RSS-канал Российского героического календаря
Российский героический календарь
Сайт о боевых и трудовых подвигах, совершенных в интересах России
и её союзников в наши дни и в великом прошлом родного Отечества.

Также в рубрике:

Бесы Украины-2
12 июля 2016 г.

Бесы Украины-2

Продолжаем публиковать страницы из дневника уроженца Винницкой области писателя Михаила Захарчука
Через миллениум - 8
22 мая 2014 г.

Через миллениум - 8

«Брэд сив кэблс» бывшего министра обороны Украины
«Победа-70»: поэтесса Галина Бобкова
22 мая 2015 г.

«Победа-70»: поэтесса Галина Бобкова

Продолжаем традиционный поэтический конкурс патриотической поэзии, посвященный в этом году 70-летию Великой Победы
«Папа» Винни-Пуха и других любимцев нашей детворы
4 мая 2017 г.

«Папа» Винни-Пуха и других любимцев нашей детворы

Исполнилось 100 лет со дня рождения знаменитого мультипликатора фронтовика Федора Хитрука
Госпожа Элегантность
31 июля 2017 г.

Госпожа Элегантность

31 июля 2017 года 80-летний юбилей народной артистки Советского Союза Эдиты Пьехи
Главная » Читальный зал » ТАСС уполномочен заявить...

ТАСС уполномочен заявить...

В этом году старейшее информагентство страны отмечает двойной юбилей: 40 лет в "новом" здании и 80 лет на Тверском бульваре

Публикуем главу из книги Михаила Захарчука «Через Миллениум или 20 лет на изломе тысячелетий» о его семилетней службе в этом учреждении.
ТАСС уполномочен заявить...

 

Переход мой из «Красной звезды» на работу в ТАСС, строго говоря, повышением по службе не явился - за мной сохраняется всё та же подполковничья должность. Более того, я только прикомандирован к информационному агентству, а на вещевом, денежном и прочих видах довольствия по-прежнему остаюсь в центральной военной газете. Должность моя - «специальный корреспондент военно-политической редакции ТАСС при Министерстве обороны СССР», хотя в обиходе я просто спецкор ТАСС, которых в агентстве около двух десятков. У других пишущих - другие должности. Вместе с обслуживающим персоналом в шестиэтажной коробке на Тверском бульваре трудится более трех тысяч человек. Но только я один официальный военный корреспондент. И, к слову, первый в истории СССР, откомандированный в ТАСС. В нём я - единственный человек, который официально носит военную форму и подписывает свои материалы своим офицерским званием - подполковник. (Работающих «под крышей» КГБ, ГРУ и прочих силовых структур насчитывается несколько сотен человек. Точнее сказать не могу – не знаю, это государственная тайна). Вдобавок ещё я оказался первым в стране среди военных журналистов, откомандированным в гражданское средство массовой информации. На законных основаниях я получил право ходить на службу в цивильной одежде, что другим офицерам Советской Армии и Военно-Морского флота запрещено. Вослед мне, через год, ГлавПУр направил в центральные газеты 25 офицеров - военных журналистов. В нашу военно-политическую редакцию пришли подполковник Владимир Гондусов из МВД и подполковник Евгений Знаменский из Пограничных войск. Оба, кстати, мои друзья-однокашники по Львовскому политучилищу. Да что там говорить, если даже в газете «Советская культура» стали трудиться трое моих военных коллег, цель которых - «активное обеспечение в глазах гражданских людей положительного имиджа военных, укрепление единства армии и флота, пропаганда славных боевых традиций армии и флота».

Меня, слава Богу, идеология по рукам и ногам не связывает. Просто я информирую в меру своих скромных сил и возможностей страну о том, что делается в военном ведомстве. Справедливости ради следует заметить, что как раз возможностями я обладаю не в пример большими, чем в той же «Красной звезде», где не имел права общаться напрямую даже с заместителями министра обороны. А вот став спецкором ТАСС, я запросто звоню члену Политбюро, министру обороны, Маршалу Советского Союза Дмитрию Тимофеевичу Язову и договариваюсь с ним об очередном интервью или поездке куда-нибудь вместе с ним. Слетать военным бортом в любую точку страны для меня дело совершенно плевое. Прибывая в округ или группу войск, я, прежде всего, представляюсь командующему и члену военного совета, а уже потом «спускаюсь» в части и подразделения.

Кто-то по прочтению этих строк невольно подумает: эк, парень расхрабрился, раздухерился! Что твой Хлестаков. Но, видит Бог, не привираю ничего ни на йоту. Тассовское удостоверение, плюс очень хорошие связи с высшим руководством военного ведомства позволяют мне осуществлять такие проекты, в реальность которых, порой, самому не верится.

...В Сарыозеке должны были ликвидироваться ракеты ОТР-22, именуемые на Западе как СС-12. Группа зарубежных журналистов уже находилась в Талды-Курганской области, когда я, выйдя на службу после болезни, случайно узнал об этом мероприятии. Связался с министром обороны. Тот, во-первых, вздрючил, кого следует за то, что меня оставили в неведении по поводу такого значимого события, а, во-вторых, отдал гневное приказание, и меня одного военные авиаторы доставили к месту события за полчаса до его начала!

...Город Сарны Ровенской области летом 1988 года стал известен всему миру. Сюда, на базу ликвидации вспомогательного ракетного оборудования РСД-10 тогда прибыли представители всех крупнейших телевизионных и радиокомпаний западных стран. Вооруженные суперсовременной радио- и телеаппаратурой дотошные журналисты впервые в истории без запретов снимали на обширной территории ракетной базы всё, что им хотелось: техническую зону ракетной базы; площадку для демонстрации военным инспекторам Запада ракетного оборудования до и после его уничтожения; хранилища транспортно-пусковых агрегатов; сооружения для их резки; зону, где разместилась инспекторская группа; даже забор вокруг ракетной части – и тот был запечатлен и описан на многих языках мира.

Когда мы возвращались после мероприятия в Москву, все зарубежные журналисты в самолете работали на персональных компьютерах. Я впервые в жизни увидел это чудо электроники. Однако никто из забугорных коллег в тот раз, как, впрочем, до того мероприятия и после него, не могли меня опередить по определению. Ибо за день до ликвидации вспомогательного оборудования мероприятие разыгрывалось специально для корреспондента ТАСС. Я написал репортаж, отправил его в Москву, а на следующий день только подтвердил по телефону: всё прошло, как намечалось. Зарубежные журналисты волосы на себе рвали: Мишель, как же ты сумел нас опередить? Наивные! Да, на меня же все ракетные войска работали, чтобы не дай Бог информация о столь эпохальном событии не стала достоянием другого мирового информагентства. Министр обороны приказал! И так всегда было не только в ракетных - во всех прочих видах войск.

...Летом 1987 года в Прикарпатском военном округе развернулось первое в истории Вооруженных Сил СССР войсковое учение, за ходом которого наблюдали 47 военных представителей из стран НАТО. Руководитель учений, заместитель командующего округом генерал-лейтенант (вы будете смеяться) Генералов на полном серьезе инструктировал своих подчиненных:

- Наша задача - какая? Наша задача так показать иностранцам всё, чтобы они ни х..я не поняли! Вы меня поняли?

Обращаясь ко мне, он надменно процедил:

- А вы, товарищ подполковник смотрите, чтобы все было освещено по-военному четко, без ошибок!

Мне стало дурашливо и весело. И я срезал дуболома:

- Товарищ генерал-лейтенант, позволю себе напомнить вам: ТАСС никогда не ошибается. Как напишу, так оно и будет. Это вы потом обязаны будете привести в соответствие всё, как у меня написано!

Генерал поперхнулся от моей наглости и ответил на нее... выделением для меня легковой машины, «чтобы корреспондент ТАСС смог побывать на местах своей курсантской юности». Что я с удовольствием и проделал, так как не был во Львове с лета 1973 года. С тех пор, как окончил ЛВВПУ.

Чего греха таить: как правило, перед корреспондентом ТАСС все военные начальники на местах заискивают. И хоть я никогда не бравирую своим высоким положением, на периферийных начальников производят впечатление мои немалые возможности.

...Минувшим летом наш самолёт-истребитель «Миг-23М», после того, как его борт покинул военный летчик 1 класса, политработник, полковник Н.Скуридин, приземлился на доме бельгийского крестьянина В.Дэлауэра и придавил последнего насмерть. Первый заместитель главнокомандующего ВВС генерал-лейтенант Е.Шапошников вызвал меня в свой главкомат на Большой Пироговской:

- Что будем делать, Михаил? - спросил. - МИД требует от нас информации для зарубежных журналистов. А мы этим никогда не занимались.

И я понял, что этот неглупый военачальник не лукавит. Он и в самом деле не представлял свои дальнейшие действия, а полностью полагался на компетентность журналиста ТАСС.

- Евгений Иванович, - сказал я ему как на духу, - надо сообщать всю правду, какой бы скверной и неудобной для нас она ни была. Западные журналисты всё равно докопаются до истины. Им же не прикажешь молчать, как нашим. Так что любая даже не ложь – малейшая недосказанность будет ими расценена как наша тупость и трусость. Вспомните самолет из Анкориджа. Целый начальник Генерального штаба маршал Огарков врал перед журналистским корпусом, а всё равно в конечном итоге всему миру стало ясно: мы сбили американский самолет по глупости и недомыслию. Любое трагическое шило в мешке никогда не спрячешь, как ни пытайся – иные нынче времена на дворе.

- Так то оно так, да Кутахов (главком ВВС - М.З.) категорически против всякой объективности. Говорит, мы не идиоты, чтобы перед Западом раздеваться. Заставляет меня что-нибудь придумать.

- Ради Бога, Евгений Иванович, не надо ничего придумывать! Любая наша самая виртуозная увёртка-недомолвка, попомните моё слово, рано или поздно обернется бедой и для нас с вами, и для того же Кутахова персонально как главкома. Постарайтесь ему это растолковать. В конце концов, он же не глупый мужик.

Сначала я написал болванку текста, а потом мы с Шапошниковы каждое слово в ней брали, что называется, на зуб. В окончательном варианте информация от министерства обороны для зарубежных СМИ выглядела следующим образом: "Случай столь далекого неуправляемого полета истребителя является уникальным, и потому группа руководства полетами не была психологически готова к столь неожиданному развитию событий. В настоящее время мы располагаем лишь ограниченными сведениями по данному происшествию. Окончательные выводы сделает компетентная комиссия. Вместе с тем признаем, что в действиях авиаторов Северной группы войск допущен ряд серьезных просчетов (слово «серьезных» Шапошников, поколебавшись, снял). Не были приняты достаточные меры по пресечению полета неуправляемого аппарата (его следовало попросту сбить ракетой - М.З.). Слишком поздно была выдана информация по всему комплексу вопросов нештатной ситуации. Командование ВВС сожалеет о случившемся и выражает соболезнование родителям погибшего В.Дэлауэра. Оно готово полностью возместить бельгийской стороне причиненный материальный ущерб». Слово «полностью» тоже привело в некоторое замешательство зам главкома, но я настоял, как Киса Воробьянинов: «Евгений Иванович, поймите, торг здесь неуместен. Ну, негоже такой большой стране, как наша, шустрить, ловчить и лукавить в столь щепетильном деле». «Ладно, убедил, - махнул рукой генерал и пошел «уламывать» своего хозяина-маршала.

Опережая время

Маршал, Шапошников, как говорится, не даст автору этих строк соврать, что подготовленная нами двадцать с лишним лет назад информация была первой в истории Вооруженных Сил СССР информацией правдивой и потому не вызвала в мире ни малейших кривотолков. Спустя какое-то время он весьма одобрительно отозвался о моей настойчивости. И вообще был ко мне всегда отзывчив и внимателен. Правда, я всего лишь дважды обращался к нему за помощью по кадровым вопросам в бытность его министром обороны. А потом мы больше никогда не встречались.

В дальнейшем меня довольно часто, как говорится у военных, «задействовали» на подобные мероприятия. За шесть лет работы в ТАССе пришлось более полусотни раз готовить и проводить пресс-конференции во всех видах, во многих родах войск, в военных округах и на флотах, в Капяре, на Байконуре, в Афганистане, в Карабахе, в военных академиях и училищах. Тогда еще в структурах Министерства обороны не существовало пресс-центров, а необходимость общаться с журналистами собственными и зарубежными вставала в повестку дня всё чаще и чаще. Толковые военачальники, к которым, безусловно, принадлежал и Евгений Шапошников, не гнушались учиться тому, что говорить и как себя держать перед пишущей братией.

Страницы:   1 2 3  »

Комментарии:

Татьяна П. 03.02.2017 в 16:14 # Ответить
С удовольствием прочла весь очерк. Написано увлекательно, живо. Были и мгновенья волнения, когда представила, какой опасности подвергался автор. Прониклась масштабностью и ответственностью, которая была возложена на него. Эти события стали уже историей. Было интересно. Что-то героическое и важное, о чём мы могли только читать. Спасибо.
Галкин Валерий 04.02.2017 в 00:09 # Ответить
Впечатляюще.......
Андрей 04.02.2017 в 10:41 # Ответить
С интересом прочитал. Кое-что знал из личных бесед с автором, кое-что открыл для себя впервые. Спасибо, Михаил!
Владимир, Кубань. 04.02.2017 в 11:51 # Ответить
Владимир, Кубань.
Да, были люди в наше время... Яркое свидетельство того, насколько деградировала нынешняя массовая журналистика вообще, и военная в частности.
Ирина 05.02.2017 в 01:25 # Ответить
Михаил Александрович, поздравляю Вас с юбилеем ТАСС! Очень интересный очерк! ТАСС ... если не ошибаюсь, агентство Советского Союза - страны, которую народ построил, а *элита* уничтожила! Начали с армии. Логично! Чего проще? Народ жил скромно. Государство вкладывало громадные средства в строительство ПК РВСН, чтобы обеспечить безопасность страны. . Не успели в начале 80-х закончить строительство новейшего ПК, получив при этом поздравления от *Голоса Америки* (вроде правильно назвала) со сдачей в эксплуатацию ПК, как уже через несколько лет узнала о его ликвидации. Браво Михаилу Сергеевичу! Легко и быстро 70-летнюю историю советского государства *спустил в канализацию*. Ради чего? Чтоб поставить беломраморный памятник, самый красивый на Новодевичьем? Чтоб получать проклятия десятками лет от миллионов соотечественников за расстрелянный Донбасс, за все те несчастья, которые с *легкой руки* кучки проходимцев, пришлось пережить миллионам советских людей? Что то злой у меня получился комментарий... Дело в том, что это не просто история, которую освещало агентство, а это была наша жизнь, ностальгия по которой до сих пор не утихла... Вот такая у вас была замечательная работа, Михаил Александрович....

ОтменитьДобавить комментарий

Сегодня
30 октября
пятница
2020

В этот день:

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

Самый молодой нарком СССР

30 октября 1908 года родился Дмитрий Федорович Устинов (ум. 1984), советский политический и военный деятель, самый молодой сталинский нарком вооружения (в 32 года от роду), Маршал Советского Союза (1976).

 Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978), министр обороны СССР (1976—1984).

Родом из Самары из рабочей семьи. В 22 года вступил добровольцем в Красную армию, уаствовал в боевых действиях с басмачами. Осенью 1929 года стал студентом механического факультета Иваново-Вознесенского политехнического института. Работал секретарём комсомольской организации, являлся членом партийного бюро института. Затем перешел в

Ленинградский военно-механический институт, который закончил в 1934 году. C 1934 года — инженер, начальник бюро эксплуатации и опытных работ в Ленинградском артиллерийском научно-исследовательском морском институте. С 1937 года — инженер-конструктор, заместитель главного конструктора, директор Ленинградского завода «Большевик». С 9 июня 1941 года по 14 декабря 1957 года — нарком вооружения СССР, министр вооружения СССР, министр оборонной промышленности СССР. 14 декабря 1957 года — 13 марта 1963 года — заместитель Председателя Совета Министров СССР, председатель Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам. За подготовку первого полёта человека в космос (Ю. А. Гагарин, 12 апреля 1961 года) удостоен звания Героя Социалистического Труда. 13 марта 1963 года — 26 марта 1965 года — первый заместитель председателя Совета министров СССР, председатель Высшего Совета народного хозяйства СССР. 26 марта 1965 года — 26 октября 1976 года — секретарь ЦК КПСС по оборонным вопросам. 29 апреля 1976 года — 20 декабря 1984 года — министр обороны СССР. Среди членов Политбюро 1970—1980-х гг. отличался тем, что спал по 4—4,5 часа. Был исключительно энергичен, предприимчив, очень быстро решал задачи управления и руководства предприятиями.

Д. Ф. Устинов, простудившись во время учений новой боевой техники, умер 20 декабря 1984 года от скоротечного тяжёлого воспаления лёгких. Генерал-лейтенант Иван Устинов (однофамилец) вспоминал: "На последнем учении, после которого его на самолете отправили больным, мы сидели в его резиденции с 9 до 3 утра. Он всем интересовался - и делами, и в персональном плане... В конце концов я ему напомнил: "Дмитрий Федорович, пора и отдохнуть, ведь по плану в 9 часов утра начало учения". - "Иван Лаврентьевич, не беспокойтесь я сталинской закалки". Да вот видите..."

Похоронен на Красной площади (кремирован, урна с прахом замурована в Кремлёвскую стену).

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Первая оборона Севастополя 1941 года

30 октября 1941 года начался первый штурм Севастополя фашистскими полчищами.

Крым имел стратегическое значение, как один из путей к нефтеносным районам Кавказа (через Керченский пролив и Тамань). Кроме того, Крым был важен как база для авиации. С потерей Крыма советская авиация лишилась бы возможности налётов на нефтепромыслы Румынии, а немцы смогли бы наносить удары по целям на Кавказе.

Севастопольский оборонительный район (СОР) к началу Великой Отечественной войны был одним из самых укреплённых мест в мире. Сооружения СОР включали десятки укреплённых орудийных позиций, минные поля и др. В систему обороны входили также две так называемые «бронебашенные батареи» (ББ), или форты, вооружённые артиллерией крупного калибра. Форты ББ-30 (командир — Г. А. Александер) и ББ-35 (командир — А. Я. Лещенко) были вооружены орудиями калибра 305 мм.

В советской историографии первым штурмом Севастополя принято считать попытки немецких войск с ходу захватить город в течение 30 октября — 21 ноября 1941 года. С 30 октября по 11 ноября велись бои на дальних подступах к Севастополю, со 2 ноября начались атаки внешнего рубежа обороны крепости. Сухопутных частей в городе не оставалось, защита осуществлялась силами морской пехоты Черноморского флота, береговыми батареями, отдельными (учебными, артиллерийскими, зенитными) подразделениями при огневой поддержке кораблей. Советская группировка насчитывала вначале около 20 тысяч человек.

В конце октября Ставка ВГК решила усилить гарнизон Севастополя силами Приморской армии (командующий — генерал-майор И. Е. Петров), до тех пор защищавшей Одессу. 16 октября оборона Одессы была прекращена и Приморская армия была морем переброшена в Севастополь. Силы подкрепления составили до 36 тысяч человек, около 500 орудий, 20 тысяч тонн боеприпасов, танки и другие виды вооружений и материалов. Таким образом, к середине ноября гарнизон Севастополя насчитывал, — по советским данным, — около 50-55 тысяч человек. 9—10 ноября вермахту удалось полностью окружить крепость с суши, однако в течение ноября к своим пробивались силы арьергарда, в частности, части 184-й стрелковой дивизии НКВД, прикрывавшей отход 51-й армии.

11 ноября с подходом основной группировки 11-й армии вермахта завязались бои по всему периметру . В течение 10 дней наступавшим удалось незначительно вклиниться в передовую полосу обороны после чего в сражении наступила пауза.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Советская «Царь-бомба»

30 октября 1961 года СССР произвёл взрыв самой мощной бомбы в мировой истории: 58-мегатонная водородная бомба («Царь-бомба») была испытана на полигоне на острове Новая Земля.

Она была разработана в 1954—1961 годах группой физиков-ядерщиков под руководством академика Игоря Курчатова.

Бомбардировщик Ту-95В с "Царь- бомбой" на борту, пилотируемый экипажем в составе: командир корабля А. Е. Дурновцев, штурман И. Н. Клещ, бортинженер В. Я. Бруй, вылетел с аэродрома Оленья и взял курс на Новую Землю. В испытаниях участвовал также самолёт-лаборатория Ту-16А. Через 2 часа после вылета бомба была сброшена с высоты 10 500 метров на парашютной системе по условной цели в пределах ядерного полигона «Сухой Нос». Подрыв бомбы был осуществлён барометрически через 188 секунд после сброса на высоте 4200 м над уровнем моря (4000 м над целью). Самолёт-носитель успел улететь на расстояние 39 километров, а самолёт-лаборатория — на 53,5 километра. Огненный шар взрыва достиг радиуса примерно 4,6 километра. Теоретически он мог бы вырасти до поверхности земли, однако этому воспрепятствовала отражённая ударная волна, подмявшая и отбросившая шар от земли. Световое излучение потенциально могло вызывать ожоги третьей степени на расстоянии до 100 километров. Ионизация атмосферы стала причиной помех радиосвязи даже в сотнях километров от полигона в течение около 40 минут. Ощутимая сейсмическая волна, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели почувствовали удар и смогли описать взрыв на расстоянии тысячи километров от его центра. Ядерный гриб взрыва поднялся на высоту 67 километров; диаметр его двухъярусной «шляпки» достиг (у верхнего яруса) 95 километров. Звуковая волна, порождённая взрывом, докатилась до острова Диксон на расстоянии около 800 километров. Однако о каких-либо разрушениях или повреждениях сооружений даже в расположенных гораздо ближе (280 км) к полигону посёлке городского типа Амдерма и посёлке Белушья Губа не сообщалось.

Основной целью, которая ставилась и достигнута этим испытанием, была демонстрация владения Советским Союзом неограниченным по мощности оружием массового поражения — тротиловый эквивалент наиболее мощной термоядерной бомбы из числа испытанных к тому моменту в США был почти вчетверо меньше, чем у АН602. Крайне важным научным результатом стала экспериментальная проверка принципов расчёта и конструирования термоядерных зарядов многоступенчатого типа. Было экспериментально доказано, что максимальная мощность термоядерного заряда, в принципе, не ограничена ничем.

Интересно, что тогда еще любивший советскую власть академик А. Д. Сахаров (впоследствии проамериканский диссидент) предложил проект по тайному размещению нескольких десятков сверхмощных ядерных боеголовок мощностью от 200 или даже 500 мегатонн вдоль американских морских границ, что, по мнению учёного, позволило бы отрезвить неоконсервативные круги политической элиты США, не втягиваясь в разорительную гонку вооружений. В случае нападения США на СССР можно было затопить береговые города Америки — с помощью искусственного цунами. Гигантская волна высотой более 300 м приходит со стороны Атлантики и обрушивается на Нью-Йорк, Филадельфию, Вашингтон, Аннаполис. Волна достигает крыш небоскребов. Друга волна накрывает западное побережье в районе Чарльстона. Еще две волны обрушиваются на Сан-Франциско и Лос-Анджелес. Всего одной волны хватает, чтобы на побережье Мексиканского залива смыло низко расположенный Хьюстон, Новый Орлеан, Пенсаколу.

К сожалению, Хрущев отклонил этот проект. Подобную идею сегодня вынашивает академик Игорь Острецов: уничтожение США с помощью направленного взрыва, вызывающего гигантскую волну в заданном направлении.

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

Первая космическая стыковка кораблей

30 октября 1967 года впервые в истории человечества в космосе была произведена автоматическая стыковка космических кораблей. Это были аппараты серии «Космос» — «Космос-186» и «Космос-188», являвшиеся прототипами космического корабля «Союз».

 

Первым был запущен «Космос-186». Он являлся «активным» кораблём , то есть он должен был найти с помощью радиолокационной антенны «пассивный» корабль «Космос-188», сблизиться и пристыковаться.

30 октября 1967 года во время пролёта корабля «Космос-186» над космодромом был запущен «Космос-188» в той же плоскости орбиты, но с опережением на 24 км. Для осуществления стыковки необходима высокая точность вывода на орбиту, так как автоматическая система стыковки может работать только до определённой величины расстояния между кораблями. Расстояние в 24 км не превышало этого предела. Командой из центра управления были активированы системы ориентации, системы автоматического управления и счётно-решающие устройства. После обнаружения «пассивного» корабля «Космос-186» стал корректировать свою орбиту в вертикальной и горизонтальной плоскостях, приближаясь к «Космосу-188» на скорости 90 км/ч. Когда расстояние между кораблями составило 300 м, отключился главный двигатель, и начали свою работу двигатели малой тяги. Последний этап стыковки называется причаливанием. Во время причаливания скорость сближения кораблей составила 0,5—1 м/с. Затем произошла сама стыковка: штанга стыковочного узла «Космоса-186» попала в конусообразный захват «Космоса-188». Состыкованными корабли летали 3,5 часа, совершив около 2 витков вокруг Земли. Затем по команде с Земли они расстыковались и последовательно приземлились: сначала «Космос-186», потом «Космос-188».

Обмен информацией

Если у вас есть какое-либо произведение, соответствующем тематике нашего сайта, и вы хотите, чтобы мы его опубликовали, можете воспользоваться специальной формой: Добавить произведение