужчинами

Мальчики становятся мужчинами

Игорь не нашелся что сказать. Он лишь упрямо повторил:

— Все равно, подло.

— А, пошел ты…, — с досадой отмахнулся Панков.

Он встал, дрожащими пальцами затушил о каблук сигарету и, не глядя на Игоря, толкнул плечом дверь.

Виктор Панков ничего не откладывал в долгий ящик. Дождавшись утра, курсант написал рапорт и после завтрака без колебаний постучал в дверь кабинета командира роты. Капитан третьего ранга Ионин просматривал график нарядов, только что составленный старшиной.

— Слушаю вас, – не отрываясь от бумаг, кивнул он. Панков молча положил на стол рапорт. Ионин недовольно пододвинул бумагу к себе и стал читать. Наконец, он поднял на курсанта удивленные глаза и посмотрел так, будто встретился с каким-то неприятным и необъяснимым явлением.

— Вы долго думали? — проговорил Ионин с неприсущей ему резкостью.

Панков молчал.

— Понимаете ли вы, что делаете?!

Офицер встал и, тяжело ступая, сделал несколько шагов по каюте. Это был полнеющий мужчина лет тридцати пяти, с невыразительным одутловатым лицом, жидкой растительностью на голове и усталыми светлыми глазами. Несмотря на некрасивое лицо и теряющую стройность фигуру, Ионин казался человеком симпатичным и располагал к себе. Возможно, это происходило оттого, что за строгим выражением лица ему никогда не удавалось скрыть доброту и широту натуры. Даже когда Ионин ругал кого-то из курсантов, в его глазах не исчезала грустная теплинка.

— Понимаете ли вы, на какой шаг идете?! — повторил Ионин еще более строгим голосом.

— Так точно, — ответил Панком тихо.

— Вот что, — минуту помолчав, решительно заговорил командир, — я этого рапорта не видел. Идите и думайте. Даю три дня.

Он взял со стола листок, энергично разорвал его и швырнул в корзину для мусора. Панков что-то хотел сказать, но Ионин не допускающим возражений тоном повторил:

— Идите-идите. И хорошенько подумайте.

Виктору ничего не оставалось, как выйти. Он подошел к своей койке, достал из тумбочки лист бумаги и снова написал рапорт.

2. ПЛОХАЯ НОВОСТЬ

В первый день после практики занятий не было. Курсанты приводили в порядок форму одежды, получали оружие, сданное на время плавания в арсенал, делали приборку в кубриках и учебных аудиториях; командиры взводов, они же — старшины классов, получали в учебном отделе расписания занятий на оставшуюся часть семестра, учебники и пособия; группа курсантов работала на кафедре кораблевождения, разбирала ящики с навигационным инструментом, лоциями, мореходными таблицами, картами и другими штурманскими принадлежностями.Второй взвод был поставлен на приборку кубрика. Разговоры среди курсантов витали вокруг одной темы: отпуск! Корабельная практика, неожиданно вклинившаяся в учебный процесс, разделила семестр на две неравные части. Она была запланирована на июль. Но учебный корабль, на котором предстояло практиковаться первокурсникам, получил приглашение посетить с дружественным визитом одну из средиземноморских стран, и сроки практики изменились. В походе курсанты не только несли вахты, но и слушали лекции, выполняли контрольные работы, сдавали зачеты. Поэтому по возвращении в училище им предстояло прослушать лекции лишь по некоторым дисциплинам, выполнить зачетную навигационную прокладку и сдать курсовые экзамены. На все это отводилось около месяца, а потом… потом долгожданный и вполне заслуженный отпуск. О нем-то и шли разговоры.Сто второй класс драил кубрик. Томилин сразу после завтрака отправился в учебный отдел, и приборкой руководил командир первого отделения старшина второй статьи Заброда. В училище он поступил после года службы, но этим в отличие от Томилина не кичился, на равных со всеми участвовал в любых работах и подавал команды только тогда, когда это было действительно необходимо. С ним всегда работалось легко и весело. И что удивительно, несмотря на то, что старшина никогда вслух не напоминал о своем командирском положении, под его руководством все делалось так, как нужно, не возникало никаких конфликтов и проблем. Сдвинув койки в один угол, курсанты натирали мастикой палубу, как по-морскому называли они паркетный пол кубрика. Несмотря на ранний час, в окна вовсю жарило солнце, поэтому они разделись до формы с шутливым названием «ноль» — трусы, ботинки. Неразлучные друзья - Сакистов, которого за удивительную способность засыпать в любом положении и в любое время суток прозвали Саком (от слова «сачковать»), и Шальнев, веселый, острый на язык и насмешливый курсант, - были в это утро центром общего внимания. Шальнев как всегда разыгрывал флегматичного и несообразительного Сакистова.

— Да,а, Сак, — вздыхая, говорил он, — придется тебе в «академии» сидеть.

— Это почему же? — встревожился Сакистов. На его широком добродушном лице проступил испуг. «Академией» курсанты в шутку называли своеобразный третий семестр в году, во время которого задолженники вместо каникул, ликвидировали свои «хвосты». «Академии» все очень боялись, и перед отпуском даже самые беспечные курсанты начинали проявлять небывалую активность в учебе. Сакистов был во взводе рекордсменом по задолженностям. В первом семестре он с огромным трудом одолел зачеты и в самый последний день был допущен к экзаменам. Во время практики Саку удалось с горем пополам сдать большую часть задолженностей, и он сейчас чувствовал себя уверенней, чем когда-либо. Однако любой намек на то, что перспектива попасть в «академию» еще не утрачена, неприятно холодил сердце.

— Это почему же? — повторил вопрос Сакистов, мучительно соображая, откуда грозит опасность.

— А потому, — усаживаясь прямо на пол и вытирая ветошью оранжевые от мастики руки, суровым тоном ответил Шальнев, – потому что Стремительного не обманешь. Он засек, что девиацию ты содрал у Панкова. Вчера в поезде, пока ты дрыхнул, Стремительный заходил к нам в купе, ругался и сказал, что до положительной оценки теперь тебе так же далеко, как до Азорских островов.

— Точно, Витяра, — поддакнул Мишка Разумовский, невысокий курсант с серо-голубыми глазами и аккуратной пушистой челкой светлых волос. — Разозлил ты Стремительного ужас как! Обещал галифе на тебя надеть.

Ребята засмеялись. Капитана первого ранга Радосавлева, или Стремительного, как прозвали его курсанты, побаивались все, даже Сакистов. Стремительный многое мог простить, но приходил в бешенство, когда кто-либо ошибался при определении места корабля уже изученным способом, или, что еще хуже, проявлял недостаточное уважение к науке о кораблевождении. Его усы, прикрывающие заячью губу, топорщились, зло сверкали маленькие черные глазки, и он цедил сквозь зубы: «Я сейчас сниму с вас военно-морские клеша, а галифе надену!» Это было самое страшное ругательство для курсантов. Тот, кто на него нарывался, бывало, по нескольку недель самым примерным поведением и прилежной учебой не мог вновь заслужить уважения любимого преподавателя. Стремительный словно не замечал провинившегося. Лишь убедившись, что курсант до конца испил чашу искупления греха, смягчался, начинал замечать, а потом даже похваливать страдальца, если, конечно, было за что.Перспектива попасть в опалу накануне зачетной навигационной прокладки и экзаменов испугала Сакистова. Он даже щетку, которой тер палубу, выронил от волнения.

— Есть только один выход, — доверительно проговорил Шальнев, сделав еще более суровое лицо.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30  »

Комментарии:

Хромов Виктор Алексеевич 20.02.2016 в 22:48 # Ответить
Прекрасно написано. Спасибо за воспоминания! 1968-1973 г.г.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение