RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Трагедия Украины не вечна
23 июля 2015 г.

Трагедия Украины не вечна

Придет время, и она вернётся в свой родной дом с гордым именем Малороссия
Террорист, значит — НЕЖИТЬ!
23 ноября 2015 г.

Террорист, значит — НЕЖИТЬ!

Подавляющее большинство россиян — за отмену моратория на смертную казнь для уличенных в терроризме
День Победы в Севастополе
17 мая 2015 г.

День Победы в Севастополе

Как у каждого фронтовика было свое личное восприятие войны, так по-своему каждый из ныне живущих переживает Праздник Победы
Мелодия жизни в смертельной тональности
17 декабря 2017 г.

Мелодия жизни в смертельной тональности

О новой книге Андрея Дышева «Война красива и нежна», вышедшей в издательстве «Эксмо»
Убийство германского посла Мирбаха
7 июля 2019 г.

Убийство германского посла Мирбаха

7 июля 1918 года разгромлен мятеж левых эсеров, который начался 6 июля в Москве, когда взрывом бомбы, брошенной левым эсером Я. БЛЮМКИНЫМ, был убит немецкий посол граф МИРБАХ.
Главная » Читальный зал » Мальчики становятся мужчинами

Мальчики становятся мужчинами

— Вы всегда должны поступать так, как велит совесть. А чтобы отличить ее голос от сотен других, вспоминайте своих близких. Вон из того, правого угла пусть на вас всегда смотрят глаза вшей мамы, а из левого — глаза любимой. Не огорчайте их. Они верят, что вы люди серьезные, честные, смелые. Они счастливы этой верой. Не делайте им больно необдуманными поступками.

Вспомнив эти слова сейчас, Игорь так долго смотрел в правый верхний угол класса, что действительно увидел там мамино лицо. Нестерпимо сильно захотелось домой. Казалось, стоит только рассказать родителям о своих неурядицах, как они тут же решат все проблемы, подскажут выход из любого положения. Игорь машинально вырвал двойной листок из попавшейся под руку тетради и достал из внутреннего кармана голландки авторучку.

— Мальцев, опять на сампо письмо пишешь? — послышался голос всевидящего Томилина.

— Я уже подготовился к завтрашнему дню, товарищ старшина, — подчеркнуто официально ответил Игорь.

Он не любил этого лоснящегося, прилизанного, всегда благоухающего «Русским лесом» старшину. Всего несколько месяцев тому назад Игорь восхищался его аккуратностью, этакой бывалостью и солидностью в разговоре. Но вскоре отношение к нему стало меняться. Началось это после такого случая.Однажды перед ужином Игорь читал в курилке книгу. Туда вбежал Томилин.

— Вот хорошо, что я тебя встретил. Будь другом, сходи на развод дежурных по классу. Я забыл предупредить очередного.

— Ладно, — податливо согласился Игорь, ведь просьба старшины, считай, приказ. — Только развод-то уже начался. Опоздаю.

— Ничего, лети стрелой, хоть к концу успеешь и ладно.

Перед отбоем Томилин подозвал к себе Мальцева:

— Пойдем, командир вызывает.

— Что же вы, товарищ Мальцев, командира под монастырь подводите, — накинулся на Игоря капитан третьего ранга Ионин. — Из каких это соображений вы на развод стали опаздывать?

— Виноват, — ответил Игорь и недоуменно посмотрел на Томилина, ожидая, что тот сейчас все объяснить командиру. Но старшина класса молчал. Лишь когда они вышли из кабинета, он положил на плечо Мальцеву руку и, как ни в чем не бывало, сказал:

— Не переживай, старик, все перемелется.

Игорь снял с плеча его руку и, резко повернувшись на каблуках, пошел прочь. С этого дня он вычеркнул Томилина из числа тех, кого можно считать настоящим товарищем.

…Мальцев был действительно готов к завтрашнему дню, на который намечалась зачетная навигационная прокладка. Правда, он имел несколько текущих задолженностей по другим предметам. Но Игорю нестерпимо хотелось поделиться с родителями своими мыслями, заботами и болями. Поэтому он, несмотря на замечание, принялся за письмо.

«Здравствуйте, мама и папа! Я, наверное, плохой сын. Пишу вам только тогда, когда мне трудно. Извините меня и не беспокойтесь, получая письма, в которых я делюсь с вами своими переживаниями. Честное слово, для беспокойства нет оснований. Мои переживания могут лишь в незначительной степени отразиться на службе и учебе. Военная система такова, что в понедельник мы словно попадаем на конвейер. Хандри — не хандри — все равно он доставит тебя к концу недели в нужную точку, не ближе и не дальше. И что бы тебя ни мучило, как бы ты ни был душевно болен, в понедельник все начнется сначала, и ты будешь снова и снова учиться, стрелять, шагать, петь. Так что если я даже почувствую слабость, товарищи, командиры не допустят ее проявления.Недавно я получил прескверное письмо. Один мой «доброжелатель» пишет об Алинке. Не знаю, поверил ли я этому письму. Может быть — да, может быть — нет, не пойму. Только мне все равно очень больно. Что случилось? Мне только намекнули прозрачно, что она выходит замуж. Правда ли это? Мама, напиши, очень прошу. Я понимаю: тебе покажется, что мне лучше пока ничего не знать (дабы это не повредило службе, учебе и т.д.). Но пойми, больше всего человека мучает неизвестность. Так что расскажи мне все. Она мне уже два месяца не пишет. Очень угнетает неопределенность.Конечно, настоящий мужчина, тем более будущий офицер, не должен распускать нюни. Я держу себя крепко в руках. Но все же на несколько дней это злополучное письмо выбило меня из колеи. Нахватал задолженностей, и моя учеба похожа сейчас на Тришкин кафтан: пока одну дыру заделываешь, другая появляется.

Кажется, я опять начинаю пугать вас своими трудностями. Не бойтесь. Мой любимый преподаватель как-то сказал: «Чем тяжелее служба, тем выше моральные качества офицера». Думаю, вы согласитесь с ним. Я лично — полностью согласен.

Есть у меня еще большая неприятность. Все время думаю о ней и никак не могу решить: какой должна быть моя позиция в этом деле.После практики мой друг, Виктор Панков, подал рапорт с просьбой отчислить его из училища. Это было неожиданностью даже для меня. Виктор всегда гордился нашей будущей профессией, мечтал о ней. А тут, на тебе — рапорт. Я, конечно, сказал, что это подло. Он обиделся. Теперь мы не разговариваем. Вернее, я пытаюсь, а он отворачивается.Через несколько дней у нас будет собрание по поводу Панкова. Какую позицию по совести я должен занять? Не верю, что он действительно разочаровался в будущее профессии. Это просто временная слабость, и он будет проклинать ее всю жизнь, если не сумеет преодолеть. Как ему помочь? Этот вопрос не дает мне покоя».

После вечернего чая комсорг класса Сережа Искрин пригласил всех членов бюро в Ленинскую комнату. По дороге он отчитал Игоря за нарушение дисциплины самоподготовки:

— Ведь мы решили на бюро покончить с письмами и чтением художественной литературы на сампо. Сам голосовал за это, а теперь дурной пример подаешь. Нехорошо это!

«Нехорошо» — было самым ругательным выражением, которое употреблял комсорг. В свои 19 лет Искрин был настолько целомудрен, что некоторые, даже вполне печатные слова вводили его в краску. Тем не менее Сережа был, пожалуй, самым боевым комсоргом на факультете, проявлял отчаянную требовательность, если дело касалось выполнения решений комсомольских собраний.

Искрин собрал членов бюро, чтобы поговорить о предстоящей встрече с участником гражданской и Великой Отечественной войн капитаном первого ранга в отставке Громовым. Нужно было решить организационные вопросы: кто съездит за цветами для Громова, кому поручить подготовку и оформление аудитории, чем оживить мероприятие, сделать его запоминающимся не только для курсантов, но и для ветерана? На первые два вопроса ответ был найден легко. А вот с третьим ясности не было. Но тут в Ленинскую комнату вошел командир роты. Курсанты повскакивали с мест.

— Сидите-сидите, ведь у вас заседание бюро. Не помешаю?

Капитан третьего ранга Ионин грузно, даже паркет крякнул, шагнул в угол помещения и опустился в кресло. Курсанты оживились Ионин первокурсникам нравился. Он пришел в роту чуть больше трех месяцев тому назад, накануне корабельной практики. До этого служил штурманом на подводной лодке на Севере. К сто второму классу у Ионина сразу возникло особое отношение. Он чувствовал, что при внешнем благополучии здесь назревают какие-то скрытые глубинные проблемы. Ионин внимательно следил за всем, что происходит в классе, неоднократно пытался взывать на откровенный разговор Томилина, комсомольских активистов. Старшина бодро уверял, что все отлично. Активисты констатировали недостатки, называли нарушителей дисциплины, словом, говорили то, что он и без них знал, а вот о настроениях, о том, что в душах комсомольцев, молчали. Панков, конечно, на многое мог бы открыть глаза командиру. В нем шла какая-то трудная борьба, и Ионин чувствовал, что дело с рапортом не такое простое, как кажется на первый взгляд. Этот курсант не из тех, кто бежит от первых же трудностей. Что-то за его поступком кроется. Но что? Панков на все вопросы отвечал односложно и подчеркнуто официально: так точно, не могу знать, никак нет.Ионин знал, что повестка дня сегодняшнего бюро прямо не затрагивает тех проблем, которые его особенно интересовали, но все же решил послушать: а вдруг что-то прояснится именно сегодня. Заодно он хотел высказать несколько мыслей по поводу встречи с Громовым.

— Продолжайте-продолжайте заседание, — подбодрил офицер Искрина.

Страницы:  «  1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30  »

Комментарии:

Хромов Виктор Алексеевич 20.02.2016 в 22:48 # Ответить
Прекрасно написано. Спасибо за воспоминания! 1968-1973 г.г.

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение